home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 33

— А ты уверен? — спросил Даллер кузена, нервно расхаживавшего перед ним.

Беннет достал из кармана своей рабочей одежды помятую бумагу; он не хотел рисковать — Исад не должен был знать о его возвращении.

Показав Даллеру то место, где было скрыто послание Мари, он пояснил:

— Талат держит ее в заключении, и она жива.

Или была жива месяц назад. Но он отказывался думать о худшем.

Беннет сначала хотел взять штурмом дом Талата, но потом передумал — опасался, что Мари могла бы стать жертвой плохо подготовленного нападения.

Даллер кивнул и пробормотал:

— Ах, ты… может, тебе нужна зарисовка внутреннего расположения в доме Талата? — Кузен расправил усы. — Знаешь, я сделаю еще лучше. Я сам пойду вместе с тобой. Я бы очень хотел послать с тобой еще и посольский отряд, но это равносильно объявлению войны.

Беннет молча пожал плечами. Он не мог обратиться в местную полицию, так как Талат, возможно, знал, что Мари шпионка. И он мог бы передать ее местным властям как предательницу. Жаль, что Абингтон покинул город в прошлом месяце. Этот человек стоил целой армии.

Посол встал и проговорил:

— Я не смогу дать тебе войско, но я неплохо знаю Талата. Он человек разумный. Если он еще не убил ее, то есть шанс…

— Быстрее! — перебил Беннет. — Я должен освободить ее.

Даллер кивнул:

— Да, конечно. Сейчас едем. — Посол вынул пистолет из ящика стола и положил его в карман. — Если мы поедем в моей карете, мы меньше рискуем, что тебя узнают.

— Да, разумеется, — буркнул Беннет.

Они сели в карету и медленно покатили по улицам. Беннет то и дело поглядывал в окно. Теперь, когда он знал, что Мари жива, каждая секунда ее плена казалась невыносимой. Он не мог избавиться от страха, что именно сейчас с ней могло что-то случиться и что он не успеет ее спасти, что опоздает на несколько минут.

Когда они проезжали мимо резиденции Синклеров, он увидел рабочих, ремонтировавших дом, под крышей которого уже почти не осталось следов разрушений.

А может, он мог бы получить здесь подкрепление? Беннет попросил кузена остановить карету и постучал в дверь.

Селим поразился, увидев его.

— Майор?..

— Где сэр Реджинальд?

Селим опустил голову.

Это означало, что старик находится под действием дурмана. Будь он проклят…

Словно прочитав его мысли, Селим сказал:

— Нет-нет, после смерти Мари сэр Реджинальд отказался от опиума. В некоторые дни боль от его отсутствия хуже всего остального. Не желаете ли, чтобы я что-нибудь ему передал?

— Мари жива. Пойдем со мной, и мы отыщем ее.

— Я не могу, сначала я должен…

Но Беннет не слышал Селима — он спешил обратно к карете.


Дом Талата нависал над улицей, словно огромное чудовище. И на всех окнах были массивные решетки.

Даллер приказал оставить карету на углу, и Беннет соскочил на землю. Использовав группу торговцев, шедших по улице, как прикрытие, он оглядел окружавшие дом стены. Стены были очень высокими. И трудно было бы войти в дом незамеченным. Но там была Мари.

Надежда, прожигавшая ему грудь с тех пор, как он увидел рисунок, усилилась до такой боли, что каждый вдох давался ему с трудом. И было ясно: каждая секунда ее пребывания здесь была еще одной секундой смертельной опасности. Даллер указал на узкий проход между домом Талата и домом его соседей. Проход оказался так узок, что плечи Беннета касались обеих стен. И тут же имелись небольшие ворота. Беннет приблизился к ним, чтобы осмотреться.

— Это ход для слуг? — спросил он.

В его спину уперлось дуло пистолета.

— Теперь это твой ход. Иди! — приказал Даллер.

Беннет вздрогнул и проговорил:

— Значит, Мари была права. Это ты тот человек, который предал ее.

