home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Даша не встала и на следующий день. Пробовала, но не могла. Татьяна сняла с нее одеяла и пальто. Было девять утра, и девушки даже не услышали сирены восьмичасового налета.

Татьяне пришлось опять идти в магазин одной. Она доплелась туда к полудню и обнаружила, что хлеба нет. Сегодня его получили совсем мало, и уже к восьми очереди не было.

Напрасно было спрашивать, есть ли в продаже еще что-то. Полки были пусты. Татьяна ушла и направилась в единственное место, откуда ждала помощи. В казармы.

Подойдя к часовому, она спросила капитана Белова. Незнакомый солдат, которого она раньше не видела, просмотрел список нарядов.

– Да, капитан здесь. Но за ним некому пойти.

– Пожалуйста… Хлеба сегодня не было, а моя сестра…

– Здесь, по-вашему, что, магазин? Откуда капитан возьмет вам хлеб? Проваливайте отсюда.

– Моя сестра – его невеста, – пояснила Татьяна, не двигаясь.

– И что из того? Я вам не поп, так что нечего исповедоваться. Я здесь не для того поставлен.

– Как вас зовут?

– Старшина Карпов. Старшина, – подчеркнул он.

– Послушайте, старшина, я понимаю, что свой пост вы покинуть не можете. Тогда пропустите меня на базу. Я сама найду капитана.

– На базу? Вы спятили?!

– Наверное, – согласилась Татьяна, держась за ворота. Похоже, она сейчас просто упадет. Не следовало тащиться так далеко. Но и без еды для сестры возвращаться нельзя. – Да, я спятила. Но при этом не вырываю хлеб у вас изо рта. Даже не прошу отойти, если не желаете. Все, что мне нужно, – увидеть капитана Белова. Пожалуйста, сделайте мне это маленькое одолжение. Совсем маленькое. Я ведь немногого прошу?

– Слушай, девочка, ты мне надоела! – прикрикнул старшина, снимая с плеча винтовку. – Убирайся отсюда. Поняла?

Татьяна, продолжая цепляться за ворота, попыталась покачать головой, но не смогла. Двигались только губы.

– Старшина, я буду ждать здесь. Меня здесь многие знают: полковник Степанов, лейтенант Маразов, сержант Петренко… Посмеете вы сказать им, что прогнали умирающую невесту капитана Белова?

– Ты мне угрожаешь?! – заорал Карпов, не веря своим ушам. – Да я тебя…

Он поднял винтовку.

– Старшина! – окликнул его офицер, проходивший мимо. – Что тут происходит? В чем дело?

– Просто приказал девчонке катиться отсюда ко всем чертям, товарищ лейтенант.

– Что вам нужно? – спросил офицер у Татьяны.

– Я ищу капитана Белова.

– Капитан Белов наверху. Карпов, вы его позвали?

– Никак нет, товарищ лейтенант.

– Открыть ворота.

Лейтенант втащил Татьяну внутрь.

– Пойдемте. Как вас зовут?

– Татьяна.

– Татьяна… Карпов изгалялся над вами?

– Что-то в этом роде, товарищ лейтенант.

– Не обращайте на него внимания. Он у нас чересчур ретивый служака.

Он оставил Татьяну внизу и поднялся в комнату Александра. Тот спал. Он всю ночь дежурил по казарме.

– Капитан! – громко окликнул офицер.

Александр мгновенно открыл глаза.

– Внизу вас ждет девушка. Конечно, это против правил, но все же… Можно ей войти? Какая-то Татьяна.

Не успел он договорить, как Александр вскочил и принялся одеваться.

– Где она?

– Говорю же, внизу. Я подумал, что вы не будете возражать.

– Я не возражаю.

– Этот подонок Карпов едва не выстрелил в нее. Я еле…

– Спасибо, лейтенант! – крикнул Александр, выбегая.

Татьяна сидела на нижней ступеньке, прижавшись лбом к стене.

– Тата? Что случилось?

– Даша не может встать. В магазине не было хлеба.

Она даже не подняла глаз.

– Пойдем.

Он протянул руку. Она уцепилась за нее, но подняться не было мочи. Ему пришлось обхватить ее за талию и поставить на ноги.

– Ты слишком много ходила, – мягко заметил он.

Татьяна кивнула.

– Пойдем в столовую.

Александр принес ей кусок черного хлеба, чайную ложку масла, половину вареной картофелины с льняным маслом и даже настоящий кофе с кусочком сахара. Татьяна с благодарностью съела все, но перед этим тревожно спросила:

– А Даша?

– Ешь. Для Даши у меня тоже что-нибудь найдется.

Он дал ей еще один ломоть черного хлеба, половину картофелины и горсть бобов. Она молча сунула все это в карман.

– Жаль, что не получится тебя проводить, – сказал Александр, – но сегодня я не могу уйти.

– Ничего, доберусь, – заверила Татьяна, хотя сильно в этом сомневалась. Не сможет она никуда добраться.

