home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 9

— Да уж, — раздраженно прокомментировал Самаэль, проходя внутрь черной комнаты и останавливаясь возле обгоревших останков стола, где сюрреалистичным ярким пятном зеленел целёхонький кактус. — Идиоты.

А я в это время почему-то как дурочка радовалась, что успела обработать меньше одной пятой дел. Столько усилий впустую! Но хоть не всё… Тем временем ангел, так и не выпустивший из рук коробку с чайником, переставил кактус со стола на коробку и вернулся ко мне. Выглянул в коридор, кому-то приветственно кивнул и нетерпеливо поинтересовался.

— Сколько времени понадобится на восстановление?

— Да часа полтора-два… — к нам присоединился завхоз, задумчиво почёсывающий затылок. — Бумажульки-то с техникой да мебелями восстановить не беда, а вот инфу електронную — это уже к айтистам.

Мужчина прошел до окна, вдоль стен, поскоблил гарь ногтем, похмыкал, покачал головой, а затем вынес окончательный вердикт.

— Час сорок. Вы пока погуляйте, как закончу — брякну.

В некотором недоверчивом смятении выслушав завхоза, я вопросительно глянула на Самаэля, но тот лишь согласно кивнул и поманил меня рукой, призывая выйти в коридор. Делать нечего — вышла. Не представляя, что делать дальше, предпочла довериться спутнику, который кажется это знал — Самаэль отправился обратно к лифту, явно не переживая о том, буду ли я послушно следовать за ним. Ещё бы я не следовала! Да я теперь даже в туалет без него не пойду!

В лифт, который распахнул перед нами двери, я заходила с опаской, но мои страхи на этот раз не оправдались — мы беспрепятственно спустились на первый этаж, затем проследовали практически в другой край холла и лишь там я начала догадываться, куда мы направлялись. Во втором лифте, куда мы вошли, пропущенные крупногабаритной охраной, нумерация этажей обозначалась весьма странно — минусами и словами. Всего кнопок было больше сотни, причем я успела прочитать не больше десяти названий стран и городов на латинском(?!), прежде чем мы приехали всего лишь на минус первый этаж. А вот интересно — почему Ираида мне об этом ничего не говорила? Думала, что не понадобится? Вопрос на вопросе! Коридор, куда мы вышли, не выделялся ничем примечательным: всё те же нейтрально серые стены, деревянные полы и яркие, но не режущие глаз светильники. Единственное, что сам коридор был коротким, не более десяти метров, и заканчивался всего одной дверью с табличкой «Архив».

Что ж, в принципе Самаэль прав — раз поработать с делами не получается, то займусь разведкой и сбором информации. Где тут у нас данные о делах двадцатипятилетней давности? Сосредоточившись на задаче, которая волновала меня сильнее остальных, я пообещала себе, что не забуду и об остальных пунктах. Сомневаюсь, что Ираида примет хоть какую-то отговорку (стань она хоть Апокалипсисом!), если я не справлюсь с тем, зачем меня собственно наняли. Не забывая о спутнике, я не лезла ему под руки и терпеливо позволила Самаэлю самому отворить дверь, открывшуюся легко и бесшумно. А вот уже внутри начались странности… Во-первых, помещение архива выглядело как огромный ангар с забитыми документами полками, уходящими ввысь метров на десять, а то и все пятнадцать. Подобное я видела лишь в интернете, где любовалась иллюстрациями знаменитых Европейских библиотек. Гигантские залы с расписными потолками, вычурные деревянные шкафы, стеллажи с лепниной … и ни души. Последнее наблюдалось и здесь, но недолго. Стоило нам сделать пару шагов внутрь помещения, как отовсюду разом повеяло холодом, затем по полу поплыл туман и спустя буквально несколько секунд из тумана соткалось… нечто.

— Самаэль, мальчик мой! Ты ли это? — радостно проворковало привидение с щупальцами осьминога вместо ног.

