home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятнадцатая

— Лорд Дерлинг? — По спине у Дианы пробежал холодок. — Ты меня удивила. И что же?

— Мне совестно признаваться, но я поощряла его ухаживания, — призналась Аманда. — Он был таким обаятельным, а я никогда раньше и помыслить не могла, что он обратит на меня внимание.

Диана кивнула, прекрасно понимая чувства подруги. Она и сама когда-то весьма благосклонно принимала ухаживания лорда Дерлинга, которые чрезвычайно льстили ее самолюбию.

— Но ваши отношения, очевидно, не продлились долго, — осторожно предположила Диана.

— Нет, ибо я узнала, что… — Аманда запнулась, уставившись на Диану. — Мне трудно об этом говорить.

С чувством нарастающей тревоги Диана дотронулась до руки подруги.

— Не бойся сказать мне, Аманда. Я готова выслушать все.

Аманда кивнула.

— Как-то раз лорд Дерлинг устраивал охоту в своем имении, — начала она неуверенно. — Я была приглашена туда со своими родителями. Большую часть гостей составляли мои знакомые, и я с наслаждением предвкушала массу развлечений. Всю неделю до этого лорд Дерлинг был ко мне очень внимателен, и мама, кажется, ожидала, что в этот уик-энд от него последует предложение. И я бы приняла его, если бы не…

Аманда снова замолчала, и Диана почувствовала, что ей предстоит услышать нечто ужасное.

— Так что же тогда случилось, Аманда?

Губы Аманды задрожали, и она вдруг снова стала той девочкой, которой была четыре года назад.

— Это произошло в первый вечер нашего пребывания в гостях. Выйдя из столовой после обеда, я заглянула к себе в комнату, а потом хотела присоединиться к остальным дамам в гостиной, но заблудилась. Дом очень большой.

— Я слышала.

— Ну так вот, я оказалась в каком-то длинном коридоре. Сообразив, что зашла не туда, я было повернула назад, но услышала голоса и остановилась.

— Чьи голоса?

— Лорда Дерлинга и… какой-то девушки. По-моему, это была служанка, нанятая в деревне на уик-энд. Но все равно она не заслуживала этого…

Аманда зажмурилась, и сердце у Дианы оборвалось.

— Так что же случилось, Аманда? Ну, говори, что ты услышала?

— Вспоминать об этом тяжело даже сейчас, по прошествии времени. — После продолжительной паузы Аманда открыла глаза и, наконец, продолжила: — Он бил ее, Диана. Из комнаты доносился его голос и мольба девушки о пощаде, но он снова безжалостно ударил ее… — Аманда опять прервалась, силясь взять себя в руки. — Никогда в жизни я не испытывала такого ужаса.

Комната закружилась перед глазами Дианы, сердце готово было вырваться из груди, а на лбу выступила испарина.

— Что было дальше?

— Я смертельно перепугалась и не знала, что делать. Я с ужасом думала о том, что лорд Дерлинг может выглянуть в коридор и застать меня за дверью.

— Девушка сильно пострадала?

— Не имею представления. Я не узнала бы ее среди других слуг: ведь я ее не видела, и имени ее лорд Дерлинг тоже не называл. Когда же я, пытаясь что-нибудь разузнать, поинтересовалась у экономки, не случилось ли чего с одной из служанок, та посмотрела на меня в крайнем недоумении. В тот уик-энд в доме было множество слуг, и она, конечно, могла не понять, кого я имею в виду. Однако подозреваю, что ей было все известно, да только она предпочла держать язык за зубами. Может быть, там уже все слуги знали, что такое лорд Дерлинг…

Аманда замолкла, но Диане и этого было довольно. Она поднялась и на дрожащих ногах подошла к окну.

Стало быть, она не единственная жертва лорда Дерлинга. Жестокость у этого человека в крови, и он срывает свой гнев на беззащитных женщинах. А между тем в обществе никто и не подозревает о его дурных наклонностях.

