home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

В машине Аддисон сидела тихо, боясь говорить перед Грегом. Пусть ничего еще не доказано, но его верность семье Уэйдов была под вопросом. С одной стороны, ей страшно хотелось просто взять и попросить Спенсера как следует поколотить Грегори. А с другой, хотелось быть какой-нибудь суперженщиной, чтобы выбить из старого водителя правду собственноручно. Второе желание появилось потому, что, судя по осколкам стекла, все еще торчавшим из свитера, вряд ли Спенсер сейчас был в полной боевой готовности. К тому же в ответ на такую просьбу он мог послать ее к чертовой матери, и Аддисон не стала бы держать на него зла.

Дом уже виднелся из окон, когда Спенсер наклонился к ней и прошептал на ухо:

- Не ложитесь спать сразу. Мне нужно с вами поговорить.

Подождав, пока швейцар откроет дверь машины, Аддисон вышла на улицу:

- Спасибо, Грег.

Меньше всего на свете ей хотелось хоть как-то дать понять этому человеку, что она в курсе его участия в похищении Джереми.

- Спокойной ночи, Аддисон.

В будущем, если, конечно, ее не упекут в изолятор, а Спенсеру и Роману действительно можно доверять, она ни за какие коврижки не станет сближаться с людьми, которые на нее работают. Убедив себя, будто все эти люди и есть ее семья, она совершенно забыла, что нужно устраивать собственную жизнь, причем с теми, кто никогда не причинит вреда Джереми.

Спенсер шел прямо за ней. Так близко, что Аддисон затылком чувствовала тепло его дыхания. И от этого трепетала и хотела чего-то такого, что всегда считала недостижимым. Пришлось напомнить самой себе, что секс никогда не казался ей волнующим времяпрепровождением. Сплошная работа и практически никакой награды – вряд ли такое стоит усилий. Пройдя по холлу, они зашли в лифт и стали ждать, когда закроются двери.

Может быть, со Спенсером все было бы иначе… Впрочем, подтверждать эту теорию Аддисон уж точно не собиралась. По пути сюда он на нее едва взглянул.

- Спенс…

Он прижал палец к губам, призывая ее к молчанию. Господи, неужели он думает, что за ними наблюдают прямо в лифте? Уже в квартире, едва закрылись двери лифта, Спенсер заговорил:

- А ведь я только-только подумал, что встретил женщину без «аномалий», которая не верит, что всем нам суждено гореть в аду. И надо же, какой сюрприз! Оказывается, эта женщина очень даже «аномальная», только всю жизнь скрывала эту маленькую подробность. Конечно же, она не верит, что все мы прокляты, иначе бы пришлось признать, что ей уготована та же участь. Хотя нет, рано делать выводы. Может быть, обречены только те, кому не повезло, и чьи задницы не прикрывают любящие дедули, всю жизнь посвятившие издевательствам над такими же людьми, как их любимые внучки.

Самое печальное – будь Аддисон на его месте, то думала бы точно так же.

- Закончили?

- Вот, значит, как вы живете? Прикрываетесь высокомерием и могуществом, когда кто-то обвиняет вас в том, что вы не правы?

- Я спросила, закончили ли вы свое выступление, потому что мне тоже есть что сказать. Но если вы собираетесь и дальше разглагольствовать, я пока помолчу.

Спенсер уставился в потолок, словно ожидал божественной помощи. Аддисон задумалась, получал ли он когда-нибудь ответы на свои вопросы небесам, потому что она не получала никогда.

- Порой вы ведете себя, как законченная стерва. Понять не могу, почему вы вообще мне нравитесь.

Аддисон застыла:

- Что вы сказали?

- Мне должно быть наплевать на ваши чувства, и тем более я не должен беспокоиться о том, как вас защитить. По всем правилам, мне бы сдать вас в первую попавшуюся лабораторию и выбросить ключ. Как раз из-за людей с талантами вроде вашего нас и заперли. Черт возьми, женщина! Вы расхреначили витрину. Вы опасны для окружающих.

Аддисон видела, как на виске Спенсера пульсирует жилка. О да, он был очень, очень зол.

