home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 4

Она шла по улице не останавливаясь, но все же Беннет уловил момент, когда мисс Синклер заметила его. Теперь ее спина напряглась, а одежда уже не охватывала стан изящными волнами.

Майор тут же догнал ее и пошел рядом.

— Было приятно повидаться с пашой?

Она стиснула зубы и, глядя куда-то вдаль, ускорила шаги.

— Я очень вам признателен за то, что вы возвращаетесь к себе в дом для встречи со мной.

Девушка бросила на него взгляд, затем отвернулась, но все же спросила:

— Так это были вы, не так ли? Следили за мной? Это возбуждало вас? Или же думали, что я стану более сговорчивой, если меня напугать? — Она обошла камень, лежавший на дороге. — Но вы добились только одного — еще больше убедили меня в том, что мне следует вас избегать.

Беннет молча пожал плечами. Эта женщина полагала, что обманула его, проявив сообразительность и ловкость. Но он был готов подвергнуть ее шпионские приемы сомнению. Черт побери, она оказалась даже более наивной, чем он думал.

Понизив голос, майор проговорил:

— Если вы думаете, что можете почувствовать, как кто-то следит за вами, то это глупо. Поверьте, никакой интуиции не существует. Все, что у вас есть, — это ваши смутные ощущения. То, что настораживает вас, настолько неуловимо, что и не заметить. Например — тихие шаги. Или чье-то дыхание за спиной. Или же тень на пороге.

Он, Беннет, убил слишком много французских офицеров, чтобы сомневаться в истинности своих слов. Французы никогда не видели приближавшейся к ним смерти — даже тогда, когда он часами выжидал, не спуская пальца с курка. А последнее, что они чувствовали, — то не было посланное свыше предостережение, это была его пуля.

Мисс Синклер, повернувшись, презрительно взглянула на него.

— Сэр, я прекрасно знала, что это были именно вы.

Беннет шагнул к ней поближе, но она выставила локоть, чтобы удержать его на расстоянии. И тут же заявила:

— Вы просто сердитесь, потому что потеряли меня.

Он схватил ее за руку; ему хотелось хорошенько встряхнуть ее, чтобы она хоть что-нибудь поняла.

— Нет, мисс, вас потерял неумелый самонадеянный сыщик, который тоже следил за вами. Я следил за ним, а он — за вами.

Мари с вызовом вскинула подбородок.

— Если вы пытаетесь испугать меня, у вас ничего не получится.

Майор замедлил шаг, придерживая девушку.

— Он следовал за вами, пока вы не воспользовались той повозкой с капустой как укрытием.

— А вы, сэр, при всей вашей сообразительности потеряли его, не так ли?

Беннет в досаде поморщился. Он вполне мог выследить того негодяя, но не хотел рисковать, боялся потерять из виду мисс Синклер.

— Он был новичком, поэтому я решил, что не стоит за ним следить. Однако я продолжал следить за вами. Я шел за вами до того дома, где находится ваш тайник в ставне. А потом шел всю дорогу до дома паши, всего лишь в нескольких футах от вас.

Мари вздрогнула, а майор продолжал:

— Это не игра, мисс Синклер. Если вы собираетесь и дальше так себя вести в этом деле, то…

— Как будто у меня есть выбор, — перебила девушка.

«Неужели ей так нужны деньги?» — подумал Беннет.

Он еще крепче сжал ее руку, и она поморщилась.

Тут Беннет вдруг нахмурился и сдвинул кверху ее рукав. На белой коже виднелись ярко-красные царапины. А в ямочке у локтя он увидел кровь.

— Как это произошло?

Она высвободила руку и торопливо направилась к своему дому, видневшемуся в конце улицы.

— Сегодня утром, в кустах. Но я прекрасно себя чувствую, — бросила Мари через плечо.

Беннет быстро последовал за девушкой.

— Но ранки надо обработать.

— Я так и сделаю.

Когда они подошли к двери, та тут же открылась. И тот же самый слуга, с которым, как он видел, Мари разговаривала накануне у дома, поздоровался с ними. Мисс Синклер кивнула ему:

— Спасибо, Селим. Это все.

Слуга поклонился, но не торопился уйти — уходил очень медленно. И майор подозревал, что тот не далеко ушел.

Беннет взял девушку за плечи. Черт, он опять прикоснулся к ней! Когда же его проклятые руки начали действовать по собственной воле? В Лондоне, в бальных залах, он не лапал первых попавшихся ему дебютанток, а здесь ему почему-то хотелось хотя бы недолго побыть рядом с Мари.

Она переступала с ноги на ногу, нервно облизывая губы, вкус которых он уже узнал. Наконец Беннет отпустил ее и заявил:

— Мне поручено охранять вас, мисс. За вами следят. Хотите ли вы сделать все необходимое для того, чтобы обеспечить свою безопасность? Или хотите, чтобы все сейчас же закончилось?

