home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 52

Следующие несколько часов для Кристины прошли как во сне.

На место аварии прибыла полиция Честера, копы допросили водителей – свидетелей происшествия, частично восстановили движение на Роуд 842, огородив место аварии по периметру желтой лентой и флажками и установив около тела Дома голубую палатку с окошками до приезда коронера. Кристину увезли в больницу на «скорой», с включенной сиреной, и она пребывала в почти бессознательном состоянии, похожем на безмолвный шок, пока ее клали на каталку и исследовали жизненные показания ее организма с помощью всяких приборов и анализов.

Эмоции захлестнули ее в приемном покое больницы Честербрук, где только несколько часов назад она парковалась, чтобы пойти на поминальную службу, и где произошла неприятная сцена с Грантом Холлстедом. Она и подумать не могла тогда, чем все это закончится: что Дом умрет, а на Джоану будет совершено нападение. Джоана, кстати, была в реанимации. Дом полоснул ее ножом по горлу и бросил умирать, но чудом у нее хватил сил и воли позвонить в службу 911. Больница тут же без колебаний выслала вертолет за женой одного из ведущих специалистов больницы, и хотя Джоана потеряла очень много крови, все же сейчас ее жизни, похоже, уже ничто не угрожало.

Кристину доставили в отделение скорой помощи, сменили ее промокшую насквозь грязную одежду на больничную пижаму, затем укрыли ее одеялом и поставили капельницу с физраствором. Царапины на ее теле осмотрели, промыли и обработали неоспорином. Она попросила медсестру позвонить Грифу и Маркусу, который уже ехал сюда. Кристина понимала, что раньше полуночи он все равно не успеет добраться, и ей пока даже думать не хотелось о том, как он будет реагировать на все ее новости.

Врачи внимательно осмотрели ее, проверили состояние ребенка – никакой угрозы ни для нее, ни для ребенка не было. Она забрала свои документы, а медсестры выдали ей, кроме пижамы, комплект униформы – как памятный подарок. Униформа была разных цветов: голубая – для медсестер, малиновая – для отделения радиологии, а для реанимации – сине-зеленая. И Кристине было приятно, что ей выдали голубую униформу, такую же, какую носила Гейл Робинбрайт. Но и об этом она старалась не думать, сдерживая слезы и не давая им пролиться.

Кристину проводили в палату, куда должны были прийти детективы, чтобы она дала показания – решено было не возить ее в участок, а дать ей прийти в себя. Она ждала детективов, бездумно щелкая пультом от телевизора, и наткнулась на CNN, где как раз шли новости – сюжет о сцене под дождем на Роуд 842, а баннер внизу гласил: «Шокирующая новость – Потрошитель медсестер погиб под колесами грузовика!»

Она посмотрела на экран – и тут же в голове у нее вспыхнуло воспоминание о ее прощальной вечеринке, когда она впервые увидела сюжет об аресте Закари. Она понимала, что сейчас должна испытывать счастье и облегчение от того, что все кончилось – но все равно старалась не давать даже этим эмоциям выхода.

Первым к ней в палату заглянул детектив, с которым она уже встречалась на месте убийства Гейл – Стюарт Уоллес, он был все в той же черной рубашке-поло с логотипом и тех же слаксах. За ним осторожно вошли еще два детектива.

– Помните меня? – вежливо спросил он, подходя к ее постели, на лице у него была теплая улыбка.

– Да, конечно, – Кристина улыбнулась в ответ, хотя ей было больно улыбаться из-за царапин и порезов, украшающих ее лицо, словно татуировка.

– Как вы себе чувствуете?

– Нормально, спасибо. – Кристина даже не особо кривила душой: на самом деле она никак себя не чувствовала. Старалась не чувствовать.

– Гриф передает вам привет. Он там, ждет вас у выхода. Он примчался сюда через несколько минут после того, как вас доставили.

– Правда? – Кристина была тронута.

– Да. Он звонил в 911 еще даже раньше, чем миссис Холлстед. Он попросил нас выслать патрульный автомобиль, чтобы убедиться, что с вами все в порядке. Велел нам искать вас везде в районе Юнионвилля.

Кристина была ошеломлена.

– Но… как же… откуда он знал, что мне нужна помощь?

– Он сказал, что разговаривал с вами по телефону и что вы были чем-то расстроены или что-то в этом роде. – Детектив Уоллес улыбнулся. – Он волновался, что вы попадете в аварию, потому что едете за рулем в расстроенных чувствах. И мы уже были на пути к вам, когда в 911 поступил звонок от жены Холлстеда. – Детектив Уоллес достал свой блокнот, то же самое сделали оба других детектива, стоящих у него за спиной. – Итак, Кристина, вы нам расскажете подробно, что произошло?

