home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4 

Час спустя Аддисон сидела на заднем сиденье машины и рассеянно смотрела на то, как городской пейзаж Манхэттена сменяется сельским Нью-Джерси. Ее всегда поражало, что все кажется совершенно другим, стоит только выехать за пределы Нью-Йорка. Меньше чем за шестьдесят минут небоскребы сменились фермерскими угодьями. Аддисон было жаль, что нельзя так поступить с жизнью – приложить чуточку усилий, и полностью изменить пейзаж своего существования.

В голове толпились тысячи мыслей.

Оказалось, «Гнев» существует на самом деле, а ее дедушка настолько могуществен, что эта загадочная организация находится у него под контролем. Как же случилось, что она ничегошеньки об этом не знала? Аддисон понимала, что ее дед руководит Комитетом и входит в узкий круг самых богатых людей страны, но ей и в голову не приходило, сколько всего он держит в своих руках. Неудивительно, что Родсу было так любопытно, зачем она к нему пожаловала.

Опять поймав себя на том, что постукивает ногой по полу машины, Аддисон пригладила волосы.

- Грегори, когда доберемся до «Уютного рассвета», припаркуйся, пожалуйста, перед главным входом, чтобы я могла заскочить в здание и забрать мистера Льюиса.

Почему, бога ради, она решила, что лично забрать Спенсера Льюиса – хорошая идея? Одна оплошность с его стороны, и дедушка вызовет «Гнев». В итоге Льюиса убьют, а ей очень повезет, если сама она не попадет кому-нибудь под горячую руку. Хотя, возможно, она и не умрет, но уж точно будет об этом жалеть.

- Ну уж нет, мэм. Ни за что не позволю тебе идти туда без меня. Ни за что.

Аддисон улыбнулась. Грег уже так давно работал на ее семью, что она даже не помнила, в каком году это началось. Его даже дедушка не смог отпугнуть. А еще Грег всегда говорил то, что думал. По крайней мере наедине с ней. Ему нравилось напоминать Аддисон, что именно он отвез ее мать в роддом, где Аддисон появилась на свет. И это давало ему некоторые привилегии.

Кто такая Аддисон, чтобы спорить с непоколебимой логикой?

Грегу было почти шестьдесят лет – столько же было бы и ее отцу, будь он до сих пор жив. Сам Грегори был седым и мог похвастать год за годом растущим животом.

- Все в порядке, Грег. Мы с тетей Морган были здесь утром. Тут вполне безопасно.

- Что ж, сегодня утром меня с вами не было, Аддисон, а если бы я был, то никогда и ни за что не позволил бы тебе и мисс Уэйд зайти туда без меня. А это, прошу заметить, и есть та причина, по которой вы поехали сюда вдвоем.

Верно. Именно поэтому Аддисон и не взяла с собой Грега.

- То есть ты пойдешь со мной?

- Еще как пойду. Твой дедушка совсем спятил, раз позволил тебе сунуться сюда без мужчины, который мог бы тебя защитить.

Аддисон только закатила глаза. Она давным-давно перестала спорить с Грегом по поводу того, на что она способна, а на что нет. К тому же было приятно знать, что в мире остался хоть один человек, которому на нее не наплевать. Дедушка вообще редко думал о внучке, да и тетя Морган вспоминала об Аддисон, только когда та могла ей чем-то помочь. Джинн слишком хорошо знала родственников, поэтому и попросила сестру позаботиться о Джереми.

Почти месяц Аддисон делала то, что хотели другие. Но отныне доверится своим инстинктам. И к черту «Гнев».

От одной только мысли об этой организации шел мороз по коже. Слухи ходили просто невероятные. Но слухи оказались вовсе не слухами, а правдой.

Тридцать четыре года назад президент решил, что опасно оставлять в обществе людей с «аномалиями», и открыл первые четыре изолятора, где должны были содержаться опасные элементы. Позже в своих мемуарах он рассказал, что, по его глубокому убеждению, «аномальные» – порождения Сатаны, и им ни в коем случае нельзя оставаться среди добропорядочных американцев и притворяться, будто они ведут простую и достойную жизнь. Не помог даже Американский союз защиты гражданских свобод. Люди имеют права, если их, в первую очередь, считают именно людьми, а не воплощением зла.

Однако изолировать «аномальных» оказалось не так-то просто. Что тут скажешь, если даже дети со странными и опасными способностями могли одной силой мысли разнести кому-нибудь голову.

Так как же правительству это удалось?