Остальное у призрачной красотки было весьма человеческим и достойным. Особенно грудь пятого размера, едва прикрытая средневековым платьем с умопомрачительным декольте, щедро сдобренным кружевом. Наверное, мне стоило испугаться или на худой конец хотя бы искренне удивиться, но я лишь устало и немного раздраженно скривилась. Призраки — и те сисястые! Тем временем красотка сюсюкала и восторгалась приходом моего спутника, не обращая на меня ни малейшего внимания, Самаэль в свою очередь достаточно любезно, но в то же время кратко отвечал на её многочисленные расспросы, а я скучала, ждала и немного завидовала. Интересная всё-таки тенденция наблюдалась — если обычные сотрудники в большинстве своем до икоты боялись Ангела Смерти, то начальство и «необычные» сотрудники буквально боготворили Самаэля. Нет, он мог быть душкой, спору нет, но не настолько же!

— Так значит Ольга Андреевна к нам пожаловала, — на меня наконец обратили внимание и неестественно синие глаза впились в моё нейтрально вежливое лицо, изучая каждую его черточку. Это продолжалось недолго и по окончанию осмотра белозубо улыбнулись и мне. — Приятно познакомиться. Меня зовут Дария, я архивариус. Какого рода информация вас интересует, барышня?

— Ираида Самсоновна поручила мне проверить сотрудников отдела по работе с клиентами на соответствие занимаемой должности, — я предпочла начать с официального запроса, лишь под конец дополнив его тем, что нужно было лично мне. — Для этого мне необходимы кое-какие нормативные документы, которые регламентируют это самое соответствие.

По мере того, как я перечисляла необходимые на мой взгляд бумаги, Дария не сводила с меня внимательного взгляда, периодически кивая, но краем глаза я замечала, как мечутся по полу её ноги-щупальца, то пропадая, то появляясь в тумане, захватившему своей сизой дымкой весь пол. Пару раз кое-что склизко-холодное коснулось и моих ног, но я запрещала себе дергаться и визжать. Самаэль рядом, а значит, мне ничего не угрожает. А даже если и посмеет, то сразу же станет мертвым!

— Ещё меня интересуют успешно завершенные дела начала девяностых годов. Конкретно девяностый-девяносто первый год. Сколько их всего?

— Дайте подумать, — Дария жеманно приложила пальчик к пухлым синюшным губам и на мгновение прикрыла глаза. — Пять тысяч двести девяносто одно дело.

Наверное, на моём лице в полной мере отразилось то ошеломление, которое я испытала, потому что архивариус протянула ко мне руку и покровительственно потрепала по плечу, вызывая дикое желание дернуться и забраться под горячий душ — от ледяного прикосновения меня едва не парализовало.

— Ну-ну, Ольга Андреевна, душечка, не стоит так переживать. Может вас интересуют какие-то особые дела? Мы можем сократить их число, если вы мне объясните, что именно вас интересует.

А вот тут я задумалась… Стоит ли говорить прямо? Не думаю, это же работник ада. Тогда что стоит? Пожалуй, для начала сократить сроки… Мой день рождения через пару недель, двадцатого июля, значит «делали меня» примерно двадцатого октября. Ага…

— Интересуют дела, где участвовали падшие. Период с середины девяностого до середины девяносто первого. Дария важно кивнула на уточнение и вновь прикрыла глаза. Потерла подбородок, похмыкала и в конце концов выдала.

— Вам повезло, барышня, таких дел всего двести сорок четыре. Будете брать с собой?

— Нет, если можно, дела просмотрю здесь, а нормативные документы возьму с собой.

— Как вам будет угодно, — с широкой улыбкой призрак махнула рукой, указывая направо, где стоял невероятно солидный пустой стол темного дерева.

Пустым он был недолго — всего через мгновение, когда Дария махнула вновь, на нём одна за другой начали появляться ровные стопки документов.

— Не буду вам мешать, роднульки, — проворковала архивариус и, послав Самаэлю воздушный поцелуй, растаяла в тумане, уйдя в пол.