Посол надавил на пистолет еще сильнее.

— Я никогда не нравился ей.

— И мне — тоже, — проворчал Беннет.

Раб, открывший ворота, нисколько не удивился при виде человека, которого держали под дулом пистолета.

Даллер, шедший за Беннетом, с усмешкой проговорил:

— Теперь без меня никто не обходится.

— Из-за того, что ты сделал? Или благодаря тому, что мой отец помог тебе?

Дуло впилось в поясницу Беннета, и он отчетливо ощутил округлость ствола.

— С тех пор как я помог Талату стать советником султана, я и сам стал советником султана. Да и эти высокомерные ублюдки из министерства иностранных дел не могут обойтись без меня. Так что мне больше не надо полагаться на жалкую благотворительность твоего отца.

— Но зачем похищать Мари?

Даллер втолкнул его в какую-то дверь.

— Это я и намерен выяснить. Я же приказал, чтобы ее убили…

При этих словах кузена Беннета охватил неудержимый гнев. Резко развернувшись, он схватил Даллера за руку с пистолетом. Прогремел выстрел, но пуля угодила в стену. Беннет ударил кузена кулаком в челюсть и тут же, ухватив его за руку, стал выворачивать ее. Посол вскрикнул, и пистолет упал на пол.

— Отпусти моего помощника, майор.

Беннет обернулся на голос и встретил холодный взгляд Талата. Бея окружали охранники с обнаженными саблями.

Беннет отпустил кузена и прорычал:

— Мы еще не закончили!

Даллер дрожащими руками оправил помятую одежду.

— А я думаю, закончили, Прествуд.

Посол поднял свой пистолет и снова приставил дуло к пояснице Беннета.

— Пошли!

Талат кивнул, указывая дорогу. Охранники последовали за беем, а тот привел всех в главный холл дома. Талат прилег на диван и выбрал орех из блюда, стоявшего у его локтя.

— А теперь сдай свое оружие, майор.

Беннет вынул из-за пояса кинжал. Один из охранников Талата забрал оружие.

— А пистолет и нож ты спрятал на себе, я уверен.

Беннет отдал и то и другое.

— Обыщите его.

Охранник тотчас исполнил приказание и отошел, ничего не обнаружив.

— Можешь теперь отдать свой пистолет, Даллер. Мои люди следят за ним.

Посол подчинился. Причем Беннет заметил, что некоторые из людей Талата пристально наблюдали и за Даллером.

Талат небрежно взмахнул рукой и спросил у посла:

— Что все это значит?

Даллер уставился на него с удивлением.

— Это мне следует задать вам такой вопрос. Что, мисс Синклер жива?

В ожидании ответа Беннет затаил дыхание.

Талат пожал плечами:

— Да, возможно.

До Талата было три шага. И если бы он, Беннет, был вооружен, то мог бы броситься на него и… Но сейчас он осторожно, дюйм за дюймом, отодвигался в сторону от охранников.

— Я же приказал тебе убить ее, — сказал Даллер.

Бей в задумчивости поглаживал свою жиденькую бородку.

— Ты всегда почему-то считал, что я исполняю твои приказания. Ты просто дурак, вот ты кто.

Даллер в ярости заявил:

— Тем влиянием, которым ты сейчас пользуешься, ты обязан только мне!

— Ты действительно в это веришь? — рассмеялся Талат. — Я просто использовал тебя. И на всякий случай сделал тебя как бы советником султана. — Талат засмеялся. — А паша сейчас рыдает в своем доме, как больная старуха. Думает, что мисс Синклер умерла. Но это входило в мои планы. А вот что будет, когда он придет в себя? Возможно, он уже говорил с поверенным о своем финансовом положении…

Даллер немного оживился:

— Тогда выходит, что все в порядке?

Талат помрачнел:

— Нет, к сожалению. И не будет никакой пользы, если убить мисс Мари. Деньги наши все равно не перейдут к Фатиме. Он оставляет свое состояние университету.

— Не может быть! Без его денег мы обречены!

