home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Городской дом Бэя был весьма скромным. Поскольку баронет был холост, ему не нужно было иметь много спален и прислуги. Он жил в холостяцких апартаментах, проводя большую часть ночей в объятиях либо очередных любовниц, либо страждущих вдовушек. Чуть больше двух лет назад он выиграл аренду дома на Джейн-стрит в результате удачной партии в карты. Маркиз Энглтон был страшно удручен, а его любовница и того больше. Прошел слух, что она так разозлилась на Энглтона за свое выселение с Джейн-стрит, что пырнула его вилкой. Несколько недель он ходил с рукой на перевязи. Колотые раны чертовски долго заживают.

Но в прошлом году Бэй ощутил потребность в большем постоянстве и уединении. Ему нужен был дом, где он мог бы разместить коллекцию картин, которые из-за нехватки места штабелями лежали у стен его холостяцкой квартиры. Он не мог проводить все свое свободное время, путаясь под ногами у обитательниц Джейн-стрит. Анжелике, а потом и Хелене требовалось какое-то личное пространство. Часть секрета привлекательности любовниц заключается как раз в том, что тебе не приходится видеть их целыми днями, пока они занимаются тем, чем обычно занимаются нормальные любовницы. Чистят зубы. Накладывают на лицо медовые маски и поливают волосы лимонным соком. Читают готические романы. Стригут ногти на ногах. Если видеть, как самое необычайное творение природы занимается самыми ординарными банальностями, оно скоро теряет свою привлекательность.

И тем не менее, ему понравилось принимать ванну вместе с Шарли. И расчесывать ее волосы. Ему было ужасно интересно, как она проведет остаток вечера. Похоже, она любит читать. Возможно, ему следует заказать у Хэтчарда несколько романов.

Не успел Бэй ступить на первую ступеньку крыльца, как парадная дверь его дома распахнулась. Его прежний денщик, а ныне дворецкий и по совместительству камердинер тут же увлек Бэя вниз.

— Что-то случилось, Фразьер?

— Да, майор. Ваша жена в гостиной.

— У меня нет жены. — Была когда-то. В течение почти пяти месяцев. А потом очень не вовремя и не к месту воскрес из мертвых ее считавшийся погибшим муж. В любом случае Бэй был слишком юн, чтобы жениться. Всего двадцать лет. Анне было двадцать два, и она была самым прелестным на свете созданием. Черные как смоль волосы. Голубые глаза. И гладкая белоснежная кожа. Только утром она лежала в его объятиях, а уже вечером была препровождена отцом назад, в имение Уитли. Разразился громкий скандал. Примерно через месяц после этих событий Бэй поступил на военную службу и обратил всю свою ярость на французских воинов.

Он схватил Фразьера за руку, не позволив ему утащить себя на улицу.

— Постой. Я не собираюсь убегать.

— Майор, после прошлого раза вы сказали мне, что я не должен позволять вам совершать глупость. И сейчас я просто исполняю свой долг.

Бэй отпустил его и растрепал свои еще влажные волосы.

— И давно леди Уитли здесь?

— Больше часа, сэр. Я попытался выставить ее, но леди просто не сдвинуть с места.

Бэй хотел упрекнуть Фразьера за его враждебность, но он знал, когда стоит спорить со старым шотландцем, а когда нет. Если быть честным, то у Фразьера более чем достаточно причин не любить Анну. Сколько раз после встреч с ней ему приходилось тащить на себе пьяного в стельку Бэя. С годами Бэй лучше научился управлять собой, но Анна всегда заставляла его чувствовать себя увлеченным юнцом.

— И чего она хочет?

— Чего и всегда, хотя, конечно, мне она об этом не сообщила. Осторожнее, майор. С тех пор как тот ее муж умер, она жаждет вернуть вас. И в этот раз она настроена серьезно.

Бэй прикрыл глаза, надеясь, что соседи не подглядывают из окон напротив. Ему уже тридцать три года. Солдат с боевыми наградами, можно сказать — герой. Владелец трех поместий и солидных капиталов. И он не позволит, чтобы прошлое забрало лучшие годы жизни, как бы ни шевелились в мольбе губы Анны, и как бы ни манило ее роскошное тело. Для всего этого у него есть любовница.

— Вот что я тебе скажу, Фразьер. Встань за дверью в гостиную. Как только услышишь, что я произнес… — Он задумался. Какое слово могло послужить подходящим паролем, который легко вставить в разговор?

— Чертова корова, — предложил Фразьер.

Бэй наградил его суровым взглядом.

