home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7 

В Бруклине Спенсер никогда не бывал. Дома, мимо которых проезжала машина Уэйдов, становились все меньше и меньше с тех пор, как они проехали по Вильямсбургскому мосту и оказались в Бруклине. Аддисон говорила что-то о том, как озеленяли и облагораживали Уильямсберг, а Спенсер, закрыв от начавшегося дождя окно, пытался обдумать события последних суток.

То есть почти все события. Начни он обсасывать со всех сторон инцидент с тетей Морган, наверняка бы опять взбесился. Но если подумать, на что, черт возьми, он рассчитывал? Что Аддисон возьмется его защищать и пошлет тетку туда, где не светит солнце?

Хотя, если уж быть до конца честным, именно этого ему и хотелось. Как правило, он не связывался с женщинами за пределами изолятора. Разве что с теми, кому нравилось заниматься сексом с «грязными» и «похотливыми» мужиками. Мужчины с «аномалиями» автоматически попадали в эту категорию. Женщины такого типа никогда не казались Спенсеру особенно привлекательными. Он предпочитал иметь дело с теми, кто не видел в нем изначально некий жизненный опыт, которым позже можно поделиться с друзьями за бокалом вина.

Или написать об этом в каком-нибудь блоге.

На какое-то мгновение в коридоре, совсем рядом с Аддисон, ему захотелось отступить от этого правила. Почему бы не попытаться узнать, можно ли за стенами «Уютного рассвета» или любого другого изолятора встретить человека с нормальными взглядами на жизнь? Истории о подобных отношениях годами ходили среди «аномальных». Вроде сказки о Золушке: «аномальный» встречает кого-то из внешнего мира, и вместе они убегают в чудесное будущее из оперы «и жили они долго и счастливо». Спенсер таким россказням не верил. «Гнев» никогда не допустит счастливого финала. Тем более для того, кого считают приспешником Сатаны.

Несмотря на плохое настроение, Спенсер все-таки усмехнулся. В такой истории он был бы Золушкой. Смешнее некуда!

- О чем вы думаете? Должно быть, ваши мысли куда приятнее, чем то, о чем размышляю я. – Чуть хрипловатый голос Аддисон вырвал Спенсера из раздумий, и все веселье как ветром сдуло. Вот уж в чем он точно не собирался ей признаваться.

Надеясь, что она позволит ему сменить тему, Спенсер приоткрыл окно, чтобы впустить в салон свежий воздух.

- А о чем вы размышляете?

- О Джереми, о Лоретте, о том, что кто-то способен стереть человеческую энергию. И еще о том, что кое-кто, по всей видимости, подозревал, что я, так или иначе, втяну вас в это дело. И этот кое-кто очень постарался не оставить следов.

- Лоретта вполне может сидеть у себя в гостиной и названивать по телефону в поисках новой работы.

В глазах Аддисон полыхнула ярость. Такой она Спенсеру нравилась – сердитой и полной жизни, а не подавленной и убитой горем. Может быть, только поэтому он и продолжал попытки ее задеть. Может быть.

А может быть, он просто больной сукин сын.

- Не нужна ей другая работа. Когда мы найдем Джереми, она вернется к нему.  К тому же мы продолжаем ей платить.

- Потому что, если прекратите давать ей деньги, она может кому-то обо всем рассказать, и вам придется обнародовать произошедшее с Джереми. А это плохо скажется на акциях.

На мгновение она отвела взгляд, но потом снова посмотрела на Спенсера:

- Как только вы, Спенсер, скажете мне, что не сможете его найти, я сразу пойду к представителям прессы.

Это ему понравилось. Аддисон уже бросила вызов деду и собиралась зайти еще дальше.

- Разве вас не заботит обесценивание акций компании?

- Наверное, должно бы. – Она потерла затылок, словно заныла шея. Спенсер с трудом подавил желание размять ей плечи. – Я беспокоюсь о людях в компании. Они могут потерять работу, если Уэйды пойдут на дно. Однако я все-таки считаю, что подобный исход в связи со скандалом очень маловероятен. В худшем случае дедушку сместят с поста генерального директора и председателя правления. Меня уволят. Все равно денег у нас останется до неприличия много. Джереми вернется домой. Так или иначе, результат более чем положительный. В лучшем же случае мы привлечем внимание СМИ, найдем Джереми, переживем небольшой скачок в курсах акций, быстро все наладим и будем жить дальше.