Официальная версия была такова: путем длительных переговоров родителей в конце концов удалось убедить, что от передачи детей в руки тех, кто сумеет с ними справиться лучше, все только выиграют. Профессионалы, которые будут заботиться о детях, также позаботятся и о том, чтобы дети не причинили вреда невинным людям. Аддисон никогда этого не понимала. Большинство родителей никакими убедительными доводами не заставишь отдать собственных детей.

Поняв теперь, как на самом деле обстояли дела, она вздрогнула. Детей попросту забирали у их родителей. Что бы ни происходило в мире, всегда были, есть и будут слухи. Аддисон не раз слышала, как в приватной обстановке обсуждались события, произошедшие за восемь лет до ее рождения. Поговаривали, будто Совет взял на себя задачу найти способ изолировать «аномальных» от общества.

И тогда был создан «Гнев». В эту организацию подбирали «аномальных» со способностями контролировать таких же, как они. Их тренировали, учили подчиняться Совету и с барского плеча одаривали свободой – позволяли жить где угодно. А все потому, что они могли определить и выследить себе подобных. То есть, по сути, люди из «Гнева» охотились на таких же «аномальных», как они сами. Хотите спрятать своего ребенка? «Гнев» вас отыщет. Пытаетесь сбежать из изолятора? «Гнев» вернет вас обратно или даже убьет.

«Гнев» стал главной страшилкой даже для детей без «аномалий». Не было такого мальчика или девочки, которые бы не боялись, что «Гнев» ошибочно сочтет их «аномальными» и заберет из семьи. А теперь, похоже, «Гнев» будет следить за каждым шагом Аддисон все то время, что она проведет со Спенсером Льюисом.

И это ну совсем некстати. Хотя бы потому, что ей уже пришлось выудить из далеких закоулков памяти считалку, чтобы не дать своему разуму натворить дел. Если она не будет предельно осторожной, то Спенсера могут убить, а ее секреты окажутся достоянием общественности. Даже в теории такой поворот событий пугал до чертиков.

И все-таки «Гнев» существовал на самом деле. Немыслимо.

- Мы на месте, Аддисон.

Вынырнув из паутины размышлений, Аддисон посмотрела в окно. Они как раз подъезжали к «Уютному рассвету». Казалось, этого не может быть, и все-таки учреждение как будто выглядело еще внушительнее, чем раньше. Словно все в нем так и кричало «Не лезь». Здание было большим, однако огромным назвать его было нельзя. За фасадом в окружении стен и сторожевых башен находилось небольшое поселение, где жили «аномальные». Увидеть его снаружи было невозможно. Все остальные видели только главное бежево-серое кирпичное здание с черной крышей. Само здание выглядело отталкивающе и словно призывало любого, кто окажется поблизости, бежать отсюда куда глаза глядят. Беда в том, что Аддисон зашла слишком далеко и подчиниться безмолвному приказу уже не могла.

Увидев удостоверения личности Аддисон и Грега, охранник жестом разрешил им ехать дальше. Минуты две они двигались по внутренней территории до главного здания. Аддисон ждала, когда Грег выберет место, чтобы припарковаться, как вдруг увидела Спенсера.

Он стоял, лениво прислонившись плечом к стенке охранной будки. Аддисон сощурилась, пытаясь понять, верно ли оценила ситуацию. На первый взгляд казалось, что Спенсер шутит с окружившими его охранниками. Он что-то сказал, и один из охранников с автоматом в руках рассмеялся и хлопнул Спенсера по спине.

Что ж, похоже, охранники его не боялись. Тогда, вероятно, и ей не стоит. Хотя, конечно, они могли чувствовать себя так свободно рядом с ним только потому, что у каждого был автомат и в любой момент они могли его пристрелить.

- Притормози вон там, Грег. Мистер Льюис уже вышел.

Услышал ли Грег в ее голосе такое же напряжение, какое услышала она сама?

Когда машина остановилась, Аддисон отстегнула ремень безопасности и открыла дверь. Разгладила серую юбку и вышла на улицу. Заметив проницательный взгляд Спенсера, она постаралась изобразить лучшую улыбку из своего арсенала. В голове будто повис туман, и думать стало трудно.

- Здравствуйте, мистер Льюис. Извините, что заставили вас ждать.

Он покачал головой:

- Не заставили, - и кивнул на охранника справа от себя.

Аддисон посмотрела на мужчину, который держал планшет с зажимом для бумаги.

Секунду спустя охранник насмешливо фыркнул:

- Вы должны за него расписаться.