Интересно, что бы он сделал, если бы она захотела покончить со всем этим сейчас? Без сомнения, он напомнил бы ей о ее соглашении с послом.

Майор тяжело вздохнул. Выходит, кто-то следил за ней. И Беннет также шел за ней, чего она не замечала. А что, если бы в это утро ситуация изменилась? Что, если бы незнакомец проследил ее до резиденции Нейтана? Тогда их обоих разоблачили бы.

Мари пристально посмотрела на стоявшего перед ней человека. Она все еще не хотела принять его защиту. Он, этот высоченный светловолосый голиаф, выделялся среди других людей, как ястреб в воробьиной стае. Но он ничего не знал о Константинополе и его обычаях. И он думал, что сможет командовать ею, как одним из своих рекрутов.

Но с другой стороны… Может быть, ему были известны какие-то факты, которые могли бы оказаться для нее полезными?

— Сэр, чего бы вы хотели от меня?

— Прежде всего — продолжить этот разговор в более подходящем месте.

Мари чуть повернула голову и увидела Селима, следившего за ними.

— Поговорим на женской половине, сэр.

— Простите, где?..

— Идите за мной. Мои комнаты в другой части дома.

Майор с удивлением приподнял брови.

— А не будет ли это неприличным, если вы примете меня в вашей спальне?

— Вероятно, не будет. К тому же там я смогу свободно обращаться с вами.

— Но, мисс Синклер…

Майор в смущении умолк.

А она вдруг улыбнулась и спросила:

— Вы действительно не имеете представления о турецкой культуре? Здесь принято, что женщины в доме живут отдельно от мужчин. Вы когда-нибудь слышали о гаремах?

— Но разве здесь, у вас в доме…

Майор умолк и нахмурился.

Щеки Мари вспыхнули, и она проговорила:

— Нет-нет, вы думаете о женщинах, которые живут в гареме. А это слово просто обозначает помещение для женщин — в отличие от селамлик, то есть места, где собираются мужчины.

Прествуд еще больше помрачнел.

— Ваш отец придерживается этих традиций?

Мари покачала головой, хотя ей страшно хотелось показаться перед майором в традиционной одежде гаремной рабыни — чтобы подразнить его.

— Нет, совсем нет. Но и в нашем доме женская половина принадлежит мне. По традиции слуги мужского пола не заходят туда. Только моя горничная и уборщицы ко мне заглядывают.

Она повела гостя по мраморному коридору, за которым начинались ее владения. Коридор заканчивался холлом, служившим местом общения.

Шагнув в комнату, майор Прествуд замер, немного смутившись. Хозяйка повернулась к нему и с улыбкой сказала:

— Проходите же, не стесняйтесь.

Беннет осмотрел фрески, украшавшие стены.

— Это вы их рисовали?

Мари кивнула. Она с удовольствием писала виноградные лозы и птиц, возникавших в ее воображении.

— Да, я.

Майор протянул руку и провел пальцем по изгибу птичьего крыла. Потом с благоговением в голосе, проговорил:

— Как вы уловили в них столько жизни? Даже растения, кажется, стремятся вырваться из плена плоской стены.

Мари с удивлением посмотрела на гостя. Стремятся вырваться из плена?..

А он, отвернувшись от стены, сказал:

— Что ж, вернемся к делу.

«Как будто это я сменила тему», — подумала Мари. Но она видела любопытство и восхищение в его глазах, когда он смотрел на фрески, и этот его взгляд согрел ее душу.

С улыбкой кивнув, Мари сказала:

— Да, сэр, конечно.

— Так вот, человек, шедший за вами, был среднего роста, смуглый, с жидкой бородой и с усами, — продолжал майор. — На нем были белый тюрбан и коричневая одежда далеко не лучшего качества. Кажется, у него искалечена левая рука. Он никого вам не напоминает?

Мари пожала плечами:

— Нет, пожалуй. Он выглядит… как любой другой мужчина в Константинополе.

Прествуд скрестил на груди руки.

— Скорее всего его наняли следить за вами. Кто знает о вашей работе?

Мари задумалась.

— Только три человека знают об этом. Посол, мой бывший связной с министерством иностранных дел и моя горничная.

— А кто был вашим связным?

Девушка решительно покачала головой:

— Нет, не скажу. А он не выдаст меня, ясно?

Если ей повезет, Нейтан придумает способ отделаться от Прествуда.

— А ваша горничная…

— Ее зовут Ашилла Ранкопита. Вы видели ее вчера.

— Насколько вы доверяете ей?

— Полностью.

Прествуд подошел к чаше с водой, стоявшей на столе. Он так и не спросил, что она думает о Даллере. Очевидно, не сомневался в надежности своего кузена.

