home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Год назад Райли думал о ножках Кэрри, теперь на ум приходил лишь револьвер.

Райли стоял на верхней ступеньке, больше похожий на охранника, чем на приветливого хозяина. Он не хотел, чтобы она поднималась на крыльцо, тем более не хотел пускать ее в дом.

— Я же сказал не приходить ко мне.

— Я думала, ты имеешь в виду офис. — Она сверкнула улыбкой и остановилась у ступеней, ласково глядя на него.

— Я собрался уходить.

Кэрри посмотрела на его полупустой стакан и улыбнулась с видом, что она отлично знает, что он собирается делать.

— Я отниму у тебя одну минуту.

Райли отхлебнул пива, спустился на дорожку и обошел Кэрри. Он уловил аромат ее парфюма. Этими же самыми духами она пользовалась на первом курсе, когда он влюбился в нее. Когда-то этот запах ассоциировался у него с удовольствием, а теперь вызывал тошноту. Все это еще раз доказывало, что любовь слепа и может обмануть не только тебя самого, но и твое обоняние.

— Ты не мог бы убрать собаку, пожалуйста.

Райли улыбнулся. Он знал, что Кэрри ненавидит Лоретту.

— Ты ж не хотела оставаться. — Он открыл дверцу седана Кэрри и жестом пригласил ее внутрь. — Будь осторожна за рулем.

Кэрри положила ладонь на его руку:

— Пожалуйста, Райли.

Он отдернул руку.

— Как это случилось с нами? Мы созданы друг для друга.

Райли повернулся и направился к дому.

— Ты безжалостный! — закричала она ему вслед. — Ты позволил слухам разрушить все, что было между нами! Ты гоняешься за ребенком, которого не существует! Как ты мог так поступить со мной?

Райли поднялся на крыльцо, Лоретта следовала за ним.

— Я сейчас вызову полицию.

— Почему ты не можешь дать нам еще один шанс, Райли? Почему? — Кэрри подбежала к крыльцу. — Ты бросил меня у алтаря, но я все равно жду тебя. А ты выгоняешь меня! Я люблю тебя! Почему ты не можешь понять этого? Да заткни ты свою собаку!

Райли начал набирать номер на беспроводном телефоне. Он знал, что даже если дозвонится до полиции, там ничего не услышат из-за шума, который поднялся вокруг него.

Кэрри вскрикнула так громко, что заглушила собаку.

— Райли! Посмотри на меня! Я настаиваю, чтобы ты смотрел на меня, когда я говорю!

— Лоретта, тихо. — Лоретта села у ног Райли и замолчала, — День, когда я отменил свадьбу и отправился на поиски Эйдана, был лучшим днем в моей жизни.

Кэрри изменилась в лице:

— Кто такой Эйдан?

— Мой сын.

— Ты его нашел?

— Мы нашли друг друга. Через Кэт.

Кэрри выпрямилась, стряхнула пыль с одежды.

— Так она за этим приезжала в город? Сказать тебе о сыне?

— Полиция уже на пути к моему дому, — сказал Райли.

— Она пытается разрушить мою жизнь, ты разве не видишь?

От тона ее голоса у него мурашки поползли по коже. Он уже пожалел, что и в самом деле не вызвал полицию.

— Какого черта ты городишь, Кэрри?

— Я об этой Кавано. — Кэрри пригладила волосы и улыбнулась. — Она пытается разлучить нас.

Райли потер скулу. Поступки и мысли людей всегда интересовали его в медицинском аспекте, но поведение Кэрри было просто вершиной психического отклонения. Она как-то выпала из реальности, и с клинической точки зрения это был просто обворожительный случай, вот только от всего этого его бросало в дрожь.

— Кэрри, понимаешь, есть вещи…

— Да, Райли? — просияла она.

— Кэт вернулась в мою жизнь, а Эйдан действительно мой сын. И меня интересует только это, а не ты.

