home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая

Диана всегда любила музыкальные вечера. Ценительница хорошей музыки, она требовательно относилась к исполнителям. Но на сей раз мастерство певицы и пианиста, приглашенных на вечер к леди Олдсворт, было выше всяких похвал. Певица с восхитительным сопрано — черноволосая красавица, в жилах которой текла итальянская кровь, — исполнила ряд музыкальных произведений от Глюка до Моцарта, продемонстрировав высочайшее мастерство и поразительный диапазон голоса.

— Чудесно! — воскликнула Диана по окончании первого отделения, когда они с теткой и кузиной поднялись со своих мест. — Давно я не слышала такого пения.

— Настоящий талант, — согласилась миссис Митчелл, обмахиваясь веером. — А судя по толпе мужчин, собравшихся вокруг нее, она привлекательна не только своим голосом. Фиби, тебе понравился твой первый музыкальный вечер?

Фиби, будто очнувшись ото сна, встрепенулась и подняла на тетку глаза.

— Да, тетя, мне все очень понравилось.

— Но?..

Фиби очаровательно покраснела. — Мне, правда, понравилось. Просто… я надеялась встретить здесь капитана Уэтерби.

— Возможно, у него другие планы на вечер, — сказала Диана, пытаясь смягчить разочарование кузины. — Может быть, он вообще не любитель музыки.

В зеленых глазах Фиби блеснула надежда.

— Ты так думаешь?

— Иначе я бы этого не говорила. Но вообще-то тетя Изабел права: нужно уметь скрывать свои чувства, Фиби. В сердечных делах инициатива должна принадлежать мужчине.

Фиби вздохнула.

— Неужели, встретив человека, нельзя сразу понять, составит ли он тебе подходящую пару?

Диана колебалась, не зная, что на это ответить. Она когда-то считала лорда Дерлинга подходящим ей человеком, и вот чем это обернулось!

— Фиби, можешь пообещать мне? — уклоняясь от прямого ответа, спросила Диана. — Дай слово, что не будешь принимать скоропалительные решения и, прежде чем отдать свое сердце мужчине, сначала хорошенько узнаешь его.

— Диана права, Фиби, — сказала миссис Митчелл. — Замуж выходят на всю жизнь, запомни это. Поэтому всегда лучше повременить, узнать человека поближе, чем обмануться потом, когда уж ничего нельзя поправить.

Как это верно, думала Диана, вспоминая свою историю. Оставалось надеяться, что Фиби, прислушавшись к мудрым советам тетки, сможет избежать чужих ошибок.


Возвращаясь в зал ко второму отделению концерта, Диана заметила Эдварда в компании сэра Лоренса Динмотта, с которым Диана познакомилась еще в свой первый сезон. Сэр Лоренс состоял в близкой дружбе с лордом Дерлингом, и поэтому Диане было неприятно встречаться с ним.

Диана поспешно отвела взгляд, прошла в переполненную залу и поспешила занять свое место в надежде, что осталась незамеченной. Отчего-то она была уверена, что Эдвард непременно подойдет к ней, а желания говорить с графом в присутствии сэра Лоренса у нее не было.

Несколько минут спустя снова зазвучало сопрано, и Диана, заслушавшись, на какое-то время позабыла о своих тревогах. С непогрешимой точностью и изяществом певица брала ноты, одухотворяя музыку глубиной своих чувств. Весь зал заворожено слушал ее, а в конце выступления разразился бурными аплодисментами. Певицу тотчас со всех сторон обступили ее почитатели, главным образом мужчины, желающие выразить ей свое восхищение и, несомненно, завязать более близкие отношения. К последним, заметила Диана, относился и сэр Лоренс Динмотт. Но где же Эдвард?

— Миссис Митчелл, как приятно снова вас видеть.

Чуть не вскрикнув от неожиданности, Диана обернулась и увидела его прямо перед собой.

— Вы очень любезны, лорд Гартдейл, — ответила тетка с непринужденностью светской дамы, умеющей выходить из любых ситуаций. — Мне, право, очень жаль, что нам с вами не довелось поговорить на званом вечере. Едва вы появились, как вас уж нет.

— Увы, мне нужно было отлучиться по важному делу, — ответил Эдвард. — А когда я вернулся, вы со своими спутницами уже уехали. Поэтому я решил не упустить возможность и поговорить с вами нынче вечером. — Повернувшись к Диане и Фиби, лорд Гартдейл поклонился.

Добрый вечер, лорд Гартдейл, — ответили девушки.

