home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1 

У Аддисон Уэйд дрожали ноги. Началось все с легкого постукивания левой ступней по покрытому плиткой полу, а закончилось тем, что обе ноги тряслись в унисон. Сидя на неудобном стуле с невозможно прямой спинкой и прислушиваясь к ритму, который выбивала по полу нога, Аддисон взглянула на настенные часы. Прошла всего минута с тех пор, как она смотрела на них в последний раз. И это переходило все границы. С самого рождения, в течение двадцати шести лет, ее постоянно готовили к тому, что рано или поздно ее дед выйдет на пенсию и она встанет во главе «Уэйд Корпорейшн». Но в сложившейся ситуации все это обучение ни капельки не помогало. Как не поможет и во время любых других трудностей в будущем, если Аддисон не научится держать себя в руках.

Чуть-чуть сдвинувшись на стуле, она постаралась не вздохнуть. В конце концов, она Уэйд, а Уэйды не показывают, что им неудобно. Ни на людях, ни даже в одиночестве. Ею владело чувство обреченности, от которого не мог отвлечь даже шепот тети Морган, говорившей с кем-то по сотовому. Ощущение это появилось еще утром и с течением дня становилось все сильнее.

С самого детства Аддисон не испытывала такого страха.

Мало того, ей пришлось прибегнуть к старому способу, помогавшему когда-то собраться с силами и встать с постели. Тогда она снова и снова мысленно повторяла одну и ту же детскую считалочку. Может быть, все дело в том, что Аддисон почти не спала. Разве можно спать, когда где-то там, неизвестно где, Джереми ждет, когда его наконец отыщут? Ему всего четыре года, и он точно не заслужил того, что с ним произошло. Аддисон обещала сестре перед самой ее смертью, что позаботится о племяннике, и будь она проклята, если позволит собственным проблемам помешать ей это обещание выполнить.

Вот почему теперь она повторяла про себя ту старую детскую считалочку. Снова и снова, пока не успокоится и не обретет свою хваленую уравновешенность.

«А: Меня зовут Аддисон, мою маму – Агнес, мы из Атланты, любим есть Апельсины.

Б: Меня зовут Бренда, мою маму – Бритта, мы из Бостона, любим есть Бананы.

В: Меня зовут Валери, мою маму – Вики, мы из Ванкувера, любим есть Вишни…»

Аддисон терпеть не могла эту считалку, но, похоже, без нее не сумела бы справиться. Будь отец жив, он бы обрадовался, что его советы до сих пор помогают. С тех пор как пропал Джереми, прошел месяц, и Аддисон отчетливо понимала, что пройти через все, сохранив разум и секреты, не получится.

Однако отчаяние уже достигло всяческих пределов, поэтому она и пришла сегодня сюда – просить этих людей о помощи. Ничто другое не заставило бы ее войти в двери изолятора и ждать встречи с директором «Уютного рассвета» в выцветшей от времени неуютной комнате. Лучше несколько часов просидеть в кресле у стоматолога, чем десять минут на этом жестком чудище.

Аддисон знала, что никто здесь не бросится ей на помощь сломя голову.

Потерев лоб, она осмотрелась. Комнату обставляли приблизительно в семидесятые и с тех пор, судя по всему, ничего не переделывали. Все, на чем можно посидеть, обито кожзамом. Стены увешаны фотографиями мужчин и женщин в брюках-клеш. Настенные часы, от беспрестанного тиканья которых у Аддисон готова была разыграться мигрень, были такими ярко-розовыми, что больно смотреть. Мало того, в помещении стоял тяжелый запах плесени. Кто-то явно забыл включить влагопоглотитель.