Пока мы шли к столу, развеялся и туман, оставив нас в полном одиночестве. Кроме того существенно потеплело, что меня только порадовало, и за стол я садилась с воодушевлением. Беглым взглядом окинула макулатуру, отметила четкое деление на нормативные документы и дела и, естественно, взялась за дела. Старательно изучила верхние три, чтобы понять, где смотреть исполнителей и суть заказа, удовлетворенно ухмыльнулась и остальные изучала лишь мельком. Пока не добралась до Того Самого. Фотографий к именам исполнителей не прилагалось, но я знала, что без труда найду их в личных делах. На всякий случай пролистала и оставшиеся, но ни одно из них по описанию не подходило так, как это. Именно эти трое падших сумели выполнить заказ на самоубийство перспективного композитора и певца и были награждены грамотами за «нестандартный подход». Куда уж нестандартней! Осталось выяснить, кто из них самый нестандартный: Кимарис, Малфас или Армен? Кто из этих трёх мерзавцев мой отец?

К сожалению, об этом в деле не было написано ни строчки, так что я запомнила имена, отодвинула стопку с делами и подвинула к себе стопку с приказами. Бегло изучила их, одобрительно покивала, радуясь тому, насколько великолепно Дария справилась со своими обязанностями, и покосилась на Самаэля. Всё это время мой спутник стоял немного поодаль, скучающе уставившись прямо перед собой, причем так и не выпустив из рук ни чайник, ни кактус. Ну прямо экспозиция: Смерть с кактусом! Глянула на часы, отметила, что с момента пожара прошло полноценных два часа и решила, что на сегодня с архивом можно закончить. Если что понадобится ещё — посетим его в следующий раз.

— Самаэль, — я окликнула ангела тихо, решив, что он ушел в медитацию с головой — слишком уж отсутствующий у него был вид.

— Да, Ольга Андреевна, — откликнулся мужчина без заминки, но так и не сменив выражения лица.

— Я закончила. Вы сможете помочь мне с документами?

В принципе я могла бы унести их и сама, стопка была высотой всего сантиметров тридцать, но помнится кое-кто говорил об обратном.

— Конечно, — коробку с чайником поставили на документы, затем всё это вернулось в руки ангела, но уже с бумагами. — Идёмте.

Возвращение прошло тем же путём и, что примечательно, обошлось без эксцессов. На подходе к нашему кабинету я немного занервничала, не веря, что его можно так быстро восстановить, а увидев двух классического вида «шкафов», стоявших по обе стороны от двери, и вовсе притормозила, бессознательно прикрываясь Самаэлем. Охрана же при нашем приближении резко подобралась, вытянувшись в струнку, а тот, что справа, басовито доложил.

— Демон пятого легиона капитан Ваалзефон. По распоряжению Астарота вместе с напарником Ксафаном приставлен к охране вашего кабинета во избежание повторения актов вандализма.

— Вольно, капитан, — небрежно кивнул Самаэль и, более не задерживаясь, открыл дверь, пропуская меня первой.

Прошла, чувствуя, как в геометрической прогрессии растет удивление и испаряется спокойствие. Кабинет сверкал чистотой и свежим ремонтом! В первое мгновение я даже подумала, что произошло чудо и завхоз сумел повернуть время вспять и восстановить то, что сгорело, но затем заметила мельчайшие нюансы, говорящие о том, что это всё-таки ремонт: обои чуть более тёмного оттенка, иного тона покрытие на полу и слегка другой формы стол с тумбой не на три, а на четыре ящика. На деревянных ногах подошла к креслу, буквально рухнула в него, затуманенным взглядом рассматривая пустые шкафы и стоящий передо мной выключенный монитор… и только сейчас вспомнила, что в момент пожара в кабинете находилась моя сумка и жакет. Мысленно чертыхнулась, с досадой потерла лоб и с тайной (и, наверное, глупой) надеждой осмотрелась внимательнее. А вдруг? Вдруг обязательный завхоз волшебным образом восстановил и их? Но нет, сколько ни смотрела, не нашла даже пепла.

— Что-то потеряли? — равнодушно поинтересовался подошедший Самаэль, складывая документы из архива на край стола и устанавливая единственного выжившего при пожаре на прежнее место.