— Гайд-парк. Войди и скажи, что мне пришло срочное сообщение. Кстати говоря, есть новости от мистера Малгру?

— Ага. Я как раз собирался сказать и об этом. Он просил передать, что нанес визит графу и что у него появился след. Его человек готов отправиться во Францию. Он посетит вас завтра утром.

Проклятие! Бэй от всей души надеялся ради Шарли, что от Малгру не просочилась информация о том, что Дебора забрала ожерелье. Теперь-то уж ему несомненно под тем или иным предлогом придется побеседовать с отцом Артура. Ведь, в общем-то, они вращались в несколько разных кругах общества.

Бэй кивнул и повернулся к дому. Фразьер снова дернул его за рукав.

— Держитесь, майор! У вас бывали схватки и посерьезней!

Бэй выдавил из себя смешок. Пожалуй, он предпочел бы вновь надеть военную форму, чем в собственной гостиной встретиться лицом к лицу с Анной Уитли.

Он расправил плечи и отворил маленькую дверь. Анна совсем не изменилась с их последней встречи. Конечно, это было всего лишь несколько недель назад, вскоре после смерти ее мужа. Она великолепно смотрелась в черном, как самая совершенная шахматная королева, вырезанная отличным мастером. Еще великолепнее она выглядела без вдовьего наряда. Ей ничего не стоило сбросить его, и Бэю не потребовалось бы много времени, чтобы убедить ее отправиться наверх. Не будь он столь измотан своей интерлюдией на Джейн-стрит, вполне мог бы поддаться искушению вспомнить былые времена. С годами это стало уже привычкой, и он почти боялся приезжать домой. Анна твердо знала, что он объявится, а он был уверен, что окажется там, где ему не следовало быть.

Но Уитли очень плохо обращался с ней, по крайней мере, она так говорила, и это в какой-то степени облегчало его чувство вины, когда он в очередной раз наставлял рога мужу, но не приносило успокоения душе.

— Вы прекрасно выглядите, леди Уитли. Чем могу служить?

— Бэй, не строй из себя идиота. Пойди сюда, сядь рядышком. Я ведь так долго, целую вечность ждала тебя. — Она похлопала по дивану рукой в черной перчатке, приглашая занять место рядом с собой, но шляпку уже сняла. Ее волосы были аккуратно уложены, капризные, якобы случайно выбившиеся локоны будто специально обрамляли лицо в форме сердца. Глаза были цвета осеннего неба. Когда-то он на надел ей на палец сапфир точно такого же цвета.

— Боюсь, что я зашел ненадолго.

Никакой дуэньи не было и в помине. Бэй устроился в красном парчовом кресле напротив. Даже сюда, через всю комнату до него доносился запах розовых духов, сопровождавший Анну повсюду.

— Ну, для меня у тебя наверняка найдется время. — Она улыбнулась, на щеках тут же появились ямочки. Она не выглядела на свои тридцать пять лет и отлично знала это.

— Чего ты хочешь, Анна? Тебе нельзя находиться здесь.

Она нахмурилась.

— Что-то ты не слишком гостеприимен сегодня. Я думала, ты обрадуешься, узнав, что я вернулась в город. В Уитли-Эбби все так уныло и мрачно. И хотя я в трауре, неужели я должна лишать себя мелких радостей жизни и удовольствий?

Боже милостивый! Она захлопала ресницами, проведя пальцем по кромке черного платья у шеи, явно указывая на слишком глубокий вырез для дневного времени, тем более для скорбящей вдовы.

Бэй как будто впервые увидел ее такой, какая она есть. Она больше не та юная, неискушенная вдова, на которой он женился и в которую был по уши влюблен. И не его эротическая фантазия, ожившая после многих месяцев, проведенных в боях и перестрелках, когда спать приходилось на голой земле. Она еще красива, просто он больше не чувствует волнения в душе, как это всегда случалось прежде. Возможно ли, что он, наконец, пришел в себя? И время, когда она годами правила им, вертела им, как хотела, привлекала и отталкивала, закончилось?..

— Ты могла бы написать. А я успел бы ответить тебе, предупредить, что у меня уже назначена встреча. В Гайд-парке.

Словно по сигналу в комнату влетел Фразьер.

— Майор, срочное послание для вас. Нельзя терять ни минуты. Вам придется извинить его, леди Уитли. Я провожу вас.

Анна перевела взгляд с одного на другого и тут же разразилась хохотом.

— Ну, вы даете! Прямо как во французской комедии. Но меня вам не провести! Я никуда не уйду, Фразьер, и сэр Майкл тоже.

