home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Все тело Шарлотты болезненно ныло, словно ее жестоко избили, но истина заключалась в том, что всю ночь напролет она подвергалась испытанию блаженством. Когда она проснулась, все следы Бэя и всего того, чем они вместе занимались, исчезли — за исключением шоколадного пятна на наволочке. В какой-то момент он размазал на ее губах птифур, а затем начисто вылизал их. Остатки мусса тоже не пропали даром. Она сбилась со счета, сколько раз они доводили друг друга до полного восторга.

Шарлотта попыталась сесть. Поднос и даже раздавленные финики исчезли. Должно быть, она спала мертвым сном. Нет, в самом деле, надо перестать пить, хотя каждый пузырек шампанского сладостным взрывом отзывался у нее во рту. Вторую бутылку они с Бэем выпили в полночь, во время короткой передышки в любовных играх. Шарлотта не помнила точно, когда уснула, но, судя по ярким солнечным лучам, заливавшим комнату, полдня она проспала точно.

Нет, нельзя винить вино за собственное распутство. Во всем виноват Бэй. Он — неутомимый соблазнитель. Это ей полагалось соблазнять его, как любовнице, но он почти не предоставил такой возможности.

Теперь она смирилась со своей ролью, возможно, даже наслаждалась ею. Бедная Деб не знает, что она упустила. Конечно же, брак и респектабельность — все это очень хорошо, полагала Шарлотта, но сама она ни за что не поменялась бы местами с сестрой, не сменила бы свою новую жизнь на ее. Кто бы мог подумать, что из сестер Фэллон именно Шарлотта окажется порочнее?

Вздохнув, она поднялась с постели и надела халат. В туалетной комнате была свежая вода, правда, уже совсем остывшая. Но именно это необходимо сейчас прежде всего. Она вся липкая. Когда Ирен поднимется, она распорядится приготовить ванну.

Нет. Ирен получила непредвиденный отпуск. Шарлотте придется самой таскать воду для ванны. Ей не хотелось перенапрягать миссис Келли. Грех потерять такую непревзойденную кухарку.

Бэй просунул голову в туалетную комнату.

— Ага, Спящая красавица наконец встала.

Шарлотта не ожидала увидеть его. При свете дня проведенная вместе ночь казалась ей еще более восхитительно распутной.

— Доброе утро, Бэй. — На нем все еще был черный костюм, но выглядел баронет гораздо свежее, чем она.

— Миссис Келли подаст нам завтрак в столовой. Подходи, как только будешь готова. Мы не будем церемониться и соблюдать все приличия. А потом я искупаю тебя.

Шарлотта потрясенно вытаращилась. Никто не купал ее с самого детства. Скромность была одной из основных черт ее характера, пока она не встретилась с сэром Майклом Ксавье Байяром. Конечно же, предполагалось, что в дневное время покровитель будет уходить из дома, чтобы заниматься клубными делами, финансами или чем-либо еще, предоставляя любовницу самой себе.

— В этом нет необходимости.

Бэй приблизился к ней с ухмылкой на лице. Он вытащил засахаренный миндаль из ее запутанных волос и сунул себе в рот.

— Ох, Шарли, это крайне необходимо. Мы с тобой оба жутко грязные. И ты сама видишь, что ванна достаточно велика, хватит места для двоих.

Боже милостивый! Неужели она будет лишена уединения? Но возможно, ему просто хочется, чтобы она постоянно была на виду и не пыталась снова убежать… В желудке заурчало, напомнив, что первым на очереди завтрак. А насчет купания и побега она подумает позже.

Шарлотта последовала за Бэем по устланной коврами лестнице. Ее ботинки скорее всего окончательно испорчены после ночи на улице под дождем, а теперь у нее к тому же и ночной рубашки нет. Было еще кое-что, что ей хотелось бы обсудить с Бэем, но мама всегда говорила, что мужчина должен поесть, прежде чем начинать думать. Буфет был уставлен достаточным количеством еды, чтобы накормить всех содержанок на улице. Шарлотта положила себе яйца, тост и фруктовый салат. Она увидела, как Бэй нагружает свою тарелку мясом, и передернулась. По утрам мясо не едят. Но тут она услышала, как стенные часы в холле пробили один раз, и поняла, что можно есть все, что захочется.

