home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

- Я думал, у тебя все под контролем.

Спенсер смотрел на неистовое пламя, вызвавшее взрыв, от которого склад тряхнуло до самой крыши. Ей-богу, Тару хотелось просто-напросто придушить.

- Я еще не привыкла, что вокруг нет стен изолятора, вот и не рассчитала силу. К тому же, кажется, она немного подросла… - Впервые в жизни Тара выглядела смущенной. – Но ведь с задачей я справилась? Откуда мне было знать, что в машине еще остался бензин?

Спенсер взглянул на упомянутый грузовик. Точнее на то, что от него осталось. Слава богу, они спрятались за тем, у которого сняли колеса, а не за тем, у которого был поднят капот, иначе все бы уже поджарились до хрустящей корочки. Первый этаж пылал. Безопасным оставался лишь крошечный островок, где укрылась группа «аномальных».

В одном Тара была права: с задачей она справилась. Охранники сгорели заживо.

- Погаси пламя, и двигаем отсюда.

- Тут такое дело, Спенс… - запинаясь, проговорила Тара, но он ее перебил.

- Только не говори, черт тебя дери, что не можешь! Неужели мы тут все, на хрен, сгорим, потому что ты не в состоянии потушить огонь?!

Глаза Тары полыхнули.

- Следи за языком.

- Не угрожай мне, Тара. Из-за тебя я застрял у раскаленной консервной банки, вместо того чтобы быть там, - Спенсер показал на лестницу, - рядом с ней!

- Пламя я потушить не могу. Оно вышло из-под контроля. Но видит бог, я не специально не даю тебе добраться до подружки с вертящимися глазками.

- В смысле?

- Когда вы вместе, у вас глаза дикие. Вокруг зрачков вертятся какие-то спирали.

- Ничего такого в глазах Аддисон не замечал.

Аддисон говорила, что у него в глазах клубятся какие-то вихри, но обсуждать это с Тарой Спенсер точно не собирался.

- Значит, плохо смотрел.

Слева послышался сердитый голос Рассела:

- Вы прекратите собачиться, или так и будем здесь торчать, пока не зажаримся?

- Чья бы корова мычала! – Спенсер всерьез подозревал, что голова вот-вот взорвется от напряжения. – Если бы вы с Холландом использовали свои силы, я бы не просил Тару спалить тут все к чертовой матери. Так что нечего ныть.

Громко выругавшись, Джина поднялась на ноги:

- Достали вы уже.

- Ты спятила? Сядь! Иначе точно обгоришь.

Проснувшись сегодня утром, Спенсер не планировал увидеть, как умирают его друзья. Как так вышло, что весь план полетел коту под хвост?

Глубоко вздохнув, Джина указала левой рукой на двух мертвых охранников:

- Встаньте.

Спенсер ошеломленно смотрел, как с пола поднимаются две обугленные фигуры. Кожа почти полностью сгорела и оплыла под глазницами. Лица превратились в месиво красных и оранжевых мышц. Трупы повернулись «посмотреть» на Джину, и Спенсер во всех подробностях увидел впечатляющее зрелище плавящейся плоти. Потребовалась вся сила воли, чтобы не вывернуться наизнанку.

- Держи себя в руках, Льюис, - резким тоном сказала Джина.

Сидевшая рядом Тара прикрыла ладонью рот и издала сдавленный звук. Жаль, что нельзя было закрыть глаза.

- Включите пожарную сигнализацию, - скомандовала мертвецам Джина и взглянула сверху вниз на Спенсера. – Склад старый, наверняка сигнализация тут тоже допотопная. Будем надеяться, когда они ее включат, из клапанов на потолке польется вода. Если, конечно, они еще в рабочем состоянии.

- А если нет?

Джина вздохнула:

- Я их контролирую, пока кости не обгорят до того, что не смогут двигаться. Потом придется выдумывать что-нибудь еще.

Несколько мгновений спустя уши заложило от пронзительного визга сигнализации, и с потолка полилась застоявшаяся вонючая вода. Из-за усталости Спенсер не успел вовремя среагировать и прикрыть голову от потоков, явно предназначенных защищать оборудование, а не людей.

Вода ударила с такой силой, что на несколько секунд Спенсер потерял сознание. А когда пришел в себя, заметил, что поток воды несет всю группу «аномальных» к грузовому выходу. Если быстро что-нибудь не придумать, их всех размажет о стену.

