home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11

Судя по недоуменно вытянувшемуся лицу демона, тот не ожидал подобного поворота дел. Медленно отстранился, нахмурился, нервно поправил воротник, запустил пальцы в волосы, и всё это — не сводя с меня озадаченного взгляда. Внутренне радуясь хоть и крохотной, но победе, я изображала невозмутимое ожидание. Которое затягивалось…

— Карниван? — заодно припоминая властное поведение Ираиды, я искренне надеялась, что хоть капельку сейчас на неё похожа. — Вы не расслышали вопроса? Где ваше личное дело?

— Его здесь нет, — донеслось насмешливо со стороны дивана. — Сей экземпляр не потрудился принести его в канцелярию в своё время. Да и нечего там нести: ни образования, ни опыта работы. Одна лишь протекция.

— То есть фактически он здесь не работает? — я возмущенно округлила глаза и сразу же пошла в наступление. — Тогда как вы смеете тратить моё время, предназначенное исключительно для проверки документов?!

Наставила на отпрянувшего демона ручку и отчеканила.

— Будьте любезны покинуть мой кабинет сейчас же и заберите это, — я брезгливо кивнула в сторону букета, принципиально представляя на его месте что-нибудь гадкое.

— Да ты знаешь, кто мой дядя?! — зашипел Карниван, враз изменившись в лице и сжав пальцы, явно желая сделать это на моей шее.

Маска холеного красавчика дала трещину, и из глубины злых глаз на меня глянуло нечто мерзкое.

— Меня не интересуют ваши родственники, я здесь не за этим. И если вам больше нечего сказать по существу…

Я многозначительно покосилась на Самаэля, хотя позвоночник уже неприятно напрягся, в любой момент ожидая нападения униженного демона.

— Ты ещё пожалееш-ш-шь, — прошипел брюнет и, резко спрыгнув со стола, выскочил из кабинета, естественно не прихватив розы, но не забыв громко хлопнуть дверью.

Да-да, уже жалею. Жалею, что впустила. Интересно, а можно попросить мою бравую охрану, ту самую, которая сторожит двери снаружи, не пропускать неадекватных личностей? Хотя, о чем я… Тут каждый первый такой. Я даже за себя поручиться не могу, что уж об остальных говорить. С минуту внимательно осматривала букет, всерьез опасаясь к нему притрагиваться, а затем не поленилась спросить у вальяжно лежащего Самаэля.

— Как думаете, розы можно брать руками?

— Можно. Прямой опасности нет, это обычные цветы.

Вот и отлично. Букет отправился в мусорное ведро, а я вновь склонилась над документами, решив отвлечься от троицы падших, и для разнообразия всё-таки поработать. Уверена, я что-то упускаю, и это что-то вскоре обязательно сформулируется само. Надо только ему не мешать. За следующий час я успела занести в базу ещё с десяток дел, уделяя особое внимание должностным инструкциям, чтобы в случае повторения подобных провокаций знать, как поставить наглецов на место. Большим разнообразием документы не отличались, как и их владельцы. Демоны и демоницы, развратники и блудницы. Совратители, искусители, провокаторы и подстрекатели всех мастей. В какой-то момент я даже поймала себя на мысли, что начинаю относиться к работе, как к чему-то безличному и далекому. Меня уже не задевали формулировки, не возмущали должности, не раздражали зубодробительные имена и не вызывали негодование подробности вынесенных благодарностей. Это просто работа. Ничего личного.

— Перерыв, — неожиданно рядом со мной брякнула кружка, и моментально запахло свежезаваренным чаем с мятой. — Печенье, пирожные?

— Благодарю, — с трудом оторвавшись от изучения очередного документа, я сфокусировала взгляд на подошедшем ангеле и не удержалась от замечания, которое ещё вчера крутилось на языке. И прозвучало это неожиданно очень мягко и искренне. — Вы просто душка.

— Да, мне говорили, — небрежно кивнул Самаэль и вернулся к дивану, уже оттуда задумчиво добавив. — Редко правда… Намного реже, чем иные слова.

Чувствуя, как растет неловкость, но при этом приоткрывается что-то очень личное, я осторожно уточнила.