Физиономия Фразьера стала кирпичного цвета, но он ушел, угрожающе хлопнув дверью. Бэю показалось, что стены еще не перестали дрожать, когда он, вскинув бровь, воззрился на свою бывшую жену.

— Ты же знаешь, все это ради твоего же блага. Ты рискуешь своей репутацией, находясь в доме джентльмена. Уитли умер всего два месяца тому назад. Даже если ты решила стать легкомысленной вдовой, то для общества это слишком скоро.

— Как мило с твоей стороны проявлять обо мне такую заботу. Ты всегда был чрезвычайно осмотрителен и благоразумен, когда наставлял рога Уитли. Но он все знал о нас.

— Потому что ты рассказала ему, Анна. Чтобы причинить боль нам обоим. В прошлый раз я сказал тебе, что между нами все кончено.

Анна опустила взгляд на собственные колени, разглаживая складки на платье.

— Да, ты сказал. Но я этим утром прочла в газете, что твоя новая любовница вышла замуж. Как это случилось?

— Насколько я помню, ты строил насчет нее грандиозные планы. — Она подняла взгляд и мило улыбнулась.

Бэю следовало бы догадаться, что объявление в «Таймс» обязательно заинтересует ее. Он припомнил в деталях громкую ссору в конце их прошлой встречи, когда он похвастался, что для любовных утех обеспечил себе услуги Деборы Фэллон.

— Не волнуйся за меня, дорогая. Я уже все устроил. — Бэй подошел к столику с напитками и налил себе виски. Своей гостье выпить он не предложил.

— Надо же, ты не теряешь времени даром. И кто же эта нынешняя счастливица? — В ее голосе послышались резкие нотки. Что ж, теперь ее очередь ревновать.

— Ты о ней не слышала. — Бэй глотнул виски.

— Она тоже похожа на меня?

Он со стуком поставил стакан. Бэй прекрасно сознавал, что предпочитает белокожих женщин с черными волосами и голубыми глазами. Он говорил себе, что это просто дело вкуса и что он выбирает своих любовниц вовсе не потому, что они напоминают ему бывшую жену.

— Все еще присматриваешь за мной, Анна? — Он сунул руки в карманы, чтобы унять дрожь.

— Чего уж там, вряд ли ты вел слишком тайную жизнь с тех пор, как купил дом на Джейн-стрит. Любому известно, чем и с кем ты там занимаешься. Джентльмены с Джейн-стрит являются предметом зависти любого. И именно поэтому я здесь. Я хочу сделать тебе предложение.

— Делай его поскорее. У меня действительно назначена встреча. — Со стаканом и бутылкой. Анна вынуждает обманывать ее самым наихудшим образом.

— Когда я потеряла нашего ребенка, я была просто убита горем, Бэй. Ребенок сделал бы мой брак более сносным и терпимым.

— Только не для ребенка. — Уж если Уитли был жесток с Анной, то жизнь сына или дочери Бэя стала бы сущим адом. Так что к лучшему, что выкидыш случился даже раньше, чем Анна сама узнала, что беременна.

— Я бы сделала все, что угодно, чтобы защитить твоего сына, Бэй. Но увы, этому не суждено было случиться. — Она вздохнула. — Я хотела иметь ребенка тогда и хочу сейчас. Уитли явно был не способен на это. Но я знаю, что уж ты-то способен.

У Бэя пересохло в горле.

— Что ты говоришь?

— Я прошу тебя помочь мне. Я хочу ребенка, пока еще не слишком состарилась для этого.

Комната закружилась.

— Ты с ума сошла!

— Разве? Меня скоро вышвырнут из аббатства во вдовий дом. Опять. А тот дом сейчас в гораздо худшем состоянии, чем тринадцать лет назад, когда Кларенс решил, что унаследовал его. Судя по всему, его жена считает, что я, как и в прошлый раз, послужу ей развлечением. Я не собираюсь зимовать в той убогой лачуге. И вообще, я предполагаю отправиться попутешествовать. Там, за границей я якобы усыновлю подкидыша. Но это будет твой ребенок, Бэй. Нечто, что мы сотворим с тобой в память о былых временах.

Бэй схватил стакан с виски и осушил его одним долгим глотком.

— Ты можешь снова выйти замуж, как только завершится год траура. Можешь завести ребенка с новым мужем. Но это буду не я.

— Я не прошу тебя жениться на мне, Бэй. — У нее искривились губы. — По правде сказать, я больше не хочу выходить замуж.

— Не все мужчины подобны Уитли, Анна.

