home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

На следующее утро, несмотря на солнечную погоду, по дороге в Гайд-парк Диане казалось, что над ней нависает туча. Ночь, проведенная без сна, нисколько не ослабила ее решимости прекратить свидания с Эдвардом.

Эта встреча будет последней. Всякий раз при виде Эдварда Диана вспоминала о леди Элен, а мысли о ней неизбежно приводили Диану к размышлениям о судьбе Фиби и о том, чем может обернуться для нее месть лорда Дерлинга.

Диана не видела способа оградить Фиби от его происков, а потому не верила в благополучный исход. Ничего дельного ей на ум не приходило, хотя она думала о том, чтобы обратиться к капитану Уэтерби и все рассказать ему. Но кто знает, поверит ли он ей? Настолько ли серьезно его чувство к Фиби, что он окажется выше грязных сплетен?

Возможно. Но лорд Дерлинг не остановится, даже если Фиби и капитан Уэтерби поженятся. Уж он изыщет способ навредить кузине. Сплетни никого не щадят, и мало кто дает себе труд разобраться, есть ли в них хоть слово правды. Запятнав репутацию Фиби, лорд Дерлинг разрушит ее семейную жизнь, как и карьеру ее мужа — приходского священника.

Готова ли была Диана взять такой грех на душу?

Разумеется, нет. И это было главной причиной принятого ею решения — покончить со всем этим как можно скорее.

Она исчезнет, не попрощавшись, чтобы не дать Эдварду возможности уговорить ее передумать: в его присутствии Диане изменяла сила воли.

Как только Фиби примет предложение, Диана тоже исчезнет из его жизни и, возвратившись в Уитли, сохранит о встречах с Эдвардом самые нежные воспоминания, которые будет бережно хранить до конца своих дней.

Диана увлеклась своими мыслями и не сразу поняла, что она в парке одна. Остановив лошадь, она огляделась вокруг, раздумывая, не поехал ли Эдвард другой дорогой. Или, быть может, он решил вовсе не приезжать?

Не узнал ли он правду?

В голове у Дианы проносились самые разные предположения, одно хуже другого. Поэтому, когда, наконец, послышался топот копыт большой тяжелой охотничьей лошади, ей с трудом удалось унять дрожь в голосе.

— Эдвард! Я думала, вы не приедете.

Эдвард натянул поводья и остановил Титана, подняв его на дыбы.

— Простите меня, Дженни. Я перед выездом получил престранное послание. Это и послужило причиной моей задержки.

В его голосе Диане послышалась тревога.

— Надеюсь, ничего страшного?

— Не знаю. Отправительница письма — одна молодая особа, которую я плохо знаю, но в честности которой не имею повода усомниться. Вот я и думаю, отвечать ли мне на письмо.

— А письмо требует ответа?

— Да. Девушка просит о встрече по одному очень важному делу.

— Если вы не сомневаетесь в ее честности, отчего ж вам с ней не встретиться?

Эдвард плотно сжал губы. Казалось, он раздумывает, как лучше поступить.

— Я не посвящал вас в свои дела, Дженни, ибо мне не хотелось тратить на их обсуждение время наших с вами встреч. Но, получив это письмо, готов признаться, что ваше мнение мне просто необходимо. Вы — сторона незаинтересованная, и ваш свежий взгляд на вещи, быть может, позволит кое-что прояснить.

— Это дело личного характера? — поинтересовалась Диана.

— Дело касается моих родственников, и хотя я не знаю в точности, каким образом, но чувствую, что все это важно для моей сестры.

Диана ощутила, как кровь отлила у нее от лица. Узнал ли Эдвард что-то о лорде Дерлинге?

— Простите мне мое любопытство, — медленно проговорила Диана, — но можете ли вы сказать, от кого это письмо?

— От одной молодой особы. Она недавно прибыла в Лондон, а потому боюсь, вы ее не знаете.

— Я — нет, но моя тетка, возможно, знает. — Диане вдруг безумно захотелось выяснить, от кого это таинственное послание. — У нее в обществе большие связи.

