home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Шарлотта неотрывно смотрела в потолок. Там тоже были нарисованы херувимы и купидоны, скачущие с кем-то, весьма похожим на сатану в белой меховой куртке. Она прищурилась и поняла, что все перепутала, приняв за Князя Тьмы намалеванное облако. Она потрогала затылок и нащупала на затылке увеличивающуюся шишку. Мама пыталась научить своих дочерей утонченному искусству красиво падать в обморок. Дебора отлично усвоила его и чувствовала себя в светском обществе как рыба в воде. Однако Шарлотта открыла для себя, что настоящий обморок вряд ли можно разыграть. Она всего два раза в жизни лишалась чувств и оба раза набивала шишку.

Шарлотта попыталась сесть. Нет, она все же ошиблась. Сатана был-таки здесь, рядом, разве что на нем не было меховой куртки. В сущности, на сэре Майкле Байяре не было ничего, кроме штанов буйволовой кожи, а мощный торс был слегка покрыт легкой порослью рыжеватых волос. Широкие плечи с рельефными мускулами, длинные ноги без сапог, а на лице — пугающая улыбка. Его глаза казались чернее самой преисподней, на какой-то момент они будто пригвоздили Шарлотту к полу. Зад сильно болел от удара об пол, старая ночная рубашка задралась, обнажив, словно специально, напоказ, каждый дюйм ее ног и даже несколько больше. Шарлотта одернула рубашку. Слишком поздно. Он и без того уже успел увидеть все. Эти самые ноги всего полчаса назад в экстазе обнимали его торс.

Ох!.. Да она ничуть не лучше Деборы. Даже хуже ее. У Деборы по крайней мере хватает здравого смысла заключать деловой договор, прежде чем падать в объятия мужчины. Сэр Майкл и прочие поклонники годами тратили целые состояния за исключительное право доступа к ее телу. Деб однажды объяснила непреклонной Шарлотте, что мужчины не ценят того, что достается им даром. С самого начала каждой своей любовной связи она требовала скандально огромную сумму, щедрое месячное содержание, конечно же, жилище, питание, платья и драгоценности, и что-нибудь еще, что могло вдруг взбрести ей в голову. Обе комнаты на втором этаже небольшого коттеджа Шарлотты были битком набиты излишками щедрости джентльменов — любовников Деб. Там были сундуки, полные нарядов на любой сезон, некоторые ни разу ненадеванные. Отделанный перламутром лорнет для оперы, хотя Деб терпеть не может оперу. А еще нелепый, чистого серебра канделябр. И даже чучело попугая, чьи блестящие перья уже начали засыхать. Если Шарлотта продаст всю эту мишуру и безделушки, этого хватит, поделом будет Деб за то, что втянула ее в такую историю.

Судя по всему, денег, массы подарков и даже возможного предложения руки и сердца оказалось недостаточно. Деб взяла именно то ожерелье, что привело Байяра в ярость. Шарлотта знала: она может перерыть весь дом сверху донизу, поднять каждую подушку и ковер, но все равно ничего не найдет. Деб любит драгоценности, и у нее наметанный глаз. Достаточно цепкий, чтобы понимать, что ожерелье, которое она оставила сестрице, было ничего не стоящей, никудышной подделкой. Шарлотта абсолютно не удивилась еще одному свидетельству коварства Деб.

Возможно, Деб посчитала, что ожерелье — это подарок. Или же увезла его по ошибке. Но это уж совсем невероятно. Только впавшая в полное отчаяние идиотка вроде нее может еще искать оправдания для своей сестры.

Баронет так и буравил ее взглядом, словно вдруг обнаружил слизняка на шелке своего персидского ковра.

Шарлотта поднялась с таким достоинством, которое только удалось наскрести.

— Вы не можете удерживать меня силой.

Он одарил ее самодовольной ухмылкой.

— Не думаю, что мое общество окажется для вас столь суровым испытанием. Ведь чуть раньше вы просто наслаждались им, мисс Фэллон.

— Не льстите себе! В первый раз я просто спала.

Его темные брови взлетели вверх.

— А во второй?

