home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 20

«К несчастью, он был еще и евнухом!» — закончила свой рассказ старуха.

Все рассмеялись веселой истории, что рассказала пожилая женщина. Подобные разговоры якобы должны были помочь невесте развеять страхи перед брачной ночью, хотя простое объяснение, по мнению Мари, подействовало бы намного лучше, чем грубые шутки и намеки.

Мари ужасно захотелось снова глянуть через плечо, чтобы посмотреть, не прибыл ли какой-нибудь посыльный. Поймал ли Беннет человека, следившего за ней? Она уже в сотый раз напомнила себе, что этот план был задуман самим майором, а она, Мари, участвовала в его осуществлении только как приманка. Но все равно ее глаза то и дело поглядывали на дверь.

Нет, опять ничего.

А что, если Беннет ранен?

Стараясь скрыть свое беспокойство, Мари принялась набивать хной бумажную трубочку. Когда же она закончила рисовать последний листочек на ладони Сейды, руки у нее были холодные как лед.

Мари вздохнула и отошла в сторону, а сияющая Фатима вложила две золотые монеты в покрытые хной руки невесты. Изящно поведя плечом, она заявила:

— Это на пользу нашей Сейде. Когда все увидят мою щедрость, то почувствуют желание дать еще больше.

Мари с беспокойством посмотрела на мать Сейды.

— Но некоторые не имеют возможности дать больше.

Проследив за взглядом кузины, Фатима снова улыбнулась:

— О, я и ей дала золота, чтобы она вложила его в руку дочери. Я не могу допустить, чтобы моя родственница выглядела нищей.

Мари сокрушенно покачала головой. У Фатимы бывали вспышки человеколюбия, если только их не гасил ее эгоизм.

Тут и другие женщины начали накладывать монеты разного достоинства в руки Сейды, а также в специальные шелковые мешочки, стоявшие на столе рядом с невестой.

А через несколько минут в комнату вошли женщины-музыканты, и скоро воздух задрожал от боя барабанов и пронзительных звуков дудок.

Фатима тотчас вскочила на ноги и начала танцевать; она кружилась по комнате с необычайной грацией, которой Мари всегда немного завидовала.

— Давай, Сейда, и ты потанцуй. — Мари положила руку на плечо подруги. — И не забывай: чем больше ты разгорячишься, тем темнее станет мазь.

— А как же вы, Мари? — спросила Фатима. — Разве вы не будете танцевать?

— Ох, не знаю… — пробормотала девушка.

Но Фатима тут же вытащила ее в центр комнаты, затем предложила и другим женщинам присоединиться к ним.

В прошлом Мари любила традиционные гаремные танцы. Она знала, что в некоторых случаях они воспроизводили главнейший послесвадебный «обряд», но не сознавала, что они в точности повторяли движения этого «обряда». Но сейчас на нее вдруг нахлынули воспоминания о том наслаждении, которое она испытывала при ласках Беннета.

Танец вела Фатима, а Мари лишь следовала ритму. Что бы подумал Беннет, если б она так танцевала для него? И как долго он позволил бы ей танцевать, прежде чем привлечь к себе?

Фатима стала двигаться медленнее. И вдруг, прищурившись, сказала:

— А вы танцуете лучше, чем раньше.

Мари вздрогнула и споткнулась. Затем быстренько пробралась между женщинами — подальше от Фатимы — и шумно выдохнула, прижимая ладони к разгоревшимся щекам. Она и в дальнейшем старалась держаться подальше от Фатимы, так как чувствовала: той очень хотелось расспросить ее о майоре.

Вечер заканчивался, и женщины неторопливо расходились, прощаясь с хозяевами. Наконец в комнате вместе с Мари остались лишь Сейда, ее мать и Фатима.

Молоденькая невеста сняла свою красную фату, и ее бледное лицо озарилось улыбкой, когда она воскликнула:

— Давайте посмотрим, буду ли я счастливой!

Мари взяла шелковые мешочки и вместе с Сейдой рассыпала по столу монеты, которые дарили девушке гостьи, выражавшие таким образом свои добрые пожелания.

Очищая от хны некоторые монеты, Фатима заметила:

— Неплохая сумма. Однако тут меньше, чем получила я. Но этого и следовало ожидать. И действительно, нельзя было ожидать, что вам дадут больше, чем мне. К счастью, Сейда, я могу позволить тебе пожить в моем доме, чтобы вы могли сэкономить на расходах.