- Вас заперли, потому что какой-то десятилетний мальчик не смог держать язык за зубами и разболтал первому встречному о том, как проходили переговоры о поставках нефти на государственном уровне. Поэтому вас сочли угрозой национальной безопасности. А если вы думаете, что есть еще какая-то причина, то глубоко ошибаетесь.

Вздохнув, Спенсер уселся на диван в гостиной и потер глаза:

- Он себя убил.

- Не поняла. – Аддисон сделала несколько шагов и остановилась перед Спенсером.

- Того мальчика звали Пенн Роу. Он наложил на себя руки, когда ему исполнилось девятнадцать. Повесился в туалете. Я знал его понаслышке. Среди нас он был своего рода знаменитостью.

- Я этого не знала.

- А я другого и не ожидал. – Спенсер стащил через голову утыканный осколками свитер и остался в футболке. – Ваш дед в курсе, какими талантами вы обладаете? Может быть, вам постоянно приходится вставлять новые стекла?

- Он ни о чем даже не подозревает. Уверяю вас, он бы лично отвез меня в изолятор.

- Как же вам удавалось скрывать это так долго? Неужели и правда постоянно повторяете дурацкую считалку?

От напряжения у Аддисон все болело.

- Мне было три, когда впервые проявилась «аномалия». Тогда я даже говорить толком не умела, но папа упорно учил меня алфавиту и постепенно научил справляться с этой… особенностью. Думаю, мама ни о чем не догадывалась.

- И ради чего он вас учил? Ради того, чтобы после двадцати трех лет успешного самоконтроля вы вот так, одним махом, взорвали витрину?

Аддисон села рядом с ним на диван, подвернув под себя ноги.

- Несколько раз я терпела неудачи, но до сегодняшнего дня никогда ничего не взрывала. А за последние четыре года вообще не было никаких происшествий. Я даже перестала день за днем третировать себя этой считалкой. Но когда исчез Джереми, все вернулось, причем с такой силой, что приходилось повторять ее про себя как минимум три-четыре раза в день, чтобы иметь возможность хотя бы думать. – Она тихонько откашлялась. – И каким-то образом вы услышали меня в «Уютном рассвете».

- Сам не знаю, как так получилось. Как правило, на чужие мысли я не настраиваюсь ни специально, ни случайно. – Спенсер встал и принялся мерить шагами комнату. – Итак, если обычно вы не взрываете вещи направо и налево, то что конкретно вы умеете делать?

- У меня бывают предчувствия. Как будто вот-вот что-то должно произойти, а потом это что-то происходит. На сто процентов уверенности нет, но в детстве, когда стали появляться такие предчувствия, мне было очень страшно. Трудно объяснить, на что это похоже.

Спенсер подошел ближе и присел перед Аддисон:

- Как будто бегут мурашки, от которых жутко и больно?

Он провел ладонью вверх по ее руке, и на Аддисон накатило совсем другое волнение. Его прикосновения все чаще действовали на нее, как какой-то афродизиак.

- Да, только еще хуже. Внутри я чувствую силу. Как будто меняются и перестраиваются органы. А потом эта сила выскакивает наружу. До сегодняшнего взрыва энергия просто отделялась от тела и приносила мне знания. – Аддисон опустила глаза. – Вот почему я заглянула той ночью к Джереми. С самого утра у меня было ощущение, будто что-то не так. Но никаких вспышек энергии не было, только предчувствие, и я убедила себя, что это ерунда. – На глазах выступили слезы. Она призналась Спенсеру в том, чего раньше не могла произнести вслух. – Если бы я себе доверилась, он был бы дома. Значит, во всем виновата я.

- Чепуха. Вы совершенно не обучены. Думаю, у всех живых существ бывают дурные предчувствия. Это инструмент эволюции. Если почувствовать неладное и пуститься наутек, шансы, что тебя съест страшный зверь, который уже готов выйти из своей норы, стремительно уменьшаются.

Аддисон поразилась, услышав собственный смех. Как она могла смеяться, когда должна рыдать?

