home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая

Собираясь на вечер в дом своих дальних родственников, Диана продолжала размышлять над словами тетки. Стало ясно, что надежды повлиять на леди Гартдейл или леди Элен разбились в прах. Однако Диана не была уверена и в том, что пытаться исполнить задуманное, действуя через Эдварда под маской Дженни, — верный выход из создавшегося положения. Но должен же быть способ поставить его в известность о грозящей леди Элен опасности.

По дороге на вечер Фиби была необычайно тиха и молчалива. Диана всячески старалась приободрить кузину, но все попытки вернуть блеск ее глазам были тщетны. Диана сокрушалась, что ее прошлое так пагубно обернулось для Фиби в настоящем. После разразившейся даем катастрофы Диана решила, что отмалчиваться ей больше не удастся, но Фиби, к ее удивлению, до сих пор не потребовала от нее каких-либо объяснений.

Из уныния Фиби вывела одна приятная неожиданность, а именно появление капитана Уэтерби, который через четверть часа по прибытии женщин на вечер подошел к Фиби и пригласил девушку танцевать.

Слабая, неуверенная улыбка тотчас исчезла с лица Фиби, сменившись выражением неподдельной радости, щеки снова зарумянились, а Диана молила Бога, чтобы кавалер не оставлял ее как можно дольше и неприятные воспоминания поскорее бы стерлись из памяти девушки.

— Мисс Хепворт, можно вас на полслова? Диана судорожно сжала веер в руках.

— Лорд Гартдейл! — Она обернулась, чувствуя, как бешено колотится сердце. — Да, конечно, хотя я удивлена, что у вас не пропало желание говорить со мной.

Одетый во фрак Эдвард в этот вечер был на редкость элегантен и красив.

— Напротив. Я хочу просить у вас прощения за поведение моей матери.

Диана вяло улыбнулась.

— Вы очень любезны, но я более переживаю из-за кузины. — Диана подняла глаза на Эдварда, решившись сказать ему все напрямую. — Фиби ничего не знает о моем прошлом, лорд Гартдейл, и вы, без сомнения, поймете, до чего поразил ее тон вашей матери. — Диана умолкла, устремив взгляд на танцевавшую с капитаном Уэтерби Фиби. — Леди Элен, думаю, тоже находилась в крайней растерянности.

Эдвард заложил руки за спину.

— Для Элен, к несчастью, вспышки гнева ее матери не новость. Однако, признаюсь, в присутствии гостей она ведет себя, как правило, сдержаннее.

— Не у всех ваших гостей такое прошлое, как у меня.

Эдвард пристально посмотрел на Диану и в задумчивости кивнул.

— Ваше чистосердечие, мисс Хепворт, достойно восхищения. Мне не известны подробности ваших отношений с лордом Дерлингом, но я абсолютно уверен, что случившееся причинило боль вам обоим в равной степени. Однако я должен заботиться о счастье своей сестры, а потому полагаю, вам лучше с ней не видеться.

Этого следовало ожидать, горестно подумала Диана, хотя надежды на лучшее не покидали ее до последнего момента.

— Распространяется ли ваш запрет также на Фиби?

— Отчего же он не должен распространяться и на нее?

— Кузина ничего не знает, а потому не сможет оговорить лорда Дерлинга перед вашей сестрой. Несправедливо, чтобы Фиби была наказана за то, что лежит на моей совести.

— К сожалению, моя мать не отделяет вашу кузину от вас, а потому ее дружбу с Элен тоже не одобрит.

— А вы, лорд Гартдейл, сходитесь с ней во мнении? — спросила Диана. — Вы тоже считаете, что нужно сторониться всех моих родственников из-за того, что когда-то случилось со мною?

Эдвард покачал головой.