Она никогда в жизни не просыпалась так поздно. Впрочем, никогда прежде у нее и не было столь уважительных причин спать так долго. Поднеся чашку к губам, она наблюдала за Бэем, читавшим газету и с удовольствием поедающим колбаски. Он вдруг перестал жевать.

— Объявление в «Таймс».

— Что за объявление?

— Последняя новость. Бракосочетание Артура Алистэра Баннистера, эсквайра, Бардз-Энд, Элхем, Кентербери, Кент, с мисс Деборой Элизабет Фэллон, по особому разрешению.

Бардз-Энд! Вот оно.

— Говорится еще что-нибудь?

— Ни слова. Ни малейшего упоминания о его отце, графе Кранморе, и, само собой, никакого намека на Джейн-стрит. Рискну предположить, что графа тут же хватил удар.

— Выбор Артура мог быть и хуже, — преданно заметила Шарлотта.

— Но мог быть и лучше, ладно, не будем спорить. Хотел бы я знать, где они сейчас. Ты уверена, что она не оставила ни малейшего намека?

Шарлотта почти не слушала, что там болтала Дебора четыре дня назад. Неужели это было всего четыре дня назад? Столько всего произошло!.. Единственное, что Шарлотта твердо запомнила, — это «континент», на котором находится слишком много стран, если верить ее школьному учебнику географии. Она покачала головой.

— Ладно, рискну предположить, что они где-нибудь объявятся. Я уже почти решил нанести визит Кранмору. — Бэй отложил газету.

Она отодвинула яйца, аппетит тут же пропал.

— Зачем?

— Может, ему удастся образумить своего сына?

— Ох, Бэй. Если ты расскажешь графу Кранмору, что его новоявленная невестка украла твое ожерелье, семья Артура никогда не примет Деб. Пожалуйста, не надо, не делай этого.

— У тебя слишком доброе сердце! После всего того, что натворила твоя сестрица, не понимаю, как ты можешь защищать ее. Если только…

Она увидела, как у него сжались губы.

— Если только я не помогла ей обмануть тебя, ты это хотел сказать?.. Когда же ты, наконец, поверишь, что я ничего общего с этим не имею? Я думала лишь о своих собственных проблемах и быстро уснула…

— В моей постели.

Шарлотта отмахнулась от него.

— Быстро уснула и видела самый чудесный сон. А потом сон сменился кошмаром, от которого я до сих пор не могу очнуться.

Его глаза загорелись.

— Кошмар? У меня отнюдь не создалось впечатления, что прошедшей ночью твои чувства были таковы.

Шарлотта встала.

— Возможно, я немного тронулась, после того как провела несколько часов привязанная голой к кровати. Похоже, я совсем лишилась рассудка.

— Я буду счастлив помочь тебе вновь обрести его. — Бэй со звоном бросил вилку.

— Сомневаюсь, сможешь ли ты найти хоть что-нибудь, поскольку твои мозги заклинило на… — Шарлотта поперхнулась, поскольку Бэй подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице. — Опусти меня!

— С превеликим удовольствием. В мою постель. Где тебе самое место. — Она колотила его по плечам, но он лишь крепче сжал ее. Сменив тактику, она расслабилась, ее тело безвольно повисло.

— Изображаем мертвую, да? Ну, это ненадолго.

Он даже не запыхался, неся ее на руках, а ведь она далеко не пушинка. Как же она ненавидит его. Он не верит ей — и в то же время вожделеет. Шарлотта просто не могла этого понять. Но очень скоро она перестала анализировать загадку его мужского мышления.

Он спиной чувствовал ее взгляд, пока ходил туда и обратно с ведрами воды. Если им и раньше нужна была ванна, то сейчас она была абсолютно необходима. Облако чувственного запаха, исходящего от Шарлотты, просто пропитало его. Он не чувствовал столь сильного аромата женщины со времен военных действий в Испании, когда, будучи в армии, частенько посещал один чрезвычайно приятный бордель. Те времена, к счастью, остались позади. Он выжил, не получив ни единой царапины.