- У Джереми когда-нибудь проявлялись симптомы? Ему ведь четыре, верно? У большинства из нас (и теперь в это «мы» я включаю и вас) симптомы появляются в три-четыре года. Как, например, у меня. И у вас, судя по всему.

- Никогда. – Аддисон наверняка бы заметила.

- А может быть, это случалось, только не при вас. – Спенсер встал. Взгляд его глаз стал каким-то отчужденным.

- По-вашему, он что-то натворил, и это увидела Лоретта?

- Очень может быть. Не считая вашего деда, Лоретта – самый неподходящий человек, перед которым можно обнаружить свои способности. Хотя, раскрой Джереми себя перед вашим дедом, все могло сложиться куда удачнее. Его отослали бы в изолятор, а не забрали бы бог знает куда. Он ребенок. И наверняка пережил бы все проверки.

- Если раньше у него не было симптомов, то изначальной целью Лоретты было не похищение. А раз так, то зачем ее к нам послали? – Мысли переполняли разум, толкались, наплывали друг на друга, и Аддисон ответила на собственный вопрос: - Чтобы шпионить за нами изнутри. Всем известно, как тщательно дедушка подбирает ближайший персонал. Грег, служанки, повариха, личные помощники.

- Значит, Джереми забрали, как только поняли, на что он способен. Случайно подвернувшийся шанс.

- Никто не требовал выкупа. И никаких угроз в наш адрес не поступало.

Если бы все оказалось именно так! Было бы намного проще, если бы кому-то всего-навсего захотелось денег за молчание.

- Какими бы способностями ни обладал Джереми, они, по всей видимости, намного нужнее похитителям, чем деньги и рычаги для давления.

- Но если они не добьются цели, то всегда могут выдать Джереми, и его все равно заберут в изолятор. – Аддисон была рада, что сидит. Иначе наверняка бы рухнула. – Грег, Лоретта… Как по-вашему, замешаны все, кто здесь работает?

- Может быть. А еще высока вероятность, что наш разговор прямо сейчас записывается.

Тогда почему Спенсер решил поговорить дома? Почему не попросил поехать в какой-нибудь парк, например?

Он сел и погладил Аддисон по волосам:

- Не думал, что когда-нибудь такое скажу, но, наверное, нам стоит позвонить вашему деду.

И, словно по команде, в квартиру вошел Оливер Уэйд. Аддисон не удивилась. Дедушка всегда умел появляться вовремя. Приподняв бровь, она встала с дивана. Кто знает, может быть, у него самого была «аномалия», которая помогала точно выбирать подходящее время. Похоже, в их семье этот феномен встречается все чаще и чаще. И тут ее осенило. Мог ли папа знать, как ей помочь, потому что и сам был «аномальным»?

- Здравствуй, дедушка, - поздоровалась Аддисон.

Но он на нее даже не взглянул. Его глаза были прикованы к Спенсеру. Она невольно улыбнулась, заметив, как Спенсер открыто встретил взгляд Оливера Уэйда, даже не дрогнув. Аддисон не раз видела, как взрослые и даже пожилые мужчины съеживаются под тяжестью такого взгляда, но Спенсер этого как будто и не замечал. Может быть, он привык, что на него постоянно смотрят.

- Видимо, это и есть Спенсер Льюис. – Оливер подошел ближе, но руки не протянул. – Узнал вас по фотографии из личного дела.

- А я узнал вас по видеозаписям, которые нам показывают после каждого собрания Совета. Мы всегда ждем не дождемся, когда узнаем, какие новые пытки вы, корпорация и Совет для нас выдумали.

- Как вам известно, мистер Льюис, единственная цель Совета – оберегать людей от тех, кто всего-навсего слишком опасен для окружающих. «Уэйд Корпорейшн» – вторая по размеру компания в мире, которая ведет дела на четырех континентах и обеспечивает работой более трех тысяч человек. Мы заключаем договоры с изоляторами только потому, что это прибыльно. И я не обязан оправдывать перед вами действия Совета и корпорации. Что до меня, то моя личная цель – сделать мир лучше для будущих поколений.

Спенсер уже открыл рот, чтобы ответить, но Аддисон поспешила вмешаться, пока все не вышло из-под контроля:

- Дедушка, мы кое-что выяснили по поводу Джереми.

