home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Спенсер чуть дара речи не лишился, когда в одном из своих давно привычных приступов ярости ворвался в кабинет и наткнулся на блондинку с холодными голубыми глазами. Она сидела на стуле слева. Сногсшибательная – слишком слабое для нее слово. Когда Спенсер ее увидел, окружающий мир на мгновение замер.

Его ни капельки не удивило, что она из Уэйдов. Даже жар мгновенно обрушившегося на него желания не помешал почувствовать холод, исходящий от этой женщины. Впрочем, обо всех Уэйдах говорили, будто по их венам течет не кровь, а жидкий лед. Аддисон Уэйд с надменным выражением лица бесстрастно восседала на своем стуле, словно ее больше заботило, как бы не помять юбку, чем присутствие в комнате Спенсера. Они пришли просить о помощи в поисках пропавшего ребенка? Да у нее такой вид, словно она заскочила сюда на минутку перед обедом в каком-нибудь пафосном ресторане.

У Спенсера имелся кое-какой опыт в поисках пропавших без вести детей. Он привык видеть семьи, которые от горя разваливаются на куски. Родные этих детей пребывали в отчаянии, а вовсе не сидели преспокойненько на стульях с таким видом, будто целый день провели в салоне красоты.

Что ж, по крайней мере они сюда пришли.

А это само по себе удивительно, потому что Спенсер готов был поклясться: любой из Уэйдов скорее предпочел бы откусить себе язык, чем сделать хоть шаг в сторону изолятора.

И вообще от сложившейся ситуации так и разило насмешкой судьбы, поскольку в этот самый момент Спенсер находился в одной комнате с двумя людьми, ответственными за все страдания, причиненные его собратьям. С двумя людьми, которые причастны к существованию изоляторов.

Надо было сразу послать этих Уэйдов к чертовой матери.

Разве это его проблема, что они не могут уследить за собственным ребенком? Однако стоило этой мысли оформиться в голове, как Спенсер тут же ее прогнал. Никогда в жизни он не отказывал в помощи детям. Тем более если мог чем-нибудь помочь. Правда, в данных обстоятельствах ключевое слово «мог». Спенсер понятия не имел, способен ли теперь делать то, что нужно для поисков.

Прекрасно осознавая, что все присутствующие смотрят на него, в том числе и Уилл, он развернулся и смерил взглядом обеих женщин. Прислонившись к столу, Спенсер в упор уставился на Аддисон. Наверняка она приняла его за дикаря, так почему бы не примерить на себя эту роль? Само собой, Уилл ему такого с рук не спустит, но увидеть, как эта женщина съеживается от одного вида Спенсера, того стоило.

- Ваш племянник пропал, - сказал он без вопросительной интонации. Спенсер уже понял, что ребенок исчез, – Уилл только что об этом сообщил. А насколько ему известно, Уилл никогда не ошибается.

- Да. Месяц назад. Из своей спальни.

- Спенсер, я уже сказал нашим гостьям, что ты не будешь заниматься этим делом. Я найду кого-нибудь еще. – По мрачному тону Уилла Спенсер понял, что тот думает о его присутствии в кабинете. – Что касается другой твоей проблемы – той самой, по которой ты ворвался сюда, как сумасшедший, – я разберусь с этим позже.

Не обращая на него внимания, Спенсер продолжал сверлить взглядом принцессу Аддисон.

- И вам понадобился целый месяц, чтобы сюда прийти? Чем вы вообще занимались?

- Именно тем, чем вы и подумали. Я каталась на лыжах в Аспене, а моей тете ежедневно нужно обновлять маникюр. – Голос Аддисон так и сочился сарказмом.

Спенсер едва не расхохотался вслух. Значит, у кошечки есть коготки. И почему, черт возьми, ему так это понравилось?

- Спокойно, мисс Уэйд. – Спенсер решил на всю катушку игнорировать, что в штанах стало тесно. Потому что этот факт красноречиво заявлял о том, что сам Спенсер ясно видит, насколько привлекательная перед ним женщина.

- Мне не нравятся ваши намеки, мистер Льюис. Довожу до вашего сведения, что весь месяц мы работали с властями и пытались справиться с этим кошмаром своими силами.