— Я не считаю, что сыновья должны отвечать за грехи отцов, если вы понимаете, о чем я. Окажись я в вашем положении, я бы чувствовал то же, что и вы. Когда вы были помолвлены с лордом Дерлингом, ваша кузина еще сидела в классной комнате. Но если есть хоть малейшая вероятность того, что она что-то узнала, приехав в Лондон…

— Фиби ничего не знает, — сказала Диана. — Иначе она сказала бы мне, а моя кузина никогда не лжет, лорд Гартдейл. Она живет в Дербишире с родителями, а последние два года провела в школе. Я время от времени писала ее матери, но с самой Фиби не поддерживала связи. Только перед поездкой в Лондон, она приехала ко мне на два месяца, с тем, чтобы мы получше узнали друг друга.

— Почему же ее мать не поехала с ней?

— Она хромая, и ей трудно совершать переезды, — ответила Диана. — Ее мучают боли. Она очень стесняется своего увечья и потому избегает бывать в обществе. Ей очень хотелось, чтобы Фиби удачно вышла замуж. Она написала ко мне с просьбой сопровождать ее, и я согласилась, а миссис Митчелл, наша тетя, любезно предложила нам свой кров и свое покровительство.

— А вы, мисс Хепворт, не ищете себе жениха? Диана залилась краской.

— Нет, милорд, не ищу. Когда Фиби будет устроена, я вернусь в Уитли. Появление в обществе для меня мучение, и продлевать его у меня нет желания.

— А вот это, доложу я вам, при всем моем уважении, мисс Хепворт, — медленно проговорил Эдвард, — совсем нехорошо.

Диана потупила взгляд. В его тоне ей послышались искренность и забота, которых, по ее мнению, она не заслуживала. Она поспешила покинуть Эдварда, опасаясь совершить какой-нибудь опрометчивый поступок. Диана обогнула людей, толпившихся возле выставленных угощений, и через боковую дверь проскользнула на балкон. В лицо ей ударила вечерняя прохлада. На террасе виднелись пары. Одни из них любовались декоративным озером, другие гуляли по саду, и Диана вдруг остро почувствовала свое одиночество.

Как понимать слова Эдварда? Что нехорошо? То, что она по воле обстоятельств оказалась в ужасном положении в обществе на нее смотрят косо? Или он хотел сказать, что она лучше, чем о себе думает, и вполне заслуживает счастья?

— Добрый вечер, Диана.

Ход ее размышлений прервал знакомый неприятный голос. Лорд Дерлинг!

Видел ли он, как она беседовала с Эдвардом?

Собравшись с силами, Диана обернулась. Но теперь-то ему не удастся запугать ее. Не сейчас.

— Здравствуйте, лорд Дерлинг, — холодно и жестко отозвалась она.

Лорд Дерлинг улыбнулся, и Диана почувствовала закипающую в ней ненависть. Он узнал, что она в невыгодном положении, и упивался этим.

— К чему такая враждебность, Диана? Это мне следует сердиться.

— Вам? — переспросила Диана с видимым недоумением. — На что вам сердиться?

— На ваш визит к леди Гартдейл и ее дочери. Не ожидавшая от него подобной осведомленности, Диана с запинкой проговорила:

— О… откуда вам это известно?

— Неважно. Вопрос в том, зачем вы там были?

— Я думаю, это вас не касается.

— Напротив, любые ваши контакты с моими будущими родственниками очень меня касаются. Я хочу понять, чем был вызван ваш визит. Что-то не верится, чтобы миссис Митчелл была сердечной подругой леди Гартдейл.

— Нет. Но вы, несомненно, знаете, что… Фиби подружилась с леди Элен, — сказала Диана, подыскивая правдоподобное объяснение. — Вот тетушка и решила, что ей не худо бы познакомиться с матерью подруги. Однако леди Гартдейл не выезжает, и нам пришлось навестить ее. Теперь, если позволите…

Лорд Дерлинг остановил ее, схватив за руку.

— Не позволю, Диана. Я еще не закончил. Диана посмотрела на его руку и проговорила голосом, полным отвращения:

— Извольте убрать руку, мне неприятно ваше прикосновение, и слушать вас я тоже не желаю.