— Просто обычно у вас амплуа иное. Да и сами посудите: сложно разглядеть за суровой внешностью крупного мужчины, одевающегося как байкер, заботливого и внимательного чело… ангела. Да и должность своё берет. Наверное…

Меня выслушали с трудно распознаваемой ухмылкой, заставившей меня смутиться окончательно и даже, кажется, покраснеть. В итоге я поторопилась прикрыться кружкой и заесть неловкость маминым печеньем. Я уже почти допила чай, когда с дивана непривычно весело прозвучало:

— Ольга Андреевна, я мало кого о чем-то прошу, но сейчас именно тот случай — не говорите о своих догадках никому, пусть эта тайна останется между нами. Хорошо?

Я удивленно вскинулась, а Самаэль, подмигнув, иронично добавил.

— Не хочу портить себе репутацию. Не приведи мироздание, ещё бояться перестанут… Нам ведь этого не надо?

Показалось, что ангел откровенно надо мной потешается, но я предпочла согласиться, при этом приняв его игру в «местами хорошего плохого парня». Наверное, всё-таки скучно постоянно быть отморозком.

— Договорились, Самаэль. Я никому не скажу, какой вы на самом деле милый и добрый. А пока… Не поможете мне составить докладную? Совсем о ней забыла.

Конечно же, Самаэль мне помог, и вместе мы справились с этим в рекордные сроки. Я едва не забыла о служебном телефоне, но благодаря ангелу, он пошел пунктом номер шесть. До него я указала сумку, кошелек и его невеликое содержимое, в том числе несколько дисконтных карт, жакет, свой скромный телефон-раскладушку, который можно было списать как раритет, да косметичку с помадой и тушью. Ещё раз перечитала, убеждаясь, что ничего не забыла и лишь после этого подписала. Докладную Самаэль порекомендовал написать на имя Астарота, причем отметил, что именно эту заверять у Ираиды Самсоновны совсем не обязательно. Так я и сделала, вместе со спутником отправившись прямо в кабинет к начальнику службы безопасности.

— Ольга Андреевна! — при нашем появлении демон проявил невиданную ловкость, выскользнув из-за мощного рабочего стола и в два счета оказавшись рядом. — Как я рад вас видеть!

И снова, прежде чем я успела среагировать, завладел моей рукой, чтобы запечатлеть на ней страстный поцелуй, пронзивший меня массой неприятных ощущений. Наверное, я чересчур загордилась бескровной победой над наглецом Карниваном, решив наконец озвучить и Астароту своё видение ситуации, потому что ничем иным мою смелость оправдать было нельзя.

— Добрый день. Не хочу показаться невежественной и неблагодарной ханжой, но не могли бы вы больше так не делать? Вполне достаточно будет обычного приветствия. Без прикосновений и поцелуев.

На мгновение демон озадаченно замер, затем меня просканировали таким придирчивым взглядом, что стало откровенно неуютно, а под конец осмотра вкрадчиво поинтересовались.

— Вам неприятно?

— Не поймите неправильно, — меньше всего я хотела обидеть СБэшника и заиметь его в личных врагах, поэтому вновь решилась на правду. Без прикрас и увиливаний. — Мне приятны сами знаки внимания и ваше расположение, но не ощущения при прикосновении.

— Оу, — мужчина разом подобрался и мне вновь достался чересчур пристальный взгляд. Он длился не больше трех секунд, чтобы смениться добродушным смехом и извинением. — Прошу прощения, не хотел доставить вам неудобство. Но почему вы не сказали сразу?

Мою натянутую улыбку поняли правильно и отечески пожурили.

— Ну-ну, Ольга Андреевна, не стоит. Мы с вами взрослые люди. Если вас что-то угнетает и доставляет дискомфорт — говорите сразу, не таите.

Заверив, что впредь так и буду поступать, я вручила темпераментному демону докладную, в ответ выслушав заверения, что служебный телефон мне восстановят уже к обеду, а компенсацию переведут на зарплатную карту учреждения не позднее вечера.

— У меня нет карты.

— Зайдите в бухгалтерию, уверен, она уже готова, — посоветовал Астарот и взглядом дал нам понять, что не плохо бы направиться туда прямо сейчас.