Даллер дрожащей рукой вытащил из кармана табакерку.

«Приданое Исада… Еще один кусочек мозаики занял свое место», — думал Беннет.

— Вот и хорошо, что я решил сохранить ей жизнь. Исад заплатит огромные деньги, чтобы вернуть ее. Этого хватит, чтобы заплатить мои долги, — заявил Талат.

— А как же с моими долгами? Они образовались, когда я помогал тебе занять нынешнее положение. Ты согласился заплатить мне.

Даллер в отчаянии запустил пальцы в волосы.

Талат пожал плечами.

— Если бы была твоя воля, она бы уже умерла. Кроме того, ты не смог уговорить ее, некрасивую старую деву, выйти за тебя замуж. У тебя был шанс разбогатеть, но ты потерял его.

Даллер нахмурился и проворчал:

— А тебе следовало сказать мне, что она жива. И часть этих денег все равно моя!

Беннет воспользовался их ссорой и продвинулся еще на дюйм в сторону.

Талат расколол пальцами орех и проговорил:

— Почему мне следовало сказать об этом тебе? Ведь я не единственный, кто задерживает информацию. Скажи, когда ты узнал… и когда ты собирался сказать мне, что она была шпионкой?

Даллер помолчал, потом ответил:

— Я узнал тогда же, когда и ты.

Талат с усмешкой кивнул:

— У меня давно возникли такие подозрения. А ее дворецкий любезно сообщил мне, где она будет делать рисунки в следующий раз, то есть после Чорлу.

«Так я был прав в своих подозрениях, — промелькнуло у Беннета. — Селим тоже предал ее».

— Значит, ты прислал вора в Мидию? — спросил Даллер.

Талат пожал плечами:

— Это намного пристойнее, чем твоя тактика. И разве не предполагалось, что она обо всем доложит тебе? Но ты почему-то устроил на нее покушение в Чорлу. Почему?

Даллер промолчал. Он полагал, что выстрел в Чорлу лишит Мари наследства. Но затем Абингтон сообщил, кем на самом деле являлась Мари, и Даллер понял: женщина, которую он пытался убить, предоставляла сведения, которые очень ценились его начальством.

С возмущением глядя на бея, Даллер спросил:

— Если ты давно знал, кто она такая, то почему не передал ее султану?

Талат рассмеялся.

— Вот почему я и не исполнял твои приказания. Ты не обдумываешь дела так, как их следовало бы обдумывать. Моя жена приходится паше племянницей. И если бы Мари разоблачили как шпионку, то его связь с ней опозорила бы всю нашу семью. Мы все пострадали бы вместе с ним.

Даллер открыл табакерку и втянул в нос щепотку белого порошка.

— Ты не так уж умен, — проворчал посол. — Изгадил все дело…

— Каким образом?

— Смерть мисс Синклер прошла бы почти незамеченной. А вот граф не допустит, чтобы смерть его сына осталась не расследованной. Вот почему я сначала сохранил ему жизнь. Но ты решил не убивать мисс Синклер, и она передала тайком ему записку. Теперь он вернулся, и нам придется его убить. Но как объяснить смерть Прествуда?

Талат пожал плечами:

— Скажу, что поймал его за шпионажем и в схватке убил.

Даллер вздрогнул и выронил свою табакерку. Выругавшись, он проворчал:

— Ничего не получится. Если обвинить его, то это бросит тень и на меня.

Пока стражники следили, как украшенная драгоценными камнями коробочка катилась по полу, Беннет продвинулся на целых два дюйма.

Талат злорадно улыбнулся:

— Выходит, что и английский посол — шпион. Султан будет очень доволен мной, если я лично убью сразу двух шпионов.

Даллер замер на мгновение.

— Предатель, ублюдок… — пробормотал он.

Тут бей поднялся на ноги и, взглянув на своих людей, приказал:

— Убейте этих двоих!

Даллер попятился к двери, Беннет же бросился к ближайшему стражнику и сильным ударом выбил кинжал из его руки. Остальные стражники уже готовы были наброситься на майора, но он швырнул безоружного стражника им под ноги и попятился к стене, чтобы его не окружили.