— И, тем не менее, вам придется выслушать меня, — ответил лорд Дерлинг, но руку все же убрал. — Вы изменились, Диана. Бывало, мое присутствие вы почитали за счастье и жаждали моих прикосновений.

Диана насилу удержалась, чтобы не содрогнуться.

— Это было до того, как я узнала, что вы за человек.

— Никак не возьму в толк, о чем вы.

Диана сжала пальцы так, что ногти впились в ладони. Она испытывала непреодолимое желание дать ему пощечину, сбить с него спесь и самодовольство. Он с самого начала отрицал то, что ударил ее. И он до сих пор не изменился.

— Что вам угодно?

— Чтобы вы держались подальше от Элен и ее семьи. Я женюсь на ней, и вы не в силах мне помешать.

— Мне есть что рассказать…

— Вам никто не поверит. Так зачем же выставлять себя на посмешище? Неужто одного раза вам не довольно?

Диана ничем не выдала охвативших ее чувств.

— Если в моих словах нет правды, отчего же вы так боитесь, что я кому-то что-то расскажу?

Губы лорда Дерлинга были по-прежнему растянуты в улыбке, но его глаза оставались холодными как лед.

— Оттого, что я не хочу, чтобы моей свадьбе сопутствовали такие вот неприятные мелочи. Элен — милая, добрая девушка, нежный цветок, который я буду любить и лелеять.

— Надеюсь, вы сдержите ваше слово, милорд, ибо было бы в высшей степени безнравственно погубить нечто столь прекрасное.

Выражение лица лорда Дерлинга не изменилось, но Диана заметила, как глаза его потемнели.

— Будьте осторожны, Диана. Ни от кого не исходит столько презрения, сколько от вас. Не пойму только, чем оно вызвано.

— В этом-то и дело, лорд Дерлинг, — тихо промолвила Диана. — Вы не способны быть честным. Я узнала об этом четыре года назад, и, смею заметить, вы ничуть не изменились. Я вижу вас насквозь.

— А я скажу вам, — лорд Дерлинг наступал на нее так, что Диана, сделав шаг назад, почувствовала за спиной холод каменной стены, — если вы желаете вашей кузине добра, хотите, чтобы в Лондоне она добилась успеха, держите свое мнение при себе.

Диана отпрянула, как от удара.

— Фиби добьется успеха потому, что она красива и очаровательна.

— Да, но даже о самых очаровательных дамах могут быстро разойтись разнообразные слухи. — Дерлинг зашептал ей на ухо: — В особенности, когда они исходят от человека с безупречной репутацией…

Диана содрогнулась. Ужасный, ужасный человек! Он сказал то, что она всегда так боялась услышать. Он грозил погубить Фиби, как когда-то погубил ее.

— Быть может, вы лишили меня шанса удачно выйти замуж, лорд Дерлинг, но я не собираюсь сидеть и покорно ждать, пока вы разрушите будущее Фиби. Если вы предпримете хоть что-нибудь с целью скомпрометировать ее, я употреблю все средства, чтобы правда о вас увидела свет.

— Послушайте, Диана, если вы объявляете мне войну, то знайте, что вы проиграете, — невозмутимо ответил лорд Дерлинг. — Ибо если вы считаете, будто четыре года назад я запятнал ваше доброе имя, то дайте только срок, и увидите, что я сделаю с вашей кузиной!

Сказав это, лорд Дерлинг удалился, оставив Диану в одиночестве возле каменной стены. Все ее тело дрожало от гнева. Господи! Что же делать? Дерлинг нисколько не изменился. Он все то же чудовище, что и четыре года назад. Если Диана не сможет остановить его, леди Элен выйдет за него замуж и будет обречена на страдания. Но если Диана скажет правду и свадьба расстроится, лорд Дерлинг уничтожит Фиби.

