home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

Кристина шла по коридору к офису Грифа, собирая всю свою храбрость и выдержку. Одно дело обдумывать план, и совсем другое – осуществлять его на практике, особенно если тебе предстоит иметь дело с таким экземпляром, как Гриф-Скрипучка. Дойдя до конца коридора, она открыла дверь и вошла как раз в тот момент, когда он вешал телефонную трубку.

– Зачем вы здесь? – нахмурился Гриф.

Кристина с удовольствием отметила, что сегодня он выглядит гораздо более ухоженным, чем в прошлый раз: волосы у него были причесаны и даже как будто напомажены или приглажены гелем, на нем была белая рубашка, галстук в красно-голубую полоску и синий с белым костюм в морском стиле. Он был похож на Аттикуса Финча.

– Спасибо, что согласились встретиться со мной, Гриф. Вы сегодня выглядите великолепно.

– Я что, спрашивал ваше мнение?

– Нет, это называется вежливость. – Кристина села. – Вам тоже стоит попробовать иногда быть вежливым.

– Я слишком занят, – буркнул Гриф.

– Делом Закари? – Кристина оглядела стол, который был вытерт от пыли, на нем появились ручки и карандаши, а также желтая папка с какими-то исписанными бумажками. Справа от компьютера теперь стоял ксерокс и лежала пачка бумаги.

– Не ваше дело. Зачем вы приехали? Я занят!

– Хорошо. – Кристина открыла сумку, достала оттуда прозрачную папку и положила ее на стол, подтолкнув к нему кончиками пальцев. – Это мое резюме. Я замужем, мне тридцать два года и я работала учителем чтения в начальной школе последние восемь лет.

– А мне-то что? – Гриф даже не взглянул на папку.

– Я хочу быть вашим ассистентом. Бесплатно.

– Нет. – Гриф оттолкнул папку. – До свидания.

– Почему? – Кристина была готова к подобной реакции. – Вы заняты, вам нужна помощь. Вы сами говорили, что работаете в одиночку – а не должны.

– Это все ради вашей книги. Признайтесь.

– Нет. – Кристина в душе улыбнулась, – я уже заручилась согласием Закари на книгу, дело сделано. Я просто хочу помочь ему, и я заинтересована в этом деле.

– Почему? – Глаза Грифа сузились под очками, которые сегодня, надо признать, были заметно чище.

– Я считаю, что он невиновен.

Гриф фыркнул.

– Что доказывает, насколько вы невежественны в уголовных делах.

– А вы не считаете так?

– Я не собираюсь обсуждать это с вами.

– Ладно. Но я достаточно квалифицированна. Чтобы быть ассистентом, специального образования не требуется. У меня есть высшее образование, я закончила колледж при Коннектикутском Университете. Я вполне могу работать вашим ассистентом и провести расследование, руководствуясь здравым смыслом.

– Вольтер говорил, что здравого смысла не существует.

– К счастью, Вольтера здесь нет. После того, что случилось с Линдой Кент, я убеждена: происходит нечто подозрительное, и я хочу докопаться до самой сути.

– Нет. До свидания.

Телефон на столе у Грифа начал звонить, но он не обращал на это внимания.

– Будьте практичны. Вы не можете делать все сами, а денег, чтобы нанять персонал, у вас нет. Нужен кто-то, кто разнюхает все, что касается Линды Кент. – Кристина махнула в сторону телефона. – Уверена, это вам звонят из ФБР, и другие штаты будут вас доставать, вы же сами говорили. И вы не сможете делать все сами, ведь не сможете?

Гриф закусил свою высохшую губу, но не ответил. Телефон перестал звонить.

– Обещаю, я буду очень послушная и сохраню все, что мы узнаем, в строжайшей тайне. Я гораздо более ответственна, чем любой, кого вы можете нанять с улицы, и потом – у меня уже установлен контакт с Закари.

Гриф молчал, поэтому Кристина продолжала наступать:

– Я умею обращаться с компьютером – в отличие от сами знаете кого. ФБР и другие инстанции будут присылать вам письма – вряд ли они захотят все время общаться с вами по телефону, особенно если вы не отвечаете на звонки. Ну будьте же реалистом – если не ради себя, то ради Закари! Если вы останетесь в Средневековье – это вряд ли пойдет на пользу вашему клиенту. Позвольте мне помочь.

