home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Кон сам вез ее в сером свете раннего утра, и единственными звуками были звон церковных колоколов и отрывистый цокот копыт. Да стук ее сердца, который заглушал все остальное. Он помог ей выйти из коляски, порывисто обнял и сунул в руки ключ от ее нового дома и конверт с очень точными распоряжениями. Он не желал оставлять что-то на волю случая. Никаких случайных встреч, никаких украденных поцелуев, никакого неуклюжего совокупления в поле и в амбарах.

Лоретта вспомнила залитый солнцем день, начало конца, когда радость из-за нового платья занимала все ее мысли, и это помешало ей почувствовать напряжение в Гайленд-Гроув.

Она дала Сейди застегнуть последний крючок — так торопилась. Волосы ее беспорядочно разметались по плечам, потому что соломенная шляпка осталась висеть на крючке в коридоре, Лоретта совершенно забыла о ней. Солнце сияло высоко в небе. Кон обещал пикник, и она надеялась, что он не начнет без нее, С тех пор как он приехал из университета, казалось, Кон испытывал постоянный голод: к еде, к новому опыту, но больше всего к ней.

Лоретта нашла его в маленькой беседке. Корзина на скамейке была уже открыта. Он ждал ее и, похоже, потерял всякое терпение. Лоретта обнаружила несколько крошек на галстуке Кона и стряхнула их.

— А для меня что-нибудь осталось? — поддразнила она его и облизнула пересохшие губы.

Она знала, что ее рот сводит Кона с ума. Почему, Лоретта представления не имела. Девчонки Кобб называли ее рыбой и говорили, что ее губы совсем не похожи на изящный лук Купидона, а напоминают какой-то широкий розовый мазок, и что у нее видно слишком много зубов, когда она смеется. Еще они говорят ей, что у нее будут морщины, потому что она смеется чересчур много. Но когда она с Коном, то ничего не может с собой поделать.

— У меня только хлеб и сыр. Миссис Кларк не смогла выделить мне много. — Он не улыбался. В сущности, он выглядел ужасно мрачным.

Лоретта сжала его руку:

— Что случилось?

— Дядя Райленд хочет, чтобы я женился на наследнице.

Лоретта уронила персик. Он упал, покатился по крашеному полу и остановился возле колонны. Кон повернулся к ней и улыбнулся:

— Не бойся. Это чушь, я так и сказал ему. Ты будешь моей маркизой, как только я достигну совершеннолетия. Мы сыграем свадьбу на Рождество.

Лоретта посмотрела на него. Посмотрела внимательно. Глаза его были печальны, а черные волосы спутаны, похоже, последнее время они не видели расчески. Кон побрился сам, и об этом свидетельствовал крошечный порез на щеке. Видно, его камердинер все-таки нашел себе другого хозяина, который в состоянии регулярно платить.

— Дядя опять запугивает тебя? — прошептала Лоретта.

— Он меня не бил, если ты об этом спрашиваешь. — Кон покраснел. — Мы просто повздорили из-за приходно-расходных книг.

— Это он виноват! — вскричала Лоретта. — Он уже сто лет распоряжается твоими финансами.

Кон обнял ее и усадил на скамейку.

— Хотел бы я обвинить его. Но дедушка, упокой Господи его душу, был крайне недальновидным. Ты же знаешь, как он любил путешествовать и коллекционировать всякие необычные вещи. Он называл это познанием мира. Это он разорил имение. А дядя Райленд держал нас на плаву, хоть порой и прибегал к сомнительным сделкам. Это ему надо было родиться старшим сыном, тогда я не попал бы в такой переплет. Я был бы простым мистером Райлендом, сиротой, и был бы помолвлен с хорошенькой мисс Винсент, самой чудесной девушкой во всем Дорсете.

— Поцелуй меня, Кон. — Лоретта нуждается в поцелуе, как и он. После поцелуя тревога сразу уйдет с его лица. По крайней мере, хоть это она может для него сделать. А как бы ей хотелось сделать больше!

Кон послушался. Губы его были теплыми, язык — твердым.