Что мы и сделали, не забыв поблагодарить бойкого начальника за содействие. А в бухгалтерии, за дверью с табличкой «финансовая группа» я увидела их. Гоблинов. Естественно, узнала я это далеко не сразу. Сначала просто изумленно замерла в дверях, недоверчиво рассматривая невысоких худощавых существ с большими заостренными ушами и крючковатыми носами. Мужчины и женщины, одетые как обычные люди, но все как один карликового роста, сидели за рабочими столами и работали. Кто с бумагами, кто за компьютером. Затем ближайший мужичок заметил нас, деловито поправил очки и не слишком приветливо поинтересовался.

— Чем обязаны, господа?

Самаэль молчал, так что пришлось объясняться мне.

— Здравствуйте. Меня зовут Снежина Ольга Андреевна, я…

— Да, да, да, — недовольно перебил меня мужчина, деловито пошуршал бумагами, что-то в них нашел и со знанием дела ткнул пальцем вглубь кабинета. — Вам туда.

И мы отправились «туда». Кабинет оказался очень большим, пока шли, я насчитала не меньше тридцати рабочих мест и за каждым кто-то работал. Причем действительно работал! Шуршали бумаги, стучали клавиши, щелкали калькуляторы и шумели принтеры. Между собой низкорослые специалисты переговаривались вполголоса, решая проблемы в два-три слова, а всё остальное время каждый занимался своим делом. Уверена, если мне предложат проверить этот отдел — я не найду здесь ни одного нарушения.

— Госпожа Снежина?

Мы едва не прошли мимо пресловутого «туда», но нас вовремя остановили.

— Да? — я замерла рядом со столом, который занимала весьма одиозная сотрудница.

На вид даме было лет пятьдесят, об этом говорили морщины и постное выражение лица. Короткие тёмно-серые кудряшки лежали волосок к волоску, изумрудные тени на всё верхнее веко подчеркивали выразительные болотно-зелёные глаза, на губах лежала коралловая помада. Созданный образ, дополненный крупными золотыми украшениями и канареечного цвета деловым костюмом с лазурным шейным платком, был настолько выразительным и ярким, что я улыбнулась против воли.

— Опаздываем, — тем временем недовольно поджала губы дамочка и постучала ярко-алым коготком по столу. — Мы ждали вас ещё вчера.

— Простите, не знала, — извинилась я, непроизвольно пожелав оправдаться. — Дела, закрутилась…

— Дела у неё, — высокомерно фыркнула «канарейка». — Между прочим, у нас тоже дела!

— По существу, пожалуйста, — подал голос Самаэль, своим ледяным тоном враз остудив воинственный пыл сотрудницы. — Мы торопимся.

— Вот, — в мою сторону подвинули бумаги, поверх которых лежала пластиковая зарплатная карта. — Распишитесь в получении, пин-код в конверте. Аванс двадцать пятого, основная зарплата — пятого. Премии выплачиваются седьмого. Вопросы?

Вопросов у меня не было, так что быстренько расписавшись, я поторопилась на выход. И лишь в коридоре тихо спросила.

— Это кто были?

— Гоблины. Самые скрупулезные, дотошные и усидчивые сотрудники финансовой сферы.

А-а-а… И как я сама не догадалась? Нет, пора в архив! Сейчас только пообедаем и сразу в архив изучать энциклопедии! Время неумолимо близилось к главному дневному перерыву, но оставалось ещё пятнадцать минут, так что мы вернулись в кабинет. Коротая время, я изучила документы по карте и саму карту, оказавшуюся универсальной. То есть по ней можно было снять в любом банкомате мира, да ещё и без комиссии. Ко всему прочему, карта автоматически привязывалась к номеру служебного телефона, так что можно было без труда отслеживать движение денежных средств. Осталось получить новый служебный телефон. Что и случилось буквально за пять минут до часа.

— Добрый день, — вежливо, но достаточно прохладно поприветствовал меня Нисвоорк, когда я крикнула «войдите» на стук. — Ваш телефон.

— Да, спасибо, — с исключительно научным интересом рассматривая «волчару», я мысленно прикидывала, демон ли передо мной или не очень.

Мой интерес не остался незамеченным и, положив гаджет на стол, мужчина вопросительно наклонил голову и слегка приподнял брови, отчего у меня возникла стойкая ассоциация с псом. Не может быть… Догадка показалась нелепой, но Нисвоорк смотрел так требовательно, что я немного скомкано объяснилась.

