home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Когда на следующее утро Мисси присела за туалетный столик, ее охватило смутное беспокойство. Чтобы ее внешний вид соответствовал старомодному платью, в котором она собиралась выйти замуж, она завила волосы в колечки, надела белье в стиле XIX века и нанесла на лицо легкий естественный макияж. Но когда она посмотрела на отражение в зеркале, то увидела не цветущую счастливую невесту, а встревоженную молодую женщину с поджатыми губами и мелкими морщинками вокруг рта и глаз.

Сегодня был день ее свадьбы, но настроение у Мисси было далеко не праздничным. Она все еще не отошла от недоумения, вызванного поведением Джеффа предыдущим вечером, и все время думала, почему он все же женится на ней. Девушка давно подозревала, что жених ее не любит, а в глубине души знала, что и сама не испытывает к нему особенно нежных чувств.

Так почему же она все-таки собирается выйти за него?

«Потому что Джефф красив и очарователен. Потому что он ведет себя по отношению ко мне как настоящий джентльмен. Потому что с ним я всегда буду делать то, что захочу», — мысленно ответила себе Мисси.

В голову ей пришло не меньше десятка веских причин, по которым выйти замуж за Джеффа все же стоило. Этот брак был выгодной, разумной и логически обоснованной коммерческой сделкой. Любовь имела намного меньшее значение, чем достижение ее целей…

Тогда, наверное, следует отбросить это ощущение смутного неудовлетворения?

Мисси сказала себе, что иметь все на свете невозможно. В конце концов, зажечь в ней пламя страсти удавалось только нескольким мужчинам, но все они были самовлюбленными самцами, которые на самом деле хотели лишь вертеть ею, как куклой.

Джефф же был олицетворением надежности, стабильности и респектабельности. А ведь в реальной жизни имеет значение лишь это, не так ли?

— Доброе утро, милая, — ворвался в ее беспокойные мысли приятный женский голос.

Мисси оглянулась и увидела маму, входящую в комнату с подносом в руках.

— Доброе утро.

— Как дела, дорогая? — поинтересовалась Шарлотта Монро, пересекая комнату. Она уже облачилась в то самое платье из бледно-лилового шелка, в котором, как знала Мисси, собиралась быть на свадебной церемонии.

Увидев на подносе, который мать поставила на столик, кофе, несколько блинчиков, бекон и большой стакан апельсинового сока, Мисси тихо застонала — для нее одной еды было слишком много.

— Со мной все в порядке, мама, но если я хочу влезть в свадебное платье, мне не стоит набирать несколько килограммов.

Шарлотта рассмеялась:

— Дорогая, ты у нас чересчур худая. Так как, ты готова к самому важному дню в твоей жизни? Не передумаешь в последнюю минуту? — Она поправила локон на лбу Мисси. — У тебя какой-то озабоченный вид.

Девушка подавила в себе желание резко ответить матери, которая всю жизнь окружала ее навязчивой опекой. Вместо этого она взяла в руку чашку, сделала глоток кофе, поморщилась и проговорила:

— Ты же знаешь, что я не отношусь к числу слабонервных истеричек.

— А к отъезду на острова ты подготовилась?

— Да, мама.

— Уколы сделала?

— Какие уколы? — округлила глаза Мисси.

— То есть ты хочешь сказать, что не была у врача и не делала прививки? А что, если ты подхватишь там малярию или еще какую-нибудь гадость?

— Ма, но мы же едем в круиз по Виргинским островам, а не на сафари на остров Борнео!

Эти слова не очень успокоили Шарлотту. Она провела указательным пальцем по щеке:

— Даже не знаю, что сказать, дорогая… Наверное, тебе все же стоит сделать пару прививок.

Мисси поставила на столик чашку и хмуро посмотрела на мать:

— Может быть, мы поговорим об этом после, а сейчас ты поможешь мне надеть свадебное платье? С минуты на минуту придет фотограф, ведь мы же договорились, помнишь?

— Помню, но… — Шарлотта прикусила нижнюю губу, — я просто проверяю, не забыли ли мы чего-нибудь.

— Мама, поверь, мы ничего не забыли, — поднимаясь из-за столика, сказала Мисси. — В конце концов, во всем Мемфисе только у нас в каждой комнате стоит противопожарная сигнализация, а также набор сывороток от укуса ядовитых змей и огнетушитель.

Это замечание вызвало у Шарлотты Монро улыбку. Она подошла к шкафу, достала оттуда свадебное платье и подошла к высокому зеркалу, возле которого стояла Мисси. После того как Шарлотта помогла дочери надеть это настоящее произведение искусства из атласа, кружев и бисера, она не могла сдержать восторга:

— О дорогая, ты выглядишь очаровательно! Надо сказать, что швея скопировала платье Мелиссы Монтгомери просто замечательно!