А может быть, то был запах ненависти ко всей ее семье, который источал каждый сантиметр здания. Не секрет, что в учреждениях вроде этого к «Уэйд Корпорейшн» относились, мягко говоря, непочтительно. А все благодаря тому, что тридцать лет назад дедушка Аддисон сыграл не последнюю роль в принятии важных решений. Само собой, если дед узнает, что она явилась сюда, наплевав на его мнение, то слетит с катушек, и Аддисон придется много лет заглаживать перед ним вину. Она громко вздохнула. По крайней мере она будет знать, что испробовала все. Как бы то ни было, она обязана сдержать обещание, которое дала Джинн.

Джереми всегда был и остается на первом месте.

- А что? Ты ведь знаешь, как на мне сказываются нервные потрясения. – Тетя Морган шептала в телефон так громко, что вполне могла бы прекратить притворяться, будто старается не нарушать тишину. – Бедный мальчик! Представь себе, в каком мы отчаянии, раз вообще о таком подумали. Аддисон говорит, это наша последняя надежда. А ты сама знаешь, она не из тех, кто станет преувеличивать.

Аддисон закатила глаза, после чего пренебрежительно глянула на тетю Морган. Та или не заметила, или решила попросту не обращать на племянницу внимания.

- Тетя Морган, пора уже слезть с телефона.

Стоит тете вывалить все не в те уши, и у СМИ будет крайне удачный день. Аддисон уже представляла себе заголовки. Все назовут очередной «загадкой Уэйдов», и приверженцы теории заговора толпами повалят к их дверям. Начнется кошмар наяву.

- Да-да, ладно. Аддисон хочет, чтобы я положила трубку и прекратила ее игнорировать.

Аддисон прикусила губу, чтобы не состроить гримасу, хотя внутренне содрогалась от рыданий. Дражайшая тетушка была в корне не права. Как бы Аддисон ни любила тетю Морган, эта женщина редко прислушивалась к голосу здравого смысла. Даже в лучшие дни она умела потрепать племяннице нервы.

А сегодняшний день был одним из худших.

Услышав щелчок телефона, Аддисон откашлялась:

- Кто это был?

- Беатрис Хайфа.

Аддисон кивнула. С этой женщиной она была знакома почти всю жизнь. Беатрис и Морган выросли вместе, и Аддисон знала, что Беатрис хотя бы подумает, кому можно, а кому нельзя доверить информацию об их бедах. Так или иначе, все обо всем скоро узнают. Это лишь вопрос времени. Даже близкие друзья любили посудачить об Уэйдах.

- Дорогая моя, я очень рада, что ты послушалась и взяла меня с собой.

Аддисон похлопала тетю по ноге.

- Я тоже рада, что взяла тебя с собой.

Она сказала чистую правду. Это испытание было бы гораздо сложнее, если бы ей пришлось проходить его в одиночку. Слишком много времени наедине с собственными мыслями – и мигрень обеспечена.

- Я знаю, ты вполне способна справиться со всем сама. Видит бог, именно этим ты уже несколько недель и занимаешься. Но подобные заведения построили еще до твоего рождения, и тебе никогда не приходилось иметь дело со «странными». Они наверняка попытаются обвести тебя вокруг пальца. – Тетя Морган понизила голос и опять громко зашептала, как до этого в телефон: - Мало того, они даже могут украсть твои мысли!

Термин «странные» был политкорректным названием для тех, кто обитал в изоляторах. В список менее снисходительных входили слова вроде «уроды», «демоны» и «приспешники Сатаны».

Такие названия ужасно бесили Аддисон, а ведь еще хуже дела обстояли в более религиозных частях страны. Слова «приспешник Сатаны» она собственными ушами слышала из уст своей четвероюродной сестры из Сан-Франциско. Даже в Нью-Йорке, где жила Аддисон, люди с удовольствием дали бы забросать себя тухлыми яйцами, лишь бы на них не повесили ярлык «аномальные».

Аддисон тяжело сглотнула. Не реши отец в свое время скрывать ее странности, она сама выросла бы в таком месте и была бы вынуждена всю жизнь сидеть взаперти и терпеть презрение всего мира.