Диана почувствовала подступающую к горлу тошноту. Рассказ Аманды напомнил ей ее собственные боль, потрясение и ужас, которые она испытала, обнаружив, как жестоко обманулась в лорде Дерлинге. Мужчина, которому она отдала свое сердце, оказался сущим чудовищем.

Диана ясно поняла, что должна делать.

— Ты еще кому-нибудь об этом рассказывала? — не оборачиваясь, спросила Диана.

— Я не могла. Я… очень боялась. Я никогда до этого не слышала, чтобы мужчина поднял руку на женщину.

— Что было дальше?

— Я отыскала гостиную, но была не в силах оставаться там, — тихо продолжила Аманда. — Сказавшись больной, я поднялась к себе. Вид у меня был такой, что все сразу поверили. Мама велела немедленно ложиться в постель, а когда наутро я сообщила ей, что лучше мне не стало, мы вернулись в Лондон. Лорда Дерлинга я увидела только перед отъездом. Потом я встретилась с ним в Лондоне только раз и только для того, чтоб объявить о своем нежелании видеть его.

— Он, верно, очень удивился столь резкой перемене, — заметила Диана.

— Да, но тем не менее больше у нас не показывался, а значит, почувствовал твердость принятого мною решения. Мама была сбита с толку, но я не нашла в себе сил рассказать ей об этом происшествии. К счастью, я вскоре встретила Джона.

— А ему ты рассказывала? Аманда покачала головой.

— Я никому об этом не рассказывала, только тебе…

Диана долго молчала.

— Поэтому ты перестала писать мне? Румянец, вспыхнувший на щеках Аманды, был красноречивее всяких слов.

— Мне казалось, что, принимая ухаживания твоего бывшего жениха, я предала нашу дружбу, — прошептала она. — Но после того случая я начала задумываться… — Аманда колебалась. — Мне пришло в голову, что тебе, может быть, тоже стала известна эта особенность лорда Дерлинга и что ты хотела бы скрыть ее от других.

— Ты имеешь в виду его жестокий нрав? Аманда подняла глаза.

— А ты знала об этом?

— Да. Потому-то я и отказалась выйти за него замуж.

— Но ты молчала!

— Ты тоже. Аманда покраснела.

— Как ты узнала? — Девушка понизила голос, словно опасаясь, что их могут подслушать. — Ты что, видела, как он ударил кого-то из слуг в Лондоне?

— Не совсем.

— Ты слышала это от прислуги?

Диана потупилась, а затем посмотрела в глаза Аманде.

— Помнишь мои синяки?

Аманда непонимающе уставилась на подругу. Когда смысл сказанных Дианой слов дошел до нее, ее лицо покрыла мертвенная бледность.

— О нет! Нет! Не говори, что он сделал это… с тобой!

— Да, он сделал это. Кроме тетки и кузины, ты одна знаешь об этом.

Такого потрясения Аманда пережить уже не могла. Ее нервы не выдержали, и она, потеряв самообладание, разрыдалась.

— Зачем же ты молчала, Диана?

— Я не могла говорить об этом тогда.

— Но… я не понимала, — всхлипывала Аманда, роясь в ридикюле в поисках платка. — После того, что наговорил о тебе лорд Дерлинг, я не знала, что и думать. Я знала, что разрыв помолвки для тебя не прихоть. На тебя это не похоже. Но я не могла найти всему этому объяснение: жених богат, красив и считается выгодной партией.

— Все это и сейчас так. — Диана скривила рот. — Леди Гартдейл полагает, что ее дочери несказанно повезло. Но я кое о чем хочу спросить тебя, — резко переменила разговор Диана. — Ты упоминала о визите лорда Гартдейла, обмолвившись, что он спрашивал обо мне.

— Да, — подтвердила Аманда, успокаиваясь. — Мы вышли в сад, и он спросил, какой ты была четыре года назад.

