home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Ну вот. Достаточно ли спокойной и беззаботной она выглядит? Там, у водопада, был ужасный момент, когда она осознала, что они снова были неосмотрительны, и ее охватило отчаяние. Отчаяние — и невозможная надежда. Если бы она забеременела, решение было бы принято за нее. Она никак не смогла бы лишить отца еще одного ребенка и больше ни за что на свете не отказалась бы от части своей души — части себя.

Ей не пришлось бы терзаться мыслью, правильно ли поступает она, нося эту ношу, сохраняя тайну. Она устала поступать правильно. Устала от жертвенности.

Но для Беатрикс было бы страшным потрясением узнать, что она незаконнорожденная. А каким ударом для Джеймса было бы узнать, что его «тетя» — давняя любовница отца и именно из-за нее у его матери никогда не было ни малейшего шанса стать счастливой со своим мужем, несмотря на все ее состояние и красоту. И что именно из-за нее Кон покинул своего сына и бесцельно скитался по свету.

Уж очень много принесла она несчастья, печально подумала Лоретта. Но прошлое позади. Будущее же она постарается сделать как можно лучше и начнет прямо сейчас. День неправдоподобно прекрасен, золотистый и теплый, с услаждающим слух музыкальным пением птиц и журчанием серебристой речушки. Она наслаждалась ощущением травы под босыми ступнями. Уже давным-давно не ходила она босиком, полуодетая, с растрепанными, безнадежно спутанными волосами.

Лоретта надеялась, что успеет привести себя в порядок до того, как ее кто-нибудь увидит.

Удача была на ее стороне. Она вошла в дом через открытую переднюю дверь и взлетела по лестнице. Утром она убежала в спешке, чтобы посмотреть на овец. И теперь, если она хочет привести себя в более или менее божеский вид, в первую очередь надо что-то сделать со спутанными волосами.

Лоретта поискала в кармане шпильки, но они, похоже, выпали из него по дороге домой.

Содержимое кармана Кона стало для Лоретты откровением. Теплый трепетный восторг охватывал ее при мысли, что ее скромные подношения путешествовали по миру, как частичка дома. Частичка ее сердца.

Ах, Кон, глупый, сентиментальный человек! Наверняка теперь он должен сознавать, насколько невозможно было бы воссоединение, несмотря на их бесспорную страсть друг к другу. Страсть закончится. Уже закончилась. Сегодняшний день не повторится.

Лоретта сняла влажное платье, облачилась в халат и начала мучительный процесс распутывания и расчесывания волос. Она услышала хлопанье дверей и голоса внизу, потом быстрый топот по лестнице — значит, дети вернулись с купания и спешат переодеться к ленчу.

Кон придерживался деревенского распорядка, с плотным ленчем в середине дня. Сегодня вечером они составят детям компанию за детским чаепитием. Вчерашняя официальная, неловкая атмосфера за обедом не должна повториться, чему Лоретта была ужасно рада.

Она снова заплела косу и надела чистое платье. Если не считать порозовевших от солнца щек и носа, от ее рискованной проделки не осталось и следа. Она была решительно настроена провести весь остаток дня за чтением или игрой в настольные игры с Беатрикс, ей не хотелось сталкиваться с Коном.

Послышался легкий стук. Лоретта открыла дверь, и в комнату заглянула Беатрикс:

— Меня послали за тобой.

— Отлично. Я умираю с голоду. Как прошло купание?

— Вода холодноватая, но как только немножко подвигаешься, то этого уже не чувствуешь. Ты уверена, что мы должны уехать?

— Вполне. Теперь, когда ты научилась плавать, окунем тебя в Пиддл. Когда ты вернешься домой, твои мама с папой не узнают тебя из-за чешуи и плавников.

Беатрикс разглядывала дорогие баночки с красками для лица и пузырьки с духами на туалетном столике Лоретты.

— Мне не разрешается купаться в океане.

— Стой спокойно. — Лоретта помазала розовым маслом за ушами Беа. — Океан сильно отличается от озера и реки, это уж точно. Помню, когда я в первый раз приехала в Пензанс, океан привел меня в ужас. Он был таким бескрайним. И бурным. Твои родители правильно делают, что не разрешают тебе в нем купаться. — Она приколола часики матери на воротник Беа, гадая, любила бы бабушка свою внучку или видела бы в ней лишь свидетельство греха Лоретты, если бы девочка осталась в доме.

