home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2-я. Мне, как воздух, нужен план!

январь 1966 г.


Был поздний вечер. Давно вернулись родители, и угомонились, и уснули. Давно спали уже и мои дед с бабушкой. Догорала печь, и поэтому у меня в комнате было жарко.

Я смотрел на угол письменного стола – придвинутый к наружной стене дома торцом, он из-за боковых ящиков был расположен весьма своеобразно: чтобы дотянуться до дальнего угла, нужно было наклониться над крышкой стола. Потому что подойти напрямую мешала тумбочка.

У меня ведь четверть комнаты занимала печь, которая отапливала гостиную-зал, где сейчас спали деды, но основное «тулово» печи находилось в моей комнате. А между печью и стеной, у которой торцом стояла кровать, была дверь.

Это – со стороны коридора. А напротив него была наружная стена с окном. Под ним стояла тумбочка. А впритык к ней, между печью и стеной с окном – письменный стол.

Кроме этого, никакого пустого пространства в комнате не было. Только узкий проход шириной метра полтора между столом с придвинутым к нему стулом и моей кроватью.

Так что «Панасоник» я поставил в единственном малодоступном (всего лишь малодоступном – не более!) месте.

А наушники и аудиокассеты в пакете я засунул во внутренне пространство письменного стола, на нижнюю полку.

По крайней мере, если я буду сидеть за столом – писать, читать, кушать – и магнитофон, и кассеты не будут ни для кого доступны. Я ведь не знаю – эти предметы из будущего просто для всех невидимы, или и н е о с я з а е м ы тоже?

Жара в комнате стояла – градусов 35. И так будет почти до утра – печь начнет выстывать лишь часов после трех.


Я лежал на кровати, и думал. Свет был выключен, так что помешать мне никто не мог.

Итак, я очутился в прошлом. Это – факт. Почему я очутился здесь – в общем-то, неважно. Так как я теперь здесь, скорее всего – навсегда. Но это уже не факт, а лишь предположение. Примем его в качестве допущения, и тогда передо мной встает вопрос: что делать?

Ответ, в общем-то, не блещет изяществом и сложностью – жить! Причем ничем не выказывая, что я – в общем-то, не совсем Я.

Но коли уж так получилось, и нечто (или некто?) выполнил мою просьбу и перенес меня в прошлое, невредно вспомнить, для чего это я так сильно хотел вернуться назад, в прошлое.

Чтобы иметь возможность переделать свою жизнь.

Тогда мне нужен план. План, выполняя который, я смогу прожить иную жизнь. По-настоящему счастливую. План, который поможет избежать жизненных ошибок.

Думаю, я не случайно оказался именно в этом моменте прошлого. Где-то здесь я должен начать перекраивать прошлое, потому что из него и начинает вырастать то, что потом будет способствовать моим многочисленным жизненным ошибкам.

Но ведь не все из того, что я пережил, я хотел бы избежать. Значит, начинать нужно не с плана, а с разделения узловых жизненных пунктов на нежелательные и необходимые.


Я встал с кровати, включил свет и босиком (пол был теплым) подошел к столу. Достал чистую тетрадку, авторучку, и сел за стол.

Для начала я разделил листок на две половины. А затем написал на каждой из них:

НУЖНО ИЗБЕЖАТЬ: I НУЖНО СОХРАНИТЬ

1. Срочную службу в С. А. I 1. Службу в Железнодо-

I рожном райотделе мили-

I ции г. Барнаула

2. Учебу в пединституте I 2. Жилье родителей в Бар-

I науле

3. Первичный путь I

личной жизни – «нет» I

женам! I

ЧТО НЕОБХОДИМО СДЕЛАТЬ

1. Если я не хочу (а я категорически не хочу) проходить службу в армии, то мне необходим для обучения факультет института или университета, где имеется военная кафедра. Скорее всего – мне подойдет юрфак Барнаульского университета.

Кстати, это позволит после окончания юрфака работать следователем в Железнодорожном райотделе.


2. Гарантию поступления на юрфак может дать только серебряная медаль. В этом году будет два выпуска (10 и 11 классы), а значит – конкурс во все вузы будет ровно в два раза больше, чем обычно.


