home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



39

Следующие несколько недель промелькнули для Мисси как один день — она готовилась к свадьбе, а также к возвращению в будущее, о котором знала лишь она. Мисси довольно часто встречалась с Фабианом, и каждый раз ее терзала мысль о неизбежности расставания с ним и ее новыми родителями. Какое-то время она даже решила, что забеременела. Девушка пришла к выводу, что если она действительно понесла его ребенка, то выполнять свой план по возвращению в XX век нельзя. Но когда за неделю до свадьбы у нее все же начались месячные, она сама не знала, радоваться ей или огорчаться. Теперь ничего не удерживало ее здесь — за исключением ее желаний и любви к Фабиану.

В вечер перед свадьбой она все еще мучительно размышляла над стоящим перед ней выбором. В тот день ее и Фабиана, а также Саржентов и Макги пригласили на импровизированные скачки, проводившиеся на Эрнандо-роуд. Дело в том, что по пути в Натчез, где должны были проводиться ежегодные бега, к Мерсерам заехали двое бывших деловых партнеров Чарльза, и Филиппа, ныне гордая владелица двух чистокровных жеребцов, купленных ею в Кентукки, не преминула бросить гостям вызов. Женщина даже настояла на том, чтобы в скачках приняли участие сами хозяева лошадей — она заявила, что использование для этой цели жокеев является недостойным обычаем.

После полудня на скамьях у беговой дорожки расселась довольно большая компания — Мисси и Фабиан, Люси и Джереми, Антуанетта и Брент, а также угрюмый Чарльз Мерсер, сидящий между женами двух своих бывших партнеров. Чуть вдалеке, под большим деревом, сидело несколько рабов, которые должны были ухаживать за лошадьми.

Когда Мисси увидела на линии старта свою подругу Филиппу, которая на великолепном гнедом жеребце и в дамском костюме для верховой езды выглядела просто по-королевски, она не смогла сдержать довольной улыбки. По обе стороны от нее застыли в ожидании сигнала двое мужчин, которых она вызвала на состязание. Один из них сидел на невысоком вороном арабском скакуне, другой — на сером рысаке.

Филиппа махнула рукой, и Фабиан встал, сделал пару шагов навстречу соперникам и поднял пистолет. Затем, громко отсчитав от пяти до одного, он выстрелил в воздух и лошади рванулись с места.

Сидя на самом краешке скамьи, Мисси с горящими глазами наблюдала, как наездники несутся по импровизированному ипподрому. Их кони были само воплощение грации — казалось, еще немного, и они оторвутся от земли и взлетят. Довольно долго скакуны бежали грудь в грудь, и вскоре Мисси не выдержала — вскочила с места, взметнула платок и начала, размахивая им, громко подбадривать подругу:

— Ну давай же, Филиппа! Задай им жару!

Присутствующие мужчины еще больше помрачнели, а Люси и Антуанетта, зараженные настроением Мисси, также подскочили и принялись громко болеть за амазонку на гнедом коне.

— Быстрее, Филиппа! — кричала Антуанетта.

— Покажи им всем! — вторила ей Люси.

Мужчины же все обменивались сердитыми взглядами.

Казалось, скачка так и окончится без явного преимущества одного из участников, но перед самым финишем жеребец Филиппы рванул вперед и пересек черту, более чем на корпус обойдя остальных. Три ее подруги радостно завизжали и обнялись. Несколько мгновений спустя Филиппа передала коня груму и с торжествующим видом подошла к ним.

— Я же говорила вам, что у меня получится! — воскликнула она, размахивая хлыстом.

— Женщина способна на все! — ответила ей Мисси.

— Да уж, это точно, — согласилась Люси.

Пока женщины обнимали и поздравляли победительницу, ее соперники, красные от злости, быстро увели своих жен, слуг и лошадей. Мисси с гордостью подумала, как существенно она изменила жизнь своих подруг, освободив их от пут, надетых на них самодовольными мужьями. Когда четыре женщины подошли к своим мужчинам, на лице Мисси все еще светилась довольная улыбка, но она увяла от одного взгляда на мрачные физиономии джентльменов.

— Надеюсь, теперь ты довольна? — отрывисто бросил Чарльз Филиппе, нехотя протянув ей руку.

Женщина оперлась на нее и, вздернув подбородок, вместе с мужем пошла прочь.

— Ну что, накричалась на сегодня? — елейным тоном спросил Джереми у Люси. Та, не сказав ему ни слова, пошла к своему экипажу.

— Наверное, в следующий раз вы захотите устроить скачки среди ваших дурацких шляпок? — проворчал Брент Антуанетте.

Но женщина лишь бросила: «Да!» — и парочка в молчании удалилась.