— Я тоже так считаю, — ответила Мисси, взглянув на дагеротип Мелиссы, стоявший в рамочке на комоде. По ее телу пробежала дрожь — эта женщина могла бы быть ее близнецом, и единственным различием между ними было грустное, какое-то затравленное выражение глаз Мелиссы. Вновь переведя взгляд на зеркало, Мисси с восхищением отметила безукоризненный стиль платья — высокий ворот, плотно облегающий грудь лиф, узкую талию и длинные пышные юбки. Получалось нечто настолько женственное и старомодное, что у Мисси возникло чувство, будто она действительно попала в другое время. И впрямь, она была так похожа на изображение Мелиссы, что более суеверный человек решил бы, что девушка только что материализовалась из выцветшей фотографии. Эта мысль на мгновение вызвала на губах Мисси гордую улыбку.

Интересно, почему у Мелиссы такой грустный вид?

В дверь постучали, и мать с дочерью одновременно воскликнули:

— Войдите!

В комнату зашел Говард Монро, на нем был элегантный черный костюм. Светясь от гордости и удовольствия, он подошел к жене и дочери и по очереди коснулся губами их щек.

— Бог ты мой, я в жизни своей не видел такой красивой невесты! — сказал он.

— Спасибо, папа, — ответила Мисси. — Знаешь, ты тоже очень хорошо выглядишь.

— Ну что ж, — проговорил Говард, — фотограф прибыл, да и некоторые гости уже пришли.

— Чудесно! — почти пропела Шарлотта, но потом вдруг встревоженно сжала руки. — Говард, как ты думаешь, мы ничего не забыли?

— Шарлотта, хватит переживать, все идет отлично, — уверил ее муж. — Мистер Кристофер устанавливает свое оборудование на веранде, которая выходит на задний двор.

— Прекрасно, — с застывшей улыбкой на лице проговорила Мисси.

Через минуту она уже стояла перед фотографом на прохладной веранде, залитой теплым солнцем самого конца февраля. Из сада доносились нежные ароматы, а в ветвях цветущих деревьев наперебой пели птицы.

Но улыбка на лице Мисси была напряжённой и неестественной, и она осталась такой, когда фотограф нажал на кнопку.


Мелисса Монтгомери в ночной сорочке и халате сидела у туалетного столика. В зеркале она увидела свое отражение — мелкие кудряшки вокруг головы и красные глаза. Фабиан был прав — она хотела выйти за него замуж так же, как преступник хочет попасть на виселицу. Мелисса перевела взгляд на подвенечное платье, висевшее на двери, и подумала о том, хватит ли ей смелости надеть его.

Как свидетельствовало припухшее лицо девушки, ночью она почти не спала — только рыдала в подушку. Ей все еще не верилось, что Фабиан собирается отвезти ее в свадебное путешествие в Африку на охоту на слонов. Мелисса ни разу в жизни не дотрагивалась до ружья и не собиралась делать этого в будущем. Но, судя по всему, ей предстоит гореть в аду за участие в замыслах Фабиана. В те короткие минуты минувшей ночи, когда сон все же брал над ней верх, ей снились бедные большие животные, которые несутся по африканской равнине, убегая от вооруженного Фабиана. Почему-то слонов ей было жаль даже больше, чем себя. По крайней мере, Фабиан не застрелит ее…

Или все же застрелит? Девушка вспомнила его мрачные высказывания и почувствовала, как сердце ее стиснул ужас.

— Доброе утро, дорогая! — раздался в ее ушах бодрый женский голос.

Мелисса вздрогнула, резко повернулась на стуле и увидела, как в комнату вплывает ее мать. Лавиния уже оделась к свадьбе — на ней было элегантное платье из розовато-лилового шелка.

— Доброе утро, мама, — выдавила из себя Мелисса.

Лавиния разглядела припухшее лицо дочери и нахмурилась:

— В чем дело, милая? У тебя такой вид, будто ты собираешься присутствовать на собственных похоронах, а не на свадьбе.

После этих слов Мелисса уже не смогла сдерживаться — ее верхняя губка задрожала, и через секунду из глаз хлынули слезы.

— Бог ты мой! — воскликнула Лавиния, подавая дочери вышитый носовой платочек. — Я понимаю, перед свадьбой все волнуются, но ты воспринимаешь все чересчур серьезно!

— Прости меня, мама, — выдохнула Мелисса.

Лавиния похлопала девушку по плечу:

— Тебя волнует то, что произойдет сегодня ночью?

— Да… Нет… О, я сама не знаю! — зарыдала Мелисса.

— Советую тебе перед тем, как удалиться в спальню, выпить двойную порцию бренди, — доверительно проговорила Лавиния.