Быстро и по существу, как всегда в разговорах с дедом, она перечислила все, что случилось за день, не упомянув только о разбитой витрине и встрече с Романом.

- То есть вы узнали, что мой правнук является «аномальным», и кто-то его похитил с гнусной целью разрушить жизнь нашей семьи. 

Аддисон бы хотелось, чтобы дед сказал это более эмоционально, но ситуацию, по сути, он описал верно.

- Вы успели поужинать?

От упоминания о еде желудок заурчал. Аддисон взглянула на Спенсера и по выражению его лица поняла, что он бы лучше повалялся в грязи, чем поел в компании Оливера Уэйда. Что ж, придется ему смириться, потому что ей во что бы то ни стало нужно вовлечь деда в поиски Джереми. Если для этого придется поесть за одним столом, так тому и быть. Плюс Спенсер сам сказал, что старший Уэйд им необходим.

- Мистер Уэйд, перед тем как вы пойдете в столовую, боюсь, что вынужден вас предупредить. Высока вероятность того, что ваша квартира прослушивается. Может быть, разговоры даже записывают.

Оливер шагнул к Спенсеру:

- Мистер Льюис, ваши предупреждения мне не нужны. Я всегда в готов к коммерческому шпионажу, поэтому и в офисе, и дома пользуюсь антишпионскими технологиями, разработанными специально для «Уэйд Корпорейшн». Никто не сможет установить здесь ни единого жучка, с какой бы целью это ни планировалось.

- Исходя из обстоятельств, полагаю, вы вовсе не так хорошо защищены, как вам кажется.

- Может быть, перекусим в каком-нибудь ресторане? – снова вмешалась Аддисон. Она была готова на что угодно, лишь бы не допустить скандала.

- Я не голоден, - улыбнулся ей Спенсер.

На нее нахлынуло облегчение. Дымчатые кольца в его глазах лучились теплом, а не презрением. Наверное, он бы никогда не сумел стать хорошим игроком в покер, потому что его лицо тут же выдавало все эмоции, которые он испытывал.

- Точно?

- Абсолютно.

Аддисон молча смотрела, как он уходит по коридору, а потом пошла вслед за дедом в кухню. Пока мама была жива, кухня всегда была уютным пристанищем, наполненными ароматами вкусной еды. А после ее смерти превратилась в такое же стерильное помещение, как и все остальные комнаты.

Повариха, которая теперь была под подозрением вместе со всеми остальными, всегда оставляла еду в холодильнике. Чувствуя, как на плечи тяжело наваливается усталость, Аддисон прислонилась к стене, а дед поставил что-то разогреваться в микроволновку.

- Дедушка, - наконец решилась Аддисон, - а с моими родителями все было… нормально?

- В каком смысле? – уточнил Оливер, даже не обернувшись.

- Может быть, они были как Джереми? – «Или как я», - мысленно добавила она.

Дед резко развернулся:

- То есть ты спрашиваешь, были ли мой единственный сын и его возлюбленная супруга «аномальными»?

- Да, сэр. Об этом я и спрашиваю. – Хотя теперь уже жалела, что вообще об этом заикнулась. Похоже, вопрос деду не понравился ни капельки.

- Давай-ка кое-что проясним, внучка. До Джереми никто в этой семьей «аномальным» не был. А Джереми, насколько я могу судить, унаследовал свою «аномалию» по божьей воле от неизвестного отца.

Вот и ответ. Надо ли рассказывать великому Оливеру Уэйду, что его внучка, мягко говоря, далеко не такая нормальная, как он думал? Или, может быть, стоит поведать ему о том, что ее отец откуда-то прекрасно знал, как помочь ей справляться с врожденными странностями? Не успели мысли толком оформиться в голове, как Аддисон тут же отбросила затею. Раз уж отец никогда не рассказывал об этом деду, то она и подавно не станет. В конце концов, эти секреты подарили ей много лет спокойной жизни.