Улыбка исчезла с лица девушки, а ее мать чуть покраснела.

Мари с гневом взглянула на Фатиму. Та могла бы быть и еще богаче, но ей в любом случае следовало быть поскромнее.

— Возможно, милая Сейда нуждается вовсе не в той удаче, которую приносят деньги, — проговорила Мари.

Сейда с благодарностью улыбнулась Мари, а ее мать все с тем же усердием очищала монеты. И молчала.

Мари прикусила губу. Наверное, ей не следовало раскрывать рот. Ведь семья Сейды полностью зависела от Фатимы и ее мужа, и им не надо было злить ее и раздражать.

Взяв Сейду за руку, Мари осторожно смахнула с нее хну, и вскоре проявился рисунок.

Мари с облегчением вздохнула — он был ярко-оранжевым, как и следовало.

Сейда же захихикала от восторга и обняла подругу. А мать подняла голову и поцеловала дочь в щеку.

И даже Фатима улыбнулась и заметила:

— Из тебя получится прекрасная новобрачная, Сейда. Твой муж заплатит за тебя приличную сумму, не огромную, но вполне достаточную, так что тебе нечего стыдиться. — Она взглянула на Мари и добавила: — По крайней мере тебе не придется предлагать целое состояние, чтобы убедить какого-нибудь мужчину обратить на тебя внимание.

При этих словах Мари вздрогнула. А Фатима, расплывшись в улыбке, заключила:

— Котятам следует дважды подумать, прежде чем играть с тиграми.

Несмотря на явную насмешку над ней, Мари нисколько не разозлилась, — она удивилась и даже немного испугалась.

Фатима знала о приданом!

— Кто тебе об этом сказал? — спросила Мари.

Фатима пожала плечами:

— Мужчины самого разного положения не могут устоять передо мной, когда я чего-то хочу.

Так, значит, Фатима спала с поверенным Исада. И ей, очевидно, была необходима информация — ведь обычно она не обращала внимания на людей столь низкого положения.

— Это не понравится Исаду, — заметила Мари.

Фатима с силой швырнула на пол чашку с мазью, которую схватила со стола.

— Гнев моего дяди?! Да что он мне сделает?! Лишит наследства?! О, ты ведь об этом уже позаботилась!

— Я не просила этих денег.

— Этот толстый старик решил отдать деньги тебе только потому, что ты ему нравишься? — Фатима презрительно фыркнула. — Что-то не верится…

Пробормотав слова прощания, Сейда с матерью поспешили выйти из комнаты.

Не так хотела Мари закончить этот вечер… Она наклонилась и подняла с пола чашку, давая себе время успокоиться.

Фатима вырвала чашку из ее руки.

— У тебя и так есть деньги. Зачем тебе еще и мои?

Мари не ответила. Фатима была на редкость жадной и эгоистичной. Всегда такой была — даже еще девочкой. Хотя Мари были не нужны деньги Исада, она не винила его за то, что он не оставил их Фатиме.

— Миледи!.. — окликнул ее Нейтан, стоявший у двери.

Он попытался войти, но дорогу ему преградил громадный евнух. Сюда разрешалось входить только рабам хозяйки.

Нейтан, должно быть, начал нервничать, когда невеста ушла, а Мари так и не появилась.

— Доброй ночи, Фатима. Спасибо за приглашение.

Хозяйка с любопытством взглянула на Нейтана. Потом взяла Мари под руку и повела ее к двери.

— Кто это? — спросила она шепотом, и чувствовалось, что этот мужчина очень ее заинтересовал.

Мари пожала плечами:

— Просто мой слуга…

— Жаль, что не мой, — шепнула Фатима. Она прошла мимо евнуха и, улыбнувшись Нейтану, сказала: — Если вас интересует работа у более приятной хозяйки, приходите ко мне…

— Разве у тебя не хватает слуг? — сквозь зубы процедила Мари.

Ей надо было остаться с Нейтаном наедине, чтобы спросить, нет ли известий от Беннета.

Фатима провела пальцем по груди Нейтана.

— Ах, несколько месяцев назад я потеряла лучшего из моих слуг. Талат куда-то отправил его с поручением. Глупый человек… Ведь Абдулла был моим любимцем, во многом — очень полезным.


ГЛАВА 19 | Тайна ее поцелуя | ГЛАВА 21