Лоретта открыла глаза и увидела, что Кон пристально смотрит на нее, но его затравленный взгляд ничего не выражал. Но она знала, как вернуть его глазам искру. Ее руки оставили его плечи и запутались в волосах Кона. Он был уже твердым, и она жаждала почувствовать его в себе.

Лоретта прервала поцелуй.

— Я не хочу больше ждать, Кон.

— Тебе следует уйти, пока я еще могу отпустить тебя. — Он погладил ее щеку пальцем. Лоретта поймала его и втянула в рот.

— Бога ради, Лори, не надо. Ты сведешь меня с ума.

— Давай сходить с ума вместе.

— Ты еще слишком юна.

— Мне семнадцать! В моем возрасте некоторые девушки уже имеют детей!

— Вот именно. — Кон встал. — Мне сейчас нечего предложить тебе. А вдруг ты забеременеешь? Что мы будем делать?

— Есть способы предотвратить.

Кон вскинул руку:

— Только не говори мне, откуда тебе известны такие вещи. Между нами и дальше все будет так, как должно…

Но так не было, во всяком случае, если и было, то недолго. Лоретта добилась своего, только после этого навсегда потеряла Кона.


Она заглянула в свой ридикюль. Кон дал ей денег, но их недостаточно, чтобы сбежать от него. Он знает, что она целиком и полностью зависима, вполне возможно, ему также известна вплоть до последнего пенса сумма ее долгов. Она не дала себе труд прочесть контракт от корки до корки, но решительно подписала документ. Кон с мрачным лицом наблюдал за церемонией подписания. Должно быть, он был уверен в успехе еще до того, как она постучалась в дверь в полночь, так же как она знала, что у нее нет иного выбора, кроме как согласиться.

Его условия оказались удивительно щедрыми, и она верила ему, как это ни глупо. Через шесть месяцев она сожжет долговые расписки брата. Похоже, Кон не вполне доверял ей, поскольку не захотел уничтожить их уже сейчас. Но Лоретта не сомневалась, что очень скоро ей удастся его убедить. Судя по всему, она для него по-прежнему эликсир жизни.

Она проскользнула вверх по лестнице в комнаты брата, надеясь не встретиться с квартирной хозяйкой Чарли. Ее вчерашняя встреча с этой женщиной стала неприятным напоминанием, как ужасно обстоят дела.

Портьеры были задернуты от утреннего света, и комната тонула в полутьме. Лоретта учуяла Чарли по запаху еще до того, как увидела его. Он спал на сломанном диване прямо в одежде, наполовину завернутый в старое одеяло, оставив для нее единственную спальню. Без сомнения, он заявился так поздно и был так пьян, что даже не подумал постучать в дверь и поинтересоваться, как она провела вечер. Но быть может, со временем из него получится прекрасный священнослужитель, не понаслышке знающий обо всех опасностях и соблазнах, которые представляет жизнь. За свои двадцать лет он уже, похоже, испытал их изрядно.

Кон сказал, что Чарли сегодня увезут. Лоретта заметила на ковре открытое портмоне. Она знала, что брат продал все хоть мало-мальски ценное. Осталось одно старье. Кон пообещал должным образом экипировать парня для путешествия, дать в сопровождающие наставника, своего старого профессора, с достаточной суммой денег, чтобы у них было все необходимое. Лоретта была рада, что Чарли не доверят распоряжаться финансами.

Она осторожно повернула ручку двери в спальню, хотя, судя по доносившемуся с дивана пьяному храпу, Чарли спал мертвецким сном. Лоретта предусмотрительно попросила вечером принести в комнату таз с водой, прежде чем ушла, и стала смывать с себя ночной грех. Не мигая, она уставилась в запотевшее зеркало над туалетным столиком.

Теперь она содержанка.