— Идите сюда, мисс Синклер.

Она подошла к столу и взглянула на гостя вопросительно.

— Что вы хотите, сэр?

Майор молча снял шейный платок и опустил его в воду. Затем вдруг схватил девушку за руку и сдвинул вверх ее рукав.

— Сэр, но это уж…

Слова замерли у нее на губах, когда она почувствовала на руке холодную повязку.

Мари попыталась сосредоточиться на неприятной процедуре, но не смогла разобраться в своих ощущениях. А Беннет провел платком по ее руке, затем осторожно и даже с нежностью погладил запястье.

Она нахмурилась и пробурчала:

— Вам так необходимо прикасаться ко мне?

— Да. — Он кашлянул, обводя указательным пальцем одну из кровоточивших царапин. — Ведь предполагается, что я охраняю вас и защищаю.

— От кустов? — спросила она с усмешкой.

— От всего, что могло бы повредить вам.

Майор отжимал платок, разливая воду вокруг чаши.

Властный, грубый, любопытный! Мари мысленно перечислила причины, по которым не должна была получать удовольствие от его прикосновений.

Но когда он указал на ее другую руку, она молча протянула ее для такой же изощренной пытки.

Тут вдруг воцарилась темнота, и Мари догадалась, что это она закрыла глаза.

Девушка заставила себя раскрыть глаза. К счастью, майор занимался ее ранами и не смотрел ей в лицо. Снова отжав платок, он положил его рядом с чашей и проговорил:

— Надо придумать объяснение для наших с вами постоянных встреч. Допустим, я проявлю интерес к местным флоре и фауне. Это предоставит нам благовидный предлог для встреч, согласны?

О Боже, а как же ее необдуманный ответ на вопрос Исада?! Мари со вздохом покачала головой:

— Нет, не подходит. Просто вы… ухаживаете за мной, — произнесла она шепотом.

Майор Прествуд замер на мгновение.

— Что вы сказали?..

Мари откашлялась и пробормотала:

— Вы за мной ухаживаете.

Выражение ужаса на лице майора было комичным — и в то же время оскорбительным. Неужели это она только что по-настоящему улыбалась ему?

— Несколько слуг Исада видели наш… наш поцелуй. Я должна была как-то объяснить это. Я сказала ему, что наши матери знали друг друга еще в Англии. Поэтому, когда вы приехали, вы сразу посетили меня.

— И мгновенно влюбился?

У него не было необходимости обосновывать свои сомнения. Ведь она ненавидела его — это было очевидно.

— Сэр, у меня нет особого выбора. Или вы предпочтете версию, что напали на меня на улице и хотели изнасиловать?

Беннет со вздохом проворчал:

— Сначала вам следовало бы посоветоваться со мной.

Мари пожала плечами:

— Сказанного нам уже не изменить, сэр.

Прествуд приблизился к ней почти вплотную.

— Итак, я был очарован, да? А что в вас такого, Мари? Что именно очаровало меня?

Она чуть не задохнулась, когда он назвал ее по имени. В том, как он произнес его… в этом было что-то непристойное.

— Даже не могу предположить, майор.

— Теперь уже просто Беннет. Ведь у нас достаточно дружеские отношения, чтобы целоваться на глазах у людей. Формальности же разрушат наш обман. — Он осторожно потянул за выбившуюся из прически прядь ее волос. — А это, вероятно, ваши собственные локоны?

Мари в ярости оттолкнула майора.

— Как вы смеете?! — закричала она.

Внезапно огромный мужчина в коричневой одежде схватил Беннета за ворот и швырнул на пол. Падая, тот увлек за собой нападавшего.

Мари уже раскрыла рот, чтобы позвать на помощь, но, к счастью, узнала облаченного в традиционный турецкий костюм противника Беннета.

— Нет, Нейтан! — крикнула она.

Тут Беннет, воспользовавшись заминкой, ударил противника кулаком в челюсть и навалился на него.

Мари бросилась к мужчинам и, ухватившись за них, проговорила:

— Остановитесь, вы оба — на одной стороне.

Мужчины замерли, глядя друг на друга. Затем Беннет слез с Нейтана и протянул ему руку, помогая встать. Тот был довольно высокого роста, но майор превосходил его на добрых шесть дюймов.

— Абингтон, не так ли? — спросил Беннет.

Нейтан в смущении покосился на Мари. А она, подбоченившись, проговорила:

— А мне вы сказали, что вы — Смит.

О, она уже догадывалась, что он ей солгал, — но хотелось убедиться, что ее подозрения оправдались. «Что ж, очень хорошо, что я не полностью доверяла ему», — подумала Мари.

Беннет же, даже не взглянув на нее, обратился к Нейтану:

— Что вы здесь делаете?