Фабиан подошел к Мисси, глумливо усмехнулся и подал ей руку:

— Пойдем, что ли?

Девушка сердито зыркнула на него в ответ.

Всю дорогу к дому семьи Монтгомери она злилась на него и молчала.

— Да уж, вы, мужчины, не умеете проигрывать! — наконец заметила она.

Фабиан мрачно рассмеялся:

— А ты подложила большую свинью своим подружкам!

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила Мисси.

На скулах мужчины заиграли желваки.

— Твои действия сделали три семьи несчастными.

— Но это же неправда! Как ты думаешь, нравилось ли этим трем женщинам много лет служить для своих мужей ковриками, о которые те вытирали ноги? Я лишь научила их отстаивать свои права.

— Еще бы, ведь мужчины и женщины равноправны! — фыркнул Фабиан.

— Именно так!

— Но ведь ты не желаешь равенства между нами! — раздраженно возразил он. — Ты не успокоишься, пока мы все не признаем, что вы лучше нас!

— Возможно, так оно и есть!

— Вот и я о том же!

— Ты просто невыносим! Ты никогда не изменишься! Я рада, что не…

Фабиан резко остановил лошадей и замогильным голосом спросил:

— Что, Мисси?

Девушка проглотила ком в горле и быстро произнесла первое, что пришло ей в голову:

— Я рада, что не питаю никаких напрасных иллюзий относительно нашего брака.

Фабиан саркастически рассмеялся:

— Что-то я тебя плохо понимаю! — Он притянул ее к себе и пристально посмотрел на нее. — Любовь моя, мне кажется, я знаю, чего ты добиваешься.

— Чего же я добиваюсь, мистер Фонтено? — ядовито поинтересовалась Мисси.

— Ты пытаешься поссориться со мной и, воспользовавшись этим предлогом, сорвать завтрашнюю свадьбу. Но у тебя ничего не выйдет!

Ощутив, что он вот-вот поцелует ее и таким образом вновь подчинит своей воле, Мисси оттолкнула его:

— Фабиан, мне надо домой. Я должна еще очень много сделать к завтрашнему дню, кроме того, у меня нет настроения для этих твоих игр!

Вполголоса выругавшись, мужчина подхлестнул лошадей.


Мелисса с застенчивым видом вышла из кабинки у бассейна. На ней был весьма откровенный купальник, а ее длинные волосы были затянуты в конский хвост. Девушка внимательно посмотрела на Джеффа, стоящего рядом с бассейном в одних плавках, и восхищенно выдохнула — так ее впечатлило его великолепное загорелое тело.

Молодой человек присвистнул, жадно поедая ее взглядом:

— Я же говорил тебе, что обязательно одену тебя в бикини!

Мелисса опустила глаза на две полоски бело-голубой ткани и покраснела до корней волос:

— О Джеффри, мне кажется, что я совсем голая!

Джефф с серьезным видом подмигнул ей:

— Не беспокойся, дойдет и до этого.

Девушка подошла к нему и игриво толкнула его в грудь:

— Да ты просто сексуальный маньяк!

Рассмеявшись, Джефф притянул ее к себе:

— Ну-ка, скажи мне, кто научил тебя этому выражению?

— Именно так Лиза называла своего приятеля, — чопорно ответила Мелисса.

Ее жених хмыкнул:

— Кстати говоря, когда к нам придут эти три вечно хихикающие девицы и их, как ты говоришь, приятели?

— Я сказала им, что мы начинаем вечеринку в пять.

— Вот и отлично — у нас есть еще целый час. — Он потянул ее к стоящему рядом столику и взял пластмассовый флакон. — Мы намажем тебя солнцезащитным лосьоном…

— Солнцезащитным?

Джефф уже начал аккуратно втирать лосьон ей в щеки, лоб и нос.

— Он не даст тебе обгореть. С такой нежной кожей, как у тебя, не стоит рисковать, ведь завтра ночью я собираюсь выпить тебя до дна!

Девушка захихикала от щекотки — его пальцы занялись ее шеей, плечами и туловищем.

Закончив свое занятие и закрыв флакон, Джефф отставил его:

— А теперь мы испытаем твое бикини в воде…

— Но Джеффри, мне нужно подготовить закуски для вечеринки! — запротестовала Мелисса. — Видишь ли, мы с матушкой решили, что сегодня надо предоставить миссис Джексон и ее дочери выходной. Ведь завтра им предстоит такой тяжелый день!

— Вечно ты обо всем тревожишься. — С этими словами молодой человек начал подталкивать ее к краю бассейна. — Кто последний, тот дурак!

— Но я не умею плавать!