Эдвард вздохнул.

— Тогда может быть. Особа, писавшая ко мне, — мисс Фиби Лоуден.

Диана онемела от изумления. Фиби написала ему письмо? Что ей взбрело в голову? Зачем она пошла на такую глупость? И что она ему написала?

Стараясь сохранять твердость, Диана сказала:

— Может, вам лучше… рассказать мне обо всем, что происходит?

— Рассказывать-то по большому счету нечего, — проговорил Эдвард, но тем не менее изложил события возможно полно, присовокупив к своему рассказу краткую характеристику Дианы Хепворт, описание их с лордом Дерлингом отношений, и не преминул отметить, что тот теперь помолвлен с его сестрой.

— Подозреваю, миссис Митчелл что-то хотела мне рассказать, — сказал Эдвард, — но, когда я к ней приехал, напрочь отказалась говорить со мной об этом. Вот я и думаю, не знает ли ее младшая племянница о том, что ее тетка от меня скрывает, и не вызвано ли этим ее желание встретиться со мной.

Диана нервно облизнула губы.

— Мисс Лоуден назначила вам время встречи?

— Она попросила меня нынче приехать в дом ее тетки, в три часа пополудни.

В три часа. В это время тетка сговорилась со своей приятельницей встретиться за чашкой чая, а Диана условилась с Амандой отправиться в магазин. Фиби отказалась составить им компанию. Значит, она намеревалась поговорить с Эдвардом наедине, без посторонних, и Диана вдруг с необычайной ясностью поняла, зачем.

Она собиралась открыть ему правду о лорде Дерлинге!

Фиби собиралась сама рассказать Эдварду о причине разрыва Дианой помолвки, ибо знала, что та молчит ради ее спасения.

До чего ж упрямое, непослушное и отважное дитя!

— Вы полагаете, мне следует с ней встретиться? — спросил Эдвард.

Нет! — хотелось выкрикнуть Диане, попытаться помешать ему докопаться до правды. Но могла ли она отказать Эдварду в совете, о котором он просил ее?

— Конечно, вы должны с ней встретиться, — ответила Диана, сознавая, что это единственно разумный в данных обстоятельствах ответ. — Девушке, несомненно, есть что сказать вам.

— Но отчего именно она обратилась ко мне, а не сама мисс Хепворт?

— Может статься, мисс Хепворт чего-то не знает, — сказала Диана, которой все еще было чудно говорить о себе как о постороннем лице.

Эдвард покачал головой.

— Не может быть, чтобы младшая сестра знала что-то, чего не знает старшая. Особенно если дело действительно касается лорда Дерлинга и его помолвки с мисс Хепворт.

Диана заерзала в седле. Как ответить на этот вопрос, не ставя себя под удар? Следовало постоянно помнить о том, что она лицо незаинтересованное, и отвечать соответствующим образом.

— Как вы думаете, возможно ли, чтобы мисс Хепворт не знала о письме, написанном вам ее кузиной?

Эдвард прищурился.

— Вы хотите сказать, что младшая намеревается открыть мне что-то, о чем не хотела говорить старшая? — Эдвард на минуту задумался. — В этом что-то есть. Девушки очень близки. Если я не застану мисс Хепворт дома, то сразу пойму, что именно так все и было задумано.

Диана медленно и глубоко вздохнула. Ей становилось дурно. Теперь она уж точно играла роль. Она притворялась, что Диана Хепворт ей не знакома, делала вид, что не знает, о чем идет речь, и, таким образом, все глубже и глубже увязала во лжи. О том, чтобы выйти из положения с честью, теперь не могло быть и речи.

— Как бы вы ни поступили, Эдвард, вы всегда, я уверена, будете правы, — проговорила Диана, слегка касаясь его руки. — А напоследок скажу вам одно: полагайтесь на свою совесть. Не все так просто, как кажется на первый взгляд, и следует выслушивать обе стороны.