– Я так не думаю. – Гриф покачал головой.

Снова зазвонил телефон.

– Вы не ответите?

– Нет.

Кристина приподнялась и потянулась к трубке телефона:

– Давайте я отвечу. Я запишу сообщение.

– Нет, сядьте обратно! Я знаю, кто это звонит.

– Кто?

– Не ваше дело.

– Так почему вы не берете трубку?

– Любой телефонный звонок – это всегда неприятность и лишняя суета. Agenda. Помните об этом, – Гриф поднял вверх скрюченный указательный палец, – люди куда больше успевали бы, если не отвечали на телефонные звонки. Нужно заниматься собственными делами – как я. У меня есть свои собственные дела. Вы вообще знаете, из какого языка пришло слово «agenda»?

– Полагаю, из латыни?

– Разумеется. Это слово латинского происхождения, от множественного числа «agendum», что означает «нечто, что необходимо сделать». Так вот, отвечать на телефонные звонки – это не моя agenda, не то, что я должен делать. Моя agenda – это мой клиент.

Кристина перешла к плану «Б».

– Я все равно проведу собственное расследование, нравится вам это или нет. И вы меня не остановите.

– Да пожалуйста, мне-то что? – Гриф повел своими острыми плечами под пиджаком, который был ему безбожно велик – наверняка ему было немало лет.

– Дело в том, что если вы меня наймете – мое расследование будет закрытым, так ведь? Я не должна буду рассказывать о том, что найду, ФБР или в суде. Вы ведь сами мне это объясняли, помните?

Гриф не отвечал, но его косматые брови сошлись на переносице.

– А если я буду сама по себе, то ни о какой закрытости уже речи не идет, ни о какой конфиденциальности. Я должна буду отвечать на вопросы, я могу рассказать о том, что узнала, кому угодно, могу писать и печатать все, что захочу. Могу пойти в газету и продать им информацию. Могу разместить ее в этой безумной штуке, которая называется Интернет. – Кристина сделала паузу, давая ему время осмыслить сказанное. – Единственный способ меня контролировать – это нанять меня. Я в любом случае буду действовать. И в интересах Закари, чтобы мы были заодно, а не по разные стороны баррикад.

Гриф смотрел на нее мрачно.

– Это шантаж.

– Нет, это не шантаж, а кооперация, – Кристина не могла упустить шанс поучить даже человека его возраста. – Наша кооперация в интересах Закари. Мы оба хотим одного и того же – чтобы его оправдали. Ну, что скажете?

Гриф вздохнул с недовольным видом. Телефон наконец перестал звонить.

– Гриф, у вас нет денег. У вас нет персонала. Вы не справитесь в одиночку. Пожалуйста, мыслите практично. Возьмите меня.

Гриф молчал, жуя свою губу.

Кристина подождала еще.

– Пожалуйста!

– Вы должны будете делать только то, что я скажу, – ответил Гриф через некоторое время.

– Хорошо. – Сердце Кристины подпрыгнуло.

– Не писать и не болтать о деле. Ни с кем, кроме меня. Никаких книг, фейсбуков, ссылок. Вы даете слово?

– Да.

– Вы будете находиться под действием поправки 1.6, согласно которой все, что вы узнаете, работая на меня, является рабочей инфорацией и защищено клиентским соглашением и правом клиента на неразглашение. Не забывайте об этом.

– Хорошо. – Кристина нетерпеливо заерзала в своем кресле. – А теперь скажите мне – вы встречались с Закари?

– Вы уже задаете вопросы? – Глаза Грифа за очками стали почти круглыми.

– Ну, если мы собираемся работать вместе – мы должны делиться информацией. Делиться и кооперироваться, Гриф, – Кристина как будто разговаривала с четвероклассником, только это было еще труднее.

– А чем делиться? Я пошел в воскресенье в тюрьму и встретился с Закари.

– И что вы о нем думаете?

– Это не имеет значения.

– Не имеет значения, что вы думаете о нем?!