— Придется мне тебя поддерживать на плаву.

Весело смеясь, они начали по ступенькам спускаться в неглубокий в этой части бассейн. Прикосновения прохладной воды к коже показались Мелиссе восхитительными. Она окинула любящим взглядом стройное тело Джеффа в темно-синих плавках, которые так ему шли, а он начал жадно рассматривать плавные изгибы ее фигуры, так выгодно подчеркиваемые купальником.

Когда они погрузились в воду по пояс, молодой человек притянул свою невесту к себе:

— Дорогая, наверное, ты думаешь о завтрашнем дне?

Отводя взгляд в сторону, она ответила:

— Да, конечно.

— Мне тоже ничто другое в голову не лезет, — проговорил Джефф. — Жду не дождусь нашего свадебного путешествия — он станет началом нашей совместной жизни.

Девушка опустила руку в воду и кивнула, но, боясь, что голос выдаст ее чувства, ничего не сказала.

— Тебе здесь нравится? — нежно спросил ее Джефф.

— Где здесь? — улыбнулась она.

Его рука начала массировать нижнюю часть ее спины.

— Здесь, в бассейне, конечно, тоже, но прежде всего — в XX веке.

И хотя Мелисса не замедлила с ответом, ее взгляд был грустным.

— О да, мне здесь очень нравится. Сначала меня многое пугало, но сейчас я уже почти привыкла к этой эпохе. Мне кажется, она становится мне родной.

— Это потому что ты становишься родной мне! — с жаром произнес молодой человек. — Я хочу научить тебя многим вещам — плаванью, танцам в стиле кантри…

— Танцам в стиле кантри? — недоуменно переспросила Мелисса.

— О да, в городе есть несколько заведений, в которых принято их танцевать. А еще я научу тебя водить самолет и автомобиль, тратить мои деньги…

— Джеффри, ты меня дразнишь!

— Да что ты?!

В воде отражались солнце и облака. Лаская нежную кожу на ее спине, молодой человек серьезным тоном произнес:

— Ты же понимаешь, как сильно ты изменила мою жизнь и жизни многих других людей?

Мелисса бросила на него быстрый взгляд:

— Как это «изменила»?

— Любовь моя, ты расцвела здесь. Когда ты только появилась, то напоминала объятую ужасом, загнанную в угол мышку. Теперь же ты стала уверенной в себе и своих правах женщиной, вполне готовой достойно ответить на все те вызовы, которые бросает человеку XX век.

Мелисса закусила губу, ощущая, как что-то будто разрывает ее сердце пополам. Ведь лишь недавно ей пришло на ум практически то же самое!

— Что ты хочешь этим сказать, Джефф?

— Я хочу сказать, что, став прежней, ты совершишь большой грех.

— С чего бы это я должна стать прежней? — робко спросила девушка.

Джефф прижал ее к себе и прошептал:

— Мелисса, не забирай у меня мою любовь — и мою жизнь! Я могу попробовать удержать тебя здесь, но окончательное решение следует принять именно тебе.

Перед глазами девушки все расплывалось от слез.

— Я люблю тебя, Джеффри! Пожалуйста, помни об этом! — проговорила она.

Его глаза словно вспыхнули изнутри.

— Я знаю это, дорогая. И я тоже тебя люблю!

Мелисса всем телом прижалась к своему жениху. Ей отчаянно хотелось успокоить его, но слов утешения почему-то не было. Единственное, что приходило ей в голову, что любовь к нему будет гореть у нее в сердце до конца ее дней. Она встала на цыпочки и вложила всю свою любовь в поцелуй, моля небо сделать так, чтобы память о нем навсегда запечатлелась в ее душе.


Тем же вечером Мисси в ночной рубашке стояла возле трюмо и расчесывала волосы, когда вдруг послышался стук в стеклянные двери, ведущие на балкон. В испуге повернувшись на шум, девушка увидела, как двери распахиваются и в комнату входит Фабиан в белой свободной рубахе и темных брюках. В руках у него был букет цветов.

— Фабиан! — испуганно проговорила Мисси, выпустив гребень. — Как ты сюда попал?

Мужчина с усмешкой поклонился ей:

— Любовь моя, я взобрался по дереву, растущему у твоего балкона.

— Но… зачем тебе это было нужно?

Он подошел к ней и протянул букет:

— Я предлагаю мир.

Тронутая, Мисси взяла цветы, вдохнула их сладкий аромат и аккуратно положила букет на туалетный столик.

— Спасибо, — произнесла она. — Это так мило с твоей стороны!

Несколько секунд они в неловком молчании смотрели друг на Друга.

