home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Шарлотта никак не могла справиться с тесемками своего капора. Мистер Фразьер с хмурой физиономией изучал письмо, словно путаясь заново научиться читать. Возможно, он вообще не собирался помогать ей покинуть Джейн-стрит. Он с подозрением смотрел на Шарлотту, когда она передавала ему указания Бэя, и не поверил, пока она не вытащила из ящика стола письмо.

Фразьер озабоченно почесывал рыжую макушку, наверное, в шестой раз перечитывая отвратительное послание.

— Что-то мне это не нравится. — Его шотландский акцент становился все ярче.

— Ну, это меня не слишком волнует! — довольно резко ответила она. — Но вы же убедились, что он хочет, чтобы я уехала, и чтобы вы помогли мне в этом.

— Погоди минутку, детка. Когда миссис Келли сообщила, что вы посылаете за мной, я был здорово озадачен. Я пребывал в полной уверенности, что все это время майор был здесь, с вами.

— Как видите, его здесь нет. И уже несколько дней. Он отправился во Францию! — выпалила она.

Фразьер покачал головой:

— Он не уезжал. Вся его одежда на месте. Расческа, носки. Его чемодан лежит на чердаке, — Он на мгновение замолчал. — Его письменный стол в полнейшем беспорядке. Майор — очень аккуратный и организованный человек, он во всем любит порядок. Он никогда не уезжает, не прибравшись или не оставив мне распоряжение.

— Да, но сейчас он явно уехал. В дороге он всегда может купить зубной порошок и смену белья. — А вдруг разозленный слуга не выдаст ей хоть немного денег, чтобы она смогла уехать отсюда? Шарлотта не просила сопровождать ее.

— А теперь припоминайте. Каковы были его последние слова?

Шарлотта фыркнула:

— Он сказал, что нанял сыщика, чтобы найти мою сестру. И это дурацкое ожерелье.

— Мистера Малгру. И рубины, да. Тогда почему же, мисс Фэллон, он называет ожерелье изумрудным?

— А вот этого я вам сказать не могу. Он мне про него все уши прожужжал. — И написал весьма красноречиво.

— Он упоминает другие письма. Это письмо похоже на те, что он писал Деборе?

Шарлотта ощутила, как краснеет до корней волос.

— Нет.

— И вас он тоже называет ее именем. Во всем этом есть что-то подозрительное.

— Как бы там ни было, но он хочет, чтобы я вернулась домой, и просит вас помочь мне. Как можно скорее, — подчеркнула она.

— Ну да. А вы связались со мной в тот же день, как получили письмо? — Его пронзительные карие глаза буквально впились в нее. Она неловко поерзала в кресле, вспомнив свою первую реакцию на письмо Бэя. Все разбитые статуэтки и последующую эйфорию.

— Практически да. Вчера я не могла отменить другие неотложные встречи.

— А он тем временем ждет, что мы придем ему на выручку. — Фразьер положил письмо на стол и встал, крепко сжав кулаки.

— О чем, Бога ради, вы толкуете?

— Мисс Фэллон, простите, но вы туговато соображаете. Разве майор не знает вашего имени?

Шарлотта огрызнулась:

— Сначала они столковались с моей сестрой. Я уверена, в его мире одна любовница вполне может сойти за другую.

— Нет. Майор в этом отношении человек аккуратный. Обратите внимание, он называет вас чужим именем, путает рубины с изумрудами, говорит о Малых Тыквах. Могу предположить, что ваша деревня называется не так?

— Нет, но он всегда подшучивает над ее названием. И не забудьте, он и писать-то правильно не может. Зато ясно дает понять, что я ему больше не нужна.

Фразьер снова взял письмо.

— Ф-Р-А-Н-Н-Ц-И-Я. Будь я проклят!

Шарлотта была уверена, что именно так и случится — он будет проклят, если продолжит работать на отвратительного сэра Майкла Ксавье Байяра.

— Боже милостивый! Его схватила она.

— У моей сестры масса недостатков, но теперь она замужняя женщина. И я очень сомневаюсь, что Бэй настолько привлекателен, что она бросит Артура в разгар медового месяца.

— Да нет же, маленькая кретинка. — Он зарылся лицом в ладони. Когда он вновь поднял взгляд, его брови походили на растревоженных гусениц. — Ох! Простите меня! Это Анна. Леди Уитли. Он каким-то образом вновь попал в ее когтистые лапы.

Шарлотта откинулась на спинку кресла.

— Его… его жена?

Он фыркнул.