Во рту у Дианы пересохло.

— И что ты ответила?

— Что ему следует справиться об этом у тебя.

— А он что?

— Он, кажется, собирался последовать моему совету.

Не за этим ли он явился тогда к ней и пригласил прокатиться в экипаже? — гадала про себя Диана.

— Аманда, лорду Гартдейлу известно, что лорд Дерлинг оказывал тебе внимание?

— Не знаю. Может, и нет. — Аманда вытерла слезы. — Лорд Дерлинг не демонстрировал свой интерес ко мне публично: он, видно, все еще играл роль покинутого безутешного любовника.

— Аманда, ты готова рассказать лорду Гартдейлу о том, что случилось в доме лорда Дерлинга?

Аманда побледнела.

— Диана! Я не знаю. Я не думала…

— Твое слово может оказаться единственным способом воспрепятствовать свадьбе леди Элен, — с жаром заговорила Диана. — Я хочу открыть лорду Гартдейлу глаза, рассказать о жестокости лорда Дерлинга. Но одного моего слова ему может оказаться недостаточно. Если же ты подтвердишь это, он, будем надеяться, поверит, и свадьбу леди Элен станет возможно предотвратить. Я должна сделать это, Аманда!

Аманда долго молчала, опустив глаза на носовой платок, который теребила в руках. Диана, затаив дыхание, ждала ответа, от которого теперь зависело слишком многое.

Наконец девушка кивнула.

— Изволь, я поговорю с ним и сделаю все от меня зависящее, чтобы спасти Элен от этого чудовища, — тихо проговорила Аманда. — Я не боюсь угроз лорда Дерлинга. Менее чем через неделю я стану графиней Истклифф, а Джон — я знаю — никогда не поверит сплетням обо мне!

— Спасибо, Аманда. — Диана с улыбкой обняла подругу. — Я рассчитываю на тебя!

Мучимая страхом и неуверенностью в успехе своего предприятия, Диана ожидала приезда Эдварда. Он должен был явиться с минуты на минуту, и Диана то и дело посматривала на часы.

Наконец часы начали бить три. С последним ударом на пороге возник Джиггинс.

— Лорд Гартдейл, мисс.

— Спасибо, Джиггинс. Будьте любезны, принесите, пожалуйста, шерри и два бокала.

Дворецкий с почтительным поклоном удалился. Диана с улыбкой встретила мужчину, которого любила, мужчину, с которым почти попрощалась нынче утром.

— Добрый день, лорд Гартдейл.

— Здравствуйте, мисс Хепворт. — Эдвард бросил взгляд поверх ее головы, огляделся и удивленно приподнял бровь. — Извините великодушно, но, как я понял, мне была назначена встреча с мисс Лоуден.

— Да, но планы переменились. Спасибо, Джиггинс, это все, — обратилась Диана к вошедшему с подносом дворецкому. — Проследите, пожалуйста, чтобы нам никто не мешал.

— Слушаю, мисс.

Как только слуга вышел, Диана снова обратилась к Эдварду:

— Сделайте милость, наполните бокалы, пожалуйста.

— Как вам будет угодно. Диана улыбнулась.

— Вам, конечно же, в диковинку, что женщина среди бела дня пьет крепкие напитки. Но, полагаю, вы поймете меня, когда я скажу вам то, что намеревалась сказать.

— Звучит весьма тревожно.

— Все так и есть. Смею предположить, что мой рассказ ошеломит вас, приведет в изумление и гнев.

Эдвард наполнил бокалы, один из которых передал Диане.

— И все это за один непродолжительный визит?

— Да, ибо дело касается благополучия близкого и любимого вами человека.

Это замечание заставило Эдварда насторожиться.

— Означает ли отсутствие вашей тетушки, — начал Эдвард, — то, что она не осведомлена об этом разговоре? Или же она, зная о нем, сама дала вам свое согласие на встречу со мной тет-а-тет?