Аддисон Уэйд на мгновение опустила взгляд, и Спенсер мог поклясться, что она кусает изнутри щеку. Плюс она до сих пор стучала ногой по полу. Когда Аддисон снова подняла голову, ее взгляд был прикован не к нему, а к Уиллу у него за спиной. Спенсер прищурился – это ему ни капельки не понравилось.

- Я понимаю, это прекрасная возможность оскорбить и унизить нас. Сидя в вашем кабинете, мы представляем собой легкие мишени для нападок. Но мы пришли сюда без всяких задних мыслей, чтобы просить вас о помощи в самое отчаянное для нас время. Вы можете нам помочь, или нам лучше просто-напросто уйти?

- Мы можем вам помочь. Я выберу кого-нибудь из своих людей. – Уилл обошел стол и, встав рядом со Спенсером, положил ладонь ему на плечо.

Спенсер тут же взбесился. Когда в последний раз Уилл к нему прикасался? Скачок парапсихической энергии волной разлился по комнате, хотя Спенсер был уверен, что два нормальных человека здесь ничего не почувствуют. Какая муха укусила Уилла? Почему он так мощно давит на его чувства?  

- Однако помогать вам будет не Спенсер. Как я уже говорил, сейчас он не способен делать то, что вам необходимо.

В глазах Аддисон отразилось облегчение.

- Хорошо. Мы будем безгранично благодарны.

Черта с два.

- Я могу это сделать.

- Что?! – в унисон спросили Уилл и Аддисон.

Спенсер сложил на груди руки.

- Я сказал, что могу это сделать. Найду пропавшего ребенка. Найду вашего племянника.

- Нет. – Аддисон поднялась на ноги.

Взгляд старшей женщины, которую Уилл назвал Морган, заметался между Аддисон и Спенсером. Она тоже встала. По выражению ее лица было видно, как она обеспокоена.

- Почему нет?

- Мистер Родс сказал, что вы не способны выполнить эту работу. Следовательно, нам нужен кто-то другой.

- Я сказал, что сделаю это, и лучше меня здесь никого нет. Быстрее, чем я, вашего племянника никто не найдет. Для вас это имеет хоть какое-то значение, мисс Уэйд? Или людям вашего положения, которым требуется целый месяц, чтобы попросить о помощи уродов вроде нас, плевать на такие мелочи, как психическое здоровье пропавшего ребенка?

Аддисон открыла рот, и на долю секунды Спенсеру представилась возможность увидеть, как ее губы складываются в восхитительно идеальную «О». На него хлынула волна удовольствия. Иногда живущим в душе зачаткам зла просто надо дать волю и сполна этим насладиться. Никогда в жизни его слова не приносили ему такого удовлетворения.

Которое испарилось в тот самый момент, когда он заметил, как у нее дрожит рука.

Аддисон тут же спрятала предательницу в карман идеально скроенного серого пиджака.

Прищурившись, Спенсер внимательнее присмотрелся к младшей Уэйд. Ну да, точно: он попался на удочку. А ведь думал, что такое уже невозможно. Лучше многих других он знал, какой обманчивой бывает внешность.

Под косметикой были искусно спрятаны темные круги под глазами. Большинство людей в жизни бы их не разглядели. А он должен был сразу заметить. Его репутация сложилась не только благодаря экстрасенсорным способностям. В свое время Спенсеру пришлось научиться быть проницательным, хитрым и наблюдательным. Но едва услышав фамилию Уэйд, он поддался предвзятости и стал невнимательным. От такой небрежности вкупе с неуместным влечением к Аддисон, от которого потрескивали нервные окончания, Спенсер чувствовал себя поверхностным идиотом.

Этому не было оправданий. Чтобы найти племянника Аддисон Уэйд, ему придется придумать, как с ней поладить.

Она взяла себя в руки, и на этот раз Спенсер заметил, скольких усилий ей это стоило. Глаза Аддисон метали молнии ненависти. Его сердце забилось чаще – Спенсер завелся сильнее, чем ожидал. Все это было странно. Ему нравились приятные и милые женщины, а Аддисон Уэйд и близко нельзя было назвать милой. Спенсер ухмыльнулся. Пытаясь сбить с нее спесь, он только подлил масла в огонь.

- Я люблю своего племянника. – Ее голос надломился, и Спенсер трижды пожалел о том, что сказал. – Он все, что осталось у меня от сестры. Перед тем как она умерла, я пообещала ей заботиться о нем. И не выполнила обещания.

