home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвертая

Вечер был богат на сюрпризы. Во-первых, вопреки ожиданиям Дианы, у Таунли собралось вовсе не пол-Лондона, а во-вторых, Аманды, которую она знала и любила, более не существовало.

Элегантная молодая леди, встречавшая вереницу гостей, нимало не напоминала старинную подругу Дианы. Куда делся тот неловкий, угловатый подросток? Где девочка, вечно горевавшая из-за того, что ее вьющиеся волосы не поддаются укладке, рост слишком мал, а внешность непривлекательна? Изысканная молодая женщина в изящном белом платье не имела ровно ничего общего с застенчивой до слез, заикающейся девочкой. Недаром тетка говорила, что Диана удивится, увидев ее.

— Диана! — воскликнула Аманда, когда та остановилась перед ней. — Как я рада видеть тебя!

— Я тоже очень рада! — ответила Диана с неменьшим воодушевлением. — Глазам не верю! Ты так переменилась! Просто красавица!

Аманда рассмеялась. Ее чарующий смех звенел словно тонкие серебряные колокольчики.

— Скажи, разве это не чудо? Я провела зиму у тети Хестер. Это ей я обязана своим преображением. Она взялась за дело со всей серьезностью, и, когда я возвратилась домой, даже мама не узнала меня.

Диана покачала головой.

— Просто не верится. Я в восхищении и от души рада за тебя, Аманда: до моего слуха дошла весть о твоей помолвке. Ты будешь самой красивой невестой.

— И самой счастливой, ибо выхожу замуж за благороднейшего из мужчин. Позволь представить тебе моего жениха, лорда Истклиффа, — сказала Аманда, с улыбкой поворачиваясь к видному джентльмену, стоявшему подле нее.

Диана ответила на поклон, с удовольствием отмечая, что лорд Истклифф при знакомстве с ней не выказал неприязни. Ее скудные сведения о нем заключались в том, что он человек, достойный уважения во всех отношениях, самозабвенно увлечен наукой и коллекционирует греческие древности. Некоторые даже шутили, что у современницы вряд ли есть шанс быть удостоенной внимания лорда Истклиффа, ибо его сердце навеки принадлежит женщинам античности.

Диана поначалу обеспокоилась тем, что этот человек мог недооценить Аманду, но, когда увидела, каким теплом светились его глаза при виде невесты, поняла всю необоснованность своих опасений.

— Нам нужно о многом поговорить, — шепнула Аманда Диане, когда та вместе с Фиби собралась пройти в залу. — Обещай, что нынче вечером у тебя найдется для меня время.

— Конечно, но, если вдруг нам не удастся поговорить сегодня, я непременно навещу тебя.

Аманда просияла.

— О да, мне бы этого очень хотелось! Обменявшись еще несколькими незначащими репликами, девушки разошлись. Диана с Фиби проследовали за теткой, которая уже была занята разговором с какой-то незнакомой супружеской четой. Девушек им вскоре представили, и с полчаса или около того прошло в милой беседе. Затем Фиби присоединилась к барышням помладше, а Диана сделала еще несколько приятных знакомств. При этом ни в ком, вопреки ожиданиям, она не встретила осуждения.

— Леди Олдсворт, — проговорила миссис Митчелл, неотрывно следя за новоприбывшей высокой черноволосой женщиной. — Мне нужно перемолвиться с ней словечком. Что, если я, друг мой, оставлю тебя на минуту?

— Разумеется, тетя. Я не буду скучать.

Долго оставаться в одиночестве, однако ж, ей не пришлось. Как только тетка ушла, к Диане подсела Аманда.

— Наконец-то мы можем переговорить с глазу на глаз, — сказала она с явным удовлетворением.

Диану удивило, что подруга так скоро улучила момент для разговора с ней, и она спросила:

— Уверена ли ты, что сейчас время для этого? Многие желают поздравить тебя с помолвкой.

— Они подождут, что за важность! Теперь я хочу побыть с тобой. — Аманда завладела руками Дианы и крепко пожала их. — Какое счастье, что ты вернулась! После нескольких лет отсутствия тебе, верно, все здесь кажется необычным.