— Он никогда не написал бы письма вроде этого, если бы мог справиться сам. Майор умеет пользоваться словом.

Он всегда мягко расстается с женщинами. А это… это письмо не в его духе.

— Он убежал с собственной женой? Что ж, это лишний повод уехать. Пожалуйста, мистер Фразьер, умоляю вас. Я просто хочу вернуться домой. У меня нет денег. Ни пенса. Если вы не поможете, мне придется вновь заняться воровством картин. Наверняка Бэю это не понравится. — Шарлотта бросила на Фразьера суровый взгляд, но денщик не обратил на нее внимания.

— Нет, нет, милая моя. Он никогда не сбежит с Анной. Он потратил чертовски много времени, чтобы усвоить этот урок, но усвоил его твердо.

— Он говорил иначе. Мне он сказал, что его чувства… сложные. Что он пытается остаться ей другом. Может, эта дружба в конечном счете обернулась чем-то совсем другим? — Она увидела, как лицо Фразьера стало столь же красным, что и его волосы.

— Я не могу поверить в это! И никогда не поверю! — Он упрямо ткнул в нее пальцем. — Вы остаетесь здесь. А я отправлюсь к этому Малгру, выясню, что стало с его человеком и тем чертовым ожерельем. Может, ему известно, действительно ли майор уехал во Францию.

— Я больше не хочу оставаться здесь! — возопила Шарлотта. Она схватила пустую китайскую вазочку и швырнула ее об стену. Фразьер не шелохнулся.

— Сколько пыла, а? Что ж, немножко этого пыла нам может пригодиться. — Он подошел к ней вплотную и понизил голос. — А теперь слушайте внимательно, мисс Фэллон. Я знаю майора, знаю его уже больше десятка лет. Он попал в беду. Если вы обдумаете все, отбросив вашу гордыню, то поймете, что я прав.

Шарлотта закрыла глаза. Ей не хотелось слышать его слова или видеть искренность в его глазах. Это правда, когда они расставались, Бэй обещал сам отвезти ее домой. Но у богатых джентльменов свои причуды — из письма было ясно, что он передумал, и не оставалось ни малейшего сомнения, что он развлекается с какой-то французской шлюшкой. Или с двумя. А все эти ошибки скорее всего он налепил по пьяни, торопясь поскорее вернуться в постель.

Впрочем, никакого вреда не будет, если она останется здесь еще ненадолго, пока Фразьер не убедится, что его хозяин на самом деле вовсе не шутил. Дом на Джейн-стрит обставлен со всей возможной роскошью, а миссис Келли, похоже, больше не испытывает желания отравить Шарлотту, она познакомилась и подружилась с близкими по духу, приятными соседками, и, если быть честной перед собой, ей самой не слишком хочется возвращаться домой.

— Ладно. Пусть будет по-вашему. Делайте все необходимое.

К великому удивлению Шарлотты, Фразьер ласково похлопал ее по щеке.

— Спасибо, детка. Я вернусь как можно скорее. Пожалуйста, расскажите все миссис Келли, покажите письмо и скажите о моих сомнениях. У нее найдется пара слов, чтобы подбодрить вас.

Шарлотта очень сомневалась на этот счет. Фразьер чуть ли не опрометью выскочил из комнаты, а Шарлотта неохотно встала, взяла это ужасное письмо и перечитала его еще раз. И задумалась. Нет, она еще не понимала, что так насторожило Фразьера. Письмо по-прежнему казалось ей ясным и прямолинейным. Он даже о погоде упоминает. Как банально! Но Шарлотта покорно спустилась на первый этаж и поведала обо всем миссис Келли.

Пожилая кухарка раскатывала тесто для пирога. Шарлотта взяла у нее скалку и продолжила раскатывать тесто на мраморной доске. Она любила печь. Ее пирожки всегда хорошо продавались на приходской ярмарке в Малом Иссопе.

— Хм! Миссис Келли подняла глаза. — Сэр Майкл говорит, что он связанно рукам и ногам. Вам не кажется, что эти слова весьма многозначительны?

— Я не могла бы утверждать это с уверенностью. — Шарлотта не скоро сможет забыть свое восхитительное унижение, но не собирается обсуждать это с прислугой Бэя.

— Я согласна с Ангусом. За этим явно скрывается что-то серьезное. — Миссис Келли аккуратно сложила письмо, — Когда вы сообщили мне, что он отправился во Францию, не сказав мне ни слова, признаюсь, я была удивлена. Он внимательный мальчик.

— Бэй давно уже не мальчик, — напомнила Шарлотта.