— Простите за повышенный интерес, просто я только сегодня увидела гоблинов и… Вы ведь не демон?

— Полукровка, — сухо поправил меня мужчина, а когда я изумленно распахнула глаза и заинтересованно подалась вперед, с усмешкой добавил. — Мой отец — демон, мать — из оборотней. И нет, я не зависим от лунных циклов и не питаюсь человечиной.

Концовка, прозвучавшая достаточно грубо и с вызовом, меня озадачила. Странный он… Я ведь совсем не собиралась спрашивать об этом. У меня даже мыслей подобных не было!

— Но вы оборачиваетесь в волка? — слегка смущаясь собственной наглости, но отмечая, что мужчина не торопится уходить и вроде не прочь поболтать, я задала новый и весьма провокационный вопрос. — И как в этом случае обстоят дела с одеждой? Каждый раз снимаете или она волшебным образом испаряется сама?

На меня посмотрели… Странно посмотрели. Как на дуру, в общем. В этот момент я тоже поняла, что это уже перебор.

— Извините за бестактность, — я постаралась сгладить неловкую ситуацию. — Это не моё дело. Просто…

Я замялась, а Нисвоорк неожиданно понимающе хмыкнул.

— Благодаря демонической крови я могу оборачиваться прямо в одежде, и она от этого не страдает. Однако в повседневной жизни предпочитаю человеческий облик, в нём мне комфортнее. И неожиданно требовательно поинтересовался.

— Вы выучили пароли?

— Нет, — ответила я раньше, чем успела прикусить язык.

Сочно покраснела под недовольным взглядом ай-тишника и поторопилась клятвенно пообещать. — Я выучу! Честно!

— Я проконтролирую, — неожиданно вмешались с дивана. — Но после обеда. Нис, не составишь нам компанию в «Валенсии»? У меня к тебе пара вопросов технического характера.

Ай-тишник неожиданно согласился и на обед мы отправились втроём. В отличие от Самаэля и Нисвоорка в технике я понимала потребительский минимум, поэтому, когда сделав заказ, мужчины начали сыпать незнакомыми терминами, углубившись в беседу буквально с двух первых слов, я откинулась на спинку стула и начала разглядывать посетителей. Мы обедали в этом кафе всего третий раз, но уже сегодня чувствовались разительные перемены в поведении окружающих. Интерес сменился равнодушием, снисходительность опаской, а презрение… гневом? Внезапно я встретилась взглядом с Карниваном, расположившимся в трех столиках от нас и сейчас небрежно ковыряющимся в десерте. Вот только судя по ненавидящему взгляду, направленному четко на меня, десерт его волновал поскольку постольку. Рядом с красавчиком сидели ещё двое «одинаковы с лица», причем, судя по кривым ухмылкам и косым взглядам, бросаемым в нашу сторону, разговор шел обо мне. А может и что похуже. Что-то неудачно я села, придётся теперь вырабатывать в себе ещё и избирательное зрение и отказываться видеть то, что неприятно.

— Ольга Андреевна, а вы что думаете по этому поводу?

Мужчины зачем-то решили втянуть в свой разговор и меня.

— О чём? — мне даже не пришлось изображать удивление — я не вникала в суть их беседы в принципе.

— Что вкуснее: желе или мусс?

Сморгнула, перевела недоуменный взгляд с невозмутимого Самаэля на бесстрастного Нисвоорка, затем обратно, по более чем серьезным лицам мужчин поняла, что упустила что-то важное и удивленно переспросила.

— Желе или мусс?

— Да, — важно кивнул ай-тишник, словно ответ на этот вопрос имел мировое значение. — Считаю, что приготовленный по всем правилам мусс, взбитый до состояния невесомого облака, даст желе сто очков форы. А уже если к нему добавить немного вина и шоколадной крошки…

— Категорически не согласен! — с небывалым задором воскликнул Самаэль, тем самым обратив на нас внимание близ сидящих столиков.

Мужчины, позабыв обо мне, начали так яростно спорить, приводя всё новые аргументы в защиту своего мнения, что мне осталось только сидеть и смотреть на этот цирк. Дожили. Ангел Смерти и полудемон-полуволк спорят о десерте! Куда катится мир? К счастью, достаточно быстро принесли заказ и на время спор утих. Однако лишь на время — к моменту, когда мы практически синхронно подвинули к себе сладкое, на меня требовательно уставились две пары глаз. Одни слепые и настойчивые, а вторые чересчур звериные… и настойчивые. Аппетит пропал напрочь.