Угадывая, на что намекала Аманда, Диана улыбнулась.

— Все вышло куда лучше, чем я думала. Это мой первый выход, но я чувствую себя комфортнее, чем можно было ожидать. Фиби вечер доставляет огромное удовольствие, а это для меня главное.

Аманда в недоумении воззрилась на подругу.

— Как так? Неужто ты не ищешь себе мужа? — Разумеется, нет. Я сейчас — в роли компаньонки Фиби и приехала единственно для того, чтобы ей было хорошо и чтобы помочь ей найти жениха.

— А что ж твое будущее?

Диана тихо рассмеялась.

— Я навеки отдана Нарбет-Холлу и верна саду с цветами, двум кошкам, трем кроликам и одному неугомонному щенку. Но, впрочем, довольно об этом. Давай потолкуем о тебе, — сказала Диана, сменив тему разговора. — Я оставляла маленького, хрупкого утенка, а вернувшись, нашла прекрасного лебедя, красавицу, которая помолвлена ни больше, ни меньше как с самим графом Истклиффом.

Аманда захихикала и стала вдруг похожа на ту девочку, которой помнила ее Диана.

— Не правда ли, это поразительно, если вспомнить, какой я была?

— Вздор. Ты так говоришь, будто была совсем уж дурнушкой, а это неправда.

— Но я и не была, по выражению тети Хестер, «леди, к которой джентльмены выстраиваются в очередь». К счастью, она научила меня, как поправить положение, за что я вечно буду ей признательна. Мама, верно, и не мечтала, что мною может заинтересоваться такой мужчина, как Джон.

— Так ты счастлива, что выходишь за него? — спросила Диана.

— Совершенно. Бог дал мне счастье встретить мужчину, который любит меня и которого, я люблю, — ответила Аманда, светясь от радости. — Джон постоянно дарит мне разные вещицы или присылает цветы. А однажды, вообрази, он посвятил мне стихи, вытребовав у меня обещание никому их не показывать. Каково!

— Не может быть! — Диана тщетно пыталась представить себе, как педантичный граф Истклифф берется за перо, дабы написать романтические вирши. — И что ж? Ты показала их?

— Признаюсь, я готова была поддаться искушению, всякий раз слыша, как люди говорят о серьезности его нрава. Однако я все-таки исполнила просьбу, и, полагаю, поступила верно: то было весьма сентиментальное сочинение.

Легкий румянец, разлившийся по щекам подруги, лишний раз убедил Диану, что она плохо знает лорда Истклиффа.

— Отрадно слышать, что ты нашла свое счастье! Став графиней Истклифф, ты получишь доступ в самые лучшие дома Лондона.

— Да, но перспектива попасть в высшие слои общества немного пугает меня.

— Отчего ж? По всему видно, ты будешь держаться с гордо поднятой головой при любых обстоятельствах.

— Милая Диана, ты всегда говорила лишь приятное! — с чувством воскликнула Аманда. — Потому-то я так и скучала по тебе. Да ты, верно, и сама знаешь, что мне тебя не хватало.

Диана вздохнула.

— Хотелось бы верить в это. Но ты вдруг перестала писать и больше не подавала о себе вестей. Мне пришло в голову, что матушка запретила тебе поддерживать со мною отношения из-за той истории.

— О нет! Дело вовсе не в этом! Я хотела написать тебе, ибо мне было что порассказать. Но я не находила слов, а уж после, со временем… Да, Паркер? — обернулась Аманда к приблизившемуся дворецкому.

— Прошу меня простить, мисс. Пожаловали лорд и леди Дженкинс.

— Да-да, конечно. Мне нужно пойти встретить их. — Аманда виновато улыбнулась. — Это родственники Джона. Они проделали длинный путь из Йоркшира лишь затем, чтобы увидеться со мной. Простишь ли ты, друг мой, если я покину тебя на время?

— Разумеется. — Диана ответила ободряющей улыбкой. — Тебе не стоит пренебрегать обязанностями хозяйки.

На лице Аманды появилось облегчение.

— Я вернусь, и мы договорим. Мне нужно многое рассказать тебе, Диана!