— Когда вы доживете до моего солидного возраста, то запоете по-другому. К тому же он ни за что не уехал бы без Ангуса. Тут в самом деле что-то не так.

— Ха! — Шарлотта раскатала кусок теста. — Если он не во Франции, значит, с леди Уитли. В любом случае я все еще торчу здесь вопреки его желанию. И моему тоже. Но не моя вина, если мистер Фразьер получит нагоняй. Кстати, а что за пирог мы печем?

— С курицей. Пожалуйста, принесите картошки.

Обе трудились над обедом, занятые дружеской беседой. Шарлотта получила порцию смешных историй о юности Бэя, почерпнутых миссис Келли из писем сестры. Ее описания бабушки Бэя заставили Шарлотту пожалеть, что она уже никогда не увидит ее. Неудивительно, что он так стремится вернуть ожерелье своей чудесной бабушке. Когда пирог вытащили из духовки, поджаристый и соблазнительно пузырящийся, Шарлотта вместе с миссис Келли расправились с ним тут же, за кухонным столом.

Они зарыли топор войны в землю и заключили мир.

Анна сегодня не пришла, чему Бэй был ужасно рад. Тюремщики слегка ослабили его путы после того, как Анна вчера пожаловалась, что кожа у него стала грубой и потертой. Он жил по строгому расписанию, как грудной ребенок. Еда доставлялась с регулярными интервалами, его развязывали, чтобы он облегчился в окружении четырех головорезов, которые стерегли его. Остальное время он проводил лежа, разглядывая потрескавшийся потолок. Окажись у него под рукой кисти, он нарисовал бы видение ада, соперничающее с райскими кущами на потолке в спальне Шарли.

Похоже, здесь Бэй потерпел неудачу. Судя по всему, она не поняла его намеки в том письме, так же, как и Фразьер. А может, она даже не показала ему письма, а в сердцах укатила в свои Малые Задворки. Пошел уже третий день, как было доставлено его послание, если только Анна не соврала и не выкинула письмо. Бэй был уверен, что у Фразьера его внезапное исчезновение вызовет подозрения и денщик займется поисками.

Что ж, волей-неволей придется привыкать к своему положению. В конце концов, Бэй сбежит. Он просто обязан это сделать. Сама мысль о том, что он на всю жизнь останется привязанным к Анне, была слишком ужасной. Тени из-за заколоченных ставней подсказывали ему, что время идет к вечеру, но еще слишком рано, чтобы спать. Тем не менее, он заставил себя погрузиться в полудремоту, вполуха прислушиваясь к каждому звуку в доме. Просто поразительно, к чему приводят крайняя скука и бездействие. Бэй уже исчерпал весь запас хранившихся в его памяти стихов и библейских заповедей. Надежнее было дремать и покоиться во сне в объятиях Шарли.

Из приятных снов его вырвало прикосновение руки Анны в кожаной перчатке. В комнате царила полнейшая тьма.

Он заставил себя обиженно воскликнуть:

— Где ты была?

— На скучнейшем музыкальном вечере. Ничего интересного. Я ведь в трауре, но моя старая тетушка пригласила меня послушать ее протеже. От ее воплей у меня едва не лопнули барабанные перепонки. А как ты провел время, Бэй? — с хитрой кошачьей улыбочкой спросила она.

— Анна, нет необходимости держать меня в оковах. Я мог бы составить тебе компанию и тоже послушать эту певчую птичку. Уверен, мы нашли бы подходящий альков или ложу, чтобы заняться нашей собственной музыкой. — «Пожалуй, тут я переборщил». Он смотрел, как она прихорашивается, явно довольная собой.

— Ладно, ладно. Может, через недельку-другую, когда ты снова проявишь свой пыл. — Она провела кончиком пальца по его губам. — Меня почему-то не слишком убеждают твои слова. Может, поцелуй поможет?

Она наклонилась к Бэю, и удушливый аромат роз ударил в ноздри. Он открыл рот, чтобы запротестовать, но она быстро накрыла его своим. У нее был вкус шерри и решимости. Бэй отвечал с искренностью, вызванной отчаянием. Анна должна убедиться в его намерениях… это единственный шанс вновь обрести свободу. Наконец она выпрямилась с пылающим лицом.

— Когда мы уже сможем покончить с этой чепухой, Анна? Я хочу тебя. Хочу быть в тебе.

— Скоро. Еще день-другой, обещаю.

Она ушла. Услышав стук закрывшейся парадной двери, Бэй испустил вопль отчаяния. Пусть головорезы думают, будто он ужасно разочарован, что не поимел ее.