За исключением этого шрама на щеке. Это ранение он получил не на поле боя, а на побывке, дома. Бэю говорили, что шрам лишь подчеркивает его красоту. Но красота внешняя и красота внутренняя не всегда совпадают. В Шарли Фэллон есть что-то, что будит в нем зверя.

Скорее всего, она невиновна, по крайней мере, была поначалу. Но она это наверстала, когда попыталась украсть картины и шарахнуть его по голове. Он ни на йоту не верил ей. Ему надо найти ее сестрицу и отправить Шарлотту назад, в ее Малую Икоту, пока она окончательно не поработила его.

Он боялся слишком привязаться к маленькой воровке, несмотря на всю ее накрахмаленную чопорность. Шарли Фэллон, пожалуй, женщина почти того типа, на которой он мог бы жениться, если б имел к этому склонность. Но раз уж она не была девственницей, то как может строить из себя девицу строгих правил? Если в ее прошлом была печальная история, он не желал ее слышать. Чем скорее он избавится от нее, тем лучше.

После ванной он отправится домой и проверит, нет ли вестей от Малгру. Ну а прямо сейчас Бэй намерен отмыть каждый блестящий дюйм кожи Шарли. На столик у ванны он водрузил мыло, губки и кувшины. Почесав подбородок, решил, что побреется, позже, дома. И речи быть не могло, чтобы оставить бритву в пределах досягаемости Шарли.

Она не поднималась с постели, хотя уже не спала. Ее василькового цвета глаза были устремлены на потолок, расписанный, по настоянию Анжелики, изображениями ангелочков. Не самое лучшее его творение, к тому же он ужасно растянул мышцы шеи, пока рисовал.

Как Микеланджело сумел управиться с Сикстинской капеллой? Бэя куда больше устроило бы зеркало над кроватью.

— Все готово.

Шарлотта завернулась в простыню.

— Начинай первым. Я приму ванну после тебя.

— Ну конечно же, нет. — Он шагнул вперед и вытащил ее из постели.

— Прекрати таскать меня, как мешок с углем! Я должна быть полностью в твоей власти даже во время омовений?

Он бросил ее в ванну, подняв фонтан брызг.

— Именно так. Ты полностью в моей власти, и я буду делать с тобой что хочу. — Она отползла в самый угол ванны, когда он принялся расстегивать ширинку бриджей.

Она закатила глаза.

— Пожалуйста! Не надо снова.

— Нет? Я предоставлю тебе возможность передумать. — Ее груди колыхались на воде в глубокой ванне, два белоснежных полушария, увенчанные бледно-розовыми сосками. Он забрался к ней и, вытянув ноги, пощекотал нежный округлый животик кончиками пальцев. — Двигайся ко мне.

— Мне и здесь хорошо. — Она прикрыла грудь руками. Бэй ощутил разочарование.

— Ладно. — Он схватил кусок пахнущего лимоном мыла и принялся намыливать руки. Затем натер голову, шею и лицо, зная, что все это время она надеялась, что мыло попадет ему в глаза. Он сполоснулся водой из кувшина, затем поднялся, твердо упираясь ногами в дно медной ванны. Намылил грудь, живот, бедра. Шарли не отводила глаз от небольшого мраморного камина, хотя огня в камине не было, поскольку на дворе стоял теплый весенний вечер. Но Бэй знал, как привлечь ее внимание.

Сидя на бортике ванны, он растирал тело скользкими от мыльной пены руками. Его член вдруг вновь воспрянул, хотя после недавних подвигов вполне мог подремать до вторника. Бэй закрыл глаза и представил себе Шарлотту на коленях перед ним, капли воды бисером сбегают с груди.

— Прикоснись ко мне, Шарли, — хрипло приказал он.

Она взяла губку, окунула ее в воду. Придвинувшись к нему, легко провела губкой по члену, чтобы смыть мыло.

— Сильнее!..

Ее синие глаза распахнулись. Он сам в буквальном смысле отдается ей в руки.

Она провела губкой по животу, обогнула головку и провела вдоль все более набухающего ствола. Но этого было недостаточно. Бэю требовалось больше. Он вырвал у нее губку и нетерпеливо швырнул ее в сторону. У Шарлотты потемнели глаза. Они оба знали, чего ему хочется.