Именно в этот момент Спенсер услышал, как его зовет Джек, который бежал вниз по лестнице и держал в руках что-то похожее на здоровенный обломок двери. Свесившись с лестницы, Джек опустил доску одним концом в воду:

- Держитесь!

Оглянувшись, Спенсер пересчитал головы и выдохнул от облегчения. Никто никуда не исчез, и все находились в сознании. Он крепко вцепился в доску, загнав в ладони кучу заноз. Ерунда. Зато теперь его не размажет по стене, как муху на лобовом стекле. Остальные по очереди хватались за доску. Не удалось только Лорел, которая промахнулась и попыталась уцепиться за Тару.

Храбрости, конечно, Джеку не занимать, но ему было явно трудно держать крупный обломок двери под мощным потоком воды.

- Сколько еще продержишься? – спросил Спенсер.

Навскидку он сам бы сказал, что в запасе осталось всего несколько минут. В конце концов вода найдет себе выход.

Продвигаясь вдоль края доски, Холланд доплыл до ступеньки, на которой стоял Джек, выбрался наверх и протянул руку Спенсеру. С помощью крепких мышц огромного приятеля Спенсеру тоже удалось выбраться из воды.

- Остальных вытаскиваем вместе.

Втроем они потянули за доску, на которой еще оставались крючки для одежды. Когда все благополучно освободились из плена бушующего потока, Спенсер рухнул на спину, тяжело дыша.

- В следующий раз, - рассмеялся Джек, - когда предложишь прогуляться на свободу, я дважды подумаю.

- Да ладно! – ухмыльнулся Спенсер. – Ты же любишь приключения. – Перевернувшись на живот, он смерил Джека подозрительным взглядом. – Где доску-то раздобыл?

Джек зажмурился:

- Долго рассказывать.

- А я хочу послушать. Но сначала… где Аддисон?

Джек сел и открыл глаза.

- Совсем забыл во всей этой неразберихе. Я не смог до нее добраться. Она выбежала в коридор, пока я убивал Лоретту. А я потом не смог пройти через чертову иллюзию, которую устроил Дэниел.

По венам пронеслась волна адреналина. Спенсер вскочил на ноги. Не увидев Аддисон во время потопа, он обрадовался, подумав, что ей ничего не угрожает. Чувствуя, как дрожат руки, Спенсер помчался вверх по лестнице. Кто-то позвал его, но он не обернулся.

В голове билась только одна мысль: он должен увидеть любимую женщину. Он ведь даже ни разу не сказал ей о своей любви. Ни за что на свете Дэниел не получит Аддисон. Если он так любит смерть, что даже прикинулся мертвым, Спенсер с удовольствием организует ему настоящие похороны. А если с головы Аддисон упадет хоть один волосок…

Додумать эту мысль до конца Спенсер попросту не смог, потому что даже от ее половины внутри разгорелась бешеная ярость. Свернув за угол, он увидел на полу Лоретту с открытыми остекленевшими глазами.

Времени раздумывать о том, что Джек все-таки нарушил свое железное правило не пользоваться силами, не оставалось. Западная стена была утыкана десятью стальными дверьми, за одной из которых находился коридор. Спенсер закрыл глаза и сосредоточился. Неудивительно, что Джек запутался.

Задумка Дэниела была предельно ясна. Тому, кто здесь окажется, сначала придется выяснить, какая из дверей настоящая, а потом придумать, как ее отпереть. Спенсер призвал на помощь логику. Пусть Дэниел мастер иллюзий, но его творения не могли быть идеальными, потому что абсолютного идеала не существует. Должна быть хотя бы едва заметная разница между настоящей дверью и иллюзорными. Разве что…

Спенсер закрыл глаза и вошел в темное пространство. Разум устал и не хотел подчиняться приказам, но Спенсер заставил себя сделать этот рывок. Глубоко вздохнув, он осмотрелся по сторонам, и сердце наполнилось радостью. Он был прав. Ни одна из дверей не была настоящей. Выглядели они очень натурально. Наверняка, если бы Спенсер к ним прикоснулся, мозг бы решил, что руки ощущают твердую поверхность. Но в темном месте не скрыться. А значит, можно было пройти сквозь любую из дверей.

Вернувшись в реальность, Спенсер потер лоб. Мигрень давала о себе знать, но с этим придется подождать. Длинными решительными шагами он пошел вперед и преодолел двери, которых на самом деле не было.