– Никакого. – Гриф посмотрел ей прямо в глаза через очки и сложил губы в прямую, почти невидимую линию.

Кристина не отступала.

– Как вы думаете, он невиновен?

– Это тоже не имеет значения. Я его адвокат, а не Создатель.

Кристина понятия не имела, что он имеет в виду.

– Но вы спросили его?

– Конечно нет.

Кристина не понимала.

– Так что было во время вашей встречи с ним? Как вы вообще разговаривали, если не выяснили главное? Это же все равно что слон в комнате!

Гриф вздохнул и театрально закатил глаза:

– Я спросил его, что произошло в ночь убийства. Он рассказал мне то же самое, что и вам. Я сделал записи, – он махнул в сторону своей папки. – Они где-то там.

– Но вы не спросили его, убил ли он ее?

– Сколько же раз можно повторять одно и то же? – разозлился Гриф. – Это так все время будет? Вы меня достали своими глупыми вопросами, я ясно выражаюсь?!

– Закари позвонил в 911 в ту ночь, вы же знаете. Это он сообщил об убийстве Робинбрайт.

– И что? – Гриф пожал плечами. Серийные убийцы частенько так делают. Роберт Дарст[6] звонил в 911. И СПУ тоже. Они любят играть с огнем, с полицией. Им нравится щекотать себе нервы. Показывать свое превосходство и неуязвимость.

Кристина подняла руки.

– Ладно, я сдаюсь. Что еще вы предприняли? Введите меня в курс дела.

– Я подал официальное уведомление, что представляю его. Еще я стер все записи о посетителях в тюрьме, кроме меня. Потом я ездил на место преступления.

Кристина насторожилась.

– Вы ездили в квартиру Робинбрайт?

– Квартира Робинбрайт и есть место преступления, так что да, – Гриф прищурил серые глаза, – как так получается – мне не нужен слуховой аппарат, а вот вам он очень бы пригодился?

– А как вы туда пробрались?

– А как вы думаете? Я показал свою лицензию. Детективы пускают адвокатов, но ходят за тобой по пятам. А ты оглядываешься по сторонам.

– Вы увидели что-нибудь полезное?

– Нет.

– Мне бы хотелось там побывать. – Кристина даже представить себе не могла, как там внутри, но ей хотелось узнать.

– Так езжайте. Я договорюсь на завтрашнее утро.

– Серьезно? – Кристина почувствовала, как ускоряется ее пульс. Конечно, это было глупо, но все-таки… вдруг она сможет увидеть что-нибудь, что Гриф пропустил?

– Подождите. – Гриф залез в свой портфель, стоящий на столе, и, достав оттуда однообъективный зеркальный фотоаппарат, положил его на стол перед Кристиной, задев черным длинным ремнем бумаги. – Я сделал фотографии.

– Спасибо. – Кристина взяла фотоаппарат и развернула к себе лицом, чтобы посмотреть фотографии, но там ничего не было. – Он не цифровой?!

– Нет, не цифровой. Это людей можно называть цифровыми, а фотоаппараты нет. Видите вот это? – Гриф растопырил свои изуродованные артритом пальцы. – Это называется digits. Понятно? В переводе с латыни это означает «пальцы рук или ног». Digits. Дигитальный. То есть цифровой. Понятно?

– Правда? – Кристина села обратно в кресло, держа камеру. – Вы прямо узнаете что-то новое каждый день.

– Я нет. А вот вы – да. – Гриф ткнул в камеру пальцем. – Напечатайте фотографии. Это будет ваше первое задание как ассистента.

– Хорошо, но я уже знаю, что мне нужно сделать в первую очередь. На самом деле – прямо сейчас.

– Так, ну вот, вы уже не слушаете меня! – Гриф нахмурился.

– Я слушаю. Но не повинуюсь.

– Вы сказали, что будете повиноваться.

– Нет, этого я не говорила, – такого Кристина не говорила даже на своей свадьбе, что, как выяснилось, было очень правильно, – позвольте я расскажу вам, что я хочу сделать, и если вы после этого дадите мне добро – я начну действовать. Как насчет такого варианта?

– Нет.

Но Кристина не повиновалась – и все равно начала рассказывать.


Глава 32 | Желанное дитя | Глава 34