Спенсер очень сомневался, что все окажется так просто. Кто бы ни организовал похищение, в его или ее распоряжении была способность уничтожать все энергетические следы человека. Ему ужасно не хотелось соглашаться с Оливером Уэйдом, но обращение к прессе вполне могло разозлить злоумышленников. Само собой, он не станет говорить Аддисон, что ей делать, а что нет. У него не было права оценивать ее решения по поводу Джереми.

В глубине души (видимо, в том ее уголке, который окончательно и бесповоротно спятил) Спенсеру хотелось, чтобы Аддисон с ним советовалась. Более того, ему хотелось иметь право знать и любить Джереми. Мысль показалась настолько тревожной, что Спенсер решил как можно скорее отвлечься. На что угодно, лишь бы не дать разуму пойти по желанному, но невозможному пути, который все равно заведет в мир, полный горечи.

- Далеко еще? – спросил он и повертел головой, надеясь хоть немного расслабить мышцы шеи.

- Кварталов восемь.

- А можем мы пройтись?

- Под дождем? – Аддисон глянула на Спенсера так, словно он выжил из ума. – Почему вам вдруг захотелось пойти пешком?

- Я не хочу подъезжать к дому на машине, которая так и кричит «Встречайте Уэйдов!». Нас могут ждать. Или под дождем вы растаете?

Аддисон громко рассмеялась, и Спенсер улыбнулся в ответ. Он никак не ожидал, что сумеет ее рассмешить.

- Грегори, останови машину здесь. Дальше мы пойдем пешком.

- Даже не знаю, Аддисон…

Спенсер наклонился вперед и похлопал водителя по плечу. Надо отдать Грегори должное – он не вздрогнул и вообще никак не отреагировал на то, что к нему прикоснулся «аномальный».

- Я прослежу, чтобы с ней ничего не случилось. Если никто не будет знать, что мы близко, то и вероятность нападения уменьшится.

Спенсер надеялся, что прав. Но обещание собирался выполнить. Пока Аддисон с ним, с ней ничего не случится. Он не смог защитить Присциллу, потому что не знал, что появится такая необходимость. Повторять ошибку он не собирался.

И вдруг Спенсера осенило. Присцилла была его подругой, напарницей, а какое-то время даже любовницей. С каких пор Аддисон вошла в ту же лигу?

Заметив свободное место перед мексиканским рестораном, Спенсер попросил Грегори остановиться. На этот раз водитель послушался. Вслед за Аддисон Спенсер вышел из машины и заметил табличку с надписью «Гранд-авеню».

Он осмотрелся по сторонам. Какой-то таксист посигналил Грегори, требуя, чтобы тот поскорее уехал. Только сейчас на глаза попался знак, запрещающий остановку в этом месте. Получается, что Грегори рискнул вызвать на себя гнев нью-йоркских таксистов, случайно заняв место в бесконечной очереди за пассажирами.

- Таксисты разъезжают по всему городу? – спросил Спенсер.

- Да. Правда, чтобы добраться сюда, приходится платить сверху. Им не нравится выезжать за пределы Манхэттена. – Аддисон пожала плечами и плотнее закуталась в черное пальто. – Но времена меняются. Бруклин стал вроде как модным местечком. Таксистам часто приходится возить людей туда-сюда.

Сжав в руке ее маленькую изящную ладонь, Спенсер пошел по улице, стараясь не очень сильно задумываться о том, как приятно держать Аддисон за руку.

- Боитесь, что я сбегу? – спросила она.

- Нет. Всего лишь хочу иметь возможность потащить вас за собой, ничего не объясняя, если вдруг почувствую, что пора бежать.

Спенсер сказал правду. Он не собирался кормить Аддисон подслащенными пилюлями. Предвидеть будущее он никогда не умел, однако время от времени думал, что обладать такой способностью было бы гораздо легче, чем жить с его собственными.

Дождь хлестал по лицу холодными каплями, но Спенсер не стал опускать голову. Ни за что на свете он не сделает шага, не зная, куда встанет нога. Аддисон молчала, чем заслужила его одобрение. Пустая болтовня только подлила бы масла в огонь, а Спенсер и так уже был на грани.

Им пришлось остановиться перед двумя светофорами, потом обойти фургон службы доставки, который никак не мог выехать задом на забитую машинами проезжую часть, но в конце концов они оказались перед внушительным кирпичным зданием, которое показалось Спенсеру неуместным. Няня Джереми жила в доме, насчитывавшем как минимум двадцать этажей и со всех сторон окруженном невысокими четырехэтажными зданиями, среди которых этот дом вполне мог сойти за небоскреб.