Улыбка сошла с ее лица. Она медленно направилась к машине, открыла дверцу и произнесла:

— Ты пожалеешь об этом.

— Маловероятно.


Он был твердый как камень, но нежный. Кэт слушалась только своих инстинктов. Когда она прикоснулась языком к его естеству, Райли задрожал. Она продолжала эти движения, которые доводили его до вершины блаженства.

— Остановись, детка. Пожалуйста. Мне надо идти.

— Хорошо.

Она не могла себе представить, что ее маленький ротик имеет такую силу над его телом. Она подумала, все ли женщины обладают таким талантом, или Бог наградил ее одну? Она почти привела его на вершину блаженства. Его глаза были… злыми. Нет, незлыми, просто серьезными. Он хотел улыбнуться, когда запустил руки в ее волосы. Кэт не знала, как долго он сможет сдерживать себя до того, как…

Она очнулась. В лицо бил влажный и теплый ветер, неся с собой соленый запах океана. Где бы она ни была, между ней и дорогой к каменоломне в Персуэйшн, где она впервые познала Райли, был целый мир.

Кэт осторожно открыла один глаз и обнаружила, что на ней надеты солнцезащитные очки.

— Вы позволите мне освежить ваш напиток?

Кэт наклонила голову и увидела улыбающееся лицо блондина, которого вполне могли звать Джефф. И он мог бы продавать кондиционеры. Почему она так подумала? Откуда она знает его имя? Сердце сжалось.

Она начала потихоньку приходить в себя.

После тяжелой недели в Балтиморе они с Нолой решили немного отдохнуть на Каймановых островах. Они летели первым классом и выбрали самый шикарный курорт. А прошлой ночью — в их первую ночь на острове — они встретили четырех бизнесменов из Коннектикута на местной дискотеке. Кэт с трудом припомнила, что одного из них звали Джефф.

Она вдруг впала в панику, и ее начало трясти, ее мысли метались: почему этот парень сидит возле нее, под одним с ней пляжным зонтиком? Где Нола? Что произошло прошлой ночью? У них что, был… Этот парень что?.. Нет!

Стараясь не показывать волнения, она спустила солнечные очки на кончик носа и отметила вежливое выражение лица Джеффа и его отличную фигуру. Кэт почувствовала облегчение. Ну конечно. Она не могла этого сделать. Теперь она вспомнила. Она вернулась с Нолой в их номер очень поздно, они беспрестанно хихикали, но с ними не было мужчин ни из Коннектикута, ни с Каймановых островов, ни откуда бы то ни было еще.

Джефф одарил Кэт дружелюбной улыбкой и подал ей заполненный наполовину бокал с коктейлем.

— Ты знаешь, что они сказали о шерсти той собаки и вообще обо всем этом?

Кэт села в шезлонге, потому что не хотела находиться в горизонтальном положении рядом с Джеффом. Она оглядела пляж и увидела Нолу через несколько зонтиков, за ней явно ухаживали сослуживцы Джеффа.

— Ты будешь пить мохито? Или перейдешь на алказельцер?

Кэт не обратила внимания на самодовольную улыбку парня, радуясь тому, что хоть кому-то из них двоих весело. Высокий узкий бокал на столе запотел от своего содержимого, но по его внешнему виду Кэт не могла определить, что там было. Потом, приложив немного усилий, она вспомнила, что уже выпила две порции экседрина [7] и кружку имбирного ситро.

— Спасибо за предложение, — сказала она Джеффу самым любезным голосом, на который была способна. — Но я предпочитаю сама за себя расплачиваться.

Он снова засмеялся:

— Ты и так уже расплатилась, милашка. На этом курорте все включено в счет.

— Точно. Я знаю. — Она мечтала, чтобы этот парень понял намек. Ей что, надо нагрубить, чтобы он понял? Последние двадцать минут она грезила о сексе с единственным любимым мужчиной, который женится на другой.

— Кстати, мне очень нравится твоя компания, — сказал он.