— Сумку, — обреченно выдавила я и подрагивающей рукой сняла очки, отложив их в сторону. Глупо, но кажется это стало последней каплей — я чувствовала, как в уголках глаз скапливаются слёзы, чтобы совсем скоро вылиться водопадом. Я редко плакала, но когда это случалось, то меня было не остановить. И платок как назло тоже в сумке был…

— Простите… — отвернулась вместе с креслом к окну и, обхватив себя руками, прикрыла рот ладонью, стараясь дышать глубоко и размеренно.

— В сумке находилось что-то ценное? — обеспокоенно спросил ангел.

— Да… Нет… Не очень… — отвечать внятно было уже сложно и из горла вырвался всхлип.

— Не переживайте, любую материальную вещь можно восстановить, — проявил неожиданное сочувствие блондин и его рука легла на спинку кресла. — Понимаю, случившееся стало весьма неприятным инцидентом, но вы знали, на что шли.

Знала? Я знала?! Хотела возмутиться и закричать, вскочить и накинуться с обвинениями, ударить, выплеснуть всю свою злость, обиду и испуг… Но не смогла. Голос разума оказался сильнее и мысленно я признала — Самаэль прав. В договоре черным по белому была прописана «повышенная травмоопасность на рабочем месте». И это лишь моя вина, что я не уделила этому пункту должное внимание. Получите, распишитесь! Не сдержав нового всхлипа, всё же разрыдалась, ко всему прочему чувствуя себя ещё и неловко от того, что делаю это не в одиночестве и на рабочем месте. И от этого рыдалось лишь сильнее.

— Кхм, я не вовремя? — хрипло поинтересовались от дверей.

Сидя к вопрошающему спиной, я не видела, кто вошел, но голос показался знакомым, а когда ему ответил мой спутник, то поняла — это вчерашний ай-тишник.

— Нет, Нисвоорк, проходи. Ольга Андреевна немного… расстроена случившимся, — стул вместе со мной неожиданно покатился в сторону, пропуская мужчину к столу. — У тебя случайно нет носового платка?

Спустя пару секунд в мои руки молча сунули что-то мягкое и я, не поворачивая головы и не открывая глаз, прошептала спасибо. На кабинет опустилась тишина, изредка разбавляемая моими всхлипами и стуком клавиш. Пару раз Нисвоорк недовольно ворчал, причем так неразборчиво, что это напоминало утробное рычание, а затем раздались звуки, больше всего походящие на кипение чайника. К этому моменту я почти успокоилась, поэтому, когда ко мне обратился ай-тишник, сумела без стыда развернуться к нему лицом.

— Ольга Андреевна, введите, пожалуйста, логин и пароль, мне необходимо проверить сохранилась ли база, — мужчина не глядел на меня, предпочитая склониться перед монитором с окошком запроса доступа.

Без очков я видела просто ужасно, но силуэт и черный с проседью затылок были различимы.

— Я… — голос сорвался, и я поняла, что сейчас разрыдаюсь вновь, — я не успела их запомнить. Они… они в сумке, а она… сго…

— Чай, — справа возникла черная рука и мне чуть ли не под нос сунули кружку с ароматно дымящимся напитком. Причем аромат был весьма странным — не чайным. — Коллеги из соседнего отдела любезно поделились успокоительной настойкой. Пейте.

— Спасибо, — шепот вышел сдавленным, руки тряслись, так что пока я пила, Самаэль придерживал кружку, не позволяя ей упасть. — Я запомнил пароли, не беспокойтесь.

— Как?! Больше всего меня поразило не то, что Самаэль сумел их запомнить, а то, как он сумел их увидеть!

— Муза нашептала, — тихо хмыкнули рядом и, забрав у меня пустую кружку, двинулись в направлении компьютера.

Ага… Муза… Ага… Несколько секунд я просто просидела в глубоком ступоре и лишь спустя некоторое время до меня дошло. Мама что ли?! Пока я заново успокаивалась, мужчины сообща закончили манипуляции с компьютером, Самаэль вернулся к дивану, а Нисвоорк прокомментировал.