Вскоре она была в положении, которое ему представлялось, и ее язык неуверенно скользил вдоль восставшего древка. Сейчас он не был подслащен малиновым муссом, и Бэй чувствовал, что у нее явно недостает опыта в таком деле. Яркая краска на щеках свидетельствовала о некотором внутреннем сопротивлении, однако все остальное было обезоруживающе ангажировано. Он бормотал ободряющие слова, пока она не сунула древко в свой пылающий рот, и он окончательно не утратил способность говорить. То, что не было окружено чудесной влагой, ублажалось нежными поглаживаниями языка. Она нашла свой способ заводить, мучить его, унося в такие выси, что пришлось бороться, чтобы удержаться на грани сознания. Она оказалась просто воплощением мечты любого мужчины. Или в любом случае его мечты, а это единственное, что сейчас имело значение. Ее губы коварно сомкнулись, груди вздымались и опадали в такт прерывистому дыханию, а язык предавался восхитительному занятию.

Словно чувствуя, что пик совсем близко, она подняла глаза, синеву которых затмевало желание. Она ни в чем не откажет ему. Безмолвно и благодарно. Его пальцы зарылись в копну распущенных волос, а сам он эгоистично удерживал ее на месте. Она лишь чуть-чуть вздрогнула, когда он нашел свое завершение, и не разочаровала его, не попыталась отодвинуться. Сквозь тяжелые веки он смотрел на ее дергающееся горло, пока он изливался в нее. Никогда в жизни он не видел или не испытывал ничего более чувственного и сладострастного.

Да, она совершенно неотразима. И Бэй был окончательно порабощен. Приподняв ее влажное тело, он прижал ее к себе и приник к ней требовательным, ищущим поцелуем. Ее темные ресницы трепетали, пока он слизывал лимонную пену с соблазнительных округлостей и изгибов живота и бедер. Подстегиваемый неудержимой потребностью попробовать ее на вкус, Бэй вновь забрался в воду, усадил ее на колени спиной к себе, чтобы отмыть волну черных как смоль волос. Шарли поместилась идеально, нежные формы сливались с твердыми мускулами его тела. Словно доверчивое дитя, она откинула голову назад, пока он поливал ее водой.

Они сидели вместе в водяном царстве, пальцы одной руки теребили ее сосок, а другая рука ласкала набухший клитор. Он давил и щипал, поглаживал и теребил его, пока она не рассыпалась на части. Казалось, это невозможно, но его член был вновь твердокаменным. Без единого слова Бэй не спеша приподнял ее за бедра и насадил на свой ствол. Она стала послушной и уступчивой, всякое раздражение было забыто. Ее мускулы сжимались и сокращались в головокружительном темпе, заставив его без видимых усилий излиться в нее. Она прижалась к нему спиной, тело обмякло. Единственным недостатком оказалось то, что в момент излияния и полного опустошения он не мог целовать ее губы, а вода уже сильно остыла. Шарли дрожала.

— Так мы превратимся в ледышки. — Бэй поцеловал ее висок, отодвинув в сторону мокрые волосы. Затем неохотно отпустил их и повернул ее лицом к себе. Голубые глаза были покрыты поволокой блаженства, и Шарлотта прижалась губами к его шее.

Если бы только они могли всегда оставаться в мире друг с другом! Но Бэй понимал, что это маловероятно.

— Мне придется оставить тебя на несколько часов. Вздремни немножко, любовь моя, чтобы к тому времени, когда я вернусь, ты была свежей и бодрой.

— Ты просто злодей. — Сейчас это прозвучало не как оскорбление, а скорее как комплимент.

Бэй помог ей вылезти из ванны и завернул в банное полотенце. Если он не поторопится вытереть ее досуха, то оба неминуемо тут же окажутся в постели. Для двух людей среднего возраста они ведут себя, как полные пыла юнцы.

Он быстренько оделся и отправился домой. Домой. Странно. Сейчас, когда Шарли здесь, Джейн-стрит кажется ему домом больше, чем любой другой, где он когда-либо жил.


Глава 6 | Любовница по ошибке | Глава 8