home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Аддисон не могла понять, из-за чего нервничает больше: из-за того, что они вломились к Лоретте в квартиру, или из-за того, что Спенсер, оказывается, знал о тайне Аддисон. Если добавить сюда тот факт, что он ей очень нравился, а она, похоже, не могла даже толком взять себя в руки, то станет ясно, что ситуация – хуже не придумаешь.

В квартире было пугающе тихо. На белых стенах плясали зловещие темные тени, а тишину нарушало только мерное тиканье часов. Аддисон и сама удивлялась, почему это так ее беспокоит. В домах всегда тихо, когда никого нет. Но именно здесь тишина показалась ей какой-то преувеличенной. Наверное, пересмотрела фильмов. Потому что Спенсер никаких признаков волнения не проявлял.

Не теряя ни секунды, он отошел от входной двери и скрылся за еще одной дверью – слева. Аддисон уже собиралась его позвать, но передумала. С ее стороны это было бы слишком трусливо. А ей вовсе не хотелось, чтобы Спенсер заметил, как она напугана.

Глубоко вздохнув, Аддисон осмотрелась. Квартира была небольшой, зато с чудесными видом на Вильямсбургский мост и маячивший за ним Манхэттен. Слева находилась спальня, в которой и был сейчас Спенсер. Там, догадалась Аддисон, должна была быть и ванная комната. Справа над стеной, заканчивавшейся на полпути к потолку, виднелась кухня.

Аддисон приблизилась к стене в столовой части кухни и распахнула дверцу холодильника. Молоко, масло, яйца, апельсиновый сок, фрукты и овощи… Собираясь уезжать из города, такие продукты покупать точно не станешь. А значит, либо Лоретта просто ушла по каким-то делам, либо ее тоже похитили.

- Решили провести небольшое расследование?

От неожиданности Аддисон подскочила:

- Хотела узнать, все ли на месте.

Спенсер изогнул бровь:

- Ну и как?

- Честно говоря, понятия не имею. Холодильник забит продуктами.

Он подошел ближе, и от его тепла, которое Аддисон ощутила всем телом, ей стало до странности приятно и спокойно.

- И теперь вы думаете, что с минуты на минуту она вернется и застанет нас с поличным.

- Телепатия входит в число ваших странных способностей?

Он был так близко, что Аддисон приходилось бороться не только с дикими сексуальными фантазиями, но и с не менее диким страхом. Наверняка у нее в голове что-то сломалось. Иначе откуда эти неуместные чувства, которые совершенно не хотят подчиняться воле и разуму?

- Нет, всего лишь делаю логичные выводы. – Спенсер прикоснулся к кофеварке, стоявшей на барной стойке рядом с серебристым тостером. – Еще теплая.

Наверное, это было важно, вот только Аддисон никак не могла понять почему.

- И что с того?

- Вы оставляете кофеварку включенной, когда уходите из дома? В изоляторе мы все очень тщательно следим за тем, чтобы выключать электроприборы, пока никого нет в помещении.

- Не знаю. Кофеварка всегда включена, когда я просыпаюсь утром, и выключена, когда возвращаюсь с работы домой. – Аддисон показалось, что она прекрасно знает, какими будут следующие слова Спенсера, поэтому подняла руку, не дав ему заговорить: - Я знаю, меня избаловали. Нет нужды об этом напоминать.

- Я и не собирался. – В его глазах вспыхнуло нечто непонятное, и Аддисон напомнила себе, что мужчина перед ней был и остается загадкой.

- Ладно. – Почему ни с того ни с сего она начинает огрызаться? Когда в последний раз ее волновало мнение других людей, Аддисон была подростком.

- Нам приходится следить за электроприборами, потому что в изоляторах всегда полно детей, еще не умеющих контролировать свои силы. Кто-нибудь из них вполне может случайно взорвать включенную кофеварку, и тогда придется тушить самый настоящий пожар. Какие на этот счет приняты правила во внешнем мире, я не знаю, потому и спрашиваю: перед тем как уйти, Лоретта выключила бы кофеварку или нет?

- Ей-богу, понятия не имею. Наверное, большинство людей выключают приборы и, может быть, даже вынимают вилку из розетки. Так уменьшаются счета за электричество, плюс экономится электроэнергия, а это хорошо для окружающей среды.