За темными очками Кэт закатила глаза.

— Я спала. У меня страшное похмелье. Должно быть, сейчас я не самая подходящая для тебя компания.

Джефф снова ухмыльнулся:

— Нет, я получил наслаждение, наблюдая за тобой…

Кэт отпрянула, и похмелье тут же дало о себе знать.

Даже если бы этот парень нравился ей, она все равно сбежала бы от него куда глаза глядят, потому что он был слишком назойлив.

Она уставилась на Нолу и попыталась привлечь ее внимание и переманить подругу под их зонтик. Безрезультатно. Нола наслаждалась компанией мужчин и не хотела отвлекаться. Она что-то оживленно рассказывала им, но, очевидно, сфера их интересов ограничивалась ее маленьким красным бикини.

— Знаешь, Кэти, ты увильнула от ответа на все мои вопросы прошлой ночью. — Джефф повернулся на левый бок, так чтобы ему было удобнее смотреть на нее. А еще в таком положении он предоставил Кэт возможность любоваться его оголенным торсом. Как предусмотрительно.

— Меня зовут Кэт. И поверь, тебе бы не понравились мои ответы.

Джефф снова засмеялся. Он был уверен, что у него отличное чувство юмора.

— Думаю, стоит напомнить, что я инженер. Мы тут на совещании, предлагаем проект нового курорта.

— Ммм, — ответила она.

— Я занимаюсь разработкой промышленных вентиляционных систем. Моя специальность — осеменение воздуха микрофлорой.

— Правда? Как интересно.

Кэт вновь уронила голову на шезлонг и задумалась над тем, что будет, если она выпьет еще экседрина, пока Джефф бубнит о расходе воздуха, профиле скоростей в трубке и обо всех других вещах, которые приводили ее в неописуемый восторг. А может она все еще не протрезвела?

Она вздохнула и положила руки на колени. Вот уже семь дней, как она вернулась из Персуэйшн и поговорила с Эйданом. Она, конечно, была занята. Она начала потрошить кухню и ванную в доме Филлис, с тем, чтобы въехать туда к Новому году. Еще она официально ушла с работы флориста, и хотя хозяйке жалко было отпускать ее, она сказала ей, что этот момент должен был когда-нибудь наступить.

— Если бы кто-то оставил мне денег, я бы сиганула в двери, как будто в тюрьме начался пожар, — сказала ей владелица магазина.

Кэт посмотрела на голубую гладь океана и посмеялась над собой. Она стала богатой, одинокой, ей не надо работать, чтобы выжить. Ее ребенок вырос и учится в колледже. Она может делать все, что ее душа пожелает, и ехать туда, куда захочет. Она может начать собственное дело или вернуться в школу и делать, черт возьми, все то, что ей нравится делать. Она может повидать мир и уже побывала в Нью-Йорке и на Каймановых островах. Так почему в ее душе так пусто? Почему такая шикарная перспектива ее жизни кажется ей ужасной рутиной?

А потому, что Райли женится на другой.

— А ты? Чем ты занимаешься? Ты замужем?

Кэт поняла, что Джефф закончил бубнить о своих вентиляционных трубах и переключился на ее личную жизнь. С внезапно нахлынувшим на нее вдохновением она посмотрела ему прямо в глаза.

— По-моему, я предупреждала тебя, что правда тебе не понравится, — сказала она. — Но я решила начать все сначала на этом острове, и единственный путь, — это рассказать всю правду, какой бы она ни была. Так что, пока не поздно, можешь взять свое полотенце и уйти.

В глазах Джеффа появился интерес.

— У меня куча времени. Наша презентация назначена только на завтра. Почему бы тебе не начать сначала?

Кэт нахмурилась:

— Ты имеешь в виду с детства?

— Конечно.

— Ты даже не представляешь, во что вляпался.