- Расписаться? – Аддисон с трудом понимала, что происходит. Мысли совсем перепутались, и винила она в этом присутствие Спенсера Льюиса. Этот человек определенно представлял опасность для ее нервов.

- Ну да, расписаться в получении. Как за гидроцикл на курорте. – Охранник разразился хохотом, и Аддисон прикусила язык.

Она могла бы сказать этому человеку, что на курортах, где она отдыхала, никто ни за что не расписывался, тем более за гидроциклы. Кто-нибудь делал это за тебя. Однако этот человек не стоил усилий, к тому же вряд ли он стал бы лучше думать об Аддисон, если бы она над ним посмеялась. Наверняка он уже решил, что она самодовольная стерва.

- Пока я за пределами изолятора, вы несете ответственность за мое благополучие и за безопасность тех, к кому мне придется приближаться.

Аддисон почему-то сравнила голос Спенсера с теплым яблочным сидром, который любила пить осенью.

- Сегодня утром Уилл вам об этом говорил. – Он провел рукой по волосам, а Аддисон зачарованно наблюдала, как золотистые локоны медленно движутся по его пальцам и снова как попало ложатся на макушку.

- С вами все в порядке? – спросил Спенсер словно откуда-то издалека.

- А?

Развернувшись, он уставился на серую крепость.

- Бен, прекращай!

Моргнув, Аддисон почувствовала, как бешено ускоряются мысли. На мгновение ужасно закружилась голова. Аддисон встряхнулась и поняла, что мысли резко прояснились.

- Что происходит?

- Бен решил немного поиметь вам мозги. Распишитесь уже за меня, и покончим с этим.

- Что значит – поиметь мне мозги? – Аддисон почти не глядя подписала документ, который передавал Спенсера под ее ответственность. Пугающая перспективка, но делать было нечего. Рука дрожала, и Аддисон понадеялась, что никто не заметил.

- Он подросток и знает, что так вести себя нельзя. Но он совершенно безобиден. Никакого вреда он причинить не может, разве что наградит вас легким головокружением. Он считает, что просто развлекается. Видимо, ему почему-то весело от того, что вы не в состоянии вести беседу. Еще минута, и он бы выдохся.

Внутри Аддисон забилась горячая ярость.

- Это вторжение в мою частную жизнь. И это незаконно.

Оказывается, она повысила голос, но ей было наплевать. Этот Бен не только нарушил неприкосновенность ее разума, он мог повлиять на ее защитный механизм, и все бы поняли, что она не та, за кого себя выдает. Что она «аномальная».

Спенсер указал на выезд из комплекса:

- За теми воротами это незаконно. А там, где вы сейчас стоите, это просто досадная неприятность. – Схватив за руку, он потащил Аддисон к машине и без особой агрессии затолкал внутрь. – Еще один повод увезти вас отсюда. Позже, когда вы вернете меня, у вас будет возможность подать Уиллу жалобу. Я буду свидетелем. Бена на неделю отправят мыть посуду. Если, конечно, у вас нет более важных дел, чем наказывать пятнадцатилетнего пацана, которого вы никогда больше не увидите, за безобидный трюк с сознанием. Под более важными делами я понимаю, например, поиски вашего пропавшего племянника.

На секунду Аддисон охватил стыд, тут же сменившийся гневом на Спенсера за то, что он заставил ее почувствовать себя идиоткой. Как он смеет указывать ей, что должно быть оскорбительным, а что нет? Она уже открыла рот, чтобы сказать ему все, что думает по этому поводу, но промолчала. Добром это не кончится.

Придвинувшись поближе к Аддисон, Спенсер захлопнул дверь и осмотрелся в салоне. Кивнув Грегу, он усмехнулся:

- А это еще кто?

- Грегори Брэдли. Наш водитель. Он работает на нашу семью давным-давно.

- Привет, Грегори. Я Спенсер Льюис.

В зеркале заднего вида Аддисон видела лицо Грега, когда тот кивнул в ответ.

- Грег, закрой, пожалуйста, перегородку. Мне нужно поговорить со Спенсером наедине. Это касается интересов компании.

Грег кивнул и поднял стекло.

Спенсер указал на перегородку:

- Такая штука часто в машинах встречается?

- Нет. Дедушке сделали ее на заказ. Он терпеть не может лимузины, но идея приватности в деловых переговорах ему по душе. Поэтому он сделал здесь перегородку, как в лимузинах.

- Умей я водить, никому бы не позволил сидеть за рулем вместо меня.

- Вы не умеете водить машину?

Спенсер улыбнулся одним уголком рта. Его глаза сияли от каких-то эмоций, распознать которые Аддисон не удалось.

