home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая

Леди Бартлетт!

Это имя для Дианты прозвучало, словно набат. Женщина, которую Рекс боготворил и которая так легко разбила ему сердце и посмеялась над его чувствами, покинув еле живым от горя и утратившим способность любить.

Она стояла, словно ледяная статуя, не замеченная супругом, внимательно прислушиваясь к разговору. Леди Бартлетт многозначительно улыбнулась Рексу, словно напоминая ему о событиях ушедших дней.

— О, Рекс, — прошептала она, — сколько же лет мы не виделись?

— Восемь лет и четыре месяца, — ответил Чартридж, лицо которого все еще было очень бледным.

— У вас прекрасная память, Чартридж! — Она заразительно рассмеялась. — Однако такая точность не делает вам чести — она напоминает женщине о ее возрасте!

— Прошу прощения, но память редко подводит меня, — с видимым усилием ответил он.

Леди Бартлетт протянула ему руку, и графу ничего не оставалось, как поднести ее к губам. Дианта прекрасно видела, как ярко заблестели глаза леди Бартлетт, на лице которой читался триумф. Затем Рекс поднял голову, и она вновь спрятала чувства под привычной маской притворства.

— Надеюсь, ваш супруг в добром здравии, — вежливо заметил он.

— Бедный Джеймс скончался четыре года назад.

Рекс замер.

— Должно быть, для вас это невосполнимая потеря.

Наконец, он увидел, что рядом стоит Дианта, и обернулся к ней.

— Дорогая, я хочу представить тебе мою старую знакомую, леди Бартлетт. Дианта, моя супруга.

— Добрый вечер, леди Чартридж. — Леди Бартлетт окинула Дианту проницательным взглядом. — Как приятно наконец с вами познакомиться! Я так много о вас слышала.

— Интересно, что же вы могли обо мне слышать? — холодно спросила Дианта.

Леди Бартлетт рассмеялась.

— В таком небольшом кругу, как наш, трудно хранить секреты. Я хочу вас познакомить со своим братом, лейтенантом Энтони Хендриком.

Она указала на щегольски одетого привлекательного молодого человека, который только что присоединился к их маленькой компании. У него были иссиня-черные волосы и приятное, немного глуповатое лицо. Он поцеловал руку Дианты, удержав ее в своей немного дольше, чем то позволяли приличия.

— Вам нравится этот вальс? — спросила леди Бартлетт, когда снова зазвучала музыка. — Пригласите свою старую знакомую на танец, Рекс.

Он поклонился и вывел ее на середину зала. Герцог Веллингтон удалился в поисках новой спутницы, а Дианта осталась в обществе Энтони Хендрика. Он изящно поклонился.

— Ваш покорный слуга, леди Чартридж. Соблаговолите ли вы потанцевать со мной, или я слишком тороплю события?

Несмотря на уверения в своей полной покорности, было очевидно, что этот красавчик даже не допускает мысли о том, что она может отказаться. Уголки его губ время от времени изгибались в глумливой улыбке. Дианта впервые испытывала к человеку такую резкую антипатию, но кивнула и приняла его руку.

Танцевала Дианта механически. Графиня остро ощущала присутствие опасной соперницы, с которой сейчас танцевал ее муж. Она наблюдала, как леди Бартлетт, все еще очень красивая и соблазнительная, смеется, томно глядя на Рекса из-под опущенных ресниц. Чартридж танцевал с каменным лицом, и со стороны казалось, что он прилагает массу усилий, чтобы скрыть свои чувства. Но какие чувства? Дианта так разнервничалась, что у нее разболелась голова.

— Прошу прощения, — она очнулась, осознав, что кавалер что-то говорит ей.

— Таково мое везение, — сказал лейтенант Хендрик, — я говорю с самой прекрасной леди в этом зале, но она меня не слушает.

— Я слышала, что ваша сестра исключительно красива, — вежливо ответила Дианта, — и теперь имею возможность в этом убедиться своими глазами.

— О да, Джиневра легко покоряет мужские сердца, — беззаботно ответил он. — Так было всегда. И вы знаете, иметь такую сестру — настоящее счастье. — Он самодовольно улыбнулся.

— Да, я вас понимаю, — произнесла Дианта безразличным тоном.