Джефф пожал плечами:

— Возьмем, к примеру, меня. Я был одним из троих детей, родился и вырос в Вермонте. Мой отец был директором школы, а мама работала в социальном центре. Я поступил в Йельский университет и получил степень инженера. Мне тридцать два. Женат не был.

— Ух, ты, — ответила Кэт.

— А ты?

Кэт потянулась к своему разбавленному водой имбирному ситро и отпила теплый пенящийся напиток.

— Я родилась в Западной Виргинии в городке, занимающимся угольной промышленностью.

Он засмеялся:

— Смешно.

— Вообще-то это не шутка.

— О, извини.

— А еще там был колледж. Мой отец был профессором в области искусств и бил мою маму. Она была домохозяйка и боялась собственной тени. В один день, когда мне было шестнадцать, я обнаружила, что беременна, ушла из школы, потому что меня бросил мой парень, а потом я увидела, как мой отец занимается любовью у нас дома, в своей студии, с женой губернатора. Ему поручили слепить ее бюст, но я догадываюсь, что он решил пойти дальше и слепить ее всю целиком.

— Черт.

— Он заметил меня и понял, что я видела их. Он велел этой женщине собираться, посадил ее в машину и увез. Моя мама пришла позже, она была в бакалейной лавке и обнаружила, что я разбила этот чертов бюст на миллион кусочков.

Джефф уставился на Кэт.

— Мама сказала, что отец убьет меня, когда обнаружит все это. Я заревела и призналась, что беременна. Она дала мне мелочи и выгнала из дому.

— О, Боже!

— Потом меня подобрал дальнобойщик и отвез к одной женщине в Балтиморе, которая играла в бинго и содержала сорок семь волнистых попугаев. Ее звали Филлис, она спрятала меня, так что моя семья так и не нашла меня. У меня есть ребенок. Он на втором курсе в колледже Джона Хопкинса. Он хочет найти лекарство от рака.

Джефф слушал с открытым ртом.

— Я получила диплом об общем образовании, а потом диплом в колледже. Работала семнадцать лет флористом, можешь себе представить? Филлис умерла несколько месяцев назад и оставила мне огромное наследство. Потом мы с Нолой отправились на Манхэттен. — Кэт оглянулась на подругу через плечо. — Создали себе новый неотразимый имидж, а потом нам в голову пришла блестящая идея вернуться в мой родной город и отомстить всем, кто этого заслуживает, что мы и осуществили неделю назад.

Джефф подался вперед и сказал:

— Мне нравится твоя стрижка.

— Спасибо.

— Так что произошло дальше?

— Когда я появилась в городе, у моего отца случился сердечный приступ. Потом я узнала, что моя мама умерла год назад. Потом я обнаружила, что все еще испытываю чувства к парню, которого любила в школе, к отцу моего ребенка, и под конец мне сообщили, что он женится на другой через пару месяцев.

— Не может быть.

— Именно. У нас случился просто безумный секс, когда я была в городе, — до того, как я узнала, что он помолвлен. Если честно, я о нем мечтала минуту назад, и еще я подумала, каждый раз, как я прикасаюсь к этому мужчине, это кажется волшебным. Будто в первый раз. Как будто мы все еще дети. — Кэт помолчала. — Ты знаешь, только с одним мужчиной у меня был секс по любви. Что со мной не так? Разве можно так зацикливаться на одном человеке?

Джефф открыл рот, желая что-то сказать, но так ничего и не сказал.

— Дальше — самая интересная часть моего рассказа. Я всегда говорила своему сыну, что не знаю, кто сделал меня беременной, что я была непросвещенной деревенской девкой, которая принесла в подоле.

— Да ладно!

— Так вот в один прекрасный день я решила рассказать ему правду — кем был его отец, отец, который на самом деле хочет с ним встретиться. Я должна была рассказать, что врала всю его жизнь! И теперь он не разговаривает со мной!

Джефф внезапно сел, опустил ноги на песок. Он пробормотал что-то, Кэт не разобрала, что именно, но поняла, что это было что-то вроде «кошмар».