- Ясно, - кивнул Спенсер. – Итак, Лоретта – няня Джереми. Живет в здании, которым владеет ваш дедушка. В данный момент не работает и ждет, когда ваш племянник вернется домой и она снова сможет приступить к своим обязанностям. До сих пор она никому ничего не рассказала о произошедшем, иначе что-нибудь уже просочилось бы в прессу. Кровать расстелена – я только что проверил, холодильник забит, кофеварка включена.

У Аддисон заколотилось сердце.

- Вы считаете, что она уходила отсюда второпях.

- Считаю. Мало того, я думаю, что охранник внизу сообщит нам, что мы с ней разминулись всего на несколько минут.

- Но как она могла узнать, что мы придем? Мы же припарковались в восьми кварталах отсюда!

- Аддисон… - Каждый раз, когда Спенсер произносил ее имя, Аддисон казалось, что оно звучит намного красивее, чем в устах других людей. – Я не могу сказать, насколько коварны люди, организовавшие похищение. Лампа над соседней дверью не горит. Порой, когда «аномальные» пользуются своими силами на всю катушку, или когда всплеск происходит внезапно, сам по себе, взрываются лампочки. Мне нужно считать здесь информацию. Может быть, удастся найти Лоретту. Или даже Джереми, раз, по вашим словам, он тут бывал.

- Хорошо.

Аддисон все это ни капельки не нравилось. Лоретта был няней Джереми. Аддисон доверяла ей заботы о племяннике, когда сама не могла быть с ним рядом. Прошлое Лоретты изучили вдоль и поперек. Мало того, раз в неделю Аддисон пила с ней кофе, и они, как настоящие, черт возьми, подруги, обсуждали танцевальное реалити-шоу.

- Даже считывая информацию с поверхности, я буду оторван от мира все то время, что пробуду в темном месте. Никого и ничего не услышу и не увижу. Поэтому, если вам покажется, что кто-то идет (например, та же Лоретта), хорошенько меня тряхните. Или даже покричите. Я не столько волнуюсь о себе, сколько о том, что вы останетесь без присмотра.

- Я могу о себе позаботиться. – Честно говоря, от мысли, что Спенсер хочет ее защитить, у Аддисон согревалась душа. Точнее тот уголок души, который она всегда считала холодным. И все же ей не хотелось, чтобы он счел ее слабой и беззащитной.

- Я в курсе. Но не собираюсь привыкать к тому, что женщинам рядом со мной постоянно причиняют вред.

Присцилла. Он говорил о Присцилле. Потеплевший уголок души опять затянуло холодом. Спенсер имел в виду совершенно другую женщину, которая пострадала рядом с ним. Аддисон мысленно отвесила себе подзатыльник. С чего вдруг она решила, что его слова касаются ее лично? Ему плевать и на нее, и на кошмар, в который превратилась ее жизнь. Для Спенсера это всего лишь работа, очередное задание. А если подумать, то скорее всего ему велели пофлиртовать с ней, чтобы снискать благосклонность корпорации. Мысль о том, что ею так легко манипулировать, жгла Аддисон изнутри.

- Что творится у вас в голове?

- Ничего. Делайте свое дело. Я буду начеку.

- Аддисон. – Он опять назвал ее по имени, и сердце Аддисон затрепетало. Спенсер шагнул к ней и удивительно нежно сжал ее затылок большой ладонью. – Мы его найдем.

Выходит, он решил, что она расстроена из-за племянника. От стыда она зажмурилась. Вот чем должны быть заняты ее мысли. Почему же она не может сосредоточиться на том, что действительно важно? С трудом разлепив веки, она уставилась в разноцветные вихри.

- Ну вот опять. Вокруг ваших зрачков серо-сине-зеленые штормы.

- Не может быть. Прямо сейчас я никакими способностями не пользуюсь. Уверены, что это не плод вашего воображения?

Второй раз он обвинял Аддисон в том, что воображение у нее чересчур живое.

- Поверьте. У вас в глазах клубятся разноцветные вихри.

- Что ж, придется поверить на слово.

Он шагнул назад и закрыл глаза. А когда снова их открыл, их заполонила непроглядная чернота.

- Если вы никого и ничего не услышите, то со мной говорить тоже не сможете?

- Пока еще смогу.  Но чем дольше я «здесь», тем сложнее говорить.

Если это хоть немного похоже на сон, то Аддисон понимала. Ей всегда было легче просыпаться, когда она успевала меньше проспать.

- На что это похоже?