— Видели бы вы ее, когда она была помоложе! Мужчины сходили по ней с ума. Как она над этим потешалась! Забавно, но они возвращались к ней снова и снова, прощая любые унижения. Уж если она вонзала коготки в свою добычу, то будьте уверены — пощады не давала. Вам нехорошо?

— У меня немного кружится голова, — ответила Дианта, пошатнувшись. — Пожалуйста, проводите меня к дивану.

— Быть может, позвать мужа?

— Ни в коем случае. Я не хочу никому доставлять беспокойства.

Она позволила усадить себя на диван и попросила принести воды. Графиня молила Бога, чтобы никто не заметил ее состояния. Это было уже не первое головокружение, которое она испытывала за последнее время, и она все отчетливее понимала, что это значит. Она намеревалась сказать Рексу, как только обретет полную уверенность, но теперь…

Она закрыла глаза — голова все еще кружилась. Когда она открыла их снова, Хендрик стоял перед ней со стаканом в руке.

— Благодарю. Пожалуйста, будьте любезны, оставьте меня в одиночестве. Время ужинать, и я уверена, вы не пожалеете, если попробуете одно из блюд миссис Седжвик. У нее превосходный повар.

Лейтенант засеменил прочь в поисках новой компаньонки. Дианта выпила холодный напиток. Ощутив прилив сил, она заставила себя встать, и с улыбкой позволила пожилому генералу проводить себя к столу.

Когда пришло время возвращаться в зал, она стала напряженно искать взглядом Рекса и леди Бартлетт, но их нигде не было видно. Внезапно Дианта чуть не подпрыгнула на месте — она отчетливо услышала охрипший от волнения женский голос.

— Рекс, наша встреча не случайна… Я знала, что вы приедете сюда.

Рекс говорил очень тихо, и Дианте не удалось разобрать слов. Она обернулась и увидела тяжелую парчовую штору, за которой они беседовали, укрывшись от чужих глаз. И вновь до нее донесся голос леди Бартлетт.

— Мне было нелегко приехать. Я так долго жила в изгнании! Поначалу я избегала общества из-за того ужасного скандала, но потом, когда прошло время и все забылось, у меня не было денег. Моя жизнь была невыносима, но я всегда интересовалась вашей судьбой. Я решила, что мне необходимо это знать. Вы помните то время, когда?..

Кто-то прошел мимо. Дианте пришлось отойти. Она слышала тихий голос Рекса и взрыв смеха его собеседницы.

— О Рекс, дорогой, не стоит. Я знаю вас, как никто…

Дианта прислушивалась к каждому звуку. Она никак не могла решить, уйти ей или остаться, но ей так хотелось услышать разговор до конца!

Вновь заговорила леди Бартлетт:

— Я обрадовалась, узнав о вашей женитьбе на мисс Хелстоу. Интересно, знаете ли вы, почему… Думаю, знаете…

Услышав собственное имя, Дианта замерла. Сердце ее бешено колотилось. Если бы только она могла услышать, что ответил Рекс, но… Она снова слышала только голос мужа, напряженный и взволнованный. Затем несколько отчетливых слов: «Я не могу говорить об этом здесь…»

— Да, здесь слишком многолюдно, — согласилась леди Бартлетт. — Мы должны встретиться наедине, там, где нас точно никто не побеспокоит… Мне еще так много необходимо вам сказать… Пригласите меня на танец еще раз…

На этот раз Дианта ясно услышала голос мужа. В его словах прозвучали отголоски очень сильных эмоций.

— Я не могу танцевать с вами. Выдержка может изменить мне.

Дианта ушла, чувствуя, что сойдет с ума, если услышит больше. Происходящее казалось ей ужасным сном.

Джордж и Элинор уже готовы были ехать домой. Они посещали балы, потому что к тому их обязывало положение в обществе, и никогда не задерживались в гостях надолго, желая как можно больше времени провести вдвоем. Обычно они отправляли свой экипаж назад, чтобы забрать Рекса и Дианту.

— Думаю, я поеду с вами, — сказала Дианта, зевнув. — Я ужасно устала.

— Рекс тоже едет? — спросила Элинор.

Дианта широко улыбнулась.

— Уверена, он с удовольствием присоединится к нам, если только мне удастся его найти.