— Как поживает ваша матушка, милорд? — осведомилась миссис Митчелл. — Я удивилась, не встретив ее на вечере у Таунли: ведь ваши семьи очень близки.

— Она не совсем здорова. — Эдвард улыбнулся, как ни в чем не бывало. — К слову сказать, именно по этой причине мне пришлось уехать.

— Вот как? Надеюсь, ничего серьезного? Диана пристально следила за графом. Его лицо ничем не выдавало его истинных чувств.

— О, нет. Но, как известно, после смерти отца здоровье ее пошатнулось, и нервы ее расстроены. Я не оставляю надежду на ее выздоровление, но пока, к сожалению, она слишком часто чувствует недомогания.

— Очень жаль. Она принимает?

Диана напряглась, понимая, к чему клонит тетка.

— Она не заявляла, что не принимает, — ответил Эдвард, — но гости у нее бывают крайне редко.

— Тогда, быть может, она не откажется нас принять? — с сияющим лицом спросила миссис Митчелл. — Знаю по себе: когда я не в духе, лишь веселое общество способно поднять мне настроение.

Диана потупилась. Она отлично помнила, что, когда тетка пребывала в дурном расположении, ничто так ее не раздражало, как непрошеные гости. Эдвард с осторожностью ответил:

— Трудно сказать, как она к этому отнесется. Но если вы хотите приехать к ней, я вас отговаривать не стану. Во всяком случае, Элен всегда будет вам рада.

— Стало быть, решено, — ответила миссис Митчелл. — Будем счастливы в скором времени навестить вашу матушку и вашу сестру.

— Я ничего им не скажу, чтобы ваш визит стал приятным сюрпризом. — Эдвард перевел взгляд на Диану. — Вам нравится концерт, мисс Хепворт?

— Очень, — ответила Диана. — Потрясающий голос! Поразительный диапазон! Такие богатство и чистота звука нечасто встречаются у сопрано.

Эдвард улыбнулся.

— Это правда. Поэтому я, как правило, предпочитаю меццо-сопрано. Полагаю, у этой синьорины большое будущее.

— Если она не променяет его на более многообещающую профессию, — пробормотала миссис Митчелл, глядя на окруженную кавалерами певицу — Что вы имеете в виду, тетя? — спросила Фиби, в недоумении морща лоб. — Если она великолепная исполнительница, то отчего ж ей менять искусство на какое-то другое, более прозаичное занятие?

Диана метнула взгляд сперва на тетку, которая только теперь поняла, что сболтнула лишнее, а потом на Эдварда, который, по всей видимости, с трудом сохранял на лице бесстрастное выражение.

— Случается, что перед женщинами с таким талантом, как у синьорины Анджелини, открываются иные перспективы, мисс Лоуден, — ответил Эдвард. — Но эту певицу Бог наделил таким вокальным даром, что, вы правы, было бы весьма печально, если бы она бросила пение. Остается только надеяться, что, делая музыкальную карьеру, она будет развлекать общество лишь своим пением.

— Да… как раз это я и имела в виду, — поспешно подтвердила миссис Митчелл.

Эдвард почтительно поклонился.

— А теперь, дамы, позвольте мне оставить вас. Желаю вам приятно провести остаток вечера.

— Было… очень приятно, — проговорила Диана, когда лорд Гартдейл удалился.

— Да. — Миссис Митчелл откашлялась. — Фиби, душенька, потрудись занять для нас столик в той зале. Леди Олдсворт устраивает угощение. Я, например, не отказалась бы от чашечки чая.

— Конечно, тетя, — с готовностью воскликнула Фиби, радуясь возможности быть полезной.

Когда Фиби ушла, миссис Митчелл сокрушенно покачала головой.

— Боже мой! Просто ума не приложу, что на меня такое нашло, как я могла допустить такую бестактность. Слава богу, лорд Гартдейл выручил меня!

— Даже я почти поверила, что вы имели в виду нечто другое, — со смехом проговорила Диана. — Но что до визита к его матери, я надеюсь, вы хорошо себе представляете, на что идете. Теперь отказаться от визита к леди Гартдейл невозможно.

— Я тоже на это надеюсь, — ответила миссис Митчелл, кивая проходившим мимо знакомым. — Я согласна с тобой: леди Гартдейл должна узнать, что за птица этот лорд Дерлинг, прежде чем Элен выйдет за него замуж.


Толпа поклонников около черноглазой певицы постепенно редела. Эдвард заметил, что сэр Лоренс Динмотт, который был в их числе, пришел в прекрасное расположение духа.