Фабиан перенес вес тела с одной ноги на другую:

— Мисси, я хотел бы извиниться за сегодняшнее…

— Ты хотел бы извиниться?! — не веря собственным ушам, повторила она.

Мужчина кивнул.

— Сегодня мы с Джереми, Чарльзом и Брентом собрались, чтобы выпить по капельке бренди, и самое смешное то…

— Что? — нетерпеливо спросила девушка.

Фабиан робко усмехнулся:

— То, что за исключением Джереми, который попросту безна-дежен, все мы сошлись во мнении, что после того как вы, женщи-ны, изменились, вы стали нравиться нам гораздо больше.

— Да ты что? — чуть слышно произнесла Мисси.

Ее жених с серьезным видом кивнул:

— Вы стали намного более живыми и забавными. Правда, иногда нам бывает трудно стерпеть все эти ваши фокусы. Именно поэтому нам всем надо искать возможность для компромисса. — Он подошел к ней и коснулся ее плеча. — Как ты полагаешь, такая возможность существует и для нас с тобой?

— Я… я не знаю, — проговорила девушка.

— Может, попытаемся ее отыскать? — глядя ей прямо в глаза, сказал Фабиан.

Мисси вдруг отвела взгляд:

— Ну что ж, думаю…

— А я думаю, что мне известно местечко, в котором нам следует начать поиски этого компромисса, — хрипло произнес мужчина, приближаясь к ней с похотливым блеском в глазах.

— Нет, Фабиан! — воскликнула девушка и, чтобы сдержать его, уперла ладонь ему в грудь. — Хотя мне очень нравится то, что происходит между нами в постели, мы не можем решить все без исключения проблемы с помощью секса.

Ничуть не смутившись, он взял ее за руку и начал по очереди целовать ее пальцы.

— Я этого и не утверждал. Позволь мне доставить тебе удовольствие, а затем мы поговорим.

Мисси разом пронзили тревога и жгучее желание — весьма любопытное сочетание, надо заметить!

— Я… я не могу… — пробормотала она.

Казалось, в этот раз ее слова задели Фабиана за живое и сбили его с толку.

— Но почему?! — вопросил он.

«Потому что с твоим ребенком в утробе я не смогу оставить тебя», — мысленно ответила она, и эти непроизнесенные слова обожгли ее горло.

— Ты боишься, что нас увидят твои родители? — допытывался мужчина.

Мисси в муке замотала головой:

— Дело не в этом. Просто… просто я больше не могу заниматься с тобой любовью.

— Больше не можешь?! Этого никогда больше не будет? — воскликнул ее жених.

Девушка в отчаянии переплела пальцы.

— Я имела в виду, пока мы не поженимся. Видишь ли, мне кажется, что это было бы дурным предзнаменованием… — чувствуя, что окончательно запуталась, сказала она и, помолчав, срывающимся голосом добавила: — Я хочу сделать завтрашнюю ночь незабываемой.

— Понятно, — произнес Фабиан. — Что ж, возможно, в этом есть некая изюминка.

Но в его взгляде по-прежнему светилось желание.

— Черт возьми, Фабиан, не надо смотреть на меня такими глазами! — воскликнула Мисси.

Но секунды шли, а они по-прежнему стояли неподвижно, не сводя глаз друг с друга. Казалось, в воздухе между ними начали проскакивать электрические разряды. Мисси рассматривала лицо любимого мужчины, запоминала черты его медального лица, очертания его великолепного тела и бездонную глубину его темных глаз. Когда ее, словно плеть, ударила мысль о том, что после завтрашнего утра она уже никогда его не увидит, она вдруг поняла, что должна сейчас сделать и чего ей так хочется.

— Но зато я могу сделать кое-что для тебя, — прошептала она.

— Правда?

С глазами, полными слез, Мисси произнесла:

— Фабиан, что бы ни случилось, пожалуйста, всегда помни, что я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, дорогая, — немного удивленно ответил мужчина.

Мисси опустилась на колени у его ног и начала расстегивать его брюки.

— Что ты де… — изумился он.

Но в этот момент она приняла его вздыбленную плоть себе в рот.

Фабиан был ошеломлен не в меньшей степени, чем возбужден:

— Да где ты научилась таким…

— Я ничему нигде не училась, — подняла она голову. — Поверь мне, Фабиан, многое из того, что между нами происходит, для меня внове, меня просто внезапно охватывают желания, которым я не в силах противостоять. Но если это тебя смущает…

— О да… — дрожащим голосом проговорил мужчина. — То есть я совсем не…

Окончание этой фразы так никогда и не прозвучало, ибо секунду спустя Фабиану было уже совсем не до слов.


предыдущая глава | Скажи мне «люблю» | cледующая глава