Аддисон с трудом сглотнула, и Спенсер открыл рот, чтобы что-то сказать, но она подняла руку, не давая ему заговорить. Он видел, что она пытается сдержать слезы.

- Если вы и правда лучший и считаете, что справитесь, я стерплю от вас любые оскорбления в мой адрес и не скажу ни слова. Можете смешивать меня с грязью и называть, как вам угодно. Мне все равно. Так как, мистер Льюис? Вы действительно можете нам помочь?

Впервые за много-много лет Спенсеру стало стыдно. Хотя, конечно, он не собирался делиться этим с Аддисон Уэйд.

- Я могу попробовать, мисс Уэйд. Гарантий в таких делах не существует.

- Боюсь, все сложнее, чем кажется, - вмешался Родс. – Как бы мне ни хотелось отправить Спенсера с вами, я вынужден положить конец этому недоразумению. Без страховки Спенсер может считать информацию только с поверхности.

От упоминания о Присцилле Спенсер похолодел.

Аддисон покачала головой:

- Прошу прощения, но я не знаю, что это значит.

- Даже поверхностное считывание в моем исполнение лучше, чем глубокое – в исполнении любого другого.

- Самоуверенности тебе не занимать, - резко осадил его Уилл.

- Я не прав?

- Прав. – Родс посмотрел на Аддисон. – Что бы ни говорили вам фильмы и желтая пресса, никто из наших экстрасенсов – даже такие, как Спенсер, – не может работать в одиночку. Это слишком опасно. Они могут заблудиться в видениях. В том, что их отличает от всех остальных. Я не могу вам этого объяснить, потому что сам не до конца понимаю. Я не обладаю подобными талантами. Но чтобы пройти через такой опыт, нужны два человека, чьи способности дополняют друг друга. Если Спенсеру придется зайти слишком глубоко, чтобы увидеть необходимое, он может потерять себя. Тело останется здесь, но разум вернуть не удастся.

Родс до того неточно описал, что именно происходит с человеком с так называемыми талантами, когда он сбивается с пути в «другом» месте, что Спенсеру захотелось закатить глаза. Он лишь слегка этого коснулся, когда умерла Присцилла. Она всегда была необыкновенно сильной и каким-то чудом сумела вытащить Спенсера за несколько секунд до того, как ее глаза навеки закрылись. До конца своих дней он будет ей за это благодарен.

И до конца дней будет терзаться чувством вины.

Если бы ей не пришлось возвращать его оттуда, сумела бы она спастись?

Спенсер не мог ничего изменить, а значит, не было смысла на этом зацикливаться. Такие, как он, по закону не имели никаких прав. Даже если бы ему удалось убедить кого-нибудь из представителей власти вникнуть в суть дела, убийство таких, как Спенсер, не считалось преступлением, если тот, кто совершил убийство, счел «аномального» угрозой.

И никто не стал бы разбираться, существовала ли какая-то угроза на самом деле. Зачем тратить время, если уроды могут делать то, чего не можешь ты? Это автоматически превращает их в потенциальную опасность. По крайней мере согласно закону.

Спенсер вздохнул:

- Не важно. Даже если я буду считывать информацию с поверхности, я смогу зайти глубже, чем кто-либо еще.

Тетя Аддисон наконец подала голос:

- Тогда мы хотим, чтобы это были вы.

На секунду ему показалось, что Аддисон готова возразить, но вдруг она словно передумала:

- Сколько мы будем вам должны?

Ей хватило ума обратиться с этим вопросом к Уиллу. Спенсер понятия не имел, сколько стоят его услуги. Денег за свою помощь он никогда не видел.

- Цена за услуги фиксированная и обсуждению не подлежит. – На этот вопрос у Уилла всегда был один ответ. – В чеке укажите получателем наше учреждение. Не Спенсера. Поскольку ваша семья сыграла решающую роль в написании этого закона, уверен, вы в курсе, что он не имеет права получать деньги. Как и владеть какой бы то ни было собственностью. К тому же, - продолжал Родс, - никто из жителей «Уютного рассвета» не имеет права находиться за стенами учреждения без присмотра. Это значит, что на время задания Спенсер будет жить с вами, и вы несете ответственность за его благополучие.

Аддисон не выразила ни малейших возражений, и Спенсер, честно говоря, испытал облегчение от того, что она знает, что к чему. С другой стороны, было унизительно проводить с ней время, в течение которого она, по сути, будет его нянькой. Однако таковы правила, и, как любил говаривать Уилл, пока что-нибудь не изменится, лучше искать способы обходить правила, чем биться головой о стенку.