— Тете неизвестно о нашей с вами встрече, лорд Гартдейл. Но если бы она о ней знала, она бы ей не препятствовала. Ее нет потому, что она заранее условилась о встрече со своей приятельницей. Фиби же прекрасно знает о предстоящем нам разговоре, как и о том, что я собираюсь вам сообщить.

Я рассудила, что мне следует поговорить с вами с глазу на глаз. Так будет лучше для всех, кого это касается.

— Понимаю. — Эдвард учтиво наклонил голову. — Я слушаю вас.

Диана сделала глоток шерри, выгадывая лишнюю минуту, чтобы собраться с силами.

— К вашей матушке нас привело желание довести до ее сведения некоторые факты.

— Те, о которых миссис Митчелл после отказалась мне сообщать?

Диана смело встретила взгляд Эдварда.

— Именно.

— Вправе ли я предположить, что эти факты касаются ваших отношений с лордом Дерлингом и вашего с ним разрыва?

Диана кивнула.

— Я думаю, настало время открыть вам всю правду об этом, ибо истинные причины разрыва вовсе не те, в которые вас заставляют поверить.

— Я в этом нисколько не сомневаюсь, мисс Хепворт. — Эдвард подошел к камину и оперся о него рукой. — Я удивлен, что вы так долго медлили.

Диана насилу смогла скрыть удивление.

— Отчего вы уверены, что лорд Дерлинг говорит неправду?

— Оттого, что вы не из тех женщин, которые материальное благополучие ставят выше любви, — мягко ответил Эдвард. — Об этом говорит ваша забота о будущности вашей кузины. Она укрепила меня во мнении, что данная вам лордом Дерлингом характеристика расходится с действительностью. Именно поэтому причины вашего разрыва всегда интересовали меня.

Диана отвела глаза в сторону, готовясь к решающим минутам.

— Приняв предложение лорда Дерлинга, я не потрудилась узнать его поближе, лорд Гартдейл. Но, полагаю, моя молодость оправдывает мою поспешность. Да и вообще, мне кажется, почти все браки имеют этот недостаток. Не знаю, успевают ли жених и невеста за короткое время, предшествующее свадьбе, хорошенько узнать друг друга.

— Я сам нередко задавался тем же вопросом, — заметил Эдвард с улыбкой. — Прошу вас, продолжайте.

— Я думала, что люблю лорда Дерлинга, — продолжала Диана, ободренная готовностью Эдварда выслушать ее. — Я оказалась во власти его обаяния и красоты. Как ни совестно теперь в этом сознаваться, но мне льстило и то, что он титулованная особа хорошей фамилии.

— Пока вы не сказали ничего такого, что могло бы бросить на вас тень. Предпочтение ваше имело законные причины. Вы же, по крайней мере, думали, что любите вашего избранника.

Диана грустно улыбнулась.

— Да, я питала к нему привязанность, хотя теперь, после всего, что было, не могу в это поверить.

— Так что же заставило вас изменить свое мнение о нем?

Диане всегда было нелегко возвращаться к этой теме, но на этот раз нужно было рассказать все.

— У нас с лордом Дерлингом… возникли разногласия по поводу предмета нашего спора. Я рассмеялась. В этом-то и была моя ошибка. Он оскорбился и продемонстрировал свое неудовольствие… применив физическую силу.

Улыбка Эдварда померкла.

— Он ударил вас?

— Да. Ударил с такой силой, что я упала. Эдвард окаменел.

— Он что-то сказал вам при этом?

— Ровным счетом ничего. Он просто смотрел на меня, как бы ожидая, что я что-то скажу ему. Но я молчала: его выходка лишила меня способности что-либо говорить… — Диана, запнувшись, тяжело сглотнула и заставила себя продолжить: — Наша следующая встреча состоялась за два дня до свадьбы. До этого я не могла принудить себя встретиться с ним. Все это время я пыталась как-то оправдать его действия, но найти им оправдания не смогла. Я не могу найти их до сих пор.