3. Для получения медали нужно в первую очередь пересдать экзаменационно «Основы государства и права» за 8-й класс, и как-то нейтрализовать неприязнь Орангутанги. Дмитрий Иванович пятерок не ставит, а значит по математике одна четверка в аттестате – гарантирована. Ну, а геометрию за 9-й класс я пересдам – ее будет принимать Эльвира Георгиевна, а не Дмитрий Иванович. Она нас учила в девятом классе, а не он…

Мне нужна пятерки по истории и по литературе/русскому языку, потому что «серебро» можно получить, имея не более одной четверки. А четверки от «Дмитрия» – не избежать, так что тут и суетиться нечего…

Что делать с литературой – я знаю. Но нейтрализовать Орангутангу можно только с помощью ее мужа.


Вопрос – как можно понравиться ее мужу – первому секретарю райкома партии?

Я задумался. Потом взгляд мой упал на «Панасоник», выглядевший в обстановке моей комнаты чужеродно, и я подумал…

А если перенос магнитофона – не случайность? Если всему, что попало сюда со мной, кем-то определена некая роль?

Тогда… Внезапно мне пришла в голову мысль – уличный оркестрик! И я в качестве солиста. У меня ведь был (да что это я – есть!) сильный голос, так что…


Я записал:

4. Организовать из Бульдозера, Моцарта и девчонок уличную рок-группу.

Для чего из моих записей выбрать песни для репертуара.


Но – как я буду проигрывать их ребятам? Не на «Панасонике» же – да и попробуй я, ничего не выйдет – они и не увидят магнитофон, и не услышат ничего… Значит, мне нужен магнитофон нынешней эпохи.

Тут я вспомнил, что вот уже с полгода, как в районный универмаг завезли первые тогда катушечные магнитофоны. Это была «Чайка-М», стоимостью 114 рублей (деньги по тем временам огромные – мой папа-судья получал 130 рублей в месяц).

Но проблема решалась, и, возможно – отнюдь не через папу…


Я записал под следующим пунктом:

5. Выпросить у деда магнитофон и десятку на гитару.


И принялся размышлять дальше.


Через полгода отца переведут в Барнаул – заместителем председателя краевого народного суда.

А в сентябре 1968 года отцу предложат перевод в Волгоград – на высокую должность председателя Волгоградского областного нарсуда.

В моей прошлой жизни он не поедет из-за меня. Значит, я сделаю все так, чтобы они с мамой уехали, оставив жилье нам с женой.

Но жена должна быть… Тут я не думал – я ведь здесь оказался, чтобы жениться на Варьке.

Но сделать это необходимо лишь в августе 1968 года, причем Варвара должна быть студенткой, у нас не должно быть детей, мы должны КРЕПКО СТОЯТЬ НА НОГАХ (материально!) и быть прекрасной парой.

Тогда родители уедут, а нам останется наша общая квартира. В советское время это было самой в общем-то, обычной практикой.

Потому что чиновникам ранга отца при переводе всегда предоставлялось жилье – из фонда номенклатурного жилья обкома партии.

Должность отца была номенклатурной.


Из вышеупомянутого я не знал лишь одного – каким образом, будучи студентом, я смогу не просто как-то обеспечивать семью, а крепко стоять на ногах?

Я отложил эту проблему в памяти. Как говорится, до срока еще два с половиной года, так что – жизнь покажет…

Что еще я бы хотел изменить? Я хотел бы измениться сам.

Я – слабак, поэтому – трусоват, хотя, конечно, меня уважают за интеллект. Но интеллект – вот он, при мне. А физическое развитие мне может обеспечить быстро… занятие каратэ.

В прошлой жизни я изучал его в 70-е годы, неплохо владел тогда приемами, но навыки утратил с возрастом. Но теперь у меня было молодое тело, значит, нужны тренировки.

Я быстренько прокрутил в голове – что мне нужно?

Во-первых, снаряды. Из всех моих знакомых боксерская груша и мешок были лишь у Вовки Глазина. Но Вовка закончил школу в прошлом году и учился теперь в сельхозинституте в Барнауле.

Стоп! Он же наверняка приехал на праздник домой, в Боговещенку!

Значит, утром я беру за попу Миута (они с Глазиным дружили), и мы идем к Вовке. И я уверен – он не откажется одолжить свои снаряды всего на полгода! Все равно они висят у него здесь без дела.


Рассуждаем далее – нужно разрешение родителей на некоторые изменения в доме – пропустить через потолок крюк, и натянуть нитки на потолке в гостиной.

Деды на днях уезжают в Казахстан, и по всей видимости – надолго. Так что – уговорю, блин!


Предположим, все это удалось. Каков же план моих действий?