Аманда упорхнула, шелестя юбками, а Диана, проводив ее взглядом, ощутила жестокое разочарование. Было ясно, что девушка намеревалась поведать нечто очень важное. Однако было немыслимо оставлять гостей ради того, чтобы посекретничать со старой подругой.

Подавив вздох, Диана поднялась и огляделась вокруг, высматривая тетушку. Миссис Митчелл она не нашла, но зато увидала до крайности взволнованную Фиби, которая разыскивала ее. Девушка была сама не своя.

— Что случилось, Фиби? Ты, кажется, чем-то расстроена.

— Так и есть. Я расстроена, — ответила Фиби, прижимая руку к груди. — Мне улыбался какой-то джентльмен, а я растерялась, не зная, что делать.

— Ты тоже могла бы улыбнуться ему.

— О нет! Я не могла. Таких красивых мужчин я еще никогда не встречала! Если он вздумает заговорить со мной, я, ей-богу, буду выглядеть глупо!

Диана вдруг почувствовала себя много старше и несравнимо мудрее Фиби.

— Он не заговорит с тобой, пока его тебе не представят, Фиби. А если и заговорит, выглядеть глупо ты, разумеется, не будешь. — Диана осмотрелась по сторонам, пытаясь отыскать глазами предмет столь бурных переживаний. — О ком ты?

— О том высоком господине в алом мундире, — ответила Фиби, намеренно глядя в противоположную сторону. — Там, у стены.

Диана устремила взгляд через залу и, наконец, приметила человека, который нагнал на Фиби такого страху. Ужасного, однако, в нем ничего не было. Напротив, это был молодой офицер, красавец, с располагающим и дружелюбным выражением на лице.

— Я его не знаю, но тетя Изабел, думаю, с ним знакома, — сказала Диана, высматривая среди приглашенных тетку.

Та, к счастью, не замедлила вернуться с видимым намерением потолковать с Дианой тет-а-тет.

— Душа моя, мне нужно пошептаться с тобой.

— Да, тетя, но прежде скажи, кто тот приятный господин?

— Хм. — Миссис Митчелл проследила за взглядом Дианы. — Да это же Николас Уэтерби, младший сын лорда Моубри. Бог наделил его тем же обаянием и красотой, что и его отца, а также старшего брата. Я насилу узнала его, так он возмужал.

— Он улыбался Фиби, — шепнула Диана.

— В самом деле? — Миссис Митчелл бросила взгляд на стоявшую в немом оцепенении племянницу и приподняла бровь. — Я могу представить его. А после мне надо будет кое-что сказать тебе.

— Что-нибудь дурное? — спросила Диана, уловив в голосе тетки тревогу.

— Ничего дурного, но то, что я скажу, обрадовать тебя тоже не может. Пойдем, Фиби, — отрывисто бросила миссис Митчелл племяннице. — Что ж, давай познакомим тебя с этим джентльменом и поглядим, что из этого выйдет.

Снова оставшись одна, Диана в смятении прикусила губу. Что ж такое важное собиралась поведать ей тетка? Если это не дурная новость, то отчего ж тогда она расстроит Диану?

Услышав о прибытии новых гостей, Диана обернулась и увидала среди вошедших знакомое лицо. У нее перехватило дыхание.

Эдвард! Он был в обществе двух дам и джентльмена. Одна из женщин, по-видимому, была ровесницей Фиби, а другая, казалось, была несколькими годами старше Дианы. Диана предположила, что мужчина — супруг дамы постарше. Судя по оказанному гостям радушному приему, новоприбывшие доводились хозяевам добрыми знакомыми. Аманда со своим женихом явно ощущали себя в их окружении совершенно комфортно.

Хотелось бы Диане чувствовать себя так же.

— Диана, что ты делаешь? — спросила миссис Митчелл, неожиданно возникая перед ней. — Не знай, я тебя, клянусь честью, решила бы, что ты прячешься за ширмой.

— Именно это я и делаю, — шепнула Диана. — Прибыл лорд Гартдейл.

— Вот как? — Миссис Митчелл обернулась. — Верно, и не один, а со своими родичами.

— Они здесь все?