— Ваша введенная документация не пострадала, так что можете продолжать.

Известие действительно стало радостным, ведь какой бы я ни была несведущей в технике, я знала, что это из области фантастики — восстановить ту информацию, что сгорела.

— Нисвоорк, скажите, — я нервно мяла в руках мокрый платок, часто моргая и нервничая, что не вижу выражения лица «волчары», потому что судя по тону, он был недоволен. — А если такое повторится вновь? Или что похуже? Можно как-то защитить данные?

— Не беспокойтесь, — в тоне ай-тишника мне послышалась насмешка, — вся ваша документация автоматически уходит на сервер, а уж он защищен получше многих секретных информационных баз. Но ещё раз повторю — запомните свои пароли, без них вы доступ не получите, как бы ни просили.

— Да, обязательно. Спасибо, — я нервно улыбнулась и, когда мужчина уже прошел мимо меня, тихо пробормотала. — Я вам платок чуть позже верну… Постираю и…

— Оставьте, — небрежно отмахнулся Нисвоорк и ушел.

Буквально тут же дверь распахнулась вновь и на пороге появилась весьма знакомая по очертаниям тележка, в которой величественной горой вез папки самый исполнительный из местных работников. А я даже имени его не знаю.

— Документики ваши, — как мне показалось устало доложил завхоз. Дошел до шкафов и без заминки начал перекладывать их на полки. — Туточки копии, как значица положено, но вы уж постарайтесь их уберечь, канцелярия шибко ворчала. Говорят, второй раз за неделю копии делать устали ужо. Я тут ещё вещички ваши почистил, которые до конца не сгорели. Ключики там всякие… Тут в конвертике на нижнюю полку покладу.

— Спасибо большое, — я улыбнулась через силу и, не затягивая, спросила. — А вас как зовут?

— Ась? — удивленно переспросил завхоз и даже обернулся. А затем почему-то с подозрением поинтересовался. — А вам зачем?

Вопрос меня озадачил, и пришлось экстренно мобилизовать все силы, чтобы ответ вышел пристойно.

— Меня воспитали быть вежливой и благодарной к тем, кто оказывает помощь. Да и неприлично беседовать с вами и не знать имени.

— А-а-а… Ну эта, Шушаром меня звать. Бес я, — с облегчением выдал мужчина и чуть погодя неохотно добавил. — Низший.

— Приятно познакомиться, — я старалась остаться вежливой до конца, хотя даже мысленно не смогла обратиться к мужчине «Шушар».

Было в этом нечто… чересчур нечеловеческое. Как кличка звериная. Да и к возрасту требовалось отчество. Так что когда все до последнего документы перекочевали в шкафы, я просто благодарно кивнула, завхоз ушел, и мы с Самаэлем остались одни. Вот только желания приступать к работе я в себе не находила от слова совсем. Вернулась к столу, причем умудрившись так и не встать с кресла — просто проехала на нем, перебирая ногами. Нашла очки, надела и первым делом глянула, сколько времени. Часики послушно поделились информацией, указав шестнадцать часов и двадцать семь минут. Это знание стало для меня ещё одной маленькой радостью, ведь до конца этого сумасшедшего рабочего дня оставалось не так уж и много. Всего каких-то тридцать три минуты. Резкий стук в дверь прервал мои мечты и не успела я сказать «войдите», как бесцеремонный посетитель вошел сам. О, Люцифер. Вот уж кого я не хотела видеть ни сейчас, ни вообще. Ведь мне доверили проверять сотрудников именно его отдела.

— Ольга Андреевна! — безупречно одетый, гладковыбритый и благоухающий дорогим парфюмом мужчина сиял так, словно решил подработать продавцом-консультантом и впарить мне какую-нибудь ненужную ерунду. — Как проходят трудовые будни? Слышал, у вас тут весело. Ещё не надумали уволиться?