Диана чувствовала симпатию к леди Элен, но и Фиби она любила всем сердцем. Выбора не было. В этом безвыходном положении она решила думать прежде всего о своих родственниках. Леди Элен — сестра лорда Гартдейла, влиятельного человека с положением, который в состоянии использовать свое могущество, чтобы защитить своих близких. А Фиби — единственная дочь скромного ученого и его увечной жены.

Диана закрыла глаза. Как же все-таки поступить?


Этой ночью Диана плохо спала. Мучимая кошмарами, она ворочалась с боку на бок, поминутно вздрагивая. Ей снились какие-то незнакомые люди, которые грозили ей, а Фиби в мольбе простирала к ней руки, но разверзшаяся между ними пропасть разделяла их, мешая Диане дотянуться до нее.

Диане снилось, будто замуж за лорда Дерлинга вышла Фиби, а не леди Элен, будто кузина со слезами на глазах, с обезображенным синяками лицом прибежала к ней за помощью.

Откинув одеяло, Диана встала с постели. Несмотря на смертельную усталость, она не решилась снова заснуть, опасаясь, что страшные видения продолжатся. Она накинула на плечи теплую шаль и, не желая будить слуг, тихонько, на цыпочках, прошмыгнула в гостиную.

Диана подошла к окну и отодвинула одну из штор. Солнце еще не взошло, но небо на востоке уже заалело. Она присела на стул и, глядя на открывшуюся перед ней панораму города, погрузилась в грустные мысли.

Накануне вечером Эдвард извинился перед ней за поведение матери, но никаких объяснений от нее не потребовал. Он признался в своем расположении к ней, согласился с тем, что запрещать Фиби видеться с подругой несправедливо, но, тем не менее, сказал, что согласен с матерью, а значит, дальнейшие контакты между девушками невозможны.

По всему выходило, что Эдвард не понимал, каким образом она попала в столь незавидное положение. А это обстоятельство, в свою очередь, вынудило Диану заключить, что ее дела и она сама Эдварду безразличны. Иначе он непременно спросил бы о причинах ее разрыва с лордом Дерлингом и дал бы ей шанс объясниться. Но он не спросил, и она промолчала, а после того неприятного столкновения с лордом Дерлингом, даже если бы захотела, не смогла бы открыть ему правду, ибо знала, что ее откровенность чревата ужасными последствиями для Фиби. Главной целью Дианы было счастье кузины, и она не собиралась ставить его под удар.

— Диана?

Диана, вздрогнув, обернулась.

— Фиби? — Диана так глубоко углубилась в свои мысли, что не слышала звука отворившейся двери, не заметила, как тоненькая фигурка проскользнула в комнату. — Что ты здесь делаешь в такую рань?

— То же, что и ты, полагаю. — Фиби бесшумно притворила дверь. — Мне послышались твои шаги, я заглянула к тебе — тебя нет, и я догадалась, где тебя искать.

Диана вздохнула.

— Тоже не спится?

— Да, как я ни пыталась уснуть, все без толку. — Фиби села рядом с Дианой. — Ничего плохого не случилось?

Диана улыбнулась.

— Нет, конечно. Почему ты спрашиваешь?

— Потому что я вчера видела, как лорд Дерлинг вышел за тобой на балкон, — тихо ответила Фиби. — А когда ты вернулась, на тебе лица не было.

— Но это еще не значит, что случилось что-то плохое.

— Да. Но мне кажется так потому, что лорд Дерлинг тебе не нравится. И потом, я думаю, вас что-то связывает и в этом кроется причина возмутительного обхождения с тобой леди Гартдейл.

— Леди Гартдейл не в себе. Она никак не может оправиться после смерти мужа, Фиби.

— Возможно. Но причиной вчерашней сцены была не потеря супруга.

Диана посильнее закуталась в шаль.

— Тебе из-за этого нечего волноваться.

— Хотелось бы в это верить, душенька. Что такое было между тобой и лордом Дерлингом? Должно быть, что-то ужасное.

Диана подняла голову и, встретившись с вопросительным взглядом девушки, поняла, что время пришло. Тянуть с объяснением больше было нельзя.