— Да. Девушка помладше — его сестра, леди Элен. Женщина постарше — Барбара, ныне леди Блэк. Рядом с ней ее супруг, сэр Лайонел. Вдова, леди Гартдейл, конечно же, отсутствует.

Раздражение, неожиданно проскользнувшее в голосе тетки, немало удивило Диану.

— Сдается мне, леди Гартдейл вам не нравится, тетя.

— Говоря по чести, нет. После смерти мужа она стала отшельницей и отвратила от себя не только своих детей, но и почти всех своих друзей. Именно об этом мне и хотелось бы с тобой потолковать, душа моя.

Диана нахмурилась.

— О леди Гартдейл?

— Нет, о ее дочери, леди Элен. — Миссис Митчелл придвинулась к Диане поближе. — Миссис Таунли сказала, что тебе не худо бы кое о чем знать, но решила, что лучше услышать это из моих уст, нежели от посторонних.

— Отчего же? Что такого она сказала тебе?

— Скоро будет оглашена еще одна помолвка.

— Нынче вечером?

— Может, и не нынче вечером, но, во всяком случае, скоро.

— Что ж в этом дурного?

Миссис Митчелл огляделась, дабы убедиться, что никто их не подслушивает, а затем, склонившись к самому уху Дианы, зашептала:

— Дело в том, кто помолвлен. Кажется, леди Элен только что дала свое согласие.

— Как это мило! Ее родственники, верно, очень довольны. Но откуда миссис Таунли взяла, что тебе надобно… — Диана, ахнув, замолкла. — О нет, тетя, только не говори, что…

— Боюсь, дитя мое, я должна сказать это, — ответила миссис Митчелл с видимым сожалением. — Как это ни прискорбно, но леди Элен приняла предложение лорда Дерлинга!

Менее всего Диана ждала, или, если угодно, хотела, услышать эту новость.

— Ты уверена?

— У меня нет причин сомневаться. Миссис Таунли это доподлинно известно из надежных источников. И в самом деле: лорд Дерлинг какое-то время ухаживал за леди Элен.

Диана в смятении взглянула на девушку, стоявшую подле Эдварда, силясь вообразить ее женой такого человека, как лорд Дерлинг. Девушка была прехорошенькой и своей белоснежной кожей и льняными локонами напоминала фарфоровую статуэтку. И она была так молода!

— Она сама не знает, на что себя обрекает, — пробормотала Диана. — Она не понимает, за кого выходит.

— Если она любит его, ей безразлично, кто ее жених, — сухо отрезала миссис Митчелл. — Главное — ее жених хорош собою, обаятелен и ему не терпится жениться на ней!

— Я тоже когда-то любила его, — сказала Диана — Лорд Дерлинг умеет быть обаятельным и настойчивым.

— Генрих восьмой тоже был таким. Но вспомни, чем это обернулось для большинства его жен, — ворчливо заметила миссис Митчелл, хмуро созерцая продвигавшееся по зале семейство. — Ты полагаешь, лорд Дерлинг не изменился? Быть может, история четырехлетней давности не прошла для него даром, и он исправился…

— Не думаю, что человек, по своей натуре склонный к жестокости, способен перемениться, тетя. Время тут не имеет значения, — ответила Диана. — Желала бы я знать, отчего он не женился раньше. Ведь у него не было причин оставаться холостяком.

— Право, не знаю. После твоего отъезда из Лондона он на время исчез, — ответила тетка, — но его затворничество наверняка более было данью приличиям, нежели вызвано чувством вины. Он был отвергнут, а следственно, ему приличествовало демонстрировать свое сожаление, независимо от того, испытывал он его или нет.

Диана была уверена, что сожаление, которое выказывал лорд Дерлинг, было не более чем игра на публику.

— У него были связи?