— Ну да, — сказала она, вздохнув. — Полный хаос.

— Это хотя бы принесло тебе облегчение? — Когда Джефф обернулся, Кэт увидела слезы в его глазах. — То, что ты наконец-то рассказала всем правду? Ты тащила на себе груз лжи столько лет, что должна почувствовать облегчение.

Кэт задумалась на минуту. Джефф заволновался, потому что она тянула с ответом.

— Вообще-то нет.

— О, Боже мой! — Джефф подпер руками лицо и нервно стал смотреть на море.

Кэт была поражена его участием. Парень, казалось, был впечатлен ее рассказом.

— Эй, да со мной все будет в порядке.

Джефф обернулся и почти крикнул:

— Да не в тебе дело! — Он был почти взбешен. — Послушай, прости меня. Я хочу, чтобы все с тобой было в порядке и все такое, ты, кажется, хороший, человек, я просто подумал о себе. Я… ну…

Кэт поняла, что у него большие проблемы.

— Ты что?

— Я стопроцентный гей. Я скрывал это всю мою жизнь, но я, наконец, влюбился, и я должен признаться моей семье, друзьям, даже парням, с которыми я работаю. Боже, у меня сейчас мозг взорвется! — Джефф посмотрел на компанию людей неподалеку. — Но после того как я услышал эту ужасную историю…

Кэт рывком поднялась и чуть не потеряла равновесие.

— Не говори так! — Она похлопала Джеффа по плечу. — Моя история не совсем обычная. Думаю, что в других ситуациях рассказывать правду все же нужно.

Джефф посмотрел на свои ноги и зарыл пальцы в песок.

— Я не знаю.

— Кстати, почему ты ухаживал за мной, если ты гей?

Джефф поднял на нее глаза.

— Но если ты хочешь выглядеть мужчиной, нужно доказывать всем, что ты настоящий мачо.

— Я вас прервала. — В голосе Нолы слышалось неодобрение.

Кэт повернулась и отдернула от Джеффа руку.

— Нет. Присоединяйся к нам.

— Мне надо идти. — Джефф встал с шезлонга и схватил свое полотенце. — Может, встретимся позже.

Кэт удивилась, что Джефф наклонился, поцеловал ее в щеку и прошептал:

— Спасибо, милая.

Она улыбнулась ему.

Нола тянула время, развешивая полотенце на спинке стула, потом села на место Джеффа.

— А он ничего. Он более волнующий, чем три остальных?

— Мне показалось издалека, что ты очень хорошо чувствовала себя в их компании.

Нола пожала плечами:

— Почему бы и нет.

Кэт засмеялась, откинувшись назад и закрыв глаза:

— Так ты говоришь, будто не собираешься сегодня никого подцепить?

— Я — нет.

— Джефф очень хороший парень.

— Правда? Думаю, доктору Персику он не очень бы приглянулся.

Кэт шикнула:

— Он гей, Нола.

— Райли гей?!

Кэт прыснула со смеху и тут же вспомнила про головную боль.

— Я говорю о Джеффе.

— Слава Богу.

— Только не говори ничего его друзьям, они не знают. Пока, по крайней мере.

— Единственное, что я хочу сказать, это то, что последние несколько дней Райли пытался связаться с тобой.

— Нам не о чем говорить.

— Ты должна поговорить с ним, может, он уже решил порвать с будущей миссис Персик. Эй! — крикнула в возбуждении Нола. — Может, Райли был так рад увидеть тебя, что отменил свадьбу!

Кэт прикрыла глаза, в голове стучало, но это было даже хорошо, потому, что отвлекало от боли, которая пронзила ее сердце. «Как Райли может жениться на ком-то другом, когда он должен быть со мной?! Как он может любить другую женщину?»

