home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11

Беннет занял позицию перед столиком, где находился графин с бренди, и стал ждать, когда откроется парадная дверь.

— А… Прествуд! Так вот вы куда исчезли! — В комнату вошел его кузен в сопровождении высокого человека в тюрбане. — Слишком много внимания, да?

Беннет пожал плечами и налил себе бренди.

Второй джентльмен погладил черную бороду, закрывавшую его подбородок.

— Это майор Беннет Прествуд, о котором вы упоминали?

Даллер кивнул:

— Да, он самый. Майор Беннет Прествуд, позвольте мне представить вам Талат-бея.

«О, муж красавицы Фатимы…» — вспомнил майор.

— Приятно познакомиться, — кивнул он.

Они пожали друг другу руки, и рукопожатие этого человека походило на тиски. Однако Беннет никогда не видел смысла в подобном соревновании школьников.

Бей же оценивающе смотрел на него — как лев, выбирающий себе жертву.

— Я много слышал о вашем отце, графе Ривертоне. Опытный дипломат, не так ли?

Беннет улыбнулся:

— Да, действительно. Жаль, что я не унаследовал его таланты.

Посол усмехнулся:

— А я рад, что мне досталась хоть небольшая их часть. Ведь я бы не сделал такой военной карьеры, как ты.

Беннет отхлебнул бренди. Это заявление Даллера производило странное впечатление, поскольку он был всего лишь его двоюродным братом по материнской линии.

— Ведь это ваш отец вел мирные переговоры в Версале? — осведомился Талат.

Вместо майора ответил Даллер:

— Да, верно. Граф был просто необходим регенту. Мне остается только восхищаться его решениями.

Бей продолжал наблюдать за Беннетом.

— Что привело вас в мою страну так скоро после вашей славной победы при Ватерлоо?

Беннет вертел в пальцах бокал, входя в роль скучающего аристократа.

— В моем поместье стало слишком уж скучно. К тому же моя мать хочет, чтобы я женился.

— Но если вы стараетесь избежать брака, то не очень- то успешно, ведь так? Ваше имя теперь связано с именем мисс Синклер, — заметил Талат.

Беннет поставил бокал на поднос.

— Намерения иногда изменяются. Мисс Синклер действительно заинтересовала меня.

Талат обошел Беннета и теперь стоял, изучая картину, висевшую за спиной майора.

— Да, она весьма интересна, — сказал бей. — И сейчас намного больше, чем раньше.

Беннет прошелся по комнате.

— Чем же именно?

— Своей работой, конечно.

— Какой работой?

Взяв бокал, Беннет сделал еще один глоток. Что знал о Мари этот человек? А если он знал, что она выполняла задания британцев, то зачем заговорил об этом?

— Растениями и насекомыми, — ответил турок. — И вам, конечно, это известно.

Беннет кивнул. Этот человек явно собирал информацию.

— Да, я знаю о ее увлечениях. — Майор улыбнулся, продолжая играть свою роль. — Но я надеюсь, что ее мысли, когда она со мной, далеки от растений.

— Однако сегодня она очень изменилась. Вам повезло, что вы явились и схватили этот бриллиант, которого никто здесь не замечал. Никто из ваших соотечественников не уделял ей должного внимания. Наверное, вы открыли в ней нечто такое, о чем другие не знают.

Посол снова вступил в разговор:

— Сегодня она выглядит намного лучше, чем прежде.

Беннет нахмурился. Мари и до этого вечера была неподражаемой и не нуждалась ни в каких усовершенствованиях.

Даллер достал из стола табакерку с нюхательным табаком.

— Мы с беем как раз обсуждали плачевное состояние нашей службы безопасности в некоторых частях империи, и я упомянул о вашей вчерашней встрече с грабителем, когда вы посещали интересные места.

Талат подошел к письменному столу с другой стороны.

— Майор, приношу извинения за неприятное впечатление, которое вы, должно быть, получили от нашей чудесной страны.

— Не стоит извиняться. Такое могло случиться в любой стране.

— Совершенно верно, — согласился Даллер. — Правительство его величества помогает своим союзникам сохранять тот же уровень спокойствия и безопасности, каким обладают англичане. Кстати, я получил информацию, которая могла бы заинтересовать вас, бей.

