home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13 

 Спенсер держался за дверь, пока Аддисон гнала по шоссе на страшной скорости в красном двухдверном спортивном автомобиле. По ее словам, спортивная машина может быть только красной.

Уехали они на рассвете, чтобы не объясняться ни с ее дедом, ни с обслугой. Ранний час никого не волновал. После приключений в темном месте, встречи с Романом, липовой смерти Присциллы и сотрудничества Родса с «Гневом» Спенсер был как на иголках, а тут уж не до сна.

Единственное, что могло поднять ему настроение, спало дальше по коридору. Аддисон свернулась в клубок. Светлые волосы рассыпались по подушке и упали на лицо. И нет ничего странного в том, что Спенсер заглянул к ней ночью, когда на самом деле давным-давно должен был видеть десятый сон. Вступать с ней в интимные отношения он не собирался. И не важно, как сильно ему этого хотелось, и как отчаянно его тело умоляло о близости с этой женщиной.

Сама она оказалась сложной личностью. Обстоятельства, в которых они существовали, были еще сложнее. А собственная жизнь Спенсера и вовсе была сплошным запутанным клубком проблем и неудач. Неподходящее время для каких бы то ни было привязанностей. Оставалось только как-то убедить самого себя, что он уже не увяз в этом по уши. А сделать это не так-то просто.

- Всегда так быстро ездите?

- Я думала, вам машины нравятся, - рассмеялась Аддисон.

- Так и есть. Постоянно читаю журналы для автолюбителей. Но должен признать, Аддисон, что никогда и не надеялся оказаться в машине наедине с вами. Тем более когда вы за рулем.

Закатив глаза, она усмехнулась, и сердце Спенсера екнуло.

- Это чистой воды сексизм, Спенс. Я в состоянии справиться с этой машиной не хуже кого бы то ни было.

Бросив на него косой взгляд, Аддисон притормозила, а потом и вовсе остановилась прямо на обочине.

- В чем дело?

Неужели она что-то увидела? Или с машиной что-то не так?

- Вылезайте. Поменяемся местами.

Спенсер подозрительно сощурился:

- Какую игру вы затеяли?

- Хочу посадить вас за руль.

Он отшатнулся к самой двери. Не очень-то вежливо предлагать человеку то, чего у него никогда не будет. Хотя нет, слабо сказано. Это по-настоящему жестоко.

- Вы же в курсе, что это незаконно.

- А кто узнает? – пожала плечами Аддисон.

- За мной постоянно следят.

- За вами следит Роман. По-вашему, он нас сдаст и потребует вашего возвращения в изолятор? Да ладно вам! Тем более что именно туда мы сейчас и направляемся.

Тут же захотелось сказать ей, что как раз за нарушение правил Присцилла и распрощалась с жизнью, но Спенсер прикусил язык. Судя по всему, свою смерть Присцилла всего лишь разыграла. А значит, когда Спенсер ее найдет, то собственноручно свернет ей шею.

Он открыл дверь и вышел на обочину. Мимо проехало несколько машин. Спенсер посмотрел на горизонт, раскрашенный красными мазками восходящего солнца, чьи пока несмелые лучи отражались от крыши машины.

Аддисон тоже вышла на улицу, громко хлопнув дверью. Сегодня светлые волосы были заплетены в косу, и Спенсеру впервые выпал шанс рассмотреть спутницу без живущего собственной жизнью золотистого ореола вокруг ее лица.

Оказалось, у нее красивые высокие скулы, благодаря которым черты выглядели четче и ярче. Женщины в Голливуде готовы выложить целое состояние за такую же форму лица, но Спенсер был уверен на все сто, что Аддисон никогда в жизни не видела изнутри кабинет пластического хирурга. Сегодня, без намека на косметику, она выглядела свежей и юной, как первый день весны. А в лучах зарождающегося рассвета и вовсе показалась Спенсеру воплощением совершенства.

Он еще не успел толком подумать, как вдруг ляпнул, словно слова сами по себе сошли с языка:

- Аддисон, я сказал Роману, что вы слишком хороши, чтобы быть моей девушкой.

Что-то на миг вспыхнуло в ее глазах, когда она кивнула:

- Я в курсе. Вы говорили это дважды.

- И был абсолютно серьезен. Я конченый человек. Если не после этого дела, то после какого-то другого мне точно не жить. Меня похоронят в какой-нибудь яме и забудут, словно меня никогда и не было. А после этого я скорее всего буду долго и нудно гореть в аду.

Стоявший перед ним белокурый ангел со всей дури стукнул кулаком по крыше невероятно дорогой машины. От неожиданности Спенсер подскочил.