Однако Морган ни о чем таком даже не подозревала и, если повезет, проживет всю жизнь, понятия не имея об истинной природе племянницы. Впрочем, слухи могут оказаться правдивыми, и тот факт, что Аддисон сунулась в изолятор, откроет всему миру, кто она на самом деле такая.

Аддисон моргнула, внезапно поняв, что тетя все еще ждет ответа.

- Уверена, что никто не может украсть мысли другого человека.

- Неужели ты не читала отчет, который тебе распечатал Кристоф?

Читала. Прошлой ночью Аддисон никак не могла уснуть, поэтому несколько раз прочитала упомянутый отчет вдоль и поперек, едва не выучив его наизусть.

Сегодня они пришли в изолятор под названием «Уютный рассвет», чтобы попросить о помощи Уильяма Родса. Если верить отчету Кристофа, Родсу было под восемьдесят, и «Уютным рассветом» он управлял с момента его основания. То есть почти тридцать лет.

Ходили слухи, что сам Родс не менее странный, чем дети, отданные под его опеку. Ему удалось превратить тюрьму для необычных детей в процветающее сообщество, которое при необходимости и только с разрешения Уильяма Родса взаимодействовало с внешним миром. Поговаривали, что «странные» питают к Родсу глубокую преданность и пошли бы за ним на край света, стоит ему об этом попросить.

Если придется, Аддисон была готова умолять этого человека попросить одного из его подопечных пойти с ней на тот самый край света. Даже если там окажется ад, это будет ничто по сравнению с тем, с чем они столкнутся в пути.

Кристофу не удалось узнать точное количество проживающих в «Уютном рассвете». По очевидным причинам Родс из кожи вон лез, лишь бы общество не узнало, сколько «странных» он пригрел под своим крылом. Все эти годы ему удавалось вести дела предельно дипломатично, но он всегда отчаянно защищал тех, чьи жизни в буквальном смысле держал в руках.

А еще ходили слухи, что Родс уничтожал тех, кто отказывался сотрудничать. Однако слухи так и оставались слухами, потому что Кристофу впервые в жизни не удалось найти практически ничего нового.

- Дамы, мистер Родс готов с вами встретиться.

Первым, что отметила Аддисон в человеке, показавшемся в дверях, был его малый рост. Давненько она не видала таких крошечных мужчин. Поднявшись, она опередила тетю Морган и первой вышла за дверь, которую придерживал человечек. Когда она проходила мимо него, он изогнул бровь. Господи, неужели он узнал, о чем она думает?

Аддисон так разнервничалась, что даже споткнулась. Не поддержи ее в этот момент тетя, наверняка бы грохнулась на пол.

Пробормотав «Спасибо», Аддисон вынудила себя смотреть вперед. Перед ней растянулся длинный коридор. Наверняка она все навыдумывала. Не может быть, чтобы тот человек прочел ее мысли. Правда?

Все это не более чем миф. Само собой, люди могут обладать экстрасенсорными способностями. Уж она-то знает. Но чтобы по-настоящему читать мысли? Вряд ли. Может быть, он догадался, о чем она думает, потому что все и так замечали, какой он маленький. Какого он роста? Метра полтора? Или даже чуточку меньше?

Крошечный человечек выскочил перед Аддисон и распахнул очередную дверь. Потом коснулся ее руки и улыбнулся. Чтобы встретиться с ним взглядом, ей пришлось посмотреть вниз.

- Не волнуйтесь, - сказал он скрипучим голосом. – Здесь вам ничто не угрожает.

От беспокойства в горле застрял ком, и Аддисон пришлось сжать кулаки, чтобы не тряслись руки. Она, черт возьми, Аддисон Уэйд, и никто из этих людей ни за какие коврижки не узнает ее тайну. Она знает, что делает. И если Джереми нужна их помощь, то она справится и с этим. 