- Мне кажется, или это здание действительно плохо вписывается в пейзаж? – спросил Спенсер, стараясь перекричать внезапно усилившийся ветер.

- Так и есть. Я была здесь всего три раза. Один – чтобы завести Джереми поиграть с племянником Лоретты, и дважды привозила ей деньги. За короткое время она стала практически членом семьи. Как раз тогда Лоретта заболела, и мне хотелось узнать, не нужно ли что-нибудь для нее сделать. – Аддисон снова пожала плечами. – А теперь и я думаю, кому пришла в голову «блестящая» мысль построить здесь вот это.

Спенсер подошел к двери и распахнул ее, пропуская Аддисон вперед.

- Вы разбираетесь в архитектуре?

- Ни капельки. – Она тихонько откашлялась. Ее глаза казались невероятно яркими, а щеки разрумянились от холода. За восемь кварталов, которые они прошли пешком, аккуратная прическа растрепалась, а влажные светлые волосы теперь отливали серебром. – А вы?

- Немного. – Спенсер кивнул на охранника, который таращился на них с той самой секунды, как за ними закрылась дверь. – Нам нужно записаться в какой-то журнал?

- Он и так нас пропустит.

- После того как позвонит Лоретте?

Спенсер до сих пор рассчитывал на элемент неожиданности, хотя шанс таял на глазах, потому что в здании оказалось больше охраны, чем он ожидал. И все-таки Джереми похитили из дома с системой безопасности, сравнимой разве что с банковским хранилищем, в то время как его тетя спала в соседней комнате.

- Нет, - усмехнулась Аддисон. – Этим зданием владеет наша корпорация.

По взгляду Спенсера было ясно: ему явно хотелось, чтобы об этой крошечной детали она упомянула раньше.

- Вы спрашивали, разбираюсь ли я в архитектуре и не кажется ли мне, что здание не вписывается в общую картину. В архитектуре я не разбираюсь и этот дом не строила, поэтому никогда не задумывалась, насколько странно он выглядит в этом районе.

Спенсер мысленно велел себе не забывать, что Аддисон легко скрывает важные детали информации ради собственных нужд. Как бы то ни было, он взял ее сюда не только потому, что ему так захотелось. Аддисон уже пошла вперед, но Спенсер остановил ее, схватив за руку:

- А это в порядке вещей? Вы предоставляете жилье всем своим сотрудникам? В смысле тем, кто работает конкретно на семью Уэйдов? – Вряд ли они могли обеспечить жильем всех, кто работал в корпорации.

Мысли Спенсера мчались во всех направлениях со скоростью тысяча километров в минуту. Все, что он узнавал, казалось запутанным, но единым клубком. И все ниточки вели к одному и тому же – к Оливеру Уэйду.

- Дедушка считает, что люди, которые на нас работают, должны быть довольны. Он хорошо им платит и следит за тем, чтобы они ни в чем не нуждались. Так уменьшается вероятность, что им придет в голову что-нибудь украсть.

- Или уволиться.

- Как вы до этого додумались? – Аддисон заглянула Спенсеру в глаза и прищурилась, словно ей было трудно на него смотреть.

От пристального взгляда голубых глаз Спенсеру стало тесно в штанах.

- Если от вас зависит не только их работа, но и жилье, им может казаться, будто они в ловушке. А добровольно уволиться – все равно что совершить невозможное. Очень похоже на жизнь в изоляторах. Иногда люди спрашивают, почему мы не организуем восстание или не устроим какой-нибудь переворот. Но куда нам деваться? Никто из нас не обладает необходимыми навыками для выживания во внешнем мире. Я, например, умею только находить энергетические следы. За пределами изолятора я бы выдал себя с потрохами за считанные дни или в конце концов умер бы от голода.

- Ну что ж, стоит только заглянуть вам в глаза и увидеть эти вращающиеся штуки, как все сразу станет ясно.

- Какие еще вращающиеся штуки?

- Когда вы пользуетесь своими способностями, вокруг ваших зрачков клубятся тысячи оттенков синего, серого и зеленого.

Никто и никогда ему такого не говорил.

- Правда? Впервые слышу. А вы точно не выдумываете?