Наконец она увидела супруга, пробирающегося к ней сквозь толпу. Он все еще был ужасно бледен, но при виде жены попытался улыбнуться.

— Мы уезжаем, — сообщила ему Дианта. — Ты с нами?

— Думаю, я еще немного побуду здесь, дорогая.

— Быть может, мне следует остаться с тобой? — как можно бодрее спросила Дианта, хотя сердце у нее бешено колотилось.

— Ни в коем случае. — Он поцеловал ее в щеку. — Поезжай домой, отдохни. Если ты будешь изнурять себя танцами, это плохо скажется на твоем здоровье.

— Ты остаешься надолго? — Она знала, что спрашивать об этом излишне. Очевидно, Рекс был того же мнения, поскольку на его лице было написано удивление.

— Может быть, — холодно ответил он. — Не жди меня. Ложись спать.

Дианта едва сдержала вздох. Ей хотелось обнять его и силой усадить в экипаж, сделать что угодно, только не оставлять его наедине с леди Бартлетт! Вместо этого она улыбнулась и вышла.

По дороге домой Элинор заметила:

— На Рекса это так не похоже — оставлять тебя одну!

— Мы не вмешиваемся в дела друг друга, — ответила Дианта, пытаясь оставаться спокойной.

— Я знаю. Я только хотела сказать, что… — почувствовав, что муж предостерегающе берет ее за руку, кузина замолчала. — Может, он хочет поиграть в карты? — беззаботно предположила она.

К счастью, вскоре они были дома. Дианта немедленно поднялась наверх, радуясь возможности побыть наедине со своими мыслями. Она абсолютно не была готова к подобным переживаниям. Когда-то Рекс обожал эту женщину, и ее появление вновь взволновало его душу. Его поведение не оставляло в том ни малейших сомнений. Он остался на балу, чтобы побыть с нею наедине. Дианта закрыла лицо руками, пытаясь представить, что они делают в эту минуту.

Она легла, но сон никак не шел к ней. Где он сейчас? Обнимает ли он леди Бартлетт, осыпая ее страстными поцелуями, которые, как считала Дианта, принадлежат только ей? Ночь обещала быть мучительной.

Наконец ей удалось уснуть. Проснулась графиня около шести. Поднявшись с постели, она немедленно поспешила к двери в спальню мужа, соединявшей их комнаты. Не услышав ни малейшего звука, Дианта тихо повернула ручку и заглянула внутрь.

В предрассветных сумерках она разглядела нетронутую кровать.


Балы, вечеринки и пикники шли бесконечной чередой. Леди Чартридж дала несколько превосходных приемов, один из которых посетили члены бельгийского правящего дома. Она была постоянно занята, поэтому притворялась, что не слышит отголосков свежих сплетен. Рекс сопровождал леди Бартлетт на прогулках, представлял ее своим друзьям и их женам. Его также часто видели в компании брата леди Бартлетт, лейтенанта Энтони Хендрика — невежественного молодого человека, который производил на людей их круга не лучшее впечатление.

По крайней мере, думала Дианта, ей не придется сидеть дома в слезах, как другие покинутые жены. На камине лежало множество приглашений, и графиня принимала все без исключения. Никто не веселился так, как леди Чартридж. Ни одна дама не посещала столько балов, пикников и экскурсий. Ни одна не танцевала с таким количеством кавалеров и не разбивала столько сердец. Однако ни одна дама при этом не была так глубоко несчастна и одинока.

— Самое ужасное то, что Хендрик назначен помощником генерала Пиктона, — однажды сообщил ей Берти.

— Пиктон вне себя от ярости, но ничего нельзя изменить. Кто-то в штабе хорошо постарался.

— Вы не знаете, кто бы это мог быть? — спросила Дианта, склонившись над меню.

— По слухам, Рекс приложил к этому руку, но это просто невероятно! Он знает, какой Хендрик недотепа. Он слишком проницателен, чтобы за него ручаться… не так ли?

— Я не разбираюсь в этих вопросах, — пожала плечами Дианта.

— Я тоже, — откровенно признался Берти. — Но не нужно быть военным гением, чтобы понять, что лучше отказаться от такого помощника.