Спенсер прошел иллюзию насквозь, и она рухнула. Едва он оказался в коридоре, двери за спиной исчезли. Послышался тяжелый вздох. На полу перед Спенсером, свернувшись в комок и обхватив голову руками, лежала Аддисон и умоляла Дэниела остановить комнату. Дэниел стоял рядом и смотрел на нее, как король – на молящего о прощении крестьянина.

Поняв, что происходит, Спенсер сжал кулаки. Окружающий мир подернулся красной дымкой. Дэниел пытал Аддисон. В голове забилась яростная мысль: убить иллюзиониста во что бы то ни стало.

Не теряя времени даром, Спенсер набросился на Дэниела и успел испытать прилив удовлетворения, заметив отразившийся на его лице страх. А мгновение спустя кулак мощно врезался в подбородок мастера иллюзий. Оба упали на пол. Спенсер оказался сверху и стал изо всех сил избивать противника, не оставляя на нем живого места. Душа требовала одного: уничтожить Дэниела раз и навсегда. Этот ублюдок посмел пытать единственную женщину, которая что-то значила для Спенсера. Более того, принимал активное участие в похищении беззащитного ребенка.

Чьи-то сильные руки оторвали Спенсера от жертвы. Он боролся, как зверь, которого пытаются посадить на поводок, потому что хотел причинить иллюзионисту как можно больше боли.

- Чувак, он сдох! – просочился сквозь окутавшее мозг марево гнева голос Джека. – Слышишь? Он труп, говорю.

Сознание с трудом находило смысл в услышанных словах. Дэниел мертв. Спенсер его убил. Стряхнув с себя руки друга, он уставился на кровавое месиво. Все было по-настоящему. Он собственными руками сделал валяющуюся на полу кучу из крови и плоти.

Глубоко дыша, Спенсер старался избавиться от бушующего безумия. Зрение начало проясняться. Рядом с Аддисон уже сидела примчавшаяся на помощь Лорел. Спенсер вглядывался в глаза любимой, боясь увидеть в них осуждение, и в конце концов понял, что должен что-то сказать.

- Аддисон, я…

Она поднялась на ноги.

- Ничего не говори. Он так долго надо мной издевался, что я будто в аду побывала. Даже сомневалась, что выживу. Мне хотелось, чтобы он умер. – Она тяжело сглотнула. – Может быть, я слишком кровожадная или совсем выжила из ума, но я рада, что он мертв. – Положив голову Спенсеру на плечо, Аддисон закрыла глаза. – Ты как?

- Порядок, - с трудом выдавил он, поцеловал ее в макушку и прошептал так тихо, что услышать могла только она: - Я люблю тебя.

Оставалось лишь надеяться, что этими словами он выразил все, что хотел. Что Аддисон поймет всю глубину этих слов. Для Спенсера признание значило гораздо больше прозвучавшей фразы. Будь они наедине, он бы сказал Аддисон: «Я убил ради тебя и ради тебя готов умереть. Если бы это было в моей власти, я подарил бы тебе весь мир. Никому другому я этого не говорил и никогда не скажу». Впрочем, дело было даже не в том, что рядом находились другие люди. Просто впервые в жизни признаваться в любви лучше наедине. Только Спенсер не знал, выпадет ли ему такой шанс.

Аддисон чуть-чуть повернулась.

- Я тоже тебя люблю.

Спенсер закрыл глаза. За короткое время произошло так много событий, что его жизнь никогда не будет прежней. Но еще ничего не кончилось. Даму сердца он спас. Правда, после того, как она дважды спасла его. А теперь пора найти ребенка.

- Джереми, - тихо сказал Спенсер, хорошо понимая, что никакие другие слова здесь не нужны.

Аддисон кивнула и отстранилась, а он осмотрел собравшихся. Почти все намеренно отвернулись, чтобы не мешать. Зато Джек, который считался самым вежливым и воспитанным среди присутствующих, с непонятным выражением лица смотрел на Спенсера.

- В чем дело?

Наконец Джек улыбнулся:

- Везучий ты человек, Спенсер. Большинству из нас такое не светит.

- Знаю.

Аддисон пошла вперед, на ходу открывая и закрывая двери. В первых трех помещениях было пусто. Открыв четвертую дверь, она вихрем ворвалась в комнату, и Спенсер услышал счастливый смех. Войдя вслед за ней, он прикрыл за собой дверь.