Эдвард поставил свой бокал на каминную полку.

— Он попросил у вас прощения, попытался как-то загладить свою вину?

— Нет. Он держался так, будто ничего не случилось.

Эдвард с недоверием воззрился на Диану.

— Он что, отрицал то, что ударил вас?

— Да, и мои обвинения его до крайности поразили.

— И что вы тогда ему сказали?

— Я не знала, что сказать. Я не ожидала такого от мужчины, которого считала благородным человеком и которым восхищалась. — Диана опустила глаза на бокал шерри. — Его рукоприкладство и его отказ признать потом свою вину стали причиной принятого мною решения разорвать помолвку. Я перестала верить ему и страшно боялась, что, сделавшись его законной супругой, буду постоянно подвергаться насилию, а когда-нибудь, быть может, даже буду с позором выгнана из его дома. Услышанное потрясло Эдварда до глубины души.

— У меня нет слов. Не могу поверить, что Дерлинг способен на такую выходку.

Диана взглянула на Эдварда. Неужели он ей не верит?

— Вы кому-нибудь рассказывали о случившемся? — продолжил расспросы Эдвард.

— Только тете. Мне было семнадцать, лорд Гартдейл. Я только что вышла из стен школы и была чрезвычайно наивна, я не знала жизни. Я не думала, что джентльмен может так поступить…

— Джентльмен так поступить не может. — Лицо Эдварда посуровело. — Я не имею чести близко знать Дерлинга, но я никогда не слышал о нем ничего такого, что могло бы подтвердить ваши слова. Да, он вспыльчив. Я и сам не могу похвастаться ангельским характером. Но безжалостно ударить беззащитную женщину… — Эдвард, не договорив, принялся расхаживать по комнате. На его скулах играли желваки. — На вас оставались раны?

Диана, удивленная, нахмурилась.

— Это имеет значение?

— Конечно. Синяки на теле были бы доказательством его рукоприкладства и верности ваших слов.

— У меня были синяки, — тихо проговорила Диана. — Но когда я сказала об этом лорду Дерлингу, он предположил, что я сама в этом виновата. Он, конечно же, не опустился до обвинений меня в намеренном причинении себе увечья, но предположил, что я, скорее всего, ударилась о дверь.

— Так значит, даже после предъявления ему неоспоримых доказательств его вины он продолжал отпираться?

— Именно так, милорд. При этом он довел до моего сведения следующее: если я кому-нибудь расскажу о случившемся, он всегда сумеет опровергнуть мое обвинение.

— И поэтому вы все скрыли.

— Отчасти поэтому, а отчасти потому… что я боялась его.

Эдвард долго молчал, осмысливая услышанное, а Диана терпеливо ждала.

— Лорд Гартдейл, — смиренно промолвила Диана. — Возможно, этот человек вам друг. К тому же он вскоре станет членом вашей семьи, а потому вы никогда не услышали бы от меня этой истории, если бы я не сознавала ответственность перед вашей сестрой. Мужчина, раз поднявший руку на женщину, будет способен на это и в будущем. При этом мне доподлинно известно, что такой случай уже и раньше имел место. Не одна я пострадала от лорда Дерлинга.

Эдвард прищурил глаза.

— У вас есть доказательство насилия, совершенного им над другой женщиной?

— Да. Я слышала об этом из уст дамы, которую хорошо знаю и которой всецело доверяю.

— Не будете ли вы так любезны сообщить, кто она и что она вам рассказала?

— Она была приглашена лордом Дерлингом в его имение, где устраивалась охота. Однажды вечером, выйдя из столовой, она заплутала в незнакомом доме и случайно оказалась рядом с комнатой, в которой лорд Дерлинг избивал одну молодую служанку. Он не подозревал, что его слышат, а потому дал себе полную волю. Если вам будет угодно, Аманда Таунли подтвердит чудовищную жестокость лорда Дерлинга.