— Я пыталась сказать вам! — выпалила Шарлотта. — Но вы целовали меня. — Она ощутила, как лицо залила краска. — И я не смогла произнести ни слова, мешал ваш язык у меня во рту. Все произошло так быстро…

— Едва ли это то, что хочет слышать покровитель, моя дорогая. Любовнице следует весьма экономно употреблять слово «быстро».

— Я не ваша любовница, несносный вы человек. — Она ухватила край своего потертого бархатного халата, пытаясь удержаться и не ударить сэра Майкла, не то ее обвинят не только в воровстве, но еще и в нападении. — Сожалею, что моя сестра разочаровала вас, но уверяю, что я не участвовала в похищении этого проклятого ожерелья. Я никогда даже не слышала о нем. Не видела его.

Он пожал широченными загорелыми плечами.

— Если вам не хочется оказаться в Ньюгейтской тюрьме, придется до конца выполнить условия нашей сделки с вашей сестрой.

— Я не куртизанка… и не шлюха, сэр Майкл. Я порядочная женщина. Старая дева. Я живу в коттедже в Малом Иссопе. С кошками.

Он взглянул на нее с издевкой. Возможно, упоминание о кошках было не совсем к месту.

— Вы сможете доказать, что невиновны?

— А вы сможете доказать, что виновна?

Он подошел к туалетному столику.

— Возможно, и нет. Но я могу доказать, что ваша сестра — воровка, или в лучшем случае просто невежда. — Он порылся в пачке писем. — Ага, вот оно. «Моя дражайшая Дебора, бла, бла, бла…» — полагаю, вам не очень хочется выслушивать свидетельство моей столь неуместной привязанности.

Шарлотту охватила дрожь, она покачала головой.

— «…Посылаю тебе эти знаки моей любви и обожания специальным курьером. Но, к сожалению, должен предупредить, что эти драгоценности я отдаю лишь на время — они принадлежали еще моей бабушке и должны оставаться в семье, на случай, если я когда-нибудь вдруг найду женщину, более соблазнительную, чем ты, чтобы жениться на ней. Хотя скажу тебе правду, я и представить себе не могу такое создание, ибо ты воспламеняешь меня превыше…» — Он откашлялся. — Хм, эту часть мы пропустим…

— Нет, — заявила Шарлотта, ее губы искривились в улыбке. — Я просто очарована этим посланием. Никогда бы не подумала, что вы можете быть столь красноречивым, сэр Майкл. Итак, продолжайте.

Он ответил ей кривой улыбкой.

— Что ж, прекрасно. «Я просто без ума от тебя. С нетерпением жду той минуты, когда смогу застегнуть ожерелье из рубинов и бриллиантов на твоей шейке, чтобы свет свечей отражал каждую их грань на мраморной белизне твоего тела. Поскольку, моя дражайшая Дебора, тебе не понадобится других украшений, кроме этих одолженных драгоценностей и бархата твоей собственной нежной кожи. И единственное мое желание — это заниматься с тобой любовью до изнеможения, пока мы оба не свалимся без сил, а потом все начать сначала и вновь обладать тобой. Говорят, что отложенный, отсроченный грех — это более сладкий грех, и мы проверим истинность этого, когда я вернусь на Джейн-стрит. Храни это ожерелье в безопасном месте. Если тебе оно понравится, я изыщу возможность купить для тебя несколько рубинов. Твой наипокорнейший слуга, Бэй».

Шарлотта ощутила слабость в коленях. Слушая, как он негромким голосом читает письмо, она вспомнила, как однажды плеснула бренди в пылающий камин. От жара и света у нее закипела, забурлила кровь. Она закрыла глаза, представив кроваво-красное, сверкающее колье на своей шее, а по всему телу повсюду хозяйничают руки Бэя.

— Итак, что вы думаете на этот счет, мисс Фэллон? Ваша сестра умеет читать? Я однажды видел ее с книгой на коленях, но, возможно, это было сделано напоказ?

— Она умеет читать. Мы обе умеем, — тихо ответила Шарлотта.

— Мои намерения были понятны? Я не имею в виду плотские утехи. Я имею в виду ожерелье. — Он вновь пробежался по строкам письма» акцентируя каждый слог. — «Только на время… должны остаться в семье… Одолженные драгоценности… несколько рубинов».