- Когда мистер Льюис сможет к нам приехать?

- Сегодня. Но позже.

Спенсер слышал, что когда-нибудь она займет кресло своего дедушки в должности генерального директора «Уэйд Корпорейшн». Он заметил, что она старается не смотреть в его сторону. Придется что-то с этим делать. Он уже скучал по ее взгляду, который говорил ему, что он – пустое место, пока не доведет ее до белого каления.

- Я пришлю машину вечером. К семи часам вас устроит?

Уилл кивнул:

- Думаю, к этому времени мы успеем подготовиться.

- Тогда всего доброго. – Аддисон шагнула к выходу. – Спасибо, что уделили нам время.

Обе женщины почти беззвучно вышли из кабинета. Спенсер подождал, пока они выйдут в коридор и за ними закроется дверь, и только потом повернулся к Уиллу.

- С чего ты решил, что я не в состоянии выполнять свою треклятую работу?

Родс шарахнул кулаком по столу.

- А с чего тебе зазря рисковать?

- Не вижу тут никакого риска. Мальчик месяц как пропал. Мы оба знаем, что я скорее приведу их к трупу, чем успею попасть в какую-нибудь передрягу.

- Я не о твоем физическом здоровье беспокоюсь, и ты это знаешь. Ты о себе можешь позаботиться лучше, чем кто-либо другой. Но ты никогда не считывал информацию без Присциллы. А после ее смерти так и не сумел найти себе кого-то в напарники. Тебе придется играть в одиночку.

- Хочешь сказать, я не справлюсь? Мы оба знаем, что это не так.

- Ничего такого я не говорил. – Родс глубоко вздохнул: - Я считаю, что ты должен дать себе время.

- Я не умер. Рано или поздно народ должен перестать относиться ко мне так, будто меня уже нет. – Наконец-то Спенсер сказал то, что зрело с самого возвращения из больницы. Видимо, все переживали, что он решит пойти за Присциллой в могилу.

- Если к тебе так относятся, значит, им не все равно.

- Знаю. – И именно поэтому он ничего не говорил раньше.

- Ладно. – Родс ткнул в Спенсера пальцем. – Но если ты не сможешь справиться, то прямо мне скажешь. И дашь кому-нибудь другому заняться этим делом. Что бы ты ни думал, я знаю, что ты не умер. И отказываюсь в этом году хоронить и тебя.

Уилл практически вырастил Спенсера с Присциллой. В известных обстоятельствах о лучшем и мечтать было нельзя. Меньше всего на свете Спенсер хотел, чтобы старик волновался по поводу его благополучия.

Он чувствовал, что обязан справиться с этим заданием. Поделом Уэйдам: именно по их милости люди вроде Спенсера влачили жалкое существование, а теперь Уэйдам пришлось обратиться за помощью к «уродам», чтобы найти пропавшего члена семьи. Спенсеру нравилась ирония ситуации и то, как внезапно все произошло. Словно вселенная решила хорошенько над всеми подшутить.

К тому же Аддисон Уэйд определенно вызывала в нем сексуальное влечение. А как правило, чванливые барышни не казались ему привлекательными. Она завладела его мыслями. И Спенсер понимал, что в глубине души эта женщина многое скрывает. Стоило только увидеть, как дрожит ее рука. Плюс все те разы, когда она опускала взгляд, и как постоянно постукивала ногой по полу – все это говорило о том, что внутри этой женщины идет война, и Спенсеру почему-то очень хотелось быть к этой войне причастным. Он бы с удовольствием вытаскивал наружу все ее тайны по одной, постепенно обнажая ее душу.

А потом мог бы заняться с ней сексом, удовлетворить на короткое время себя и ее и отпустить ее на все четыре стороны. Он был уверен, что она занята по горло попытками выяснить, как еще эффективнее разрушить жизни тех, кому повезло меньше, чем ей.

- Почему ты так сильно давил на Аддисон Уэйд?

Спенсер пожал плечами:

- Она меня беспокоит.

- Это очевидно. Меня тоже. – Уилл обошел стол, вытащил бутылку «Джек Дэниелс», разлил по двум бокалам и вручил один Спенсеру. – За Присциллу.