— Может, это был вовсе не Рекс, — заметила Дианта. — В получении должности Хендрику мог посодействовать сам герцог Веллингтон. Кажется, он поклонник леди Бартлетт.

— У Веллингтона много пассий, — ответил Берти, — но он не устраивает на службу их глупых родственников. Дело в том, что она попыталась обратиться к герцогу, но получила резкий отказ. Неужели в этом замешан Рекс? Как вы думаете?

— Не имею ни малейшего представления, — холодно сказала Дианта.

Под напускным спокойствием скрывалось страдание. В глубине души графиня знала, что Берти не ошибся. Ради этой женщины Рекс готов был сделать все что угодно.

— К счастью, у Пиктона свои взгляды на службу, — продолжал Берти. — Он ни за что не даст ему важное поручение. Хендрик — курьер, и только.

В дверях появился Рекс.

— Я рассказывал о новом адъютанте Пиктона, Хендрике, — с раздражением сказал Берти.

Рекс пожал плечами.

— Не стоит об этом беспокоиться. Хендрик глуп, но он умеет учтиво кланяться и хорошо смотрится на парадах. Вот и все, что от него требуется.

Берти пожал плечами и вышел.

— Много хлопот с приемом? — мягко спросил Рекс.

— Да, приглашения разослали два дня назад, и все они приняты, — ответила Дианта.

— Полагаю, ты не приглашала леди Бартлетт? — тихо спросил Рекс.

— Ты не ошибся. — Сердце графини забилось.

— Ты сделала это сознательно? — так же мягко спросил Рекс.

— Мне незачем приглашать эту даму. Я едва с ней знакома.

— Но она моя старая знакомая. Ты не пригласила ее на свой последний вечер, и я был бы тебе признателен, если бы на этот раз ты отправила ей приглашение.

Дианта замерла.

— Леди Бартлетт мне не нравится, — напряженно сказала она.

— Дорогая, с каких это пор необходимо испытывать симпатию к каждому гостю? Неужели ты мне откажешь? Я попрошу тебя, сделай это.

Дианта резко встала и начала ходить по комнате. Ей это было необходимо, чтобы взять себя в руки.

— Тебе недостаточно того, что о вас судачат в свете? — спросила она у мужа.

— Чепуха! — ответил Рекс резко, как никогда. — Не преувеличивай, Дианта. Я не давал повода для сплетен. Мы несколько раз выезжали вместе на прогулку и вместе танцевали. Что в этом необычного? Ты вчера довольно долго каталась с Синклером. Разве я поднимал из-за этого шум?

— Нет, тебе просто было все равно, — подавленно ответила Дианта.

— Совершенно верно. Именно так и должен вести себя рассудительный джентльмен. А как же твои воздыхатели, заполонившие весь дом и засыпавшие тебя цветами? Разве я комментировал твои действия?

— Нет, — вздохнула она.

— Тогда почему столько шума из-за того, что я попросил пригласить на вечер свою старую знакомую?

— Может, потому, что она не просто «старая знакомая»?

Лицо Рекса застыло.

— Что ты хочешь этим сказать?

Дианта, помня о своем обещании Джорджу, едва сдержалась, чтобы не высказать мужу в лицо все, что ей было известно. К тому же она была гордой.

— Я просто хотела сказать, что до приезда в Брюссель ты даже и не вспоминал о ней. А теперь ты сам не свой, — обронила она.

— Дианта, довольно! Не будем опускаться до мелодраматических сцен. Подумать только, «сам не свой»!

— Видел бы ты себя со стороны! — вскричала Дианта.

— Я не ожидал встретить ее здесь, в Брюсселе. Только и всего. Мы так давно не виделись. Все остальное — твои домыслы, не более.

Как же ей хотелось ему поверить! Но он говорил так напряженно, что сомневаться в своей правоте не приходилось. Рекс просто обманывал ее в надежде на то, что она не станет в дальнейшем ни о чем его расспрашивать. Однако притаившийся в душе маленький злобный демон побуждал графиню терзать себя все больше и больше.

— Думаю, она значит для тебя гораздо больше, чем ты хочешь показать, — сказала она.

— Почему ты так думаешь?

— Потому, что ты очень изменился.

Она взглянула на Рекса и вздрогнула — во взгляде супруга читалось чувство, граничащее с презрением.