С совершенно пустым, отчужденным выражением лица Спенсер медленно шел по комнате. В его глазах по-прежнему царила тьма, а сам он казался всего лишь отражением самого себя. Его тело оставалось здесь, но душа была где-то далеко. Подумав об этом, Аддисон вздрогнула.

- Я не в состоянии дать вам иное описание, кроме слов «темное место». Здесь есть все. Здесь все продолжает существовать, но саму жизнь словно заволакивают тени. Жизнь есть, но в то же время ее нет. И я знаю, что звучит это как сущий бред. Единственное, что здесь реально, – наши сущности, следы которых мы после себя оставляем. Вроде подписи. Или отпечатков пальцев. – Он глубоко вздохнул. – Сейчас я пойду дальше, говорить будет труднее. Джереми пока не вижу.

- Спенсер. – Голос Аддисон надломился, и она только сейчас поняла, сколько чувств ее переполняло все это время.

- Да, Адди?

Услышав свое детское прозвище, она чуть не забыла, как дышать. Уже много лет никто ее так не называл, но произнесенное голосом Спенсера, это имя не показалось ей чужим. Она тряхнула головой, возвращаясь к действительности. Еще чуть-чуть, и Спенсер уже не сможет отвечать.

- Не потеряйтесь там. Не заходите глубоко. Обязательно вернитесь.

На долю секунды пустое выражение лица сменилось намеком на улыбку, слегка тронувшую его губы.

- Не переживайте. Я знаю, что делаю.

Он замер, глядя в никуда. Отодвинув леденящий душу страх, Аддисон прошла по кухне, прислонилась к голубовато-серой барной стойке и показалась жалкой самой себе: Спенсер находился с ней в одной комнате, а ей все равно было неуютно и одиноко.

В голове зароились мысли и вопросы. Джереми кто-то вырвал из ее жизни, а теперь выясняется, что этот кто-то стер следы его энергии, которые могли увидеть всего несколько человек на всей планете. Насколько знала Аддисон, племянник никогда не проявлял ни намека на какие бы то ни было «аномалии». Но ведь и ее собственные «странности», которые она так тщательно оберегала от чужих глаз, в свое время проявились совершенно неожиданно. Долгих четыре года тайна, которую она хранила, не доставляла никаких проблем. Но с тех пор как пропал Джереми, сдерживаться с каждым днем становилось все труднее.

Пригладив волосы, она наконец закрыла глаза и перестала бороться с мигренью, зарождавшейся в переносице.

- Ни следа Джереми. А я зашел так глубоко, как только мог без пути назад.

Она неохотно открыла глаза и посмотрела на Спенсера:

- Неудивительно. Все куда более странно, чем я ожидала. Сначала Джереми, теперь Лоретта.

- Думаю, все еще хуже.

У Аддисон екнуло сердце. Сколько еще оно выдержит?

- О чем вы?

- Следов Лоретты тоже нет.

- Значит, тот, кто похитил их обоих, стер и ее следы.

- Нет.

Спенсер шагнул вперед, взял ее за руку и привлек к себе. Аддисон ахнула, врезавшись в сильную твердую грудь.

- Успокойтесь. У вас такой вид, будто вы вот-вот рухнете.

Как кожа впитывает лосьон для загара, так Аддисон словно впитывала мужественность, воплощенную в Спенсере.

- Мигрень разыгралась, - попыталась оправдаться она.

- Слышал, приятного мало. Давайте отвезем вас домой.

- Сначала расскажите, что вы имели в виду. Тот, кто их похитил, не стирал их следы?

- Здесь все стерла Лоретта.

Аддисон запрокинула голову, чтобы заглянуть в лицо Спенсеру. Шея заныла.

- Откуда вам знать?

- На психическом уровне здесь все гудит. Как будто кто-то над ним хорошенько попотел.

- Кто угодно мог сюда прийти, забрать Лоретту и стереть все следы. Она тут ни при чем.

Нет. Аддисон не могла в это поверить. И не поверит. Не может быть, чтобы ее инстинкты, не говоря уже о дотошных проверках, которым подвергли жизнь Лоретты, так ее подвели. Черт побери! Аддисон сама выбрала ее и вверила ей заботы о Джереми! В этом решении больше никто участия не принимал. Она приняла его одна. А значит, ответственность за все произошедшее лежит на ней одной. Но ведь не может быть, чтобы…

- Если у вас еще хоть немного подскочит пульс, голова взорвется от давления.