- Точно, - рассмеялась Аддисон. – Вы-то своих глаз не видите.

- Согласен, но кто-нибудь наверняка бы успел мне о таком сообщить.

- Может быть, ваши знакомые не так наблюдательны, как я. Наверняка все замечают черноту в ваших глазах, когда вы отправляетесь в темное место. Но когда вы чувствуете что-то по-настоящему захватывающее, у вас в глазах клубятся едва заметные оттенки трех цветов.

Вырвавшись из его пальцев, Аддисон пошла к охраннику. Она сама-то поняла, что только что сказала? Она назвала его глаза захватывающими. Спенсер бы запрыгал до потолка от радости, если бы не перепугался до чертиков. Аддисон Уэйд неумолимо становилась угрозой его привычному существованию. Может быть, в другой жизни они были бы просто мужчиной и женщиной, которым суждено познакомиться и узнать друг друга…

«Сосредоточься», - велел себе Спенсер и вернулся в действительность. Он в Бруклине. В высоком здании. Которым владеет Оливер Уэйд. Задача – найти пропавшего Джереми.

Вот только Аддисон была невозможно красивой. Спенсеру очень захотелось побиться головой обо что-нибудь твердое. Даже когда он старался не поддаваться запретным мыслям, Аддисон пролезала к нему в голову, как болезнь, от которой никак не избавиться.

Она вернулась, очаровательно улыбаясь:

- Можем подниматься.

Спенсер молча пошел за ней к лифту и стал ждать. Пахла она восхитительно. Ванилью и кофейными зернами. Черт возьми! Ситуация становилась все хуже и хуже. Он уже мечтал о том, чтобы этот день закончился. Как правило, дни Спенсера пролетали один за другим, но этот конкретный день, особенно когда рядом была Аддисон, тянулся медленно, словно отсчитывая каждую отдельную секунду.

Звякнув, лифт открылся, и они вошли внутрь. Там было заметно холоднее, чем в холле.

- Выключали бы тут кондиционер, - буркнул Спенсер. – Прямо мороз.

Аддисон рассмеялась, а Спенсера захлестнуло восторгом – ему снова удалось ее рассмешить.

- Вы говорили, что разбираетесь в архитектуре, - напомнила она.

- Только в том смысле, в каком это касается лично меня. – Спенсер заметил, что Аддисон нажала кнопку верхнего этажа. Любопытно. Значит, Лоретта не только работает на семью Уэйдов, но и живет в пентхаусе? – Ваша семья занимается строительством? – Об этом нигде не упоминалось.

- Нет, но одно из подразделений корпорации инвестирует в недвижимость. Точнее инвестировало. На днях мы его продали. Дедушка говорит, недвижимости, которая у нас уже есть, хватит надолго. Аренда площадей составляет неплохой доход для компании, а в самом подразделении, занимавшемся их приобретением, необходимость отпала.

- Вы так говорите, будто знаете, как все это происходит.

- Это моя обязанность. Продажей подразделения руководила я. Хотя никаких сложностей не возникло. Его выкупил один из членов Совета. Грейс-Энн Чартерс. Наверное, ее семья хочет расширить ликероводочный бизнес или даже создать новое предприятие.

Услышав имя, Спенсер внутренне содрогнулся. Пять лет назад именно эта женщина переписала и без того жесткие правила поведения для людей с «аномалиями». Один из новых пунктов гласил, что за пределами изоляторов «аномальным» категорически запрещается проявлять какую бы то ни было агрессию. И это правило означало, что Присцилла, оттолкнувшая человека, который пытался убить Спенсера, заслужила пулю в голову.

От воспоминаний Спенсера охватил озноб. Присцилла должна была дать ему умереть. Тот выстрел вернул его в реальность. Выстрел и мост, который создала и до последнего вздоха удерживала открытым умирающая Присцилла.

Спенсер не хотел, чтобы Аддисон заметила, как он расстроен. Поэтому решил продолжать разговор о здании. Тем более так он и сам мог отвлечься от мрачных мыслей.

- Некоторые архитектурные особенности могут по-разному влиять на разные «аномалии». Большинству «уродов», управляющих погодой, нужно стоять на голой земле, чтобы пользоваться своими способностями. А большинство из тех, чьи способности схожи с моими, не в состоянии осуществлять переходы на другие уровни, если их окружают стены из свинца и стали.

- А вы?