Нейтан нахмурился и проворчал:

— Я нахожусь здесь по заданию министерства иностранных дел. Это все, что я могу вам сказать. — Он повернулся к Мари. — Прошу прощения, что ввел вас в заблуждение относительно своей фамилии, но моя миссия, как вам известно, засекречена. Однако Нейтан — мое настоящее имя.

Мари кивнула, однако промолчала.

А Беннет, скрестив на груди руки, спросил:

— Какие отношения связывают вас с мисс Синклер?

Она чуть не задохнулась от гнева.

— Майор, из всего сказанного…

Нейтан вскинул руку, останавливая ее тираду.

— Прествуд — ваша охрана, верно?

Мари снова кивнула.

— Значит, в вашей записке, в которой вы сообщали, что за вами следят и что вы нуждаетесь в немедленной помощи, говорилось о Прествуде?

Мари поморщилась. Вопрос Нейтана очень ей не понравился. Взглянув на Беннета, она заметила у него на скуле синяк, — видимо, и ему досталось в драке.

— В записке было кое-что еще, — заметил Нейтан.

— Да, знаю. Я прочитал ее, — заявил Беннет.

Мари в гневе сжала кулаки.

— Как вы посмели?! Записка была личной!

— Неправда. Вы оставили ее в ставне.

— Но вы знали, что я оставила ее не вам.

Майор оставался невозмутимым.

— Я не мог допустить, чтобы вы навредили себе.

А не приходило ли этому человеку в голову, что двадцать три года она чудесным образом обходилась без его помощи?

— Но если вы знали, что в этой записке, то почему оставили ее там? — спросила Мари.

Беннет не ответил и снова обратился к Нейтану:

— Я знал, что рано или поздно записка мисс Синклер дождется того, кому была предназначена. Мне надо было только подождать.

Нейтан одобрительно кивнул:

— Да, все верно. У меня были некоторые сомнения, когда я услышал, что для ее охраны приезжает армейский офицер, но, очевидно, я слишком поспешил с выводами.

Мари вздрогнула. Вот оно, предательство! Что ж, этого следовало ожидать. Увы, боль от предательства была ей хорошо знакома…

— Как вы узнали друг друга? — спросила Мари.

Нейтан пожал плечами:

— Я в дружеских отношениях с его старшим братом, с Дартоном. — Он нахмурился и добавил: — Я хотел бы, Прествуд, чтобы вы не упоминали о встрече со мной. Из всего моего начальства посол — единственный человек, которому известно о моем присутствии здесь.

Беннет кивнул:

— Да, хорошо. Но если вы здесь, то зачем сюда прислали меня?

Мари уловила в голосе майора раздражение; конечно же, он хотел знать, почему ему дали такое неприятное задание. Что ж, если так, то он избавил бы ее от множества хлопот, если бы просто ушел.

Нейтан поправил свой тюрбан, в драке съехавший набок, и пояснил:

— Я не часто бываю в Константинополе, поэтому могу присматривать за ней только в некоторых случаях.

— Так кто же охранял мисс Синклер, когда вас здесь не было?

Эти двое говорили о ней так, как будто ее здесь и не было!

— Я охраняла себя сама, — заявила Мари.

Беннет молча стиснул зубы. Нейтан же, никогда не упускавший случая воспользоваться напряженной ситуацией, проговорил:

— Мари очень умная и способная женщина. Но после инцидента в Чорлу я был вынужден сообщить послу, что именно Мари — автор чертежей и что ей понадобится помощь, если меня рядом с ней не будет. Очевидно, посол сам информировал свое начальство. Знаете, этот человек немного старомоден…

— У вас много общего с вашим кузеном, не правда ли, майор? — проговорила Мари с усмешкой.

— А что произошло в Чорлу? — спросил Беннет.

Мари пожала плечами:

— Кто-то стрелял в меня, вот и все.

— Что?!

— Вы прекрасно слышали, что я сказала. Как вы думаете, почему сюда послали именно вас?

Беннет не ответил и повернулся к Нейтану.

— Вы там были в тот момент?

— Нет.

— Тогда уходите.

Мари с изумлением посмотрела на майора. Какое право он имел кого-либо прогонять из ее дома? Ведь вовсе не он тут хозяин.

Нейтан же, поспешив откланяться, проговорил:

— Оставляю вас дискутировать. Чем меньше я узнаю, тем больше смогу отрицать. — Он усмехнулся и добавил: — Я бы мог сказать вам, Прествуд, как надо вести себя, но мы с вами оба знаем, что бесполезно спорить с женщиной.

Мари нахмурилась, глядя вслед Нейтану, выходившему из комнаты. Затем повернулась к майору.


ГЛАВА 3 | Тайна ее поцелуя | ГЛАВА 5