— Конечно, я поступлю так, как сочту правильным, но… вы будто бы прощаетесь со мной, Дженни?

Диана почувствовала на себе пронзительный взгляд Эдварда и поняла, что не сможет солгать.

— Я и, правда, прощаюсь с вами. Ведь с самого начала было понятно, что рано или поздно настанет время расставания. Мне нужно возвращаться домой.

— Так скоро!

— Мне не терпится вернуться к моей прежней жизни, — ответила Диана, сохраняя легкий тон. — Жду не дождусь, когда приеду в Уи… то есть домой. — Силы небесные! Да она чуть не выдала себя! — И хотя мое пребывание в Лондоне было приятным, город не то место, где я чувствую себя совершенно комфортно.

Эдвард, казалось, не находил слов. Диане было тяжело смотреть на него. Ее сердце разрывалось при мысли, что это она причина его печали. Она решила ехать немедленно, отдавая себе отчет в том, что расстается с Эдвардом навсегда.

— Я уже раз просил вас поднять вуаль, Дженни. Я собираюсь снова попросить вас о том же, — тихо промолвил Эдвард. — Вы так и не откроете мне своего лица?

Глаза Дианы застилали слезы.

— Я думаю, именно таинственность, которую создает вуаль, и привлекла вас, Эдвард. Моя внешность ничем не примечательна, уверяю вас.

— Возможно, но неповторимой женщину делает не только внешность. — Эдвард поближе подвел Титана и дотронулся до руки Дианы. Затем, к великому удивлению Дианы, Эдвард, расстегнув, снял с ее руки перчатку, поднес ее ладонь к своим губам и запечатлел на ней поцелуй.

Этот интимный жест привел Диану в трепет.

Эдвард поднял на нее свои глаза. В них отразились все переживаемые им чувства, которые он даже не пытался скрыть.

— Выходите за меня замуж, Дженни, — затем произнес Эдвард слова, которые Диана совсем не готова была услышать.

Она ахнула, не веря своим ушам.

— Выйти за вас замуж!

— Да. Мне хватит всего несколько дней, чтобы получить разрешение на вступление в брак. Для этого мне нужно лишь ваше имя — ваше настоящее имя, — а также некоторые другие детали.

— Но ваша семья… ваша мать…

— Пока дело не будет сделано, мы ничего им не скажем. А как скоро вы станете моей женой, никто уже не посмеет встать между нами.

Его женой!

Искушение закричать «да!» заставило Диану покрепче сжать губы. Эдвард попросил ее руки! Не зная, кто она такая, видя, что она что-то скрывает от него. Один миг, который длился вечность, Диана боролась с неодолимым желанием принять его предложение, отбросив в сторону все предосторожности.

Но это было невозможно. Он должен был о многом узнать.

— Я не могу, Эдвард.

— Можете, Дженни. Мне нет дела ни до вашего прошлого, ни до разговоров вокруг вас. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Скажите же, что вы тоже этого хотите, — с жаром зашептал Эдвард. — Скажите, что вы тоже всем своим существом стремитесь к этому и вам хочется послать все к черту, не задумываясь о последствиях!

Слова Эдварда были так близки к истине, что казалось, будто он заглянул Диане в душу.

— Я действительно хочу этого, Эдвард, но не могу.

— Дело не в том, что вы не можете, дело в том, что вы считаете, будто не должны этого делать, а это совершенно разные вещи. Понимаю, что я не вправе настаивать, ибо решать вам. Потому я готов дать вам время подумать. Я буду ждать вашего решения столько, сколько потребуется.

— Эдвард…

— Я буду ждать, — мягко продолжал Эдвард, — пока вы не объявите мне, что не хотите более, чтобы я ждал вас. А до тех пор в моей жизни не появится ни одна женщина.

Диана зажмурилась, пытаясь сдержать готовые хлынуть из глаз слезы. Чувства переполняли ее. Она была поражена силой любви Эдварда. Однако такой жертвы она принять не могла.