На несколько минут воцарилась тишина. Никакого напряжения Аддисон не ощущала, потому что с детства привыкла к поведению патриарха всея семьи. Вытащив из микроволновки лазанью и зеленую фасоль, дед жестом предложил переместиться в столовую. Аддисон заняла за столом место, где сидела много лет. В компании деда она ела в лучшем случае раз в месяц, но роли были распределены давным-давно.

Перед тем как приступить к еде, Оливер со всей серьезностью посмотрел на внучку, и та мысленно приготовилась к удару.

- Единственное, что меня волнует во всей этой ситуации, - это количество людей, которые могут узнать о нашем позоре.

- О каком еще позоре?

- Джереми «аномальный». – Вот оно что! – Мы должны как можно скорее вернуть его домой. Я подозревал и до сих пор подозреваю, что за всем этим стоит кто-то из членов Совета. Однако мы многим рискуем. Ты оказалась права, когда решила привлечь к поискам Льюиса. Иначе мы бы до сих пор не узнали ни о том, что в похищении замешана Лоретта, ни о том, что кто-то стирает энергетические следы. – Дед ткнул вилкой в сторону внучки. – Мы обязаны сохранить все в тайне. Делай все, что сочтешь нужным, чтобы вернуть Джереми домой. А потом мы со всем разберемся, как того требуют обстоятельства, и никто ничего не узнает.

- Что значит «со всем разберемся»? – У Аддисон было ощущение, что она точно знает, о чем говорил дед, и ей это совершенно не нравилось.

- Скажем так, не останется никого, кто мог бы распустить язык.

Разумеется, Спенсер входил в упомянутую группу по умолчанию. Учитывая, что он «аномальный», его исчезновение никого не потревожит. И Аддисон хорошо знала одно: ни за что на свете она не позволить такому случиться. Она пообещала самой себе, что, как только спасет Джереми, лично проследит, чтобы Спенсеру по ее вине ничего не угрожало. За то короткое время, что они провели вместе, он стал ей небезразличен. Он слушал, когда она говорила. В его глаза сверкали манящие кольца, когда она на него смотрела. И он единственный, кроме нее, на самом деле хотел отыскать Джереми. А о том, что он самый красивый мужчина, каких ей доводилось встречать, можно было и не упоминать. Аддисон казалось, что вселенная наконец-то познакомила ее с человеком, которого стоило узнать поближе. А значит, она во что бы то ни стало его защитит.

Закончив с ужином, она помыла и убрала тарелки, протерла стол и, пожелав деду спокойной ночи, пошла к себе. Если повариха хоть как-то замешана в похищении Джереми, надо было оставить в кухне беспорядок, чтобы добавить женщине проблем.

Тихонько забравшись в постель, Аддисон уткнулась носом в подушку. В своей комнате она спала уже месяц, а до того предпочитала спать рядом с Джереми. Глаза опять наполнились слезами. Именно по вечерам было сложнее всего держать себя в руках.

Впрочем, Аддисон сомневалась, что ее странности снова решат о себе заявить. Наверняка сегодня она не смогла сдержаться только потому, что измучилась за день. И тут она вспомнила, о чем отчаянно старалась не думать: в двух комнатах от ее спальни находился Спенсер Льюис.

Воображение тут же услужливо подсунуло картинку, где он лежал в постели. Внутренности скрутило в узел. Внизу живота разлилось тепло, когда Аддисон представила его спящим. С обнаженным торсом. Может быть, он привык спать совсем голым или, наоборот, полностью одетым, но в ее фантазиях Спенсер был голым только по пояс. Интересно, он храпит? Аддисон улыбнулась. Если бы она спала рядом с ним, то никогда не чувствовала бы себя одинокой. От одного его присутствия ей было бы уютно, потому что с ним она ощущала бы себя в полной безопасности.

Покачав головой, Аддисон попыталась не думать о Спенсере. Он уж точно не представлял ее полуголой. Она вздохнула и закрыла глаза. Чем скорее придет утро, тем скорее они найдут Джереми. И лучше даже не задумываться о том, что с возвращением Джереми она потеряет Спенсера. Да, точно. Лучше вообще об этом не думать.



Глава 9 | Глаза в глаза | Глава 11