- Мисс Уэйд, вы только что получили меня в свое полное распоряжение. Неужели вы думаете, что мне позволили бы управлять транспортным средством?

От смущения Аддисон зарделась. Она вовсе не собиралась его дразнить. Однако это не делало ее оговорку менее идиотской. Проклятье. Меньше чем за две минуты Спенсер дважды заставил ее почувствовать себя дурой.

Она попыталась разрядить обстановку:

- Тогда, наверное, вам понравится побывать за пределами «Уютного рассвета» и посмотреть на внешний мир.

- С чего вдруг?

Он сел поудобнее, и Аддисон восхитилась сильными линиями его профиля. Казалось, Спенсер, как никто другой, излучает чистый жар. Словно он был более живым, чем все остальные мужчины, которых знала Аддисон. Каким-то более… ярким.

- Должно быть, утомительно постоянно находиться в одном и том же месте.

- Вообще-то, мне даже нравится. Мало что может внушить мне желание оказаться снаружи. Пропавшие дети – одна из таких вещей.

- Как это может нравиться? – Аддисон вздрогнула от мысли быть запертой в четырех стенах и не иметь возможности выйти, когда пожелаешь.

- А вам бы захотелось быть там, где все вокруг относятся к вам с подозрением и презрением? Даже если вы оказываете им услугу? А именно этим я и занимаюсь – оказываю услуги, раз уж мне за них не платят. По крайней мере я лично никаких денег не вижу.

И… удар номер три. Она официально трижды облажалась за все три раза, что пыталась завязать  разговор.

- Могу понять, почему это… неприятно. – Аддисон глубоко вздохнула. Судя по всему, со Спенсером легко не будет. Она, похоже, вообще не могла открыть рот, чтобы не ляпнуть какую-нибудь чушь. – Но ведь наверняка есть что-то за пределами «Уютного рассвета», что вам хотелось бы однажды увидеть?

Кивнув, Спенсер отвернулся и уставился на пейзаж за окном. Очевидно, кроме короткого кивка, в ответ на свой вопрос Аддисон ничего больше не получит. Ну и ладно, в эту игру можно играть и вдвоем. И с чего вдруг ей стало интересно, на что он хочет посмотреть? Он всего лишь средство, с помощью которого можно положить конец поискам Джереми. К тому же весьма опасное средство.

- Расскажите мне о племяннике. Детали помогут его отыскать.

- Я думала, вы просто зайдете в его комнату, считаете информацию или что вы там делаете и скажете нам, где он или кто его забрал.

- Это было бы очень удобно, правда? – Спенсер снова повернулся к ней.

У Аддисон не было сил не смотреть в его синие глаза. Ей показалось, или температура в салоне машины поднялась на несколько градусов? Еще чуть-чуть, и она точно начнет потеть.

Откашлявшись, она сняла серый пиджак в тон юбке. Под пиджаком была простая белая блузка, и сейчас Аддисон пожалела, что у блузки длинные рукава.

Взгляд Спенсера следил за каждым ее движением. Интересно, о чем он думал? Что бы это ни было, от этих мыслей его глаза как будто сияли.

Аддисон разнервничалась. Если так и дальше пойдет, то буквально через несколько минут придется опять повторять про себя считалку. И тогда ей уже будет сложно поддерживать разговор. Значит, ей нужно ответить на все его вопросы, пока не стало слишком поздно. Ни к чему давать ему пищу для подозрений или каким-то образом, не дай бог, привлекать внимание «Гнева». Аддисон понятия не имела, как работает эта организация. Могут ли ее члены следить за ней даже в машине?

Спенсер сжал ее дрожащую руку. Аддисон подскочила, но возражать не стала.

- Я все никак не могу вас понять, мисс Уэйд.

Во рту пересохло, но она была рада, что язык все еще ее слушается.

- Не знаю, с чего вы решили, что вам нужно меня понимать. Вы на меня работаете. И все.

Как только Аддисон произнесла эти слова, ее мозг тут же завопил: «Лжешь!». Спенсер определенно не только работал на нее, но и как минимум представлял опасность для ее здоровья. Но будь она проклята, если даже намекнет ему об этом.

Он улыбнулся, хотя в глазах веселья не было ни капельки.

- Отвечаю на ваш вопрос. Если бы Присцилла, которая играла роль моей страховки, все еще была с нами, я мог бы легко войти в комнату мальчика, считать информацию из глубоких слоев и выйти оттуда, зная с уверенностью на девяносто процентов, где его искать. Даже будь он мертв. Теперь, когда я могу взглянуть только на поверхность, с первого раза может не получиться.