— Не нужно ждать меня, Эдвард. Это несправедливо…

— Несправедливо лишить меня возможности быть с вами, — мягко возразил Эдвард. — Несправедливо лишить меня возможности узнать вас поближе.

— Но ваш выбор должны одобрить ваши ближайшие родственники.

— Я волен в своем выборе. Вот только моя избранница меня не выбрала. — Эдвард надел на руку Дианы перчатку. — Я буду по-прежнему по утрам выезжать в парк. Если вы решите связать со мной жизнь, вам стоит лишь присоединиться ко мне во время прогулки. Если же нет — пришлите мне свою вуаль.

Диана удивленно посмотрела на него.

— Вуаль?

— Да. Это будет означать ваше нежелание видеть меня и послужит знаком нашего окончательного разрыва. Пока я не получу ее, я буду вас ждать. Помните об этом, Дженни, — сказал Эдвард. — Теперь прощайте. Пусть время нашей разлуки будет недолгим.

Эдвард уехал первым. А Диана жадно смотрела вслед удалявшемуся всаднику, пытаясь запечатлеть в памяти его образ, пока тот не скрылся из виду. Диана все никак не могла поверить в то, что получила от Эдварда предложение и… упустила свое счастье.


Возвратившись домой, Диана немедленно бросилась на поиски Фиби. Она нашла девушку в столовой за завтраком. Та сидела, угрюмо уставившись на свою чашку.

— Фиби, нам нужно поговорить, — приступила к ней Диана без предисловий.

Фиби, пораженная резкостью голоса кузины, подняла глаза.

— Что случилось, Диана?

Диана отрывисто кивнула слуге и, подождав, пока тот удалится, проговорила:

— Зачем ты писала к лорду Гартдейлу с просьбой о встрече?

Фиби побледнела.

— Откуда тебе это известно?

— Это не важно. Скажи? ради всего святого, что заставило тебя пойти на такую глупость?

— Но как?..

— Фиби!

— Ну хорошо, хорошо. Я должна была обратиться к нему! — ответила Фиби. Ее нижняя губа подрагивала. — Я знала, что ты ему ничего не скажешь, и не могла допустить, чтобы мое благополучие было поставлено выше счастья леди Элен.

— Но я же объясняла тебе, чем ты рискуешь…

— Да, но что это по сравнению с тем риском, которому подвергается леди Элен? — воскликнула Фиби. — Я тоже вправе делать свой выбор, Диана. Я тоже вправе решать, знать леди Элен правду о лорде Дерлинге или нет. Я не сумею спокойно жить с мыслью о том, что она страдает по моей вине. Могу ли я быть счастлива, зная, что ее ожидает?

— Ох, Фиби! — Диана отодвинула стул и присела рядом. — Я не упрекаю тебя за заботу о подруге, но, если мы откроем правду леди Элен или ее родственникам и свадьба не состоится, страдать будешь ты. Лорд Дерлинг испортит тебе жизнь.

Фиби тяжко вздохнула.

— Если капитан Уэтерби поверит ложным слухам обо мне, он не стоит моей любви. Леди Элен — моя подруга, Диана, я не хочу, чтобы она страдала, когда я в силах избавить ее от этого.

Диана уронила голову на плечо Фиби.

— Я тоже не хочу, чтобы она страдала, душенька, но как только я представлю, что ты потеряешь…

— Диана, позволь мне сделать это, прошу тебя. Позволь мне поговорить с лордом Гартдейлом. Мы ведь даже не знаем, поверит ли он мне. Но я во всяком случае должна попытаться.

Диана вздохнула.

— Ох, Фиби, добрая ты душа. Раз тебе сердце это подсказывает, я не стану останавливать тебя. Но на этом твое участие в деле должно закончиться. — Диана распрямилась. — Если лорд Гартдейл должен узнать правду, он должен узнать ее не от тебя.

— Но ты только что сказала…

— Я сказала, что буду молчать ради тебя. Но если ты готова поставить под удар свое будущее, говорить с лордом Гартдейлом буду я. Я не хочу вовлекать тебя в это дело. — Диана ласково улыбнулась Фиби. — Если повезет, мы сможем выиграть время.