— Ольга Андреевна? — хрипотца в голосе Нисвоорка в эту секунду показалась мне угрожающей, а подвинутый в мою сторону десерт — предложением, от которого невозможно отказаться. — Так каково ваше мнение? Кстати, попробуйте, это мусс. В нём всё то, о чём я говорил: ягодный сок, немного персикового пюре, сухое вино со склона Шате де Монтегре 1874 года, и конечно же горький шоколад.

— А затем желе, — в мою сторону пополз десерт Самаэля. — Клубника, ананасы, свежевыжатый апельсиновый сок и всё это лишь в натуральном агар-агаре без единого консерванта.

— Вы уверены, что моё мнение вас интересует? — я попыталась отказаться от высокой чести, но настойчивые взгляды мужчин дали понять, что попытка не удалась. — Но ведь оно будет отражать лишь мой вкус!

— Ничего страшного, — настойчиво улыбнулся Нисвоорк, и я поняла, что дело ещё хуже, чем мне казалось. — Вы главное пробуйте.

— Да, пробуйте, — поддакнул ему Самаэль, ещё на пару сантиметров пододвигая ко мне свою креманку. — Станьте нашим судьей.

Садисты! Расклад мне стал ясен сразу: если посмею выбрать что-то одно, то навсегда оскорблю второго. Но вот ведь в чём незадача — я не хотела обижать своими предпочтениями ни Самаэля, ни Нисвоорка. Да и вообще, если уж на то пошло, то я любила пирожные с заварным кремом. Скорбно вздыхая, но при этом лихорадочно ища выход из этой непростой ситуации, я начала дегустировать оба десерта по очереди: ложечка мусса, вторая — желе. Не торопилась, смакуя каждый грамм в поисках преимуществ и недостатков, но чем дольше ела, тем сильнее понимала, что сделать выбор невозможно — оба десерта были вкусны до умопомрачения! И вот, наконец, показались донышки креманок, и я с сожалением отложила ложечку, стараясь не смотреть на мужчин, не сводящих с меня требовательных взглядов.

— Знаете… — я задумчиво облизнула губы, а затем слегка прикусила нижнюю. Сложила бровки домиком, задумчиво постучала пальцем по щеке и в конце концов выдала. — Я не распробовала.

На меня уставились так возмущенно, словно я только что удавила их любимую болонку. А меня разобрал смех. Нет, правда! Сидят два взрослых мужика и заставляют меня выбрать лучший десерт! Я тут из кожи вон лезу, чтобы не оскорбить их нежные чувства, а они ещё и недовольны!

— Что ж… — нахмурился ангел, переплетая пальцы и ставя локти на стол. — Значит, закажем ещё.

— Ой, давайте в следующий раз! — мне моментально подурнело, стоило только представить, что меня будут кормить, пока не признаюсь в предпочтении чего-то одного. — Я наелась!

— Жаль, — скорбно прокомментировал ситуацию Нисвоорк, а затем абсолютно серьезно уточнил. — Тогда в понедельник?

Не понимая, шутят надо мной или всё-таки тонко издеваются, я слегка прищурилась, пытаясь по невозмутимому виду волчары понять истинное положение дел, но мне это не удалось.

— Да, увидимся, — решил Самаэль за нас обоих, и ай-тишник, кивнув на прощание, ушел, оставив нас одних.

Ангел же, словно так и надо, пододвинул к себе мой десерт, от которого пришлось отказаться по причине переедания, и запустил в него ложку.

— Ольга Андреевна, и всё-таки вы были с нами не честны, — в тоне собеседника я не расслышала осуждения. Скорее это были мысли вслух. — Почему?

— Потому что я не судья, — в отличие от Самаэля я была слегка раздражена. — Зачем вы это вообще затеяли?

— Почему нет? Зато вы отвлеклись, — беспечно пожал плечами мужчина, в который раз озадачив своей логикой. — Вы слишком напряжены, вам нужно чаще себя баловать.

Неужели? И сейчас я услышу, как именно?


ГЛАВА 10 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 12