Как просто было бы для Лоретты утонуть в океане тогда, двенадцать лет назад, когда ее выслали из Дорсета! Одним холодным и мрачным зимним днем соблазн был особенно велик. Но ребенок в животе протестующе толкнулся, и трусливая мысль исчезла. Лоретта доказала, что достаточно сильна, чтобы жить без дочери, и теперь у нее должно хватить сил жить без Кона.

Она поцеловала Беа в макушку:

— Пойдем вниз, милая.

Следующий день тоже был солнечным и теплым. Дети подкреплялись на природе, плавали, катались на пони и рыбачили. Они также обследовали близлежащие пещеры под надзором Нико и Томаса. Они помогали пасти овец и любовались облаками. Лоретта помогала на кухне и в саду, пока Кон с мистером Картером ездили на встречу с соседями и договаривались насчет ремонта дороги.

В воскресенье все домочадцы поднялись рано и, избегая ухабистой дороги, отправились пешком через холмы в деревню и ее скромную церквушку. Кон, Лоретта, дети и их экзотические слуги стали объектом любопытных взглядов, когда заполнили скамьи спереди и ряд сзади. Была ли проповедь о блудном сыне запланированной или спонтанной, Кон не знал и знать не хотел. Его уже нельзя ни оскорбить, ни спасти. Через два дня Лоретта, Беа, Сейди и Нико должны были уехать в Йоркшир.

Он сделал все возможное и невозможное, чтобы убедить Лоретту изменить свое решение. Еще никогда он не излучал столько очарования и добродушия. Наградой ему были невыразительные улыбки Лоретты и ее поспешный уход, когда он входил в комнату. Она весело болтала с детьми за едой, но по отношению к нему была подчеркнуто сдержанной. Кон был уверен, что она запирает дверь своей спальни на ночь, хотя в данных обстоятельствах не осмелился бы сломать ее оборону.

Джеймс оттаивал. В их разговорах стало меньше неловких и напряженных пауз. Кон воспользовался советом Лоретты и предложил сыну заграничную поездку, если тот хорошо закончит учебный год. Глаза мальчика загорелись. Подкуп по-прежнему был не чужд Кону.

Когда они вышли из церкви, все, похоже, и думать забыли о воскресном обеде и толпились в церковном дворе, чтобы получше разглядеть свиту Коновера еще и спереди, а не только сзади. Немолодой дюжий священник энергично потряс Кону руку.

— Мы так рады видеть вас и вашу семью у нас, милорд. Я немного знал вашего дядю. Но мы с ним так и не сблизились.

Кон попытался представить этого грубовато-добродушного человека с честным лицом и своего изворотливого и хитрого дядю Райленда за дружеской беседой и не смог.

— Меня это не удивляет. Дядя Райленд не был праведником.

— Как и все мы, милорд, как и все мы. Это ужасно, что он вот так заблудился и пропал. Я писал вам на имя вашей доброй супруги. Вы в то время, я полагаю, были в отъезде. Леди Коновер, могу я сказать, как рад наконец познакомиться с вами? Мы благодарим вас за вашу помощь с колокольней и за все остальные подарки для нашего прихода. Мы у вас в долгу.

Викарий, может, и был информирован о том, что Кона несколько лет не было в стране, но все последующие события от него ускользнули.

Лоретта побледнела и оцепенела, потрясенная этой путаницей.

Положение спас Джеймс:

— Отец Эндрюс, боюсь, вы ошиблись. Моя мама умерла больше года назад. А это мисс Винсент, очень близкий друг семьи. Она и ее кузина — наши гости в Стенбери-Хилл.

Викарий удивленно вскинул свои кустистые брови:

— Бога ради, простите меня, милорд. Я понятия не имел. Пожалуйста, примите мои соболезнования. Мне следовало нанести визит, как только мы услышали о вашем приезде, тогда бы я не попал впросак. — Он взглянул на пожилую женщину, которая топталась чуть поодаль, возле одного особенно замысловатого надгробного камня. Кон прищурился и не удивился, увидев, что имя Стенбери высечено в мраморе. Его мать была похоронена у церкви Всех Святых рядом с отцом, но он подумал, что давно пора ему познакомиться с усопшими мамиными родственниками.