Спенсер ждал, когда накатит волна печали, как всегда бывало при упоминании имени Присциллы, но почувствовал только слабый укол в сердце. Он любил Присциллу… как сестру. Конечно, было время, когда они только-только вышли из подросткового возраста и оказались голыми в одной постели. Но с тех пор много воды утекло. Перед самой своей смертью Присцилла сделала попытку начать все сначала, но у Спенсера не было ни малейших сомнений: ни он, ни она сексуально не удовлетворяли друг друга.

В отношениях с любовниками Присцилле всегда хотелось романтики. Ей нравились нежные слова и душевные разговоры. Спенсер ничего такого не хотел. По крайней мере от тех, с кем делил постель. Все, что ему было нужно, – это пара часов по-настоящему изнурительных упражнений среди мятых простыней (и чем бешенее, тем лучше), а после этого спокойный вечер в компании кого угодно, лишь бы подальше от женщины, с которой он только что катался по тем самым смятым простыням.

В итоге и он, и Присцилла предпочитали оставаться друзьями. Она была его напарником, проводником и союзником, которому он доверял больше остальных. Ему всегда будет не хватать той близости, которой он сумел достичь только с ней, и того, как деликатно ее сила касалась его разума, не давая ему навсегда остаться в темных местах.

- За Присциллу. А почему мы пьем средь бела дня?

Родс улыбнулся:

- Есть еще одна причина, почему я хотел, чтобы этим делом занялся кто-то другой.

- Ты не ответил на мой вопрос.

- Терпение. – Глаза Уилла сияли, и Спенсер мысленно застонал. У его наставника сформировался план. Почти тридцать лет Спенсер наблюдал, как работает этот человек, и теперь знал: что бы ни произошло, сбить Уилла с пути не удастся. – Это, друг мой, прекрасная возможность.

- Отыскать ребенка?

- Разумеется.

- Разумеется.

- А еще, – Уилл потер руки, - заслужить бесконечную благодарность Уэйдов и показать им, что нам можно доверять. Тогда, быть может, они поддержат закон, который в этом месяце будет рассматривать Совет.

- Не думаю, что мы заслужим хоть какую-то благодарность, когда я приведу их к останкам мертвого племянника.

Смерть Присциллы доказала, как опасно говорить людям то, чего они не хотят слышать. Как опасно говорить им правду, с которой они не могут смириться.

- Но ты можешь показать им, что обладаешь такой же человечностью, как они. Что к тебе можно и нужно относиться с уважением. – Уилл прищурился, и Спенсер тут же почувствовал себя так, будто ему опять двенадцать лет. – Ты ведь справишься с этим, Спенс? – Голос Родса так и сочился скепсисом и сомнениями.

- Могу попытаться. – Наверное. Как минимум Спенсер надеялся, что может.

- Вот и хорошо. Теперь иди готовиться. И постарайся не слишком сильно бодаться с Аддисон Уэйд. Веди себя прилично, делай свое дело и, бога ради, не пугай ее. А потом возвращайся домой и порадуй всех нас историями о том, как ужасно иметь с ней дело.

- Может быть, она вовсе не такая ужасная, - пожал плечами Спенсер.

- Не позволяй себя одурачить. Я имел дело с Уэйдами в течение всей своей карьеры. Они именно такие ужасные люди, как о них говорят. И даже чуть-чуть хуже.

- Теперь ты говоришь, как один из них.

- Вон из моего кабинета.

Направляясь к двери, Спенсер улыбнулся. Мысленно он уже собирал вещи. Но внезапно остановился.

- Серьезно, Уилл, разберись с юнцом, который проектирует те защитные сигналы. Это какой-то кошмар. К тому же очень опасно. Если кто-то решит прорваться сквозь эти щиты, у тебя на руках будет экстрасенс с мертвым мозгом.

- Что именно ты слышал?

- Отвратительную детскую считалку.

- Какую?

- Из тех, которые помогают запомнить алфавит.

- Впервые слышу.

- Ну вроде этой: «С: Меня зовут Спенсер, моего брата – Стивен, мы из Сарасоты, любим есть Сливы. Т: Меня зовут Тревор, моего брата – Трэвис, мы из Трентона, любим есть Тыкву».

- И кто-то это постоянно повторяет?

- Да.

- Разберемся. С такой чушью в качестве щита можно легко сойти с ума.



Глава 1   | Глаза в глаза | Глава 3