— Да, с несколькими дамами, — подтвердила миссис Митчелл, — но ни с одной из них его отношения не зашли далеко. До недавнего времени сердце у Дианы было не на месте. Удрученная услышанным, она наблюдала за тем, как Эдвард с сестрами прохаживается по зале. Известие о грядущей свадьбе леди Элен Терлоу и лорда Дерлинга встревожило ее. Но что она могла сделать? Диана не была близкой знакомой Эдварда, а потому не могла вмешиваться в дела его семьи, даже скрываясь под маской Дженни. Предостережения же от Дианы Хепворт — женщины, у которой, как известно, была причина для недоброжелательства по отношению к лорду Дерлингу, — тоже не были бы приняты в расчет. Но можно ли безмолвно взирать на то, как невинное дитя попадется в ловушку, согласившись на брак, который не только окажется несчастливым, но, может даже, приведет к погибели.

Мысли о леди Элен навели Диану на размышления об Эдварде. Она думала, как поступить. Она знала, что рано или поздно его представят ей. Эдвард — близкий друг Таунли, и Диана предвидела, что Аманда по-дружески поспособствует их знакомству, сочтя лорда Гартдейла выгодной партией для незамужней леди. Желала ли Диана этого?

— Тетя Изабел, мне нужно кое-что сказать тебе, — шепнула Диана, чувствуя, что голова у нее идет кругом. — Помнишь, я рассказывала тебе, что в парке встретила лорда Гартдейла?

— Конечно. Таких вещей я не забываю.

— Случилось так, что я встречала его и после… два раза.

— В самом деле? И ничего мне не сказала! Где? Когда?

— Не сейчас, после поговорим об этом. Теперь нельзя допустить, чтобы он узнал меня.

— Но вы же встречались.

— Да, но мое лицо было скрыто под вуалью, а голос был неузнаваем от простуды, — торопливо пояснила Диана. — И еще я назвалась Дженни.

— Дженни? — Удивление на лице миссис Митчелл сменилось замешательством. — Ты назвала ему свое второе имя? Диана, ей-богу, зачем все это?

— Я объясню, как только мы останемся наедине, тетя. Но если наше знакомство нынче состоится, я должна буду сделать вид, будто вижу его впервые!

Тетка прищурилась.

— Не по душе мне твоя затея, Диана. Ты никогда раньше не прибегала к уловкам и ухищрениям.

— Знаю, тетя, знаю. Я поступила неразумно, но дело сделано, назад пути нет.

— Я слишком хорошо знаю тебя, чтобы усомниться в твоей честности, но думаю, играть две разные роли — задача непосильная. — Миссис Митчелл украдкой взглянула на лорда Гартдейла. — Что ж, хочешь ли ты, друг мой, чтобы я представила лорда Гартдейла Диане Хепворт?

Диана на миг задумалась, прикидывая, как лучше поступить: согласиться на рискованное знакомство с Эдвардом или избегать встреч с ним, сколько возможно, в расчете на то, что после, когда пути их все-таки пересекутся, она будет более готова к этой встрече?

Желая хоть краешком глаза взглянуть на Эдварда, Диана повернула голову и… обомлела.

Тот стоял не шевелясь и молча смотрел через всю залу прямо на нее. Лицо его сохраняло каменную неподвижность.

Сердце Дианы замерло. Он узнал ее! Иначе отчего так смотрит на нее?

Подойдет ли он к ней, попросит ли, чтобы его представили?

Эдвард сделал шаг в ее направлении, и Диана похолодела. Да, он намеревался подойти к ней! Но тут случилось непредвиденное: лакей приблизился к Эдварду и подал ему записку.

Затаив дыхание, Диана наблюдала, как граф взял письмо и сломал печать. Пробежав листок глазами, Эдвард потемнел. Сунув послание в карман, он круто развернулся на каблуках и вышел из залы, не взглянув более в ее сторону.

Диана, доселе сдерживавшая дыхание, наконец, вздохнула и ощутила несказанное облегчение.

— Что это? — тихо проговорила миссис Митчелл, о присутствии которой Диана почти позабыла.

— Не имею представления, тетя, но полученная весть лорда Гартдейла, судя по всему, не порадовала.

— Она избавила тебя от тягостной встречи. А он ведь как раз намеревался подойти. Я видела, какими глазами он смотрел на тебя, — заметила тетка. — Уверена ли ты, друг мой, что он не разглядел твоего лица под вуалью?


Глава третья | Балом правит любовь | Глава пятая