Спенсер кивнул:

- Легко. Для этого у меня достаточно сил. – Он вовсе не хвастался, просто хотел, чтобы Аддисон хотя бы приблизительно поняла, как работает его способность. – В вашем доме и в этом здании полно свинца и стали.

- И это нормально? – Выражение ее лица снова стало напряженным. Даже немного испуганным.

- Для старых домов – да. Для современных вроде этого – нет.

- Из-за свинца.

- Ага. Из-за проблем, которые может вызывать краска с содержанием свинца, люди перестали использовать ее в стройматериалах.

Двери лифта открылись, и Спенсер с Аддисон вышли на этаже. Спенсер заметил, что здесь было всего две квартиры. Аддисон же, не теряя ни секунды, подошла к двери слева с цифрой «2» и постучала. Глядя на вторую дверь, Спенсер медленно двинулся следом. Лампа дневного света, освещавшая коридор, располагалась прямо над дверью с номером «1» и сейчас не горела.

- Не открывает. Будем ждать?

Спенсер покачал головой:

- Нет, если хотим убедиться, что она все еще жива.

- Я могу ей позвонить.

Это Аддисон уже предлагала, и он категорически отказался. Если Лоретта жива, то лучше ей не знать, что они ее ищут.

- Нет. – Спенсер глубоко вздохнул. – Сейчас я нарушу закон. Если меня на этом поймают, то приговорят к смерти.

- Любое преступление карается смертью.

Аддисон процитировала «Закон об “аномалиях”», и Спенсер вынужден был признать, что впечатлен. Хотя, наверное, зря. В конце концов, она унаследует место своего деда в Совете, когда тот выйдет на пенсию или умрет. Скорее всего, если ее разбудить посреди ночи, она наизусть отчеканит все придуманные и узаконенные пытки для «аномальных».

- Самый жуткий закон. – Аддисон с трудом сглотнула, и Спенсер тут же забыл все свои умозаключения по поводу ее будущего места в Совете.

Может быть, это даже хорошо, что когда-нибудь власть окажется в руках Аддисон. Может быть, законы и люди станут более гуманными. Спенсер бы с нетерпением ждал этого дня.

- Кто привел бы приговор в действие? «Гнев»?

- Может быть. А может быть, полиция.

Присциллу убили копы.

Глаза Аддисон сделались огромными.

- И они бы просто вас застрелили? Не задавая никаких вопросов?

- Как бродячую собаку.

Спенсер ударил по двери ногой. Дверь завибрировала, но поддаваться не спешила. У Аддисон отвисла челюсть, и он улыбнулся:

- Я не собираюсь выбивать дверь. Это так, для пущего эффекта.

- Не смешно, - проворчала Аддисон.

- Жаль, конечно, но я далеко не так силен, как герои боевиков. К тому же для решения подобных задач у меня способы погнуснее. – Он наклонился к замку. – Дайте мне шпильку.

Должна же от ее растрепанной прически быть хоть какая-то польза, кроме как соблазнять его и заставлять ежесекундно думать о сексе.

- Вы намереваетесь открыть этот замок шпилькой?

- А у вас есть идеи получше?

- Я могу попросить охранника дать нам запасной ключ.

- По-моему, вы упускаете важный момент во всей этой затее с эффектом неожиданности.

Аддисон подбоченилась:

- Ну, видимо, я не так хороша в преступных хитростях, как хотелось бы. К тому же вы пнули дверь. И сделать это тихо у вас не получилось.

Тут она права. Спенсер медленно оглядел ее с ног до головы.

- В шпионских штучках вы явно не разбираетесь, зато прекрасно умеете хранить секреты. Только я пока не понял, что именно вы скрываете и почему. – Выискав у нее в волосах шпильку, он показал на нее пальцем. – Давайте сюда.

Она молча отдала ему шпильку. Спенсер, разумеется, заметил, что Аддисон не стала с ним спорить, но решил, что лучше никак это не комментировать. Распрямив шпильку, он вставил ее острым концом в замочную скважину, несколько секунд поискал нужное место, и дверь открылась.

- Где вы этому научились? – шепотом поразилась Аддисон.

- Почему вы шепчете? Если Лоретта здесь и до сих пор не открыла, то она или мертва, или в коме.

- Вы не ответили на вопрос.

- А знаете, это даже забавно. Наверное, мы оба умеем хранить секреты. – Спенсер кивнул на открытую дверь: - Так как? Заходим?



Глава 6   | Глаза в глаза | Глава 8