— Мне больно говорить об этом, Фиби, но, полагаю, ты должна услышать правду. — Диана теребила в руках кисти шали. — Когда я была в Лондоне четыре года назад, мне сделали предложение.

Глаза Фиби расширились от изумления.

— Тебе сделали предложение?

— Да… Лорд Дерлинг.

— Лорд Дерлинг! И ты молчала!

— До настоящего момента тебе не обязательно было об этом знать.

— Но… ты отказала человеку, который теперь женится на леди Элен…

— Я не отказывала ему, Фиби. Я ответила согласием.

Девушка с недоверием посмотрела на нее.

— Тогда отчего же ты?..

— Не вышла за него замуж? — Диана снова повернулась к окну. — Потому что я узнала о нем нечто, что сделало для меня этот брак невозможным.

— Боже правый! — воскликнула Фиби. — Теперь ясно, отчего тогда в парке вы держались так натянуто. Но что случилось? Ты разлюбила его?

— Случилось не то, что он приводил всем в качестве объяснений, — ответила Диана. — Узнай я его получше с самого начала, быть может, и разгадала бы, что это за человек, но я, как и ты, была чересчур импульсивна, жаждала любви. Мне не терпелось выйти замуж.

Фиби покачала головой.

— Ты? Импульсивная? У меня это в голове не укладывается. Ты очень трезво смотришь на подобные вещи.

— Спасибо, Фиби, хотя не знаю, принимать ли мне твои слова за лестное замечание или обижаться на них.

— Ох, я вовсе не хотела обидеть тебя, — поспешила исправиться Фиби. — Я имела в виду, что ты всегда знаешь, как поступить правильно. Ты анализируешь свои поступки, умеешь держать себя в руках, ты всегда так спокойна и рассудительна.

Диана скривила рот.

— Ты хочешь сказать «так скучна».

— Вовсе не это я хочу сказать! — Словно сообразив, что разубедить Диану ей все равно не удастся, Фиби решила вернуться к первому вопросу. — Ты сказала, что разорвала помолвку не по тем причинам, которые лорд Дерлинг приводил всем в качестве объяснений. Так что за причины он называл?

Диана неподвижно уставилась из окна на улицу. Он сказал, что я разорвала помолвку, желая приискать себе жениха побогаче.

— Что ты говоришь!

— Он представил дело так, будто… я жестокая, бессердечная женщина, которая не гнушается ложью и мошенничеством и которой неведомы угрызения совести.

— Но это неправда! — воскликнула Фиби. — Ты самая добрая, честная и порядочная из всех, кого я знаю! Как может мужчина говорить подобные вещи о женщине, которую любил?

— Ты лучше скажи, о женщине, перед которой он притворялся влюбленным, — мягко поправила ее Диана. — Я была слишком молода, чтобы во всем вовремя разобраться. Но за четыре года я многое поняла. — Диана остановилась, глубоко вздохнула, а затем продолжила: — После разрыва помолвки я не долго оставалась в Лондоне. Лорд Дерлинг распустил обо мне слухи, и меня перестали принимать. Даже друзья переменились ко мне, и я, в конце концов, уехала в Уитли: у меня не было другого выбора.

— Диана, как это ужасно! — прошептала Фиби. — Почему ты не рассказала мне все до нашей поездки в Лондон? Если бы все знала, я никогда бы не стала уговаривать тебя ехать.

Диана потрепала девушку по руке.

— Ничего страшного, Фиби. Все было не так уж плохо. Приятно повидаться с тетей Изабел и Амандой. Кроме того, многие восстановили ко мне свое доброе отношение. Кажется, время и впрямь лечит.

— Но это же ничего не меняет: мысль о том, чтобы вернуться, тебе была ненавистна. — Фиби с тревогой посмотрела на Диану. — Зачем ты это сделала, Диана? Зачем ты разорвала помолвку?


Глава девятая | Балом правит любовь | Глава одиннадцатая