- Какую религию вам навязывают в изоляторах?

- Никакую, всего лишь постоянно напоминают, почему нас держат под замком.

На лице Аддисон были написаны все владевшие ею эмоции. Она прижала ладонь к груди.

- Значит, я тоже обречена? Если прямо сейчас я выйду на встречную полосу и через тридцать секунд умру, то отправлюсь не вверх, а вниз?

- Я такого не говорил.

- Когда мы с вами впервые встретились, вы не знали, что я «аномальная». Я не понравилась вам с первого взгляда, но тогда вы и не думали предполагать, что после смерти меня ждет ад. Теперь вы знаете все. Так что скажете? Туда мне и дорога?

- Если бы все это было неправдой, меня бы не держали взаперти последние двадцать шесть лет. А это, между прочим, вся ваша жизнь. – Ну кто его за язык дернул? Зачем он вываливает все это на нее? В том, что случилось с жизнью Спенсера, Аддисон была не виновата.

- Все это выдумки, Спенс, - покачала головой она. – А теперь садитесь в машину. Я научу вас водить.

- Я еще не закончил.

Аддисон посмотрела в небо и только потом снова в глаза Спенсеру:

- Не закончили?

- Нет. Вы хотите, чтобы я сел за руль. Для меня это как воплощение мечты, а это опасно. Неужели вы не понимаете? Вы предлагаете мне то, чего у меня никогда не будет. Через две секунды мне захочется и кое-чего другого, чего у меня тоже никогда не будет.

У Аддисон распахнулись глаза.

- В смысле? Чего другого?

- Проклятье, Аддисон, ты совсем не догоняешь?! Тебя, бога ради! Я говорю о тебе.

- Меня ты можешь получить. Я не какой-нибудь запретный плод.

- Нет, - Спенсер пнул колесо, - не могу.

- Эй! Полегче с машиной.

- Ты вообще по крыше шарахнула.

- Машина ведь моя.

Из-за надменного выражения ее лица внутри Спенсера творилось что-то неладное. Как так вышло, что, стоит Аддисон начать вести себя, как большая шишка Уэйд, он тут же на взводе? Хотя нет, проблема не в этом, поправил себя Спенсер, а в том, что к этой женщине его влекло с самой первой секунды. И уж если он очарован, как десятилетний школьник, когда она строит из себя стерву, то стоит честно признать, что он по уши вляпался.

- Ладно, твоя взяла. – Спенсеру хотелось топнуть ногой, но он знал, что ничего этим не добьется. Даже в детстве от этого не было толку. – Я не могу тебя получить, потому что одного раза будет мало. А больше я ни на что не гожусь. Мне пришлось как можно скорее выбираться даже из связи с Присциллой, едва все закончилось. А ее я считал своим лучшим другом. Не знаю почему, но я уверен, что с тобой одним разом все не обойдется. И именно поэтому между нами ничего не может быть.

Аддисон склонила голову набок.

- Ты спал с Присциллой?

И это все, что она услышала?

- Давным-давно.

- Ясно.

- Ну уж нет. – Спенсер тряхнул головой и ткнул пальцем в сторону Аддисон. – Ты не станешь на меня злиться из-за того, что я делал задолго до знакомства с тобой. Тем более что мы не вместе. По причинам, которые я только что озвучил.

- То есть мы не можем быть вместе, поскольку ты боишься, что со мной тебе одного раза будет мало.

Звуки дорожного движения стали громче. Спенсер заметил, что солнце полностью вышло из-за горизонта, вздрогнул и понял, что на улице холодно. На нем было пальто, а на Аддисон – всего лишь блузка с длинными рукавами. Почему эта женщина никогда нормально не одевается? Он снял пальто, передал ей прямо через крышу и испытал приступ облегчения, когда Аддисон взяла пальто без лишних слов.

- Кто сказал, что я боюсь?

- По-моему, многовато страхов для такого крепкого орешка, как ты.

- Осторожнее. – Спенсеру совсем не нравилось, куда свернул разговор. – Не думай, что успела меня узнать за такое короткое время.

- Еще как успела. Ты человек, который бесстрашно ходит по темным местам, зная, что может не вернуться. Но ты не станешь ввязываться в отношения только потому, что боишься сильных чувств. И не сядешь за руль, потому что это напомнит тебе о том, чего у тебя нет. Что ж, поздравляю, приятель. Если не попробовать, то никогда и не узнать, чего лишаешься. Нелепее просто некуда.