Мысль о том, что нынче днем она увидится с лордом Гартдейлом, Диану не радовала, отчасти потому, что она предвидела, каким тяжелым будет объяснение, а отчасти потому, что была убеждена: открывая ему правду, она губит счастье Фиби и капитана Уэтерби.

Слава богу, тетка уехала к приятельнице. Ее совет не помешал бы, но Диана сомневалась, что в этой ситуации могла бы признаться ей в том, что собирается сделать. Уж лучше все решить самой.

Вскоре после полудня Диана пришла в столовую, но кусок не шел ей в горло. Она с досадой вернулась в гостиную и принялась расхаживать взад-вперед, проговаривая про себя все, что собиралась сказать Эдварду. Через двадцать пять минут Джиггинс объявил ей о приезде мисс Таунли.

Диана ахнула. Аманда! У нее совершенно вылетело из головы, что они условились вместе отправиться по магазинам. А всего через четверть часа должен появиться Эдвард!

— Спасибо, Джиггинс. Просите мисс Таунли в гостиную.

Дворецкий удалился, а Диана стала мучительно соображать, какое оправдание можно представить подруге. Однако говорить ей, к счастью, ничего не пришлось. Взглянув в лицо подруге, Аманда спросила:

— Что стряслось, Диана?

— Ты хочешь спросить, отчего я до сих пор не одета?

— Нет. Меня настораживает твой вид. Ты будто только получила какую-то ужасную весть и никак не можешь решить, говорить мне о ней или нет.

Диана поморщилась.

— Ты стала куда более проницательной, чем была четыре года назад, Аманда, или это я совершенно разучилась скрывать свои эмоции. Я должна извиниться перед тобой. Я напрочь позабыла о том, что мы с тобой собирались пройтись по магазинам.

— Не думай об этом, — успокоила Диану Аманда, вглядываясь в ее лицо. — Что случилось? Ты, кажется, чем-то очень расстроена.

— Ты права, но боюсь, я не могу говорить об этом сейчас. Ситуация весьма запутанная.

— Дело касается тебя?

— Не только меня, но и других людей, поскольку они связаны со мной.

— Понимаю. — Аманда умолкла, с хмурым видом вертя в руках ридикюль. — Быть может, это даже хорошо, что наша прогулка не состоится. Я хотела кое-что сказать тебе, но все никак не могла решиться.

Диана встревожено взглянула на подругу.

— Ох, Аманда, прости меня за то, что я ничего, кроме своих дел, вокруг не замечаю. — Диана присела рядом с подругой. — Я надеюсь, речь не о лорде Истклиффе?

— Слава богу, нет, — уверила Аманда. — Тут все в полном порядке. Но… с тех пор, как ты приехала в Лондон, я все собиралась кое-что сказать тебе. А после вчерашнего визита к нам лорда Гартдейла…

— Лорд Гартдейл приезжал к тебе? Аманда кивнула.

— Он якобы хотел посмотреть, как идут свадебные приготовления. Но цель его визита между тем была не в этом. Он кое о чем расспрашивал меня.

— О чем?

Аманда подняла свои кроткие голубые глаза на Диану.

— О тебе и о твоих взаимоотношениях с лордом Дерлингом.

У Дианы пересохло во рту.

— Что ж он хотел знать?

— Прежде, чем я тебе скажу… — Аманда остановилась и прикусила губу. — Помнишь ту вечеринку у нас? Я собиралась объяснить, почему перестала писать к тебе.

— Да, помню.

— Так вот, я перестала писать не оттого, что мама запретила мне. По возвращении в Лондон, после проведенной у тети Хестер зимы, я оказалась в необычном для меня положении: за мной ухаживало сразу несколько джентльменов, которые раньше не удостаивали меня своим вниманием. — Аманда прервалась и глубоко вздохнула. — Одним из них был… лорд Дерлинг.


* * * | Балом правит любовь | Глава пятнадцатая