Итак, я пообещаю родителям, что закончу школу с медалью, но взамен мне нужно:

– Согласие на изменения в доме;

– Магнитофон и гитара;

– Разрешение на репетиции у нас дома днем, в их отсутствие;

– Возможность жить согласно пунктам «Режима дня».


Для начала набросаем этот «Режим дня».

Я вырвал пару листков из тетради и долго писал, черкал – и снова писал… А в конце концов аккуратно написал его и тут же прикрепил кнопками на стенке печки – то есть на самом видном месте! Так, что «Режим…» был виден мне с кровати, а родителям – при входе в дом от двери из коридора.

Родители должны знать своих детей-героев! И если что-то им способно об этом все время напоминать – грех не использовать.


РЕЖИМ ДНЯ

Б У Д Н И:


1. 8—00 – 14—00 – посещение занятий в школе;

2. 14—00 – 15—00 – тренировка;

3. с 15—00 – обед;

4. 15—30 – 16—30 – выполнение домашних заданий

5. 16—30 – 18—00 – репетиция оркестра;

6. 18—00 – 19—00 – домашние задания;

7. 19—00 – ужин

8. После ужина – свободное время!!!


В О С К Р Е С Е Н Ь Е:


1. 8—00 – 9—00 – тренировка;

2. с 9—00 – завтрак;

3. 9—30 – 11—00 – домашние задания;

4. 11—00 – 13—00 – посещение библиотеки и личное время.

5. 13—00 – обед.

6. И – (УРА!!!!) – свободен, как сопля в полете!!!!


После этого на маленьком листке я написал убористым почерком план действий на два года вперед. Этот документ не должен был и не мог увидеть никто, кроме меня. Поэтому я достал из стола пластилин, размял тюбик и отщипнул от него четыре кусочка.

Я повернул магнитофон обратной стороной, открыл панель, закрывающую пространство внутри «Панасоника» – там должны были быть шесть круглый батарей, но было пусто, – и прикрепил листок на пластилине на задней крышке батарейного отсека, а потом защелкнул его на место.

Часы на моем столе показывали половину четвертого. Рядом с ними стояла фотография – Валюха Разина со снимка смотрела на меня.

«Прощай, Валюша!» – негромко сказал я, вставая со стула и подходя к выключателю.

Я выключил свет, поворочался и, наметив план на завтрашний день, вскоре уснул.


Утро 2-го было еще выходным днем. Проснулся поздно, печи уже вовсю шумели – в них горел уголь.

Я спросил родителей, не собираются ли они уходить, получил ответ: «Нет», и договорившись о том, что мне нужно сделать им чрезвычайное сообщение, пошел к бабушке на кухню.

Там я позавтракал, позвонил Миуту и надевая «Москвичку», сказал родителям, чтобы они посмотрели на стенку печки в моей комнате.

– Вам это понравится! – крикнул я уже из-за порога.


Миута пришлось дожидаться у него дома – он еще не ел. Я поболтал с его мамой и отцом – на удивление мне далось это легко, словно я и не был гибридом шестидесятилетнего мужчины и подростка. Они ничего не заметили, потому что разговаривали, как обычно – а я помнил памятью 17-летнего Толика, как они обычно с ним говорили.

Я вообще очень многое помнил его памятью – хотя не исключено, что память просто вернулась ко м н е с а м о м у. Став 17-летним, я просто все вспомнил, что было со мной за семнадцать когда-то прожитых лет.


С Глазиным мы тоже договорились быстро – я пообещал, что он получит свои спортивные снаряды в целости и сохранности, и вместе с Валеркой мы вернулись и принесли снаряды ко мне, но в дом пока я заносить поостерегся – мы спрятали их в темной кладовой на веранде.


Потом мы зашли ко мне, и я принялся при Валерке названивать по телефону: на номер 3—93 – Вовке Чернявскому, на 5—17 – Нельке, поздравил ее с Новым годом. Позвонил Надьке Лишайниковой, не поленился вспомнить свой собственный номер – 3—68 (тоже не забыл!!!).

Я старался болтать легко, и сначала я чувствовал некоторое напряжение – мне казалось, что вот сейчас кто-нибудь меня заподозрит… Но ничего подобного, все прошло, как по-маслу.

Так я начал адаптироваться – то есть врастать в среду, говоря терминами далекого будущего…


Глава 1-я. Новый, 2007-й, год | И на этом все… Монасюк А. В. – Из хроник жизни – невероятной и многообразной | Глава 3-я. Начало положено: с богом!