Всю эту речь Аддисон выдала, ни разу не повысив голос. Даже Уильям Родс не сумел бы отчитать Спенсера лучше. Как же он позволил этой женщине так быстро пробраться ему в мысли?

- Давай ключи. – Спенсер протянул руку, и Аддисон бросила ему связку.

Правда, промахнулась, и ключи упали на землю слева от Спенсера. Он наклонился их поднять, а когда выпрямлялся, прямо перед ним к пассажирскому сиденью прошли длинные стройные ноги в слишком тонких для такой погоды серых брюках.

Если бы Спенсеру выпал шанс, он бы лично проследил, чтобы Аддисон прекратила носить такие невзрачные цвета. Видимо, они представляли собой своего рода камуфляж, некое безопасное место, где она пряталась от вешнего мира. Что бы ни говорила эта женщина о его страхах, у нее явно имелись и свои. Впрочем, надо отдать ей должное. Она пришла прямо в львиное логово, когда заявилась в «Уютный рассвет», рискуя себя выдать. Для подобного нужен стальной стрежень.

Глухо стукнув дверцей, Спенсер влез за руль. С пассажирского сиденья за ним пристально наблюдала Аддисон, которая улыбнулась, едва он заглянул ей в глаза. Сосредоточившись на текущей задаче, Спенсер услышал у себя в ушах стук собственного сердца. Вставив ключ в замок зажигания, он прислушался к урчанию потрясающего итальянского шедевра и внезапно занервничал.

- Наверное, тебе стоило бы начать меня учить с чего-то подешевле. Хотя вряд ли где-то в пентхаусе Уэйдов стоит старый ржавый пикап.

- Извини, но ничего такого у нас нет. – Аддисон дважды похлопала его по руке. – К тому же, если это твой единственный шанс посидеть за рулем, почему бы не сделать этот момент выдающимся?

Логику в ее словах Спенсер видел, но все равно не хотел гробить машину.

- Думай об этом так, - весело предложила Аддисон, - если и напортачишь, то платить за все будет мой дедушка.

Спенсер не смог удержаться и расхохотался вслух. Пришлось усилием воли подавить растущую печаль от внезапно появившейся мысли, что, как только он найдет Джереми, вместе им с Аддисон больше не смеяться.

- Итак, у нас тут прекрасный момент, чтобы поучиться ездить на механике. Потому что всего-то и нужно – ехать прямо на одной и той же скорости. Останавливаться и начинать движение намного сложнее.

- Хорошо, - кивнул Спенсер.

Ладони вспотели. Если из-за его нервов испортится кожаная обшивка рычага переключения передач, то Аддисон осилит счет по замене. Наверняка это самая дешевая штука в машине.

- Педаль сцепления находится слева. Будешь давить на нее, когда придется переключать скорости.

- Понял.

Кое-что о машинах Спенсер знал, потому что с шестнадцати лет жадно глотал один за другим автомобильные журналы. Глупо, наверное, поскольку машины у него никогда не будет, но он был мужчиной, а некоторые вещи как будто прописаны в ДНК. И интерес к автомобилям, видимо, одна из них.

- В коробке есть положение нейтральной скорости, но, по сути, нейтралка не скорость, а ее отсутствие.

- И ничего не произойдет, если я разгоню машину на холостом ходу. 

- Если разгонишь двигатель. Так будет точнее.

Спенсер усмехнулся. Они еще ничего толком не сделали, а уже было весело.

- Такое ощущение, что водить меня учит мама.

Взгляд, которым его наградила Аддисон, ничего общего с юмором не имел.

- Если я напоминаю тебе маму, то прекращаю инструктаж сию же секунду.

- Черт возьми, Аддисон! Когда ты говоришь таким наглым тоном, так и хочется завалить тебя на сиденье и полировать до тех пор, пока ты не забудешь, как дышать.

Голубые глаза стали огромными, щеки порозовели.

- Ну что? Спесь ушла?

Аддисон потянула за воротник, словно тот стал слишком тугим:

- Да. Только… если ты этого хочешь, то почему нам нельзя…

«Потому что это меня уничтожит, превратит в руины, и я вряд ли смогу склеиться заново. Потому что в итоге я могу пополнить ряды тех несчастных, кто предпочитает расстаться с жизнью, лишь бы больше не влачить жалкое существование в четырех стенах».

- Потому что нельзя. Тема закрыта.

Как же это, черт бы все побрал, несправедливо! Его определенно хочет потрясающая, одаренная, великолепная во всех смыслах женщина, а он вынужден ей отказать. Может быть, надо попросить одного из врачей в изоляторе еще раз хорошенько изучить его мозги, чтобы убедиться, что с ними точно все хреново.