— Может, и так, — произнес он после недолгой паузы. — Значит, мы плохо знаем друг друга… Мне кажется, мы условились не вмешиваться в частную жизнь друг друга и не задавать нелепых вопросов.

Даже если бы он ударил ее, Дианта обиделась бы меньше. Но эта его фраза! «Нелепые вопросы!» Она уже видела мужа в плохом настроении, но никогда раньше Рекс не выказывал по отношению к ней такой пренебрежительной холодности. Дианта возмутилась. Как он мог предположить, что она согласится пригласить эту женщину в свой дом?!

— Ты не понимаешь, о чем просишь, — безразлично проговорила она. — Гости вряд ли обрадуются ее присутствию на балу.

— Конечно, ее не приглашают так часто, как тебя, — согласился Рекс. — Но со временем леди Бартлетт завоюет общественное признание, и твое приглашение ей в этом очень поможет. Окажи ей эту любезность.

— И чтобы все на меня глазели и перешептывались, что ты устроил ее брата к Пиктону? — закричала Дианта.

Она увидела, что в ответ Рекс пожал плечами, и сердце ее сжалось. Она поняла, что это правда.

— С каких это пор ты обращаешь внимание на слухи? — спросил он с насмешкой.

— А разве не ты помог ему? Попробуй сказать «нет»!

— Да я и не отрицаю. К чему? Я не стыжусь, что оказал услугу старой знакомой.

— Энтони Хендрик — никчемный молодой человек. Ты бы не стал разговаривать с ним дольше пяти минут, если бы только не…

— Если бы только не что? Осторожнее, Дианта. То, что я делаю для своих друзей, никого не касается. — Его голос слегка смягчился. — Перестань сердиться, — своим привычным мягким голосом попросил он. — Зачем так переживать из-за пустяка? Не думай обо мне так плохо, Дианта. Поверь, я этого не заслуживаю.

— Тогда почему ты так изменился с тех пор, как леди Бартлетт приехала в Брюссель?

— Потому что… Я не могу тебе сказать.

Но она сама знала ответ на этот вопрос. Дианта гордо вздернула подбородок. Ей не хотелось, чтобы Рекс считал, что ласкового голоса достаточно, чтобы заставить ее поступать ему в угоду.

— Если ты отказываешься объяснять, как же я могу не думать о плохом? — упрямо повторила Дианта. — Когда-то ты клялся мне в верности…

— И я сдержал свое слово.

— Неужели? Ты неожиданно уезжаешь из дому, а весь Брюссель только и говорит о твоих постоянных встречах с леди Бартлетт.

— Если бы мы поженились по любви, — медленно сказал он, — я бы взывал к твоему сердцу и доверию. Но что делать нам, когда чувства, которое могло бы нас объединить, нет и не было?

— Рекс, что для тебя значит эта женщина?

Его голос вновь стал холодным.

— Дорогая, не будь настойчивой. А то я решу, что ты ревнуешь. Мы обещали друг другу не устраивать подобных сцен. Я обещал тебе хранить верность, и не намерен отказываться от своих слов. Все, чего я хочу, это чтобы ты отправила приглашение леди Бартлетт. Ты мне окажешь такую любезность?

— Нет.

Он холодно посмотрел на нее и молча вышел.


Герцог Веллингтон обещал почтить бал у леди Чартридж своим присутствием. Также ожидали приезда бельгийского принца Вильяма, равно как и некоторых высших армейских чинов, а именно генерал-лейтенанта сэра Роуленда Хилла, известного своим добродушным характером, лорда Аксбриджа, сэра Хасси Вивиана. Уже было известно, что Веллингтон собирался давать сражение при участии половины военачальников, так как другая половина до сих пор пребывала в Америке. Армия была разношерстной: англичане, бельгийцы, датчане, ганноверцы. Многие были превосходными воинами, но их обмундирование и оружие чрезвычайно разнились. Судьба Европы зависела от людей, которые должны были выступить против вышколенной французской армии, боготворившей Наполеона и свято верившей в победу.

Прежде чем начали съезжаться первые гости, Дианта наедине поговорила с Гектором, своим дворецким.

— Если приедет леди Бартлетт, не впускайте ее, — твердо приказала Дианта. — Передайте слугам, что я распорядилась никого, слышите, никого не впускать без приглашения.