— Я уже говорила тебе, Нола. Эйдан и Райли знают друг о друге, и то, что происходит между ними, это их личное дело. У меня и Райли нет будущего даже, если бы я хотела этого. А я не хочу.

Нола прикусила губу.

— По крайней мере, ты услышишь, что он хочет сказать.

— Мы можем не обсуждать это прямо сейчас? Мы в отпуске.

— По правде говоря, дорогуша, можешь считать отпуском всю оставшуюся жизнь — Нола потянулась в шезлонге и застонала от удовольствия.


Презентация называлась «Проблема диабета среди сельского населения без медицинской страховки — четверть века провальной политики». Кэрри была в бешенстве. Что за несправедливость! Как такое могло произойти? Кэт Кавано за все заплатит.

Кэрри сидела в центре аудитории в здании законодательного органа штата. Через несколько мгновений ей надо будет выйти на сцену и прокомментировать то, что происходит. Но правда заключалась в том, что в данный момент она не могла сосредоточиться на проблеме хронической болезни. Пока выступающий жужжал что-то насчет общественных лекций и тренингов, посвященных правильному питанию, Кэрри была занята тем, что посылала всю свою позитивную, жизнеутверждающую энергию на Райли. Одновременно она представляла, как Кэт Кавано сбивает мусоровозка.

Кэрри слышала, как аудитория зааплодировала, так что она тоже начала хлопать в ладоши. Она огляделась, вежливо улыбаясь и пытаясь понять, сколько еще выступать докладчику. Оставалось еще минут десять.

Она нашла слабое место Кэт Кавано. У каждого есть такое слабое место. От Мэдлин и частного детектива, которого она наняла за три тысячи долларов в час, она теперь знала достаточно об этой девчонке, которая жила в Балтиморе под фамилией Тернер. Кэрри вдоволь повеселилась, когда узнала, откуда у Кэт оказалась такая сумма денег. Оказалось, что она была не просто девочкой по вызову, а профессиональной шлюхой. Кэрри представила себе, в какую хитрую бестию может превращаться эта наивная с виду женщина.

Мать ее, должно быть, и вправду умерла, но вот отец — вышедший на пенсию профессор «Маунтин лорел», оправившийся после операции на сосудах, все еще живет в Персуэйшн. Плюс неизвестный ребенок. Как сказал Райли, его зовут Эйдан, и он учится в университете Джона Хопкинса на спортивную стипендию. Он, видите ли, играет в лакросс. Это-то и взбесило ее больше всего. Она дважды пыталась туда поступить, но оба раза ей отказали. Должно быть, она была из другого штата. Ах да, а еще она не умела играть в лакросс.

Кэрри проверила, как наложен блеск для губ, и глубоко вздохнула. Нужно было обладать стальными нервами, чтобы назвать сына Эйданом. Если бы Райли не был таким сентиментальным, Кэрри настояла бы на том, чтобы он сделал тест на отцовство. Но она начинала понимать, что Райли хотел верить, что этот ребенок от него. У него такое доброе сердце. Он так много способен отдать другим. Он просто хочет быть отцом! «О, Райли, — подумала она. — Я открыта для твоей любви. Я говорю «Да! Да!» твоей любви. И я подарю тебе сына, о котором ты так отчаянно мечтаешь, ребенка, который будет без стыда носить фамилию Боланд».

Она припомнила ссору, которую затеяла сегодня утром с поваром, которого наняла для свадебного банкета. Этот недоумок сказал, что отказывается поливать своим соусом что-либо, кроме спаржи местного происхождения, которая была недоступна в декабре в Западной Виргинии. Кэрри просто остолбенела. Она невеста! Какую часть мероприятия он не понял?

Кэрри почувствовала, как кто-то толкает ее под руку.

— Проснитесь, — прошептал мужчина, сидевший в соседнем кресле. Он указал пальцем на сцену. — Они сказали, что сейчас будет выступать доктор Кэролайн Матис. Это ведь вы?



Глава 8 | Найди свое счастье | Глава 10