До нее внезапно дошло, что она все еще в объятиях Спенсера. Кстати, зачем он это сделал? И почему она ему позволила?.. Отстранившись, Аддисон принялась мерить шагами комнату. Лучше так, чем позволить Спенсеру увидеть, как она теряет над собой контроль. Потому что еще немного, и ее собственная «аномалия» заявит о себе, и тогда ей конец. Наверняка Спенсер с радостью притащит ее в изолятор. Уильям Родс соберет пресс-конференцию и расскажет всему миру, как Аддисон Уэйд годами водила всех за нос. А дедушка заявит, что у него больше нет внучки…

- Аддисон, успокойтесь. Вы вот-вот грохнетесь в обморок. Давайте я все объясню.

- Да уж, объясните. Как вам вообще пришло в голову, что за всем этим стоит Лоретта?

- А вы сами подумайте. Оглянитесь. Вы поразительно умны. Видите здесь какие-нибудь следы борьбы? Хоть какой-нибудь крошечный признак, что отсюда кого-то похитили?

Аддисон осмотрелась – вокруг царил порядок – и вздохнула:

- Давайте проясним, правильно ли я вас понимаю. Лоретта нанимается к нам няней, но оказывается не той, за кого себя выдает. На самом же деле ее цель – похитить Джереми.

- Или не ее, а тех, на кого она работает.

- Ладно. – Аддисон попыталась взять себя в руки. Одной лишь силой воли заставила себя прекратить шагать туда-сюда. – По какой-то неизвестной причине Лоретта (или тот, на кого она работает) хотела похитить Джереми, поэтому и пришла к нам. У нее имеется способность стирать свои энергетические следы. Но почему тогда она не похитила его сразу?

- Не знаю. Может быть, она ждала прямого приказа. Может быть, ее наниматели еще не знали наверняка, придется ли им похищать вашего племянника. Что бы я тут ни говорил, я не детектив. Всего лишь «аномальный», если вы помните.

- Разве можно об этом забыть, когда вы постоянно напоминаете?! – Аддисон было наплевать, насколько резко или грубо звучат ее слова. И веселье, светившиеся в глазах Спенсера вместо ожидаемой злости, только подливало масло в разгорающийся в ее душе огонь. В висках гулко стучало, желудок сводило от голода из-за пропущенного ужина, сердце ныло от предательства, совершенного, судя по всему, Лореттой, а Спенсеру опять приспичило разыграть свою «аномальную» карту?! – Зачем похищать Джереми? Почему не дедушку или даже меня? Выкупа никто так и не потребовал.

- Потому что деньги им не нужны.

- А что им нужно от Джереми? – Аддисон вдруг поняла, что кричит. Но ведь она давно не ребенок! Так почему же так легко сорвалась с катушек?

- Вам виднее.

Она решительно шагнула вперед и обеими руками толкнула Спенсера в грудь. Он ни на миллиметр не сдвинулся.

- Что, черт побери, это значит?

- Я не идиот, Аддисон. Случившееся имеет прямое отношение к тому, что вы скрываете. Вот почему всякий раз, когда я поднимаю эту тему, у вас такой вид, будто вы готовы сквозь землю провалиться.

- Нет. – Ее воротило от одной мысли признать, что она действительно хранит какие-то секреты, но прямо сейчас отрицать это казалось бессмысленным. – Это моя тайна, и никакого отношения к Джереми она не имеет.

Спенсер вздохнул, словно пытался отыскать внутри себя неиссякаемый источник уже испарившегося терпения, и Аддисон на мгновение задумалась, чего хочет больше: стукнуть его хорошенько или поцеловать. Ну надо же! Из-за него она сходит с ума!

- Как скажете.

Стукнуть. Да, однозначно стукнуть. Вот только Аддисон никого никогда в жизни не била, и начинать со Спенсера Льюиса – вряд ли удачная затея.

- Вот что, по-моему, произошло. – Он вышел на середину гостиной. – Лоретта похищает Джереми. Потом получает наводку, что мы идем к ней. Наспех «вычищает» квартиру, причем впопыхах использует столько энергии, что перегорает лампа в коридоре, и сбегает до того, как мы успеваем ее застать.

Казалось, все так и было. Все, что знала Аддисон о Лоретте, вопило ей не верить, но нутро подсказывало: Спенсер прав. Черт, черт, черт!