Морган резко остановилась, и Аддисон вернулась к действительности. Уильям Родс стоял, прислонившись к столу. У него была густая копна седых волос длиной до середины спины. Такое привычнее видеть у людей помоложе. Пока Аддисон изучала его взглядом, Родс собрал волосы резинкой в хвост. Высокие выдающиеся скулы навевали мысли о том, что у него в роду были индейцы.

В отличие от своего помощника, Уильям Родс был заметно выше ста восьмидесяти сантиметров и весь состоял из крепких мышц. Что бы он ни делал, чтобы оставаться в такой форме, Аддисон горела желанием узнать подробности. А кому бы не хотелось в его возрасте выглядеть так же здорово? 

Она оглянулась на тетю Морган. Та приросла к месту и порозовела. Аддисон в жизни не видела, чтобы тетя так реагировала на людей. Казалось, ни мужчин, ни женщин она не находит сексуальными. Судя по всему, чтобы вызвать в ней отклик, понадобился кто-то вроде Уильяма Родса.

- Дамы, - Родс жестом указал на два стула, а сам уселся за огромным дубовым столом.

Бросив на тетю красноречивый взгляд, по которому та должна была понять, что сейчас не время терять самообладание, Аддисон выбрала стул слева.

- Спасибо, что согласились с нами встретиться, мистер Родс. – Она изобразила вежливое выражение лица, с которым обычно появлялась в конференц-залах и на благотворительных мероприятиях. Джинн такой ее вид называла «Аддисон за работой». Он говорил миру, что мир жаждет плясать под ее дудку.

- Не каждый день «Уэйд Корпорейшн» настаивает на встрече с нами. Должен признать, я заинтригован. Что я могу для вас сделать?

Тетю он удостоил лишь мимолетным взглядом и все время смотрел на Аддисон. Аддисон впечатлило, как быстро Родс разобрался в ситуации. Большинству людей для этого требовалось намного больше времени. Хотя бы потому, что Морган была старше племянницы на сорок лет.

- Наш визит не имеет отношения к корпорации. Мы здесь по делу, которое касается непосредственно нашей семьи. – Аддисон положила ногу на ногу, надеясь, что дурацкая новая привычка стучать подошвой по полу не заявит о себе прямо сейчас.

- Я внимательно вас слушаю.

- Тогда я сразу перейду к делу.

В обмене любезностями с этим человеком и хождении вокруг да около не было никакого толка. После инцидента в коридоре Аддисон начинала верить, что тетя Морган была права и «аномальные» на самом деле могут вытаскивать мысли прямо из головы. А это значит, что ей придется сказать только то, что, по ее мнению, они должны знать, и изо всех сил стараться не думать о своих странностях, чтобы кому-нибудь не пришло в голову покопаться в ее мозгах.

- Как вам угодно. – У Родса был бархатный голос, и Аддисон задумалась, скольких людей этот голос вводил в заблуждение, заставляя недооценивать его обладателя.

- Почти месяц назад моего племянника Джереми похитили прямо из его спальни. Случилось это между часом ночи и шестью часами утра. Точнее сказать нельзя, потому что точнее мы просто не знаем.

- Полагаю, к властям вы уже обращались.

Аддисон кивнула:

- Да. Полиция пытается с этим разобраться, не посвящая в детали никого, кроме членов семьи, однако никаких подвижек нет. Им не удалось найти ни малейших зацепок. Ничего, что можно было бы исследовать в лабораториях, никаких признаков незаконного проникновения. Полный ноль. Словно в какой-то момент Джереми спал в своей комнате, а в следующий – пшик! – и как будто его там вообще никогда не было.

Услышав стук, Аддисон поняла, что опять постукивает ступней по полу. Вздохнув, она надавила ладонью на колено, надеясь хоть так усмирить неугомонную ногу. 

- Поэтому вы пришли к нам. – Слова Родса прозвучали как утверждение, а не вопрос. – Сколько лет Джереми?

- Четыре. Он единственный ребенок моей старшей сестры Джинн. Три года назад она погибла, когда каталась на лыжах.