Лицо Эдварда потемнело.

— Аманда!

— Да. Я также убеждена, что, допросив некоторых бывших слуг лорда Дерлинга, можно кое-что узнать и от них.

Эдвард снова погрузился в молчание. Наконец он поднял на Диану черные как ночь глаза.

— Именно это мисс Лоуден намеревалась сообщить мне?

— Да, милорд. Фиби вчера узнала правду о лорде Дерлинге. Взбудораженная моим рассказом, она решила, что вы вправе об этом знать. Она чрезвычайно обеспокоена судьбой вашей сестры.

— А вы нет?

Диана поняла, отчего тон Эдварда вдруг сделался холодным.

— Я тоже переживаю за судьбу леди Элен, милорд. Именно поэтому мы с тетей и приехали к вашей матушке. Мы хотели убедить ее, что… нужно поближе узнать лорда Дерлинга, что он может оказаться неподходящей партией для ее дочери. Но лорд Дерлинг, на нашу беду, прознал об этом визите и дал понять, что, если мы скажем хоть слово, он, не задумываясь, погубит Фиби. — Диана вскинула голову. — Да, я беспокоюсь о вашей сестре, лорд Гартдейл, но и Фиби я тоже люблю. Она моя родственница. И я должна думать о ее репутации, ибо сомнений в том, что лорд Дерлинг осуществит свою месть, погубив ее, у меня нет.

— Как он погубил вас? — тихо сказал Эдвард. Диана кивнула.

— Да, как меня.

Глаза Эдварда вспыхнули гневом.

— Не может быть! Мой будущий зять, которому я предложил свою дружбу, — всего лишь жалкий негодяй, который поднимает руку на невинных женщин. — Эдвард вернулся к камину, взял свой бокал и залпом осушил его.

Диана почувствовала неизъяснимое облегчение и, чтобы устоять на ногах, ухватилась за край стола.

— Леди Гартдейл будет недовольна.

— Да. А Элен будет просто убита. Но вам не о чем печалиться. Лорду Дерлингу придется иметь дело со мной. Ни вам, ни мисс Лоуден не нужно более опасаться его угроз. — Эдвард поставил стакан. — Благодарю вас, мисс Хепворт. Я перед вами в неоплатном долгу. Понимаю, чего стоило вам ваше откровение. Но если вас это утешит, то знайте: ваша смелость спасла жизнь молодой женщине.

Диана улыбнулась, с испугом обнаружив, что на глазах ее выступили слезы.

— Этого я и хотела, лорд Гартдейл.

— Я вам верю. — Эдвард взглянул Диане в глаза, приведя ее в смятение. — Сдается мне, мисс Хепворт, вы достойны даже большего восхищения, чем я раньше думал. — Он приблизился к ней и, взяв ее руку, медленно поднес к губам. — Вы молчали ради спасения своей кузины, приняв на себя главный удар.

— Каждый стремится спасти тех, кого любит, — тихо ответила Диана. — Разве вы сами не делаете того же для своих близких?

Эдвард улыбнулся.

— Да. Но позвольте последний вопрос, мисс Хепворт. Вы известили лорда Дерлинга о вашем желании разорвать помолвку письменно?

— Нет. Я лично отправилась к нему накануне свадьбы и объявила, что замуж за него не выйду. Этот человек вызывал во мне такое отвращение, что я никогда бы не смалодушничала, отделавшись письмом.

— Я в этом и не сомневался, — ответил Эдвард. — А теперь позвольте откланяться. Меня ждут неотложные дела.

Эдвард удалился. В опустевшей вдруг комнате стало необыкновенно тихо. Как только дверь за Эдвардом захлопнулась, Диана в изнеможении опустилась на стул, спрашивая себя, спасла ли она положение или, напротив, лишь открыла ящик Пандоры!


Глава четырнадцатая | Балом правит любовь | Глава шестнадцатая