Кристина рассказала все, начиная с панихиды и заканчивая своим прибытием в больницу, и ответила на вопросы. Она старалась контролировать эмоции, не смогла сдержать слезы, только когда описывала, как Джоана отчаянно пыталась вырваться из рук Дома и ползла на водительское сиденье, а вот жуткую сцену, когда грузовик сбил Дома, смогла описать более-менее спокойно, хотя и знала, что эта картина отныне никогда не сотрется из ее памяти. Когда она закончила, детектив Уоллес помог ей встать и проводил ее к выходу из больницы, а затем откланялся.

Навстречу ей поспешно вскочил с кресла Гриф.

– Рад видеть вас в целости и сохранности, – сказал он, и губы его растянулись в подобии улыбки.

Кристина подошла к нему и раскрыла руки:

– Я собираюсь вас обнять, готовы вы к этому или нет!

– Нет, нет!

– Да, да! – Кристина крепко обняла его, и Грифу пришлось с этим смириться после некоторого сопротивления. Он был мягкий, теплый и такой нелепый в этом своем галстуке-пропеллере и синем матросском костюме, с черным зонтиком, который он держал в руке. Пахло от него сырными чипсами и чернилами, и она заметила, что когда он поправлял свои допотопные очки в роговой оправе, глаза у него подозрительно блестели.

– Что еще за новости? Чего вы лезете меня обнимать?

– Спасибо за то, что ждете меня.

– Можно подумать, у меня есть выбор!

– А еще – за то, что позвонили в 911.

– А что мне оставалось делать? Кто еще будет на меня работать бесплатно?

– Ха! – Кристина, морщась от боли, невольно улыбнулась шире. – Итак, что все это значит для Закари? Его освободили?

– Пока нет, нужно время. Они начали расследование по делу Гальярди. – Гриф наклонился к ней ближе и понизил голос: – Но помощник прокурора по секрету сказал мне, что там нечего расследовать. Они нашли в его компьютере фотографии Робинбрайт, МакЛин и Аллен-Боген. Посмертные фотографии.

– Вы имеете в виду… мертвые? – Кристина вздрогнула.

– Да. – Гриф помрачнел. – Для серийных убийц это довольно типично – фотографировать трофеи.

– А что его жена? Она знала?

– Не имела представления. Детей у них нет.

– Но как он попадал в больницы?

– Он занимался корпоративными страховками, в основном медицинскими. Он контактировал с администрациями больниц – так и находил своих жертв. И если бы вы его не остановили – он продолжил бы убивать.

На лицо Грифа вернулась легкая ухмылка, и Кристина призналась себе, что наконец-то начинает чувствовать некое удовлетворение, если не счастье.

– Мне кажется, кое-кто должен сказать кое-кому «отличная работа», не так ли?

– Отличная работа! – Гриф совсем расплылся в улыбке, как ни сопротивлялся этому.

– Спасибо.

Кристине стало тепло от мысли, что она совершила лучший и главный поступок в своей жизни, что она достигла цели – и этого было более чем достаточно. Она делала это не ради Грифа и не ради Закари – она делала это ради себя и своего ребенка.

– Так когда Закари выпустят?

– Через денек-другой, когда все бюрократические заморочки наконец закончатся.

– Но мы ведь пойдем и скажем ему?

– Сначала давайте заедем в офис. Я должен вас кое с кем познакомить.

– С кем? – Кристина взяла его под руку, и Гриф покорно потрусил рядом с ней к выходу.

– Увидите. И кстати – там, снаружи, полно репортеров. Давайте скажем им, что я кусаюсь.

– Думаю, они и сами это поймут. – Кристина вдруг поняла, что она очень хочет рассказать Грифу обо всем, о том, кто она такая, по дороге в офис. Она хотела, чтобы он знал правду. – Так вы хотите сделать заявление?

– Нет, я хочу заявить им, что «никаких комментариев». – Гриф искоса взглянул на нее. – Кроме того, я толком не знаю, кто за кем охотился: вы за плохим парнем – или плохой парень за вами.

– И то и другое, – улыбнулась Кристина, – с вашей помощью.

– Нет, я не помогал, – покачал Гриф головой.

– Помогали. Вы помогли мне поверить, что я могу это сделать. – Кристина всегда говорила, что учителя могут все, но теперь она убедилась на собственном опыте, что так и есть.

– Что ж, не будем терять времени, выходим. Там все еще идет дождь, они, наверно, совсем промокли.

– Отличная идея, – улыбнулась Кристина.

– Да, знаете… я принял решение. Я не буду отходить пока от дел.

– Здорово. И не надо! – Кристина видела толпу репортеров через стеклянную дверь, вспышки камер под дождем.

– Я оперирую свой бурсит, а потом вернусь в профессию. У меня еще полно пороха в пороховницах. И это вы помогли мне понять.

– Вот и хорошо. – Кристине стало тепло. – Только… вам нужен новый костюм.

– Не-а. Все, что мне нужно, это пробковая доска.

Гриф рассмеялся собственной шутке. Кристина присоединилась к нему, и они вышли на улицу, держась под руки.


Глава 51 | Желанное дитя | Глава 53