«Погибла» – слишком слабое слово для того, что произошло. Кровь. Крики. Тишина. И звуки сирен, становившиеся все громче по мере приближения к вершине горы. Аддисон прикусила щеку, чтобы не увязнуть в воспоминаниях. Сейчас не время и не место тонуть в прошлом. 

- А отец мальчика?

- Мы понятия не имеем, кто он. Джинн никогда не называла его имени. Мы единственные родственники, которых знает Джереми.

- И вам понадобился месяц, чтобы прийти к нам?

Ей показалось, или в глазах Родса на долю секунды и правда полыхнула ярость?

- Так дела не делаются, - фыркнула тетя, и Аддисон тут же пожалела, что та вообще открыла рот.

Теперь придется расхлебывать.

- Моя тетя имеет в виду, мистер Родс, что у семьи Уэйдов есть определенные обязательства перед нашими акционерами. И обязательства эти, в свою очередь, требуют от нас как от семьи вести себя определенным образом. Иными словами – не создавать проблем, которые могут повлиять на стоимость акций. За последние годы произошло несколько несчастных случаев. Мой дедушка обсудил ситуацию с начальником полиции и пришел к выводу, что дело можно вести, не предавая огласке.

Хотя она кричала и вопила, пытаясь достучаться до собственного деда. Все эксперты по похищению в один голос твердили, что детей, чьи лица постоянно появляются на телеканалах и в интернете, находят чаще, чем тех, исчезновение которых держат в секрете. Аддисон потратила уйму времени, исследуя этот вопрос. Все, что предпринимал дедушка, было в корне неправильным. Несколько недель она мирилась и терпела, но в конце концов была сыта по горло безрезультатными попытками отыскать Джереми так, как того требовал дед. Вот откуда взялось решение отправиться в «Уютный рассвет».

- Понимаю. – Родс так резко встал, что кресло отлетело назад.

У Морган отвисла челюсть, но Аддисон лишь бросила мимолетный взгляд на теперь поломанное кресло, после чего снова посмотрела на собеседника. Она давно привыкла к проявлениям вспыльчивости, и они не производили на нее ни малейшего впечатления. Орущие люди – это ерунда. Куда больше стоит волноваться о тех, кто ведет себе тише воды, ниже травы.

- Буду с вами честен, мисс Уэйд. Меньше всего на свете мне хочется просить своих людей помогать корпорации или вашему дедушке. Поскольку я убежден, что он несет личную ответственность за все плохое, что когда-либо случалось с «аномальными» людьми.

- Мне известно, что…

- Однако, - перебил ее Родс, - если вы позволите мне продолжить, я собирался сказать, что в данных обстоятельствах речь идет о ребенке. О невинном ребенке, который никоим образом не имеет отношения к ужасным вещам, происходящим в мире.

По ледяному взгляду Родса Аддисон поняла: он считает, что у нее была уйма времени, чтобы часть упомянутой ответственности легла на ее плечи.

Она ответила ему таким же взглядом. В этом смысле ей скрывать было нечего. Ни одно из решений, которые она когда-либо принимала, не мешало ей спать по ночам. 

- Значит, вы нам поможете. И этим делом займется Спенсер Льюис. – Ее переполняли волнение и что-то сродни облегчению. – Разумеется, «Уэйд Корпорейшн» сделает внушительное пожертвование в любую благотворительную организацию, которая помогает живущим здесь людям с особыми потребностями.

- Значит, вы читали о Спенсере в газетах. – Аддисон уже собиралась ответить, но Родс поднял руку. – Мы вам поможем, однако работать с вами будет не Спенсер Льюис. Прошу меня простить, но после того, что произошло во время последнего задания, он заслужил отпуск. Там возникли некоторые осложнения.

- Речь о его напарнице, я помню. – Аддисон ахнула и прикрыла ладонью рот. Неужели ей только что хватило ума признаться Родсу, что они практически шпионят за его учреждением? Она глубоко вздохнула. – Это должен быть Спенсер Льюис.