— Слушаюсь, мадам.

Затем вместе с Рексом они встречали гостей. Веллингтон приехал очень рано и, низко поклонившись, пригласил Дианту на вальс. Затем он встретился со своими офицерами и увлекся дискуссией.

Графиня наняла лучших музыкантов. Она знала, что ужин и вина — выше всяких похвал. По мере развития вечера Дианта почувствовала, что беспокойство отступает.

— Кажется, Гектор хочет поговорить с тобой, — сказала Элинор.

Дианта увидела, что дворецкий скромно пытается привлечь ее внимание, и отвела его в сторону. Гектор выглядел озабоченно.

— Прибыла леди Бартлетт, — смущенно пробормотал он.

— Вы знаете, что делать.

— Но, миледи, у нее есть приглашение.

— Это невозможно! — яростно вскричала графиня.

Затем она увидела Рекса и прочитала правду в его взгляде.

— Как ты посмел! — только и смогла выдохнуть Дианта.

— Все в порядке, Гектор, — сказал Рекс дворецкому. — Проводите леди Бартлетт в зал.

Дианта обернулась и посмотрела на мужа.

— He показывай, что ты расстроена. На тебя смотрят. Все должны видеть, что ты ей рада.

— Лучше умереть!

— В глазах общества как радушная хозяйка ты наверняка умрешь, если оскорбишь гостью. Подумай, что о тебе скажут. Где твое благоразумие?

— Я никогда тебе этого не прощу, — вспыхнула графиня. — Никогда.

Рекс не ответил. Его взгляд был прикован к женщине, появившейся в дверях. На ней было платье из темно-синего бархата, которое подчеркивало красоту ее роскошных иссиня-черных волос. Высоко подняв голову, она искала Рекса взглядом. Ее глаза сияли.

На минуту показалось, что вся гостиная замерла в ожидании. Рекс, оставив супругу, подошел к Джиневре Бартлетт и поцеловал ее руку.

Годы строгого воспитания заставили Дианту пройти через весь зал навстречу гостье с улыбкой на лице, скрывая глубокую боль в сердце.

— Рада, что вы приняли наше приглашение, — сказала она. — Я боялась, что вы можете быть заняты.

— Мне ничто не может помешать приехать к вам, — любезно ответила леди Бартлетт. — Я даже не надеялась, что вы, леди Чартридж, окажете мне такую честь.

Дианта посмотрела ей прямо в глаза.

— Друг моего мужа — мой друг, мадам.

— Как это любезно с вашей стороны! Я надеялась, мы станем друзьями. Может быть, позже, вечером…

— У вас еще будет время поговорить, — прервал их Рекс. — Потанцуйте со мной, Дженни. Это мой любимый вальс.

Он обнял ее за талию и увлек к танцующим. Дианта с такой силой сжала веер, что пальцы ее побелели. Неужели Рекс так страстно желал заключить эту даму в объятья, что придумал для этого такой глупый предлог? Но Дианта была хозяйкой бала. Чувства не должны были отражаться на ее лице. И графиня, улыбаясь, танцевала и с герцогом Веллингтоном, и с сэром Хасси Вивианом, и с принцем Оранжским. Она смеялась над их остротами, выслушивала комплименты и лестные отзывы о приеме, так что никто и не подозревал, что она внимательно следит за супругом. Дианта понимала, что он ни на минуту не оставит леди Бартлетт в одиночестве. Время от времени они танцевали вдвоем, а когда она танцевала с другими, Рекс следил за ней взглядом и после танца немедленно оказывался рядом. Даже к столу они шли рука об руку. А Дианта улыбалась снова и снова, зная, что гости наблюдают за ней…

По окончании ужина все вернулись в танцевальный зал. Рекс все еще был рядом с леди Бартлетт, когда та присоединилась к герцогу Веллингтону. Дианта видела, что Рекс не отходит от соперницы ни на шаг, и ее сердце сжималось от боли.

Когда танец закончился, она направилась к леди Бартлетт. Та обернулась, словно почувствовала ее приближение. Казалось, еще мгновение, и женщины заговорят друг с другом, но Рекс поспешил вмешаться, уведя Джиневру, чтобы представить ее очередному гостю.