— Ах, вот вы где, Гартдейл, — воскликнул сэр Лоренс, приближаясь к нему с важным видом. — Я уж было подумал, что вы решили провести остаток вечера без меня.

— Это было бы, по меньшей мере, неучтиво. Что, удалось вам условиться о свидании?

— Да. Она согласилась поужинать со мной наедине, в «Ритце», через два дня. — Сэр Лоренс помрачнел. — Все можно было бы устроить и раньше, если б не этот прохвост Робертсон. Он ангажировал ее на завтра.

— О! Стало быть, различий между своими поклонниками дама не делает. Берегитесь, Динмотт! Как бы она не предпочла вам более влиятельную особу, — предостерегающе заметил Эдвард. — Робертсон известный дамский угодник, и у него немалый доход.

Сэр Лоренс фыркнул.

— Кстати, о женщинах. Не с Дианой ли Хепворт вы беседовали?

Эдвард утвердительно кивнул.

— Да. А что? Вы ее знаете?

— Конечно, хотя несколько лет не видел ее.

— Мисс Хепворт с кузиной гостят у своей тетки, миссис Митчелл, — пояснил Эдвард. — Мисс Лоуден в этом году представлена обществу, а мисс Хепворт, как я понимаю, с ней в качестве компаньонки.

— Ах, вот оно что. Конечно, после той истории с бедным Дерлингом она не осмелится искать себе жениха здесь.

Эдвард насторожился.

— О чем вы?

— А вы не помните?

— Боюсь, я ничего не знаю. Сэр Лоренс сдвинул брови.

— Мне казалось, Дерлинг должен был вам рассказать. Если не тогда, то, по крайней мере, сейчас, когда он помолвлен с вашей сестрой.

Эдвардом завладело мрачное предчувствие. Он сказал:

— Ни раньше, ни сейчас он не упоминал мисс Хепворт.

— Как? Он не говорил вам, что она бросила его за день до свадьбы?

Услышанное ошеломило Эдварда. Диана Хепворт была помолвлена с лордом Дерлингом? Как могло случиться, что ему об этом ничего не известно? Если бы Элен скрыла от него правду, ее можно было бы понять, но лорду Дерлингу это непростительно.

— Когда это было? — спросил Эдвард.

— Не помню. Три, может быть, четыре года назад, — ответил сэр Лоренс. — После смерти вашего батюшки. Вас в это время не было в Лондоне.

— У нее, верно, была причина, — постарался быть справедливым Эдвард.

— Дерлинг говорит, что она порвала с ним, вздумав найти мужа побогаче. Разбила бедняге сердце, — доверительным тоном сообщил сэр Лоренс. — Тот несколько месяцев в Лондон и носа не казал.

Эдвард нахмурился.

— Вы говорите, это случилось после смерти моего отца?

— Да. — Сэр Лоренс скрестил руки на груди. — Отец ваш занемог?..

— В январе, — тихо ответил Эдвард. — И через месяц скончался.

— Верно. И вы тотчас уехали в деревню. Дерлинг познакомился с мисс Хепворт в апреле. В мае состоялась помолвка, и, дай бог памяти, в июне они должны были пожениться. Но она бросила лорда Дерлинга и возвратилась к себе в деревню. Дерлинг тоже уехал. А когда через год, в январе, он вернулся в Лондон, его неудачная помолвка уже забылась.

— Странно, что я ничего не слышал, — сказал Эдвард.

Сэр Лоренс пожал плечами.

— Откровенно говоря, я думаю, Дерлинг сам пожелал, чтобы все поскорее забылось. Ведь его бросила невеста. Сами посудите, кому это понравится? Он был в ярости и чувствовал себя, надо полагать, неловко. Он, впрочем, по возвращении в Лондон был не очень-то словоохотлив. А когда вы снова стали выезжать, все уж быльем поросло. Но лорду Дерлингу, верно, будет не очень-то приятно встретить здесь мисс Хепворт.

Ей, надо думать, это тоже было бы тяжело, подумал Эдвард, погружаясь в молчание. Почему же Диана Хепворт, благовоспитанная молодая светская дама, с хорошими манерами, отменила свадьбу? Она не производила впечатления взбалмошной особы и не казалась одной из тех женщин, которые ради денег способны пойти на любую низость.

Может быть, дело в самом Дерлинге? — гадал Эдвард. Если не принимать в расчет его привередливость, то в общем и целом малый он неплохой.

У Эдварда никогда не было повода усомниться в его честности.

Так отчего ж тогда мисс Хепворт внезапно переменила свое решение всего за день до свадьбы?