— Я знаю, вы привезли с собой своих слуг, но старая миссис Хардвик много лет была экономкой в Стенбери-Хилл. Думаю, ей бы хотелось поговорить с вами о вашей матушке. И вашем дядюшке, конечно же. Это она сообщила, что он пропал. Я познакомлю вас, если у вас найдется минутка.

Кона не интересовали последние дядины дни, а своей матери он почти не помнил. Она росла здесь, единственная выжившая дочь сквайра, и удачно вышла замуж за младшего сына маркиза. Она никогда и не мечтала стать маркизой, да, по сути дела, и не стала. Они с мужем утонули у побережья Дорсета во время летнего шторма, оставив Кона сиротой, когда он был еще совсем малышом. Спустя несколько лет от всей его семьи остались лишь дядя да он. Так что ему бы очень хотелось послушать парочку историй о маме.

Отец Эндрюс подозвал женщину. Лицо миссис Хардвик расплылось в улыбке. Женщине было уже за семьдесят, но выглядела она крепкой и здоровой, несмотря на преклонный возраст. Наверняка работа у дяди была не сахар, но Марианна предложила миссис Хардвик щедрую пенсию, и женщина ни в чем не нуждалась.

— Доброго здоровьичка, милорд. — Миссис Хардвик сделала изящный книксен. Потом повернулась к Беатрикс: — Вашу дочурку я бы узнала везде. Она копия вашей матушки, ей-ей. Такие же рыжие волосики. А глаза, как у нее. Прелестное дитя!

Время остановилось. В этот раз Джеймс не вызвался исправить ошибку женщины, но бросил на Беатрикс озадаченный взгляд. Язык Кона распух и прилип к нёбу. Он боялся взглянуть на Лоретту, которая наверняка тоже опешила от ужаса.

Беатрикс вспыхнула:

— Моя кузина Лоретта говорит, что у каждого из нас имеется двойник, миссис Хардвик. Мои родители живут в Корнуолле.

Волна неуверенности прокатилась по лицу старой женщины.

— Но… я могла бы поклясться, что вы — ожившая мисс Кэти. Волосы… глаза…

— Ну, ну, Нелл. У нас уже не то зрение, что прежде. — Викарий сжал ее руку. — Возможно, сейчас не время обсуждать былые времена. Лорд Коновер — занятой человек.

— Покорнейше прошу простить, милорд. Я работала на семью Стенбери, когда ваша матушка была еще девчушкой. Эта малышка… — Она покачала головой и сконфуженно улыбнулась: — Как она говорит, двойники. Господь счел нужным создать двух таких ангелочков. Ваша матушка была прелестной барышней, полной жизни, но всегда внимательной. Когда она вышла за вашего батюшку, это был счастливый день для всех нас. Они венчались в этой самой церкви.

Она продолжала болтать. Теперь Кону хотелось, чтобы женщина замолчала. Лоретта стояла напряженная, теребя перчатки. Заскучавшие дети отошли в сторонку. Когда экономка наконец перешла к рассказу о его дяде, Кон положил ладонь ей на руку.

— Миссис Хардвик, уверен, вы сделали все возможное для моего дяди. Должно быть, вы знаете, что мы не были близки. Я сожалею о том, как он умер, но не могу сказать, что тоскую по нему.

Викарий побледнел. Но Кону было все равно, какое он производит впечатление, он не планировал жить здесь постоянно, так что ему было наплевать на хорошую репутацию и возможность попасть в рай. Еще несколько недель, и он вернется в Лондон. Джеймс будет готовиться к школе, а Джейкоб Картер станет королем этого маленького царства. Кон сомневался, что еще когда-нибудь приедет сюда. Это место будет напоминать ему о его очередной впечатляющей неудаче.

Джеймс потянул его за рукав:

— Можно, мы с Беа пойдем домой? Нико с Томасом отведут нас.

Кон посмотрел на свой небольшой штат, терпеливо стоящий под сенью гигантского бука.

— Да, да, идите. Скажите остальным, что они тоже могут идти. Нам с мисс Винсент не нужна дуэнья.