— Не понимаю, что задумал Рекс, — сказал Джордж, стоя рядом с Диантой. — Разве он не понимает, что его поведение провоцирует появление ненужных сплетен? Нет, не то чтобы он давал повод, — добавил он торопливо. — Но зачем он это делает?

— А я вам скажу зачем, — с горечью произнесла Дианта. — Он защищает ее от меня. Он боится, что я могу оскорбить ее.

— Он знает, что я все вам рассказал?

— Нет. Я пообещала молчать, и сдержу свое обещание.

— Может, вам не следует этого делать, — мягко произнес Джордж. — Тогда бы вы смогли поговорить начистоту.

— Благодарю вас, дорогой Джордж, но уже слишком поздно. У меня есть глаза. Есть вещи, которые нельзя объяснить.

— Может, мне рассказать ему обо всем самому?

— Не стоит, — мягко сказала она. — Дело в том, что… Я не могу объяснить вам… но мы сами справимся с этим.

Ужасный вечер подошел к концу. Дианта, голова которой лопалась от боли, проводила гостей. Рекса нигде не было видно. Она поднялась к себе. Раздевшись и отослав Элдон, Дианта бросилась на кровать, размышляя, сможет ли в будущем выносить эти муки.

Дианта обняла руками живот. Она просто обязана справиться с этим ради той жизни, которая зародилась в ней. Она так долго представляла себе, как поделится новостью с Рексом. Но как сообщить ему об этом теперь? Имеет ли это для него какое-то значение? Быть может, раз он воссоединился со своей первой и настоящей любовью, то ребенок ему ни к чему? Наконец, выдержка, которая помогала ей весь вечер, покинула ее, и Дианта, рыдая, уткнулась в подушку. Она проснулась на рассвете. Во рту пересохло. Дианта вспомнила, что в библиотеке есть немного напитка, и решила не звать прислугу, а сходить за ним самостоятельно. Надев халат, она спустилась по лестнице.

В библиотеке она увидела пару длинных ног, торчавших из кресла. На поверку ноги принадлежали Берти. На нем красовался все тот же выходной костюм, однако воротничок был расстегнут. Дианта вспомнила, что однажды вечером кузен уже сидел, несчастный и жалкий, над пустым графином, в котором когда-то было бренди. Правда, на этот раз графин был почти полон.

При виде хозяйки дома он вздрогнул и заставил себя улыбнуться.

— Ах, вот где вы укрылись, негодник! — пожурила его Дианта, садясь рядом.

— С некоторых пор такие званые вечера кажутся мне слишком шумными, — сказал он.

— Так почему же вы не идете спать?

— Я уже давно собираюсь, но почему-то… нет сил встать и подняться вверх по лестнице.

— Я могла бы послать за камердинером, который поможет вам, — просто сказала графиня. — Уверена, он уже не раз бывал вам полезен в таких случаях.

— Когда-то, но не сейчас. Вы знаете, я даже не смог прикоснуться к графину. Ей бы это не понравилось. Странно, что я пытаюсь быть таким, каким хотела бы меня видеть она. Теперь, когда она так далеко и не вспоминает обо мне, когда, быть может, я уже ее не увижу…

— Нет, — мягко сказала Дианта. — В этом нет ничего странного. — Она вздохнула. — Идите спать, Берти.

— Уже иду. Оставьте меня ненадолго одного.

Она нежно поцеловала его в щеку и вышла из комнаты. С улицы донесся шум подъехавшей кареты. Кто бы это мог быть в такой час? Экипаж остановился у их дома. Дворецкий открыл двери.

Вошли двое. Дианта всплеснула руками, увидев, кто почтил ее поздним визитом. Старший из гостей шагнул вперед и заговорил с ней:

— Мы вынуждены просить у вас прощения, леди Чартридж, за столь ранний и неожиданный визит…

Дианта какое-то время смотрела на них, все еще не веря своим глазам. Потом бросилась в библиотеку.

— Берти! — задыхаясь, заговорила графиня. — Берти, вставайте и посмотрите, кто к нам приехал!

Он встал и в недоумении посмотрел на дверь. В следующее мгновение в комнату вбежала Софи и с радостным криком бросилась к нему в объятья.


Глава девятая | Любовь по расчету | Глава одиннадцатая