Аддисон держала Джереми на руках и так крепко его обнимала, будто боялась, что он растворится в воздухе. Светловолосая голова мальчика лежала у нее на плече. Глаза были открыты, но взгляд казался затуманенным, словно Джереми накачали какими-то лекарствами. Спенсер не сомневался, что так оно и было. Иначе как похитителям удалось бы усмирить четырехлетнего ребенка?

- Тетя, Лоретта сказала, что мы поедем в путешествие. – Джереми зажмурился и еще крепче прижался к Аддисон. – Мне здесь не нравится. Не хочу сюда больше приходить.

По щекам Аддисон текли слезы.

- Хорошо, дружочек. Больше мы сюда никогда-никогда не придем.

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвались люди, одетые во все черное. Кровь в венах Спенсера застыла. Он узнал форму. В такой обычно расхаживал Роман. Значит, их окружили охранники из «Гнева». Чтобы сохранить анонимность, члены этой полумифической организации даже друг к другу обращались по номерам и слыли жестокими и непобедимыми.

- Никто и никуда этого ребенка не заберет. – С беспечным видом, словно прогуливаясь по магазинам, в комнату вошла Грейс-Энн Чартерс.

Спенсеру не нужно было гадать, куда делись друзья. Наверняка их уже затолкали в фирменный фургон «Гнева» с помощью того, кто умел гасить силы «аномальных».

- Ты его похитила! – прошипела Аддисон, как львица, готовая убить любого, кто подойдет к ее львенку.

- Вряд ли это можно назвать похищением. В конце концов, он мой внук, и ничего плохого с ним не случилось.

Аддисон насмешливо фыркнула:

- Не знаю, с какой ты планеты, но, видимо, она называется Бред Сумасшедшего. Джереми тебе никто, дамочка. А теперь посторонись. Я забираю отсюда своего племянника.

- Разве твоя сестричка-шлюха Джинн ничего тебе не рассказала? Она соблазнила моего прекрасного сына Крэйга, и результат ты сейчас держишь на руках. Сейчас же отдай его мне!

- У тебя нет сына по имени Крэйг. Я знаю всех твоих детей.

Аддисон попятилась от Грейс-Энн и представителей «Гнева». Вот только бежать было некуда. Разве что выпрыгнуть в окно со второго этажа. Неужели она и правда собиралась прыгнуть? В голове Спенсера пульсировало от отчаянных попыток придумать способ ей помочь.

- Крэйг – мой сын от первого брака, который я никогда ни с кем не обсуждаю. Я родила его в восемнадцать лет. А ему было всего-навсего двадцать, когда он умер. Твоя сестра выбрала себе слишком юную жертву для соблазнения, не говоря уже о том, что испачкала мою кровь вот этим! – Последние слова, без сомнения, относились к Джереми, и Спенсеру ужасно захотелось ударить злобную женщину.

Он разглядывал команду из «Гнева» в поисках брата, но Романа среди охранников не было. Одновременно накатили облегчение и злость. Облегчение, потому что старший брат не принимал участия в сложившейся ситуации. А злость, потому что мог хоть как-нибудь, пусть даже не напрямую, помочь. Сейчас же Спенсер с Аддисон оказались в меньшинстве. А значит, им определенно крышка.

- Выходит, ты подослала к нам Лоретту, чтобы следить за своим «внуком»?

Грейс-Энн приподняла идеальную темную бровь. И как только женщинам ее возраста удавалось так выглядеть?

- Разумеется, но, кроме того, у меня появилась возможность шпионить за твоим всемогущим дедушкой. А теперь отдай мне «аномального», Аддисон. У нас на него большие планы.

- Какие такие планы? – Аддисон продолжала потихоньку отходить к стене. – Ты же считаешь, что всех «аномальных» нужно перебить.

Спенсер шагнул вперед. Аддисон начинала паниковать, а он не мог позволить ей совершить нечто глупое или отчаянное. Трое людей в черном двинулись к нему.

- Я ничего не собираюсь делать. Просто хочу подойти к мисс Уэйд.

Оказалось, что Грейс-Энн не против обсудить поднятую тему.

- Верно. Я глубоко убеждена, что они не должны жить, и именно поэтому мне нужен Джереми. Видишь ли, его отвратительная природа весьма любопытна. Он умеет уничтожать – не просто гасить, а именно уничтожать! – способности «аномальных». Как только его немножко натренируют, я сотру всех «аномальных» с лица земли.