— Вы здорово сглупили, послав ей ожерелье. — Шарлотта рухнула на скамью у туалетного столика, глянула в зеркало и с трудом подавила в себе желание немедленно выпрыгнуть из окна спальни. Вместо этого она схватила щетку для волос и принялась пальцами расплетать и распускать волосы.

— Полностью согласен. Полагаю, вы считаете меня настоящей скотиной, но вы — мой аргумент в споре. Мой козырь в торговле. Я уверен, что ваша сестрица не хочет, чтобы вас засадили в каталажку.

Шарлотта дернула себя за волосы.

— Я очень сомневаюсь, что ее это озаботит. Она не беспокоится ни о ком, кроме себя самой. И уж конечно, не о бедняге Артуре. Знаете, она ведь уплыла на континент. Я и понятия не имею куда. И когда она вернется. С моим-то везением пакетбот вполне мог утонуть, и она вместе с беднягой Артуром и вашим чертовым ожерельем уже на дне Ла-Манша.

Он встал позади нее, в зеркале отражалась сардоническая улыбка.

— Что ж, это избавит вас от необходимости придушить ее собственными руками.

Шарлотта хмыкнула. Он считает себя очень остроумным. Он забрал у нее щетку и принялся распутывать пряди. Шарлотта сохраняла бесстрастное выражение лица, пока он точно рассчитанными движениями распускал и разглаживал волосы на голове. Его рука скользнула от шеи к затылку, подушечки на кончиках пальцев нежно щекотали кожу. Размеренный ритм убаюкивал Шарлотту. Она потеряла счет, сколько раз щетка прошлась по ее волосам, веки расслабленно сомкнулись. Из сэра Майкла получилась бы прекрасная горничная, если бы он не обладал столь великолепным мужским снаряжением.

— У вас чудесные волосы.

Шарлотта состроила гримаску.

— Я начинаю седеть. — Она поморщилась, когда он выдернул серебристый волосок и намотал его на палец.

— Видите? Был… и нет его.

— Тогда я скоро просто облысею. — Она встретила его взгляд в зеркале. — Пожалуйста, не делайте этого.

Он со стуком отложил щетку.

— Ладно.

— Я не имела в виду расчесывание волос. Просто вы не можете удерживать меня здесь за прегрешения моей сестры.

Он поджал губы.

— А откуда мне знать, что это не ваши общие прегрешения? Без всякого сомнения, вы договорились обмануть, ограбить и выставить меня дураком. Пусть Деб останется с деньгами, которые она получила за неоказанные услуги, но ожерелье я хочу получить обратно. Нет, мисс Фэллон, вы сейчас здесь, здесь же и останетесь, пока мы все это не уладим. Ночью все кошки серы. И ваши обязанности не будут слишком обременительны.

Шарлотта схватила щетку и швырнула в него. Его реакция оказалась превосходной. Одной рукой он легко поймал летящую ему прямо в голову щетку и швырнул ее в противоположную стену. Наверное, неплохо играл в крикет.

— Не пытайтесь снова причинить мне вред! Вы уже и без того достаточно натворили.

Шарлотта почувствовала, как в ней закипает ярость.

— Я… да я еще не начинала, сэр! Вы… да вы бесчеловечны. Просто злодей!

— Это я уже слышал, — с угрожающей улыбкой парировал он. Потом вытащил из кармана часы. — Я вернусь в четыре пополудни. Как вам известно, я планировал провести весь день в постели с вами. Лакать и слизывать охлажденное шампанское у вас с кожи и подбирать губами ягоды с… самых разных мест. Но планы меняются. Полагаю, я покажусь вам достаточно податливым.

— Да мне наплевать, даже если вы гнетесь, как ивовый прутик! Вы не затащите меня постель и не будете поливать меня спиртным и обмазывать едой! Когда вы вернетесь, меня здесь не будет!

— Обратно в Малый Иссоп? Судя по названию, это маленькая деревушка.