— Нет, — я улыбнулась не в пример суше, краем глаза отмечая, как плавно сел до этого успевший лечь на диване Самаэль. — Контракт подписан и вы это знаете — в нём не предусмотрен пункт увольнения до конца испытательного срока. В свою очередь хочу выразить вам своё сочувствие — работать с такими непрофессиональными кадрами это, наверное, ужасно.

С лица Люцифера медленно сползла ехидная насмешка, в глазах загорелся неприятный зловещий огонек, но меня было уже не остановить — я так сильно устала и перенервничала, что готова была высказать всю правду прямо ему в лицо. Обычно после этого следовало увольнение, но я была уверена, что не в данном случае.

— Ваши сотрудники отвратительно подготовлены. Из шестидесяти проверенных мною дел у трети нет соответствующего образования, ещё у четверти ни одного курса повышения квалификации, что при более чем солидном сроке трудовой деятельности просто недопустимо. Я ещё не проверяла процент завершенных дел, но более чем уверена, что он чудовищно низок. Я понимаю, штат велик и невозможно уследить за каждым, но это…

Я развела руками, жестом охватывая не только кабинет и дела, но и ситуацию в целом.

— Зная, что этот проект утвержден вышестоящим начальством, ваши сотрудники посмели ему противиться и всеми способами мешать мне заниматься своими обязанностями. Меньше чем за сутки вы лишились… Самаэль, сколько?

— Шесть, — безэмоционально донеслось со стороны дивана.

— Шестерых сотрудников! — я возмущенно наставила на закаменевшего Люцифера палец. — Это ли не показатель? Да у вас тут не филиал Ада, а самый настоящий бедлам! Ленивые, бестолковые, глупые! Уровень дворового хулиганья, а не специалистов с образованием! Я подписала контракт, чтобы выполнить порученное мне задание и получить достойное вознаграждение, а вместо этого вынуждена считать убытки от сожжения личных вещей и тратить время в ожидании, пока восстановят моё рабочее место. И если сам офис производит впечатление крупной и преуспевающей организации, то его сотрудники и их отношение… — я скептично поджала губы, — оставляют желать лучшего.

— Я услышал вас, Ольга Андреевна, — по окаменевшему лицу начальника отдела по работе с клиентами невозможно было разобрать что-либо, — и обязательно приму меры. На этом всё или будут какие-либо особые пожелания?

Мой запал прошел, наступило осознание, что я сказала и кому (Мамочки мои, это же Люцифер! Тот самый, который, если верить Библии, падший ангел, первый враг бога!), так что на вопрос я лишь нервно дернула плечом и отрицательно мотнула головой, настороженно отслеживая каждое движение собеседника. Вот так всегда. Сначала долго держусь, затем срываюсь, а в конце жалею. И каждый раз одно и то же.

— Что ж… — мужчина зачем-то осмотрелся, цепким взглядом пройдясь по каждой детали интерьера, задержал взгляд на кактусе, странно хмыкнул и снова посмотрел на меня. — Раз уж увольняться не думаете, то пожелаю вам удачи. А с сотрудниками я побеседую. Идиотов мне не жаль, но лишаться ценных кадров и дальше, так же стремительно как за эти сутки, я не намерен.

На последних словах в глазах Люцифера появились потусторонние багровые блики, напугавшие меня так сильно, что за брюнетом уже закрылась дверь, а я всё ещё сидела и не дышала. Что это было?

— Смело, но глупо, — с ленцой прокомментировали с дивана. — Впрочем, Люци не дурак, ваши слова задели его самолюбие, и теперь он проведет ряд воспитательных бесед, ведь выставленный на всеобщее знание столь низкий уровень отдела компрометирует и его, как квалифицированного начальника. Вот только…

И замолчал. Через минуту я не выдержала и потребовала продолжения.

— Что?!

— Думаю, на днях состоится нечто глобальное. Но вы не переживайте, я буду рядом.

Спасибо, успокоил! Который раз за сутки захотелось уволиться…


ГЛАВА 8 | ООО «Иной мир». Филиал ада | ГЛАВА 10







Loading...