- Ну надо же! У тебя явно мания величия, Грейс-Энн.

- Заткнись, Аддисон Уэйд, или я попрошу кого-нибудь закрыть тебе рот.

Тут Спенсер не сдержался:

- Многочисленные эксперименты «Уэйд Корпорейшн» доказывают, что лишенный врожденной «аномалии» человек либо умирает, либо навсегда остается в вегетативном состоянии.

- И к чему ты ведешь?

Черт возьми, да она действительно больная мразь!

- Вы хотите убить нас всех? Каждого из «аномальных»?

- Мир без вас станет гораздо лучше.

- Неудивительно, - зло процедила Аддисон, - что моя сестра никогда нам не говорила, кто отец Джереми. Наверняка она знала, что ты совсем спятила!

- Честно говоря, она не стеснялась в выражениях, как и твой папаша, когда однажды я поделилась с ними очень похожим, но не таким простым планом по устранению «аномальных». Сама понимаешь, они оба должны были умереть.

На глазах Спенсера Аддисон заметно побледнела. Он сделал еще один шаг вперед, боясь, что она вот-вот потеряет сознание.

- Ты убила моих родных?

- Конечно, дорогуша, - кивнула Грейс-Энн, - а если ты не отпустишь ребенка, то эти люди убьют и тебя. – Она покосилась на Спенсера. – Сразу после того, как прикончат его. Похоже, вы очень друг другу нравитесь. Я видела ваше душещипательное шоу в коридоре. Никогда не думала, Аддисон, что «аномальные» станут твоим фетишем.

Из коридора послышался стук в сопровождении чьих-то шагов.

- Никого ты не убьешь, Грейс-Энн.

Спенсер чуть не заорал от облегчения. Никогда в жизни ему бы и в голову не пришло, что он обрадуется появлению Оливера Уэйда.

- Джентльмены, шаг назад. Комитет арестовывает Грейс-Энн Чартерс, что автоматически снимает с вас необходимость ей подчиняться.

Грейс-Энн ошеломленно открыла рот и часто заморгала.

- Так нельзя, Оливер. Он и мой внук тоже. К тому же он один из них! Он «аномальный»!

Из-за спины Оливера, даже не взглянув на Спенсера, в центр комнаты вышел Роман.

- Я в курсе, Грейс-Энн, именно поэтому номер три, - Оливер кивнул на Романа, - сейчас же заберет ребенка и доставит его в «Уютный рассвет» под опеку Уильяма Родса.

- Нет! – крикнула Аддисон. – Дедушка, прошу тебя, не забирай Джереми! Нет, нет… Я не дам тебе его забрать!

Члены «Гнева» долго не раздумывали. Двое скрутили Аддисон, а Роман отобрал у нее Джереми. Сразу после этого ее отпустили.

- Роман, не делай этого, - взмолилась она, но Спенсер знал, что ее мольбы ни к чему не приведут. Прежде всего Роман – член «Гнева».

Отвернувшись, Оливер отдал последний приказ:

- Льюиса забрать и запереть. Сегодня он нарушил все существующие правила. Пора от него избавиться.

- Нет! – Чем дальше, тем бессвязнее становились просьбы Аддисон. Бросившись вперед, она схватила старшего Уэйда за руку. – Пусть заберут меня. Я «аномальная». Не Джереми. Я!

- Она лжет, мистер Уэйд. Я наблюдаю за ней не первый день. – Спенсер глубоко вздохнул. У него получится. Он скажет то, что собирается сказать, и, может быть, каким-то чудом это переживет. – Она из тех, кому всегда надо быть в центре внимания. Боже упаси, если мир не вертится вокруг нее хотя бы пару минут. Что касается меня, то я пойду с вами по собственной воле. Предпочитаю сдохнуть, чем еще хоть минуту выслушивать ее скулеж.

Не оглядываясь, Спенсер вышел в коридор. Он не мог посмотреть на Аддисон, иначе бы попросту сломался. Хорошо, что он успел сказать ей о своей любви. Впервые с тех пор, как был совсем еще ребенком, Спенсер молился Богу, который, очень может быть, ненавидел его только за то, что он родился на свет. Молился, чтобы Аддисон не забыла его признания. Чтобы эта ужасная ложь спасла ей жизнь, даже если самому Спенсеру жить осталось считанные часы.



Глава 20 | Глаза в глаза | Глава 22