- Ну ладно, - вздохнула Аддисон, - тогда вернемся к уроку. Если бы мы ехали по городу, я бы попросила тебя не переключаться со второй скорости. Но мы на почти пустом шоссе, поэтому тебе предстоит ехать на третьей, четвертой и пятой.

Звучало многообещающе. Спенсер взялся за рычаг переключения передач, и Аддисон положила сверху свою ладонь.

- Я покажу.

Вместе они потренировались переключать скорости. Аддисон контролировала движения Спенсера, а он вдруг понял, что сосредоточиться на ее словах гораздо сложнее, чем казалось поначалу. Потому что думать получалось только о том, где еще ему хотелось бы увидеть ее руку.

Он с трудом сглотнул подступивший к горлу ком.

- Ну все. Кажется, я понял.

- Тогда давай попробуем.

Может быть, все дело в журналах, а может быть, это просто было для Спенсера так же естественно, как дышать, но автомобиль довольно быстро стал его слушаться. Не успев понять, как это произошло, Спенсер уже мчался по шоссе, легко привыкнув к рычагу переключения передач и набирая скорость.

Машина мягко шла по дороге, и, чем громче ревел двигатель, тем больше распалялся Спенсер. Аддисон молчала. Понимала ли она, какой важный момент он сейчас переживает? Сбывалась мечта длиной в жизнь. Он хотел отказать себе в этом шансе, но Аддисон не позволила ему совершить такую ошибку. И была права.

Она указала куда-то влево – на знак, предупреждавший, что они приближаются к повороту, ведущему в «Уютный рассвет». Спенсер свернул, что-то напутал с коробкой передач и поморщился, услышав, как зарычала в ответ машина. Краем глаза он видел, как вцепилась в дверцу Аддисон. Судя по всему, ей звук тоже не понравился, несмотря на заверения, что на судьбу машины ей наплевать.

Изолятор построили в восьми километрах от федерального шоссе из тех соображений, что беглецов будет проще заметить на дороге, чем в лесах. Да и по пути к «Уютному рассвету» не было ничего, кроме одинокой заправки и круглосуточного магазина, где охранники покупали сигареты и лотерейные билеты.

Может быть, идея себя оправдывала. В конце концов, в стенах изолятора жили люди, способные без присмотра взорвать всю округу. Даже Спенсер это понимал, хотя сам был заперт с бомбами в виде людей.

- Поворачивай направо.

Спенсер покачал головой.

- То есть мы не к главному входу? – уточнила Аддисон, прикусив губу, и Спенсер пожалел, что не может просто взять и запечатлеть на ней нежный поцелуй.

Вместо этого пришлось объясниться:

- Я не могу отвезти тебя к главному входу. Родс ни за что не позволит тебе попасть внутрь. Максимум, на что можно будет рассчитывать, – те самые помещения, где мы с тобой впервые встретились. А я хочу познакомить тебя с людьми, о существовании которых мир и не подозревает.

- Здесь живут люди, о которых не знает Комитет?

- Держу пари, твой дед знает все и обо всех. Речь о широкой общественности. Людям, о которых я говорю, никогда не позволят выйти за пределы этих стен. Поэтому, если, конечно, Родс не потеряет место, они до конца своих дней проживут в изоляторе, и никто ничего о них не узнает.

- Звучит угнетающе.

- Даже больше, чем ты можешь себе представить.

Учитывая почти отсутствующий опыт вождения, Спенсеру пришлось несколько лишних раз свернуть и опять напортачить с коробкой передач, пока он наконец не оказался в высоких кустах, где обычно охранники встречались с контрабандистами и поставщиками. Иностранные банкиры, которых нанял Родс, чтобы скрыть от любопытных глаз Комитета кое-какие доходы «Уютного рассвета», здесь никогда не появлялись. Уилл встречался с ними где-то за пределами изолятора, а Спенсер входил в маленькую горстку людей, кто вообще знал об этих делах. 

Остановив машину, он выключил двигатель и молча уставился на Аддисон. Она смотрела прямо перед собой, как будто даже не понимала, что они больше никуда не едут. Ресницы скрывали голубые омуты, и Спенсеру было невдомек, о чем она думает.

- Нервничаешь?

Что ж, да – он выуживал информацию. На настоящей рыбалке он никогда не был, но решил, что слово подходящее.

- Да. А еще беспокоюсь о Джереми и куче других вещей.

Спенсер сразу понял, о каких вещах она говорит. Ну почему все в жизни так сложно?