- Джереми.

- Что?

Аддисон раздраженно вздохнула:

- Моего племянника зовут Джереми. Я была бы признательна, если бы вы не называли его  просто мальчиком. – Она и сама не знала, почему для нее это так важно.

- Ладно. Джереми. – Неужели в его глазах только что вспыхнуло восхищение? – Может быть, в его комнате я с первой попытки определю, где он. Но может быть, этого будет недостаточно. Возможно, нам придется сходить в его садик, в парк, где он обычно гуляет. Может быть, мне придется подержать в руках его игрушки. Наверняка сказать сложно. Поэтому мне нужно, чтобы вы думали о том, что так или иначе связано с Джереми, и рассказывали мне, пока мы не придумаем способ его найти. – Спенсер вздохнул. – Уж простите, что все это не точная наука.

- Мы сделаем все, что нужно. Терять Джереми я не собираюсь.

Спенсер сдвинулся, и Аддисон теперь могла лучше его рассмотреть. Его глаза были синими безднами цвета неба в самый ясный день. Она видела такое небо, когда удавалось оказаться за городом. Но что-то еще было в его глазах. У самых зрачков вращались и смешивались между собой серые и зеленые кольца. Как такое вообще возможно?

- Но вдруг вы уже его потеряли? Вы к такому готовы?

Аддисон откинулась на спинку сиденья и скрестила на груди руки. Изобразив самое надменное выражение лица, она наградила Спенсера сердитым взглядом. Какая разница, насколько удивительные у него глаза, если они принадлежат совершенно бесчувственному человеку?

- Это невозможно.

- Аддисон…

- Я сказала, это невозможно. – Развивать эту тему она не собиралась.

Она прекрасно знала, что говорит Спенсеру выражение ее лица. Оно призывало вступить с ней в конфликт, если ему хватит смелости. Мало того, Аддисон даже надеялась, что Спенсер начнет с ней препираться. Было бы приятным облегчением для разнообразия выпустить пар, и к черту обстоятельства. Даже если явится «Гнев».

С трудом подавив ярость, Аддисон отчаянно старалась сосредоточиться на главном и не зацикливаться на том, как противен ей Спенсер Льюис. Единственное, что имело значение, – это Джереми. Только об этом и надо было думать.

- Хорошо.

Аддисон тряхнула головой:

- Что?

- Хорошо, он не умер. Полагаю, если бы на свете и существовал человек, который мог бы сохранить ребенку жизнь одной силой воли, это были бы вы. Поэтому сейчас я с вами соглашусь и буду считать, что он жив.

Кивнув, Аддисон прикусила губу. Спенсер не мог этого знать, но сейчас он описал вовсе не ее, а ее деда. Сама Аддисон всегда считала, что у нее просто нет того уэйдовского гена, который позволяет управлять целым миром одной лишь силой мысли.

- Спасибо.

- Пожалуйста. – Спенсер придвинулся к ней, и она вдруг поняла, что прижата спиной к дверце машины, потому что инстинктивно отпрянула.

Однако маневра он явно не оценил, потому что прижался к Аддисон еще сильнее. Она с трудом сглотнула подступивший к горлу ком.

- Когда-нибудь мне бы хотелось увидеть океан.

Глаза защипало, и Аддисон сморгнула слезы. Он никогда не видел океана, а она всю жизнь принимала как должное то, что могла посмотреть на океан в любой момент.

- Который?

- Не важно. Просто открытое море. Это единственное, чего мне всегда хотелось.

- Хотелось? В прошедшем времени?

Спенсер приподнял бровь.

- Теперь, скажем так, появилось кое-что еще, чего мне хочется намного больше.

Он был так близко, что Аддисон чувствовала чистый аромат его мыла. Собрав по крупицам остатки силы воли, она сдержалась и не сделала глубокого вдоха, чтобы вобрать его запах и оставить его отпечаток в памяти. Спенсер бы сразу понял, что она делает, а у нее не было ни малейшего желания давать ему над собой такую власть.

Он отодвинулся, больше не вторгаясь в ее личное пространство. Пытаясь прийти в себя, Аддисон не могла отделаться от мысли, что ее только что предупредили.

Спенсер ее хотел. Это очевидно. Его лицо снова превратилось в бесстрастную маску, и Аддисон тут же почувствовала укол разочарования. Потому что, вопреки всем разумным доводам, из-за него трепетало ее сердце. И она тоже его хотела.



предыдущая глава | Глаза в глаза | Глава 5