Черт бы побрал ее глупый язык. Она же сама сказала сэру Майклу, где живет. Шарлотте больше некуда податься, да и в любом случае у нее нет денег, чтобы отправиться куда-то еще. Деб послала ей ровно столько, чтобы хватило до Лондона, а Шарлотта оказалась слишком глупа, чтобы вчера, в царившей суете и неразберихе попросить у нее денег. Шарлотта повернулась, чтобы высказать несколько колкостей и бросить еще несколько резких слов, но увидела, что сэр Майкл натягивает через голову измятую рубашку.

Она могла бы напасть на него, пока он ничего не видит, и шарахнуть, как дубинкой, каким-нибудь гипсовым купидоном. Но его темноволосая голова уже торчала из рубашки, и момент был упущен. Шарлотта действительно убьет Дебору, когда они снова увидятся, если, конечно, к тому времени не окажется в тюрьме за убийство сэра Майкла Ксавье Байяра.

Четыре часа. В ее распоряжении несколько часов. Ясно, что ожерелье Деб ей не заложить, пусть оно и стоит гроши. Возможно, удастся убедить горничную Ирен или миссис Келли помочь в побеге. В доме в каком-нибудь кувшине с сахаром должна быть припрятана приличная сумма наличными на хозяйственные расходы. Она попросит. Она будет умолять. Они же должны знать, какой злой и нехороший их хозяин. А если он приедет в Малый Иссоп, она застрелит его из старого папиного мушкета, а потом заявит, что это был ночной грабитель. Она улыбнулась.

— Вы должны делать это почаще. — Сэр Майкл стоял в проеме двери, бесстыдно прекрасный даже в одежде, всю ночь провалявшейся на полу.

— Что?

— Улыбаться. Я уже начал думать, что у вас нет зубов. Ох ты, совсем забыл. Ведь вы же покусали меня. В нескольких местах. — Он провел пальцем по шее.

О, небеса милосердные. Действительно, за язык она его укусила в гневе, но остальные, любовные укусы, когда она щипала и покусывала его восхитительно соленую кожу, были плодом совершенно других эмоций. Она отправится в ад, а проводником у нее будет сам сатана.


Бэй в нетерпении потер лоб. Мистер Малгру что-то нечленораздельно бубнил, совершенно не замечая того, что Бэю ужасно хочется нагнуться над столом и хорошенько встряхнуть его.

— Так да или нет? — спросил Бэй, наконец прервав болтуна. Это уж слишком. Шарлотта Фэллон нанесла ему серьезный ущерб. Точнее, ее сестра. — Вы предпримете хоть что-нибудь, чтобы найти Баннистера, или мне придется обратиться к кому-нибудь другому? У меня на четыре назначена встреча.

Тучный собеседник залился краской, добавив цвета к тому, что было результатом нескольких пинт эля, выпитых в обед. Бэй уже начал подумывать, что напрасно последовал совету и обратился к мистеру Малгру, хотя у того были отличные рекомендации. Ведь, в конечном счете, и о Деборе он слышал массу хорошего, а посмотрите, к чему все это привело — к пререканиям с подвыпившим мистером Малгру, каждый выдох которого говорил о количестве выпитого дешевого эля и жареной рыбы.

— Прошу прощения, милорд. Моя жена говорит, что я слишком многословен.

— Называйте меня сэром Майклом. Я всего лишь баронет, а не член палаты лордов.

— И все же, все же, ваша светлость, — произнес собеседник, продолжая лебезить перед ним, — вы мне дали не слишком много сведений. Континент велик, как вы понимаете.

Бэю это было хорошо известно. Он обошел пол-Европы на службе его величества, пока выскочка-корсиканец не был разгромлен окончательно. Гражданская жизнь вполне устраивала Бэя, и он просто жаждал поскорее избавиться от сестриц Фэллон и продолжить наслаждаться жизнью на свой манер.

— Баннистер собирался оформить брак вчера. Возможно, они еще в городе. Проверьте списки пассажиров всех отплывающих кораблей. Впрочем, не мне учить вас. — Наверняка Дебора еще не успела продать ожерелье бабушки. Возможно даже, ей захочется поносить его какое-то время, хотя бы в течение медового месяца. Странно, что Дебора не пригласила на свадьбу Шарлотту, даже если это и было сугубо тайное, не слишком афишируемое мероприятие. Бэй схватил графитовый карандаш и начал рисовать на листке бумаги ожерелье. Будь у него время, он мог бы нарисовать ожерелье акварелью. Он — отличный художник, точнее, был им прежде, пока искусство не выколотили из него барабанным боем.