Турок наконец-то обратил внимание на посла.

— В самом деле?

Даллер важно выпятил грудь.

— Это просто небольшой факт, но думаю — полезный.

— Я всегда считал, что наши отношения с британцами слишком прохладные. Но если делиться информацией, то это, возможно, поможет нам сблизиться, — заметил бей.

Беннет решил воспользоваться сменой темы как предлогом вежливо удалиться. Заключать альянсы — это не входило в его обязанности.

Шагнув к двери, майор проговорил:

— Тогда оставляю вас наедине.

Ему надо было проверить, как там Мари.

Выглянув в коридор, Беннет заметил, что дверь комнаты, где Мари должна была находиться, чуть приоткрыта. Вероятно, ей наскучило сидеть в одиночестве.

— Тебе нет необходимости уходить, — сказал Даллер. — Я только хотел показать Талату одно место на карте. Карта принадлежит британской разведке — имейте это в виду. Но я знаю, вам можно доверять уже проверенные сведения. А карта — это просто интригующая деталь, которой начальство позволило мне поделиться с беем в виде жеста доброй воли.

Посол торжественно развернул карту, которую достал из ящика своего стола. Было ясно: этот человек просто хотел показать свою значимость.

Беннет не сводил глаз с приоткрытой двери, за которой должна была находиться Мари. Она выполняла задания британцев, и уж ей-то можно было доверять.

— Мне сообщили, что здесь — большой лагерь бандитов, — говорил посол, указывая на карту — Это пять миль к северу от деревни Гангос. Человек, уничтоживший этих преступников, получит большую награду от султана.

Талат бросил взгляд на Беннета, затем снова посмотрел на карту.

— Да, любопытное место…

— Я думал, вас это заинтересует, — пробормотал посол.


Мари отодвинулась от щелки и прижалась к стене рядом с дверью.

Гангос раньше был территорией Исада, и он прослужил там более двадцати лет. Когда же вернулся в Константинополь, стал советником султана. А шайка отъявленных бандитов начала терроризировать население этих мест. Но Исад не мог оставить людей, которых считал своими, под защитой недееспособного губернатора и поэтому сам начал охоту на преступников. Что же касается Даллера, то, несмотря на все его старания, он не смог подружиться с Исадом — тот не испытывал никакого уважения к человеку, получившему высокий пост только благодаря семейным связям. Так что посол сейчас не случайно передавал эту информацию сопернику Исада. Это была борьба за власть — борьба явная и примитивная.

Мари задумалась… Что ж, если она доберется до Исада достаточно быстро, то он сможет использовать свои возможности в этой области и начнет действовать раньше Талата.

Но посол сказал, что информация засекречена, а для Беннета это слово было священным. Поэтому он прикажет ей хранить тайну. И даже если она объяснит, к чему это приведет, он все равно не позволит ей сообщить Исаду эти сведения.

Она прижала к щекам дрожавшие руки.

Да-да, он запретит! Будет считать передачу этих сведений Исаду изменой Англии. И скажет, что она хочет совершить предательство.

Должно быть, он подозревал, что она все еще здесь, в гостиной. Но он не пытался проверить, слышала ли она, что говорил посол. Возможно, доверял ей.

Но какое значение имело то, что информация не предназначалась для ее ушей? Ведь она все слышала… И она не позволит навредить Исаду, пока у нее есть возможность помешать этому. Она слитком многим ему обязана.

Ради Исада она предаст Англию.

Предаст Беннета.

Потому что Исад был единственной скалой, на которую она всегда могла опереться.

Мари невольно вздохнула. Она уважала Беннета и восхищалась им, но он был всего лишь кратким видением в ее жизни. После Вурта он уедет и даже не оглянется. Наверняка он забудет ее.

Его стихи не оставили у нее никаких сомнений в его верности Англии. И он не простит ее, если узнает, что она выдала тайну.

Мари утерла глаза — их жгли слезы.

Но если она не поедет к Исаду… О, она никогда себе этого не простит.

Снова вздохнув, девушка выскользнула из комнаты.


ГЛАВА 10 | Тайна ее поцелуя | ГЛАВА 12