Возвращаясь к делу, он показал на здание:

- Метрах в ста пятидесяти отсюда за черным кондиционером есть дверь. Видишь?

- Вижу.

- Хорошо. Я войду через главный вход, зарегистрируюсь и пройду через все здание. Скорее всего Родс назначит встречу, чтобы сегодня же обо всем меня расспросить. Значит, у двери я буду минут через десять и смогу тебя впустить. – Спенсер задумался, не упустил ли еще каких-то деталей, о которых нужно предупредить Аддисон. – Если не появляюсь и через пятнадцать минут, это не значит, что что-то пошло не так. Просто меня где-то задержали.

- Как ты объяснишь, почему я не привезла тебя лично?

Он пожал плечами:

- Скажу охранникам, что так тебя взбесил, что ты отказалась съезжать с шоссе и заставила меня идти пешком. Ты Уэйд. Здесь никто не ждет от тебя приличного поведения.

- А разве нам не понадобится помощь Родса?

- В обычных обстоятельствах я бы сразу обратился к нему. Но теперь, услышав, что он ведет дела с Романом и вообще с «Гневом», я не знаю, чего от него ожидать. В любом случае, ты уже будешь внутри, и он никак не сможет этому помешать. Как там говорят? Проще извиниться, чем спрашивать разрешения.

- А если мои силы там слетят с катушек? Я же сдам себя с потрохами.

- Ничего такого не произойдет.

Аддисон стукнула кулаком по приборной панели.

- Откуда тебе знать?

- Таковы силы Родса.

- Никто не знает, какими силами обладает Уильям Родс, и есть ли они у него вообще.

- За пределами изоляторов никто не знает, а мы знаем. Он «гаситель». Именно это и помогает ему держать всех в узде. Пока он в изоляторе, все спокойно. Сила редкая, но для такой работы необходимая. Когда Уилл куда-то уезжает, обстановочка та еще. Как на пороховой бочке.

- Ему восемьдесят лет. Когда-нибудь его не будет.

Спенсер посмотрел на свои руки. Слова Аддисон напомнили ему о том, о чем он старался не думать.

- Знаю.

Может быть, накатила грусть, а может быть, все дело в цитрусовом аромате ее кожи, но Спенсер вдруг понял, что не может больше противостоять этой женщине. Рывком подтянув Аддисон к себе, он прижался к ней губами.

От неожиданности она ахнула, но уже через секунду ее губы стали мягкими, и из груди вырвался тихий стон. Спенсер закрыл глаза и с головой погрузился в этот момент. Он целовал Аддисон, и пусть весь мир катится к чертовой матери.

На вкус она была как фрукты с мятой. Сочетание, которое легко могло вызвать зависимость. Язык Спенсера двинулся глубже, исследуя влажное тепло ее рта. В штанах тут же стало тесно. Их первый поцелуй станет и последним, поэтому Спенсер одним только ртом пытался показать Аддисон, что хотел с ней сделать с помощью других частей тела.

С трудом подавив желание не менее тщательно исследовать всю ее целиком, Спенсер отстранился. Аддисон смотрела прямо ему в глаза,  молча умоляя о продолжении, и он отчаянно пожалел, что не может забыть обо всех тех причинах, по которым такое счастье было невозможно.

Он заключил ее лицо в ладони, с удовольствием заметив, как раскраснелись нежные щеки всего за каких-то несколько секунд.

- Спенсер, - еле слышно начала она, - может быть, когда вернем Джереми, нам удастся сбежать втроем. Найдем какое-нибудь место, где нас никто не отыщет, и проживем жизнь так, как хотим.

Он провел пальцем вниз по ее носу, по скулам и подбородку, словно пытался навсегда запомнить ее черты.

- Меня найдут где угодно. Роман не перестанет искать. Когда все это закончится, вы с Джереми убежите, а я буду жить, зная, что вам ничего не угрожает. К сожалению, мне такое будущее не светит. Мое лицо известно из газет едва ли не всем и каждому. Куда бы я ни пошел, меня узнают. Хотя ты – Аддисон Уэйд, поэтому и тебя наверняка узнают где угодно.

Аддисон сдвинула брови, и Спенсер увидел, как на ее лице отразилась решительность. Она не собиралась так запросто отказываться от идеи вместе найти выход из сложившейся ситуации. И эта мысль затопила его печалью и восхищением одновременно.

Откашлявшись, он заставил себя открыть машину.

- Десять минут. Максимум пятнадцать. Я открою дверь. Только не сбеги.



Глава 12 | Глаза в глаза | Глава 14