Малгру похлопал по карманам своего твидового сюртука, нащупывая очки. Великий Боже! Частный сыщик, который ничего не видит без очков. Бэй все равно передал ему бумажку, и тот поднес ее к самому носу.

— Хм… Рубины и бриллианты, говорите? Должно стоить кругленькую сумму.

— Это уж точно. Подобные вещицы не появляются каждый день. Опросите солидных, внушающих уважение ювелиров, да и не очень солидных тоже. Мне наплевать, что будет с Баннистерами, но ожерелье я хочу вернуть.

Малгру напыжился.

— Послушайте, я не занимаюсь убийствами. Найти молодую пару — это пожалуйста. Но если вам требуется убийство…

Бэю вдруг ужасно захотелось треснуть собеседника головой об стол.

— Вы неправильно меня поняли, мистер Малгру, — ледяным тоном произнес он. — Я слышал, что вы хороши в розыскных делах, возвращаете людям пропавших родных. Я вовсе не хочу, чтобы вы привели Артура Баннистера и его жену в наручниках.

Малгру просиял.

— A-а! Заблудшая дочка лорда Эгремона. Одно из самых сложных дел. Настоящий сатана в юбке, ей-ей! Но я, — поспешно добавил он, — весьма осмотрителен и сдержан. Клянусь вам, я и слова не скажу об этом деле. Не стоит держать в руках целый мир, если знаешь, что не можешь удержать одну женщину. Грустно, что тебя могут бросить ради блестящей безделушки.

Бэй скрипнул зубами. Жаль, что он не сумел скрыть этого.

— Спасибо за сочувствие, мистер Малгру. — Он подтолкнул банкноту через стол красного дерева. Этот сыщик обходится почти столь же дорого, что и Деб, Бэй надеялся в этот раз получить большую отдачу от своих вложений. Он как бы случайно посмотрел на часы.

— Намек понят, сэр Майкл, — весело заявил Малгру, пряча деньги в карман. Он протянул красную потрескавшуюся руку. Бэй пожал ее. — Что ж, пожелаем удачи нам обоим? Надеюсь, я найду вашу прежнюю подружку, а вы тем временем обзаведетесь новой. Хотя, знаете, может, стоило бы подумать о женитьбе? О детишках? Они заставляют остепениться.

С этим непрошеным советом Малгру, шаркая, вышел из кабинета Бэя — дюжий детина, которому при всем желании нипочем не остаться незамеченным. Бэй гадал, какие методы он применяет, но, в конечном счете, это не имеет значения, если рубины окажутся в сейфе. Он порылся в бумагах, затем приказал приготовить ванну, вторую за сегодняшний, столь не задавшийся день.

Возможно, он слишком привередлив, но в армии Бэю слишком часто приходилось ходить немытым, в грязной изношенной форме. Горячая ванна, чистое бритье и чуть-чуть одеколона дают возможность снова почувствовать себя человеком. Как многоопытный, утонченный любовник, он стремится взывать к женскому обонянию так же, как и ко всем остальным чувствам. Шарлотте не придется жаловаться, когда она будет корчиться и извиваться под грузом его тела.

Он рассмеялся. Конечно же, он не собирается удерживать Шарлотту Фэллон по контракту ее сестры, но ничего страшного не случится, если она поверит, что именно так он и поступит. Для старой девы, живущей с кошками, она оказалась поразительно страстной и почти столь же красивой, как Дебора. Конечно, не столь изысканной, отшлифованной до алмазного блеска, но именно поэтому в чем-то более привлекательной. Более реальной, настоящей. И если не считать потери ожерелья, подумал Бэй, смена сестер может оказаться вполне удачной.

Пока он не женится снова. Что нужно сделать хотя бы для того, чтобы доставить удовольствие мистеру Малгру.


Глава 1 | Любовница по ошибке | Глава 3