Двое тут же напали на него, но ему удалось отбросить их в разные стороны.

— Это длится слишком долго, — проворчал Талат. Он вынул кинжал и двинулся на Беннета.

— Стоять, Талат-бей!

Внезапно дверь распахнулась, и толпа воинов во главе с Исад-пашой ворвалась в комнату. Вслед за ними вошел Селим.

Одетый во все черное, разъяренный паша держал в руке острейший кривой кинжал. В страхе глядя на него, Талат придвинулся к своим людям и произнес:

— А твоя хорошенькая горничная будет страдать из-за этого, Селим.

Дворецкий побледнел, но стал рядом с пашой.

— Я покончил с твоими угрозами, Талат! — Исад шагнул к бею. — Где Мари?

Пот выступил на лбу Талата.

— Она шпионка, ты же знаешь…

Бей бросил взгляд в сторону коридора.

Беннет с облегчением вздохнул. Значит, Мари все-таки была жива.

Паша еще на шаг приблизился к Талату.

— Тогда скажи мне, почему ты приютил в своем доме шпионку?

Громко вскрикнув, Талат взмахнул кинжалом, но паша ловко отбил его удар и нанес свой.

Будучи в меньшинстве, стражники бея попытались бежать, но их задержали воины Исада. А Даллер в суматохе проскользнул к двери.

— Эй, майор!

Селим бросил Беннету свой кинжал.

С удовлетворением ощутив в руке знакомую тяжесть, Беннет бросился на Даллера и ударил его кинжалом в плечо. Он уже собрался нанести второй удар, но тут между ними оказался кто-то из людей Исада; этот воин размахивал кинжалом как безумный.

Беннет в ярости зарычал, увидев, как посол выскользнул за дверь.

Селим тут же крикнул:

— Хватайте посла!

Беннет взглянул на дворецкого.

— Не думай, что тебе удастся оправдаться, — произнес майор. Селим потупился, а Беннет добавил: — Но любое наказание будет ничем в сравнении с тем, что сделает с тобой Ашилла.

Оставив Талата на милость Исада, Беннет выбежал в коридор и осмотрелся. Алые капли крови указывали путь Даллера. Пятна исчезли у закрытой двери.

Беннет распахнул дверь — и едва успел увернуться от какого-то большого горшка, брошенного ему в голову. Но все же посудина угодила в его правое плечо, и рука, державшая кинжал, онемела. Однако Беннет не обращал на боль внимания. Сейчас он с удовольствием убьет Даллера!

Отбросив кинжал, Беннет схватил Даллера за ворот левой рукой и швырнул его на пол. С силой ударив посла в челюсть, он почувствовал некоторое удовлетворение. Этот ублюдок пытался убить Мари! Беннет снова занес над Даллером кулак и нанес еще один удар.

— Не убивай меня!

Посол извивался на полу, держась за раненое плечо. Из его сломанного носа сочилась кровь.

Беннету ужасно хотелось прикончить негодяя, но он все же сдержался. Оглядев комнату, майор оторвал шнур от занавеси и, перевернув испуганного Даллера, связал его по рукам и ногам.

— Я передам тебя британскому правосудию или отдам паше, — процедил Беннет сквозь зубы.

Даллер застонал:

— Но ведь твой отец устроил мое назначение… Только подумай о скандале, который распространится на него и на твою семью.

— Мой отец достаточно сильный человек, чтобы перенести все последствия происходящего. — Беннет мрачно улыбнулся и добавил: — В отличие от тебя он потратил годы, устанавливая связи, основанные на доверии и чести.

— Но какое имя носит твоя семья?! Твой долг сохранить его незапятнанным!

Беннет проверил узлы, затем подобрал с пола кинжал.

— Я знаю, что мой долг — это долг перед теми, кого я люблю.

С этими словами майор вышел из комнаты.


ГЛАВА 32 | Тайна ее поцелуя | ГЛАВА 34