Обед уже окончился, и здесь почти никого не было, кроме сидевших за столами нескольких солдат.

Татьяне хотелось расспросить Александра о том, как прошла неделя, о сержанте Петренко, которого давно не видела, о Дмитрии. Хотелось рассказать о Карпове. Хотелось сообщить, что Жанна Саркова умерла. Что пора бы снова пойти на почту, но сама она туда добрести не сумеет. Что Даша…

Но такой разговор требовал чересчур много усилий. Татьяне даже помыслить об этом было тяжело. Заставить слова срываться с языка, посылать им вслед новые и при этом соображать, что говорить… нет, это немыслимо. У нее не хватает силы съесть хлеб, необходимый для того, чтобы выжить. Нет, она скажет ему в другой раз.

Они не сказали друг другу ни единого слова.

Александр довел ее до ворот. Она все время спотыкалась на ровной земле и едва не падала.

– О господи, Тата, – пробормотал он.

Она не ответила, но знакомое «Тата» заставило сердце забиться сильнее. Откуда только взялась теплая волна, прихлынувшая к сердцу?

Она неожиданно выпрямилась.

– Не волнуйся, все будет хорошо. Я дотяну.

– Подожди здесь.

Он усадил ее на скамейку у ворот, ушел и через несколько минут появился с санками.

– Пойдем. Я отвезу тебя домой. Полковник Степанов дал мне два часа. Тебе ничего не нужно будет делать. Просто сиди и все.

Александр вычеркнул себя из нарядного списка.

– Вы уж простите меня, – пробормотал старшина, бросая испуганный взгляд на капитана.

Александр открыл было рот, но Татьяна дернула его за рукав и потянула за собой. Александр сжал губы, но все же, проходя мимо, ткнул Карпова кулаком в лицо. Тот упал.

– Я вернусь через два часа, – пообещал Александр, – и тогда берегись!

Он велел Татьяне сесть. Но та легла. Она не хотела лежать. Только трупы лежат! Ей еще рано ложиться…

Но ничего не могла с собой поделать.

И сидеть не могла.

Татьяна лежала на боку, а Александр тащил санки сквозь сугробы, по тихим заснеженным улицам Ленинграда.

«Я слишком тяжела для него, – думала она. – А он всегда рядом. Когда мы впервые встретились, он по этим же улицам нес для меня продукты. А теперь везет меня».

Она хотела протянуть руку и коснуться полушубка Александра. Но вместо этого заснула.

А когда открыла глаза, над ней наклонился Александр. На ее ледяной щеке лежала его теплая рука.

– Тата, – прошептал он, – все хорошо, мы дома.

Теперь она умрет с рукой Александра на лице. Не самый плохой способ умереть. Потому что шевельнуться она не может. И подняться тоже. Просто не может.

Она снова закрыла глаза и почувствовала, что куда-то уплывает.

И сквозь сонную пелену услышала голос Александра:

– Таня, я люблю тебя. Слышишь? Я люблю тебя так, как никого за всю свою жизнь не любил. А теперь встань. Ради меня. Пожалуйста, встань. И я позабочусь о твоей сестре. И о тебе тоже.

Его губы коснулись ее щеки.

Она открыла глаза. Он был совсем близко, и в глазах не светилось ничего, кроме правды. Неужели она не ослышалась? Или все ей приснилось? Она так часто видела во сне, что он признается ей в любви, так мечтала об этих словах, так жаждала их услышать… еще с Кировского. Или она опять заснула и во сне видела солнце белых ночей?

Она встала. Он не смог нести ее на спине по скользким ступенькам, но обнял за плечи. И Татьяна, держась за него и за перила, все-таки добрела. Они прошли по коридору, но у двери в квартиру она остановилась.

– Зайди первым. Я подожду здесь. Посмотри, она…

Татьяна не смогла договорить. Александр внес ее в коридорчик и вошел в спальню.

– Все в порядке. Даша нас ждет. Иди сюда.

Татьяна вошла и встала на колени у кровати.

– Даша, посмотри, он принес нам еду.

Даша, с глазами, похожими на два огромных коричневых блюдца, два огромных коричневых пустых блюдца, беззвучно шевелила губами, переводя взгляд с Татьяны на Александра и обратно.

– Мне нужно идти, – сказал он. – Завтра иди за хлебом пораньше. До утра протянете. Кстати, ячку всю съели?

Он поцеловал Дашу в лоб.

– Завтра еще принесу.

– Не уходи, – едва слышно попросила она, поднимая руку.

– Придется. Все будет хорошо. Завтра постараюсь прийти как можно скорее. Таня, тебе помощь не нужна? Сможешь подняться с пола?

– Смогу, – заверила она.

– Давай, – буркнул он, подхватывая ее под мышки. – Раз-два…

Она встала и опустила голову, не смея посмотреть на него, зная, что Даша следит за ними. Поэтому она взглянула на Дашу. Так было легче, тем более что голова все равно опущена.

– Спасибо, Шу… Александр.


предыдущая глава | Медный всадник | cледующая глава