Эдвард еще долго раздумывал над тем, что он узнал от сэра Лоренса. Даже на следующее утро, ожидая в парке Дженни, он снова и снова мысленно возвращался к этой истории. Ему не давало покоя то обстоятельство, что сам лорд Дерлинг ни полусловом не обмолвился о своей помолвке с Дианой Хепворт. Опасался ли он, что Эдвард может придать этой истории чересчур большое значение? Но ведь родной брат вправе знать все о человеке, который женится на его сестре.

А Диана Хепворт? Что ж она, разговаривая с ним в присутствии Элен и зная, что та помолвлена с лордом Дерлингом, ничего не сказала о своих взаимоотношениях с этим человеком? Объясняется ли это ее смущением? Или тем, что она хочет снова вернуться в общество? Раз так, то винить ее, пожалуй, нельзя, подумал Эдвард.

А если дело не в этом? Ведь неизвестно, вернется ли она по окончании сезона в Хартфордшир или, оставшись в Лондоне, будет пытаться устроить свою судьбу.

Эдвард твердо решил, во что бы то ни стало докопаться до истины. Если сэр Лоренс прав и лорду Дерлингу неприятен приезд Дианы, то ситуация может стать весьма щекотливой для всех, кого это дело касается. Эдварду же меньше всего хотелось, чтобы свадьбу сестры омрачило какое-нибудь досадное недоразумение.


Эдвард прождал Дженни в назначенном месте двадцать минут, потом еще столько же, но она не появилась. Стало ясно, что Дженни не приедет.

Эдварда охватило беспокойство. Он встречался с этой женщиной всего три раза и после каждой прогулки с еще большим нетерпением ожидал следующей.

Он понимал, что его увлечение этой женщиной противоречит здравому смыслу: графа окружало множество женщин, стремившихся сблизиться с ним. Но его интерес к Дженни не сводился к одному физическому влечению. Хотя фигура ее была весьма соблазнительной, лица этой женщины, скрытого под вуалью, Эдвард не видел. И еще он не был уверен, что Дженни — ее настоящее имя.


Диана опустилась на кровать в своей спальне и уставилась в пол, пытаясь не думать о том, что в это время в Гайд-парке ее дожидается Эдвард.

Что он подумает? Решит, что она вздумала прекратить встречи или что ей помешали приехать дела?

А какие дела могут быть у светской дамы в половине восьмого утра?

Интересно, расстроится ли он? Или ему все равно?

Эдвард становился все более небезразличен Диане, а потому продолжать встречи было невозможно. У их отношений нет будущего. Он граф, состоятельный человек, он должен жениться на ровне. А она? Ни имени, ни денег, только подпорченная репутация. Она ему не пара.

Так зачем же тогда эти совместные прогулки, когда они не могут ничего дать ей, помимо сердечной боли?

Не найдя утешения ни в чтении, ни в рукоделии, Диана бесцельно слонялась по дому. Она решила, было помузицировать, села за фортепьяно, но не смогла сосредоточиться.

Тетка предложила проехаться по парку в экипаже. Фиби не оставляла надежды встретить там капитана Уэтерби, и Диане пришлось покориться. Она надела темно-синее платье и кокетливую шляпку с синим пером и короткой вуалью. То была вовсе не та густая вуаль, которая скрывала ее лицо по утрам, но она, тем не менее, оберегала ее от нескромных взглядов.

Стояла чудесная погода, и в парке была тьма народу. Одни прохаживались пешком, другие прогуливались верхом, третьи ехали в экипажах. Отовсюду доносился смех и веселый гомон. Фиби с едва сдерживаемым возбуждением отыскивала среди гуляющих своего доблестного рыцаря — капитана Уэтерби. Миссис Митчелл то и дело кому-то махала рукой или кивала в знак приветствия, но кучеру останавливаться не велела.

До Дианы донесся звук приближавшегося экипажа. Она сидела спиной к лошадям и не видела, кто едет им навстречу. Однако Фиби замахала рукой.

— Посмотрите! Леди Элен! И в обществе какого-то потрясающего красавца! Уж не лорд Дерлинг ли это?

Диана, охваченная паникой, посмотрела на тетку и по ее лицу поняла, что рядом с Элен действительно тот, кого она так упорно избегала.

— Фиби, прошу тебя, не кричи…

Но было уже поздно. Экипаж остановился, и Диана приготовилась к неприятной встрече. Тетка бросила на нее полный сострадания взгляд, а затем кивнула людям в остановившемся экипаже.

— Добрый день, леди Элен, лорд Дерлинг.


* * * | Балом правит любовь | Глава восьмая