- Невозможно. Существуют определенные сложности. Партнерство у наших людей является куда более глубоким, чем многие могут представить. Речь идет о некой… близости, которую я просто не в состоянии описать. Я не уверен, что Спенс теперь способен на то, что вам от него нужно. У нас есть и другие высококвалифицированные люди.

По венам Аддисон заструился горячий гнев. Пришлось изо всех сил постараться не потерять над собой контроль. Сильные эмоции в два счета могли вытащить наружу все ее странности. И меньше всего на свете ей хотелось, чтобы это случилось именно здесь. Наверняка Родс запрет ее в какой-нибудь камере, как и всю ее семью, пока специально обученные люди будут выяснять, известно ли родным о ее «аномалии». Нет, ей нужно сейчас же взять себя в руки.

«А: Меня зовут Аддисон, мою маму – Агнес, мы из Атланты, любим есть Апельсины.

Б: Меня зовут Бренда, мою маму – Бритта, мы из Бостона, любим есть Бананы.

В: Меня зовут Валери, мою маму – Вики, мы из Ванкувера, любим есть Вишни…»

Родс сощурился, и в этот самый момент с грохотом распахнулась дверь. В кабинет решительным шагом вошел мужчина. Аддисон тут же поняла, что это один из самых непреклонных и, вероятно, опасных людей, каких ей доводилось видеть. Ростом около ста девяноста пяти сантиметров, этот широкоплечий человек с телосложением футболиста выглядел так, будто мог преспокойненько подняться, даже если по нему пронесется стадо слонов. Он так и лучился силой, и Аддисон передумала по поводу футболиста. В прошлом он легко бы возглавил целый отряд воров-всадников. Одного взгляда на него хватило бы, чтобы люди тут же выложили ему все свои сбережения.

Светлые волосы были коротко подстрижены, и все же несколько непослушных прядей падали ему на лоб. Аддисон решила, что ему пришлось бы бриться наголо, чтобы волосы не лезли в глаза. Такая шевелюра смягчила бы образ любого другого мужчины, но на этом смотрелась вызывающе, как будто он даже не удосуживался толком расчесаться. Мало того, он и не пытался притворяться цивилизованным. От одного его присутствия инстинкт самосохранения вопил в голове Аддисон «Опасность!». Схватившись за края стула, она велела себе не бояться. Конечно же, безрезультатно.

Он повернулся и уставился на нее. Его глаза были такими насыщенно-синими, что в местном освещении казались почти зелеными. Вокруг зрачков вращались серебристые кольца, при виде которых создавалось ощущение, будто находишься под гипнозом. Аддисон задумалась, не заключаются ли его способности в том, чтобы одним только взглядом вводить людей в транс. Она не раз слышала, что у некоторых «аномальных» людей имеются физические проявления способностей, но сама никогда такого не видела.

Резко повернувшись к Родсу, мужчина шагнул к столу и треснул кулаком по столешнице.

- Кто, черт возьми, это делает? Ты притащил сюда необученных подростков и спустил их с цепи, чтобы они играли у меня на нервах?

Родс покачал головой:

- Понятия не имею, о чем ты. Может быть, кто-то из новичков действительно издает неясные сигналы, но я ничего не ощущаю. Хотя уровень моей чувствительности, разумеется, куда ниже твоего. – Он кивнул на Аддисон с тетей. – Я как раз говорил Аддисон и Морган Уэйд, что ты не сможешь помочь им в поисках племянника. Ему четыре, и он исчез. Словно испарился. Дамы, - Родс снова встал с пострадавшего кресла, - это Спенсер Льюис.

Теперь у Аддисон отвисла челюсть. Родс был прав. Им понадобится кто-то другой. Спенсер Льюис был слишком импульсивным, и ей ни за что не сохранить рядом с ним самообладания. Джереми найдет кто-нибудь еще.



Пролог   | Глаза в глаза | Глава 2