Уитли слегка тронулся умом, узнав, что его юная жена, которая, как он надеялся, будет ждать его с войны, уже снова вышла замуж. Он выжил в кораблекрушении, пережил болезни и всяческие злоключения, но не смог пережить удара, нанесенного его гордости. Анна страдала и мучилась столь же сильно, как и Бэй, если не сильнее. Это очень изменило ее, но Бэю потребовались годы, чтобы осознать это.

Она поднялась с дивана и взяла свой черный в перьях капор.

— Подумай об этом. — Она завязала под подбородком черный бант. — Ты знаешь, где меня найти. Если согласишься, обещаю больше никогда не беспокоить тебя.

Едва она вышла, Бэй снова плюхнулся в кресло. Она явно свихнулась. Несомненно. Он же не племенной жеребец, которого держат на конном заводе для размножения. И она слишком умна, чтобы предположить, что он может просто сделать ребенка и умыть руки. Было время, когда она знала каждую его мысль, прямо-таки читала их. Бэй вдруг задался вопросом, а представлял ли он хоть когда-то, о чем она думает?..

После того как их силой разлучили, Анна желала иметь свой кусок пирога. На протяжении нескольких лет Бэй умолял ее бежать с ним. Что значит еще одна глава в их книге скандала? Они могли бы начать новую жизнь в Америке или вновь осесть на морском берегу в Дорсете. Но она была женой виконта и хозяйкой Уитли-Эбби. По большому счету Бэй ей был нужен лишь в постели.

Фразьер вошел в комнату и по-хозяйски, как полноправный член семьи, плюхнулся на диван. В некотором смысле так оно и было. Без него Бэя бы здесь не было.

— Я смотрю, вы все еще одеты.

— Ненадолго, если Анна добьется своего, — промямлил Бэй.

— Что ж, вы представительный мужчина. Она должна быть слепой, чтобы не заметить этого. Но вам настало время подумать о своем будущем, а не о прошлом. Остепениться. Обзавестись потомством.

— Ты говорил с мистером Малгру?

Фразьер был просто воплощенная невинность.

— Ну да. Я же сказал, что он уже приходил повидаться с вами.

— Надо же, у тебя с мистером Малгру и даже с леди Уитли есть кое-что общее.

— И что же это?

— Мистер Малгру посоветовал мне жениться. Леди Уитли хочет, чтобы я обзавелся потомством.

Косматые рыжие брови Фразьера сошлись на лбу.

— Прошу прощения?

— Леди Уитли ощутила потребность в материнстве. И похоже, отцом должен быть я.

Фразьер подскочил.

— Только не говорите, что вы женитесь на этой женщине! Она не годится для вас, майор! Признаю, что она эффектная и фигуристая, но вы заслуживаете лучшей! Женщины, которая сможет вытерпеть вас и остаться вам верной, а не играть с вашей любовью. Простите за мою откровенность…

— Как будто я смог бы остановить тебя.

— …но эта женщина не для вас. Возможно, она была другой тогда, в юности, когда вы женились на ней. Но посмотрите, как она обращалась с вами все эти годы, то поощряя, то отталкивая. Используя вас, чтобы наказать своего мужа. И ведь однажды он чуть не убил вас! И все же стоило ей поманить пальчиком, вы тут же возвращались.

— Я любил ее, — просто сказал Бэй. — Она была моей женой, независимо от всяких юридических формальностей.

— Вы любили то, что она проделывала с вашей женилкой. Вы были совсем мальчишкой. Что вы знали о любви? И потом, после того, как вы смотрели в глаза смерти, которая могла настичь вас в любой момент, ничего удивительного, что вы мечтали об утешении. Но сейчас у вас прекрасная жизнь и прелестная новая любовница, о которой я слышал, хотя миссис Келли утверждает, что она просто маленькая воровка. Вам действительно нужна жена, cap. Кто-то, кто спасет вас от хитроумных, злокозненных женщин. — Фразьер остановился, чтобы сделать глубокий вдох, но у Бэя было ощущение, что он еще не закончил. — Вы же славный парень. С хорошей хваткой, вы достойно послужили своей родине. Старый скандал давно похоронен и всеми забыт. Если вы будете проводить больше времени на приемах и раутах и меньше на Джейн-стрит, полагаю, к Рождеству вы найдете себе жену.

— Я тронут твоей откровенностью, Фразьер. И как же, по-твоему, должна выглядеть она, этот образец совершенства?

Слуга хитро усмехнулся:

— Это должна быть блондинка. С большими карими глазами.


Глава 7 | Любовница по ошибке | Глава 9