Прошло больше четверти часа, прежде чем им тоже удалось сбежать, уклоняясь от приветствий и вопросов местного населения, у которого было гораздо больше свободного времени в этот выходной день. Кон не сомневался, что его домашние будут главной темой за их обеденными столами. Миссис Хардвик не единственная, кто заметил сходство Беа с Кэти Стенбери.

— Я понятия не имел, — без предисловий начал Кон, когда они наконец вырвались с церковного двора. — Я правда не знал, Лори. То есть я, конечно, видел сходство, но был слишком маленький, когда она умерла.

Лоретта ничего не говорила, но неслась так стремительно, что даже Кон с трудом поспевал за ней.

— Но Беа, похоже, ничего такого не подумала. Быть может, она забудет обо всем этом.

— Ну да. Именно так дети и поступают, когда кто-то подвергает сомнению их происхождение, — саркастически заметила Лоретта. — На чердаке есть портрет. Нам придется его уничтожить.

— Портрет? Моей матери?

Лоретта отрывисто кивнула.

— Мистер Картер упоминал о нем.

— Мы не можем просто взять и выбросить его. У меня ничего не осталось в память о матери, даже ни одного письма.

— Значит, спрячем. — Лоретта резко остановилась. — А вдруг они побежали домой, чтобы посмотреть на него?

— Не глупи. Кому захочется играть на пыльном чердаке в такой чудесный день? Парни поведут их купаться, пока будет готовиться ленч, уверен.

— Ох, что ты знаешь? Ты притащил нас сюда, полагая, что знаешь, как лучше, и посмотри, чем все обернулось!

Ее так тщательно сохраняемое самообладание дало трещину, и она расплакалась. Кон привлек ее к себе и обнял.

— Лори, Лори. Мне так жаль.

Сколько раз он говорил ей эти слова? А она, бывало, шлепнет его и рассмеется. Сейчас она не смеялась.

— Послушай. Так ли уж страшно будет, если Беа узнает, что я ее отец? Я видел того безрадостного мужчину, который ее растит, и смею сказать я лучше.

— Ты не слышал ни слова из того, что я говорила, да? — Лоретта заколотила по нему кулачками, но Кон крепко схватил ее за руки.

— Я тебя слышал. Беатрикс не обязательно знать о тебе. Ты можешь хранить свою тайну.

— А как ты ей объяснишь то совпадение, что она растет у моих кузенов? Она смышленая девочка. Слишком смышленая. Черт побери, Кон! Нам надо возвращаться. Пусти меня!

Она отскочила от него, словно он был сам дьявол. В ее глазах он и есть дьявол. Он пожалел, что они не поехали в карете, но не хотел, чтобы все они тряслись по этой ужасной дороге. Дорожная бригада должна была приехать в конце недели, после того как Винсенты уедут. Кон намеревался работать наравне с ними, чтобы хоть на время забыться.

Он читал о форсированных военных маршах. Черт, даже сам участвовал в одном-двух, несмотря на свое неофициальное положение гражданского помощника Веллингтона на Апеннинах. Сейчас, шагая следом за Лореттой, он снова почувствовал себя участником такого марша. Пот стекал за воротник, пропитывая шейный платок, которым Арам так гордился.

Вдруг он остановился. Застыл на месте посреди дороги, гадая, оглянется ли Лоретта на него. Не оглянулась.

И тогда он понял. Все кончено. Все, над чем он так упорно трудился весь последний год, рассыпалось в прах, как рассыпается дорожная пыль под ногами. Двенадцатилетний сон, от которого ему бы следовало уже давно проснуться.

Он наблюдал, как она свернула с дороги и зашагала напрямик через поле. При каждом шаге перо на ее маленькой кокетливой шляпке резко вздрагивало. Он отпустит ее. Должен отпустить. Должен дать ей жить жизнью, которую она считает подходящей.

Жизнью, в которой для него нет места.

В душе Кона вновь поселился холод, который он надеялся больше никогда не испытывать. Но на эту эгоистичную черную пустоту у него не было времени. Если Беатрикс каким-то образом узнает правду, Лоретте понадобится его помощь, хочет она того или нет.


Глава 16 | Полночная любовница | Глава 18