Когда Мелисса изумленно посмотрела на мать, та продолжила: — Я понимаю, что ты даже не знаешь вкуса спиртных напитков, но в такой ситуации принять немного алкоголя будет очень даже к месту…

— О Боже!

— Не переживай, Фабиан хорошо знает, что надо делать.

— Именно этого я и боюсь, — всхлипнула Мелисса.

Возможно, Лавиния даже не расслышала этих слов — как бы гам ни было, внимания на них она не обратила.

— Повезло тебе, девочка! — воскликнула она, после чего подошла к умывальнику и погрузила платок в тазик с водой. Отжав иоду, Лавиния вернулась к столику, за которым сидела дочь, и протерла ей лицо.

— Выше голову, Мелисса! Выше голову! Скоро придет человек, который делает дагеротипы. Да и гости вот-вот начнут прибывать, ведь служба в церкви уже заканчивается.

— Жаль, что мы не сходили в церковь сегодня утром! — проговорила Мелисса.

Лавиния удивленно приподняла бровь:

— В день свадьбы? А если бы ты встретилась там с женихом? Я знаю, тебе не нравится, что мы назначили церемонию на воскресенье, но это единственный день, когда все люди в городе. Кроме того, завтра преподобный Слоун уезжает…

— Я понимаю, мама.

— Вот и отлично. Я сейчас позову Дульси, и она поможет тебе надеть платье.

Полчаса спустя Мелисса в своем чудесном подвенечном убранстве стояла перед фотографом на веранде, выходящей на задний двор. Все вокруг было залито теплым солнцем самого конца февраля, прохладный ветер доносил из сада нежные ароматы, а в ветвях цветущих деревьев наперебой пели птицы.

Но улыбка на лице Мелиссы была напряженной и неестественной, и именно такой фотография запечатлела девушку для потомства.


Вскоре Мелисса уже стояла под руку с отцом наверху впечатляющей винтовой лестницы. На голове ее была фата, а в руках — букет.

Внизу, в огромной гостиной, ее поджидали Фабиан, священник, ее мать и несколько десятков гостей. Мелисса смотрела на Фабиана, на лице которого застыло мрачное, нетерпеливое выражение, и чувствовала, что содержимое ее желудка начинает подниматься вверх по пищеводу, подступая все ближе к горлу…

Но именно в тот момент, когда паника и тошнота уже брали над ней верх, заиграл свадебный марш.

— Ну что, дорогая, готова? — с гордой улыбкой повернулся к ней отец.

Борясь с дурнотой, Мелисса посмотрела ему в глаза и снова поймала себя на мысли, что она хотела бы оказаться в каком-нибудь другом месте.

— Мелисса! — обеспокоенно проговорил Джон. — С тобой все в порядке?

Девушка ответила ему вымученной улыбкой:

— Разумеется, папа. Я готова.

Обутая в туфельку нога сделала шаг вперед, но, вместо того чтобы опуститься на ступеньку, зацепилась за юбки. Мелисса вскрикнула и попыталась уцепиться руками за воздух, но равновесие было уже потеряно…

Гости в ужасе смотрели, как попытка отца удержать ее закончилась тщетно и она кубарем покатилась с лестницы. Перед глазами бешено завертелись обои и перила, а нежное тело начало биться об острые углы ступеней. Падение продолжалось, пока девушка не приземлилась на ковер у подножия лестницы, при этом она ударилась головой о балясину перил и потеряла сознание.

Все присутствующие резко выдохнули. Долю секунды стояла ужасная тишина, а потом родители, Фабиан и перепуганные гости бросились к неподвижно лежащей Мелиссе. В начавшейся суматохе никто не обратил внимания на то, что шар на стойке мигнул — как будто он знал какую-то забавную тайну.


Мисси Монро под руку с отцом стояла наверху винтовой лестницы. На голове ее была фата, а в руках — букет. Внизу, в огромной гостиной, девушку поджидали Джефф, священник, ее мать и несколько десятков гостей. Мисси увидела, что Джефф улыбается ей. В своем костюме «под старину» он выглядел очень красивым, но Мисси сумела разглядеть в его глазах грусть и какую-то отстраненность.

Заиграл свадебный марш.

— Ну что, дорогая, готова? — с гордой улыбкой повернулся к девушке отец.

Мисси еще раз посмотрела на далеко не восторженного Джеффа и перевела взгляд на отца. В голове ее мелькнула неуместная мысль: «Как я хотела бы оказаться где-нибудь в другом месте…»

— Мисси, ты готова? — повторил Говард.

Девушка ответила ему вымученной улыбкой:

— Разумеется, папа.

Обутая в туфельку нога сделала шаг вперед, но, вместо того чтобы опуститься на ступеньку, зацепилась за юбки. Мисси вскрикнула и попыталась уцепиться руками за воздух, но равновесие было уже потеряно…


предыдущая глава | Скажи мне «люблю» | cледующая глава