- Надо было спросить у охранника, дома ли она, еще перед тем как мы сюда поднялись.

Спенсер покачал головой:

- Все равно я бы захотел подняться и осмотреться. – Он помолчал немного, а потом добавил: - Она вам нравится. – Без вопросительной интонации. И Аддисон была благодарна ему за это. – Вы доверяли ей, поэтому сейчас вам так тяжело.

- Нравилась. Если за всем этим стоит она, то это слово нужно употреблять в прошедшем времени. Если она действительно в этом замешана, я хочу увидеть, как она умрет.

Глубина собственных чувств не удивила Аддисон, но впервые она сказала такое вслух. И почувствовала одновременно облегчение и нечто странное, непонятное.

- Вы вдруг стали очень похожи на своего деда.

- А вы так хорошо его знаете?

Внезапно ей остро захотелось уйти из этой квартиры. Оказаться как можно дальше от места, где за счет Уэйдов жила женщина, которая, по всей видимости, их предала.

Аддисон бросилась к двери, не удосужившись взглянуть на Спенсера.

Ее подгонял гнев. И ей было до лампочки, поспевает за ней Спенсер или нет. Только нажав кнопку вызова лифта, она услышала, как он закрывает дверь квартиры Лоретты. Больше, чем когда-либо в жизни, Аддисон хотелось двигаться, идти вперед, что-то делать. Ожидая лифта, она покачивалась с пятки на носок и обратно.

- Кто-то предупредил ее, что мы вот-вот появимся. – Этого человека явно не учили, когда нужно помолчать.

- Подождите.

- Чего?

- Молчите, пока мы не спустимся вниз. Мне нужно поговорить с охранником.

- Как вы ее убьете? Сами или наймете кого-нибудь?

Аддисон развернулась и изо всех сил оттолкнула Спенсера. Он схватил ее за руки и припечатал к стене. Тяжело дыша, посмотрел ей в глаза сверху вниз:

- Толкнете меня еще раз – и я вас поцелую.

Предательское тело именно сейчас решило, что пора ожить. Влажное тепло затопило ее изнутри.

- Неужто вам так нравится, Спенсер? Жестко и унизительно?

- Поверьте мне на слово, Аддисон. Судя по вашему взгляду, вам понравится все, что я с вами сделаю.

Черт бы побрал его проницательность!

- Пустите. – Даже произнеся это вслух, она не была уверена, что хочет именно этого.

- Или что? Попросите любимого дедушку вызвать «Гнев»?

- Вы мне нужны, чтобы найти Джереми. Так что или отпустите меня, или я тресну вам коленом по яйцам. – Чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений, Аддисон приподняла колено и остановилась в паре сантиметров от намеченной цели.

Видимо, до Спенсера дошло. Приподняв светлую бровь, он отпустил ее руки.

- Грязно деретесь.

- Я из Уэйдов. Можете хоть сто раз сделать эту фамилию ругательством, но это не изменит того, что я родилась с целью возглавить одну из самых влиятельных компаний в мире. Годами меня к этому готовили, натаскивали. Годами я мечтала только об этом. А теперь кто-то взял и забрал единственного человека, который значил для меня больше всех этих лет обучения и натаскивания. И если теперь у меня возникло желание кого-то убить, это не ваше дело. Вы не имеете права меня осуждать. – Ее грудь тяжело вздымалась, пока Аддисон пыталась прийти в себя.

Лифт наконец приехал. Она вихрем влетела в кабину и нажала кнопку первого этажа. Спенсер почти неслышно оказался рядом.

- У вас развивается привычка думать, будто я вас осуждаю или негативно сужу о вас и ваших поступках. Начиная с кофеварки и заканчивая вашим желанием убить Лоретту. С чего вы решили, что я не хочу ее смерти? Она похитила вашего племянника. А ему столько же, сколько было мне, когда я пытался сбежать от «Гнева», чтобы спасти свою жизнь, и не сумел. Сейчас вашему племяннику наверняка до смерти страшно. Может быть, я действительно плохой человек, тем более что мне самое место в аду, но сейчас меня больше интересует как, а не почему.

Аддисон и представить себе не могла, что услышит от него такое. Посмотрела на уверенные черты его профиля и улыбнулась:

- Я бы не стала бить вас по яйцам.

- Стали бы. И должен признать, это мне в вас и нравится.



Глава 7   | Глаза в глаза | Глава 9