Когда-то она отдавала Кону свою любовь свободно, хотя и знала о последствиях. Даже после его женитьбы она побуждала его приходить к ней. Нуждалась в нем с тоскливой жаждой, которая не проходила, несмотря на все ее попытки прогнать Кона из своего сердца. И вот она стоит теперь, такая же падшая, какой всегда была: блудница, прелюбодейка, незамужняя мать, шлюха. Странно, что в зеркале отражалась обычная женщина не первой молодости, с потускневшими от недосыпания глазами, с растрепавшимися волосами. При всех своих грехах она отнюдь не соблазнительная сирена.

Она могла бы в прошлом году ответить на вопрос Кона по-другому и не оказалась бы в таком безвыходном положении. Он мог бы помочь ей с Чарли. Ее бы наконец назвали мамой. Но когда Кон сделал ей предложение, не было никакого упоминания об их дочери, только о его сыне. Он тогда еще не нашел письма Марианны.

Беатрикс была тайной. Ее тайной. После стольких лет молчания Лоретта в тот день не нашла в себе сил рассказать ему, боясь того, что он сделает, если узнает. И была права. Он кричал на нее как ненормальный, когда узнал правду, и с той поры она избегала его.

Жизнь Беатрикс была прекрасно устроена. Ее отправили в дорогую школу в дорогой одежде. Девочка воспитывалась своими приемными родителями, корнуоллскими родственниками Лоретты. Беатрикс знает Лоретту как свою двоюродную сестру, и до конца своей жизни будет писать ей аккуратным почерком письма, начинающиеся со слов «дорогая кузина Лоретта».

Лоретта была потрясена тем, что Кон вернулся в ее жизнь и полагал, что они могут продолжить с того, на чем остановились. Его жена еще даже не успела остыть в могиле… И если б Лоретта согласилась выйти за него, этот брак, случившийся слишком поздно, каждый божий день напоминал бы ей о том, что она потеряла дочь. Как она могла позволить себе быть счастливой? Конечно же, она отказалась. И никакие уговоры и мольбы Кона не заставили ее передумать.

Взяв щетку, она стала нетерпеливо расчесывать спутанные волосы. У нее оставалось несколько часов, чтобы поспать, до того как уедет Чарли и за ней явится слуга Кона. А пока ее жизнь принадлежит только ей.

Лоретта забралась под заштопанные простыни, которые привезла с собой из Лоджа, и провалилась в сон. Через два часа ее разбудил Чарли, он был все еще взъерошенный, но в чистой одежде.

— Лори, я уезжаю, — сказал он с виноватым видом. — Лорд Коновер прислал записку, что позаботится о твоем возвращении домой. Боюсь… э… миссис Багшот захочет получить плату за квартиру.

— Я заплачу. — Коновер заплатит.

— Спасибо, сестренка. Ты чудо. Ты ведь справишься без меня? Я точно не знаю, когда мы вернемся. Старый пень в гостиной не говорит.

Лоретта улыбнулась. «Старый пень», должно быть, его провожатый, и, без сомнения, она не увидит брата по меньшей мере полгода.

— Со мной все будет замечательно, Чарли. А ты веди себя хорошо. Лорд Коновер невероятно щедр, давая тебе такую возможность.

Чарли присел на край кровати.

— Ох, но мне не может это нравиться, — сказал он с встревоженным видом. Если бы глаза его не были такими красными, он был бы похож на ребенка, которого уличили в воровстве печенья. Галстук у него перекосился, и Лоретта села, чтобы его поправить.

Она от многого отказалась ради мальчика, которым он был, слишком от многого. Но иного пути не было.

Чарли был послан в школу благодаря ее молчанию — осмотрительность, которая слишком запоздала, чтобы спасти ее или ее ребенка. Однажды вечером, когда родители были в отъезде, проигрывая деньги за игровыми столами, дядя Кона пришел к ней. Никто не мог расстроить его планов относительно женитьбы Кона на Марианне Берриман, а уж такая мелкая помеха, как малышка Лори Винсент, и подавно. Он пригрозил ей, но смягчил свои неприятные слова предложением заплатить за обучение брата. Так Чарли и получил образование — хотя нельзя сказать, чтобы ему был от этого большой прок — а она отказалась от Кона. Но не раньше чем выработала свой собственный план.

Именно с той ночи она начала вынашивать тайный замысел о незаконной свадьбе.

А теперь у нее есть еще одна тайна, которую она должна хранить от брата.

На самом деле Чарли любит ее, хоть и ведет себя так глупо.

— Коновер заботится об обитателях Винсент-Лоджа, ты же знаешь. В конце концов, мы ведь соседи, — сказала Лоретта, успокаивая брата.

— А он не… не станет докучать тебе, когда я уеду?

Возможно, брат не так наивен, как она думала.

— То, что было между нами, давно прошло, — солгала она. — Мы были почти детьми. Это было всего лишь юношеское увлечение. Он женился, а я занялась благотворительностью. — Благотворительностью, которую она едва ли могла себе позволить, но теперь денежное содержание от Кона даст ей возможность быть более полезной. Ее семья воистину обходится ему недешево, но он еще только начал платить.

Брат драматично вздохнул:

— Я все испортил, да, Лори? Я ведь намеревался выиграть. Но я исправлюсь, клянусь. Когда вернусь, буду готов учиться. Стану работать не покладая рук.

— Так и будет. — Она чмокнула его в щеку. — А теперь не заставляй старикана ждать. Как его зовут?

— Доктор Гриффин. Старая развалина. Надеюсь, он не отдаст Богу душу в каком-нибудь храме.

— Тогда тебе просто нужно будет провести похоронный обряд, — поддразнила Лоретта. — Иди! Все будет хорошо.

С шутливым глубоким поклоном брат вышел из спальни, и Лоретта в изнеможении откинулась на подушки. Косые лучи солнца проникали в убогую комнатенку, освещая каждую пылинку. Миссис Багшот явно не слишком хорошая хозяйка, несмотря на чересчур высокую цену, которую запрашивает за свои комнаты. Лондон до нелепости дорогой город.

Но теперь у Лоретты достаточно денег и она может позволить себе и горячую ванну, и приличный завтрак. Она договорилась с надменной миссис Багшот, на которую не произвело ни малейшего впечатления неожиданное богатство Винсентов. Лоретта приехала в город без своей горничной Сейди — еще одно очко не в ее пользу. К тому же миссис Багшот наверняка видела этим утром ее с Коном. Не могла не заметить их горячих объятий.

Лоретта улыбнулась про себя. Она порочная женщина. И решительно настроена стать еще порочнее.

Позавтракав под неодобрительное молчание хозяйки и приняв ванну, Лоретта сложила свои скудные пожитки и стала ждать слугу Кона. Наконец Арам вежливо постучал в дверь.

Она была скорее зачарована, чем потрясена, увидев на пороге чернокожего мужчину. Арам и его жена Надия должны были заботиться обо всех ее нуждах в ее новом доме. Надия станет ее горничной и компаньонкой, а Арам — дворецким.

Арам был одет в длинный расшитый балахон поверх рубашки и шаровар. Лоретта была очарована его элегантностью и чувством собственного достоинства, с которым он держался.

— Боюсь, вам придется расплатиться с этой женщиной за квартиру, чтобы она нас отпустила, — сказала Лоретта. — Не думаю, что она удовлетворится моими обещаниями.

— Пустячная сумма, — отозвался Арам по-английски почти без акцента и вытащил толстый кошелек из кармана шаровар. — Я сделаю это немедленно. — Он с сомнением оглядел шляпную коробку и видавший виды сундук: — Это все ваши вещи?

Лоретте стало стыдно. Даже если он слуга Кона, этот человек в своем экзотическом наряде намного затмевает ее. Что ж, теперь она тоже у Кона в услужении и ждет, что маркиз исправит положение.

— Да. Они не тяжелые. Я могу помочь вам.

— Даже не думайте. Вы возлюбленная моего хозяина. Он оторвет мне голову, если вы хоть пальцем пошевелите. Я вернусь, — сказал Арам и отправился на поиски миссис Багшот.

— «Возлюбленная моего хозяина», — прошептала Лоретта.

Когда-то так оно и было. Но надеяться, что это может повториться, было бы чересчур.


Глава 2 | Полночная любовница | Глава 4