Шарлотту разбудил громкий стук в дверь. Она натянула серый халат. Миссис Келли безмятежно похрапывала в своей комнате. Ирен должна была вернуться со дня на день, поэтому Шарлотта сама пошла к двери.

— Кто там? — крикнула она, стараясь перекрыть непрекращающийся стук.

— Ангус Фразьер! Открывайте скорей, мисс Фэллон!

Шарлотта повернула толстый медный ключ и дернула за ручку. Ангус буквально ввалился в холл. Взъерошенные рыжие волосы и брови стояли дыбом, а одежда была жутко измята.

— Она захватила его! Я проследил за ней вечером до какого-то домишки в Ислингтоне.

Шарлотта с трудом понимала его шотландский выговор.

— Входите, мистер Фразьер, и переведите дух.

— У меня нет времени переводить дух! Анна Уитли держит майора под замком и с четырьмя охранниками.

Шарлотта заморгала. Фразьер походил на разъяренного быка.

— Пройдите в гостиную. Я вам дам чего-нибудь выпить — шерри или бренди, и мы все как следует обсудим.

— Да что тут обсуждать?! — Он заметался по холлу, с такой силой хлопнув рукой по обоям, что картины Бэя подпрыгнули. — Утром, выйдя от вас, я тут же отправился прямо к Малгру. Он получил сообщение от своего человека на континенте. Ваша сестра отдала ему ожерелье… но только после того, как ее новый муж сообразил, в чем суть дела и проявил достаточно понимания… сейчас тот агент с ожерельем возвращается в Англию. Малгру как раз собирался обо всем доложить майору Байяру, когда я пришел к нему в контору. Малгру ничего не известно о поездке майора во Францию, и мы вместе отправились в порт. Майор Байяр никуда не уезжал. Мы с Малгру досконально проверили это. Он большой дока в своем деле. Вечером я добрался до Уитли-Хауса и увидел, как леди Уитли отправлялась в экипаже к своей тетушке. Я слонялся вокруг, пока она не уехала. И вы думаете, она поехала домой?! — почти прорычал он. — Как бы не так! Я вскочил на запятки кареты, и она прикатила к тому домишке. Двое громил впустили ее. Прямо на пороге они заговорили о плохом поведении «пленника». Анна поднялась по лестнице. Я увидел мигание свечи, затем слабый свет в комнате наверху, потому что все ставни были плотно закрыты. Я тайком прокрался по аллее, там трое головорезов курили и подсмеивались над четвертым, у которого рука болталась на перевязи, он был зол как черт. Они похитили его, мисс Фэллон! Майор связан и находится в полной власти Анны Уитли!

Шарлотта присела на ступеньку лестницы.

— Мистер Фразьер, — тихо проговорила она, — возможно, этому есть какое-нибудь другое объяснение? Они называли Бэя… майора… по имени?

— Да им и не нужно было его называть! Кто другой может там быть? Эта женщина, Уитли, хочет заполучить семя майора Байяра, вот так. Он сам сказал мне это.

— Прошу прощения? — Шарлотте вдруг захотелось, чтобы кто-нибудь принес ей большой стакан бренди.

— Эта женщина пришла к майору несколько дней назад с совершенно безумным предложением, чтобы он зачал ей ребенка. Я поругался с ним по этому поводу.

— Бэй хочет жениться на ней?

— Еще чего, само собой, нет. Но если она забеременеет, ему придется жениться на ней.

Шарлотта плотнее завернулась в халат, внезапно почувствовав холод, несмотря на теплую весеннюю ночь.

— Мистер Фразьер, простите меня, но это какая-то бессмыслица.

— Гм-гм… — Он перестал расхаживать по комнате и запустил руку в рыжую шевелюру, еще больше разворошив ее. — Завтра на рассвете я перехвачу Малгру, возможно, он поможет нам. Мы должны вытащить майора оттуда. Шарлотту охватила дрожь.

— Вы продолжаете говорить «мы».

Он удивленно взглянул на нее.

— А разве вы мне не поможете? Вы ведь живете в его доме, едите его еду, верно?

Шарлотта почувствовала, как у нее запылало лицо.

— Вы можете не знать этого, мистер Фразьер, но я против воли стала участницей этого безумства, и я просила вас помочь мне вернуться домой. Из всего того, что нам известно, выходит, что Бэй и Анна свили себе любовное гнездышко и не желают, чтобы им мешали. А люди, которых вы видели, могут быть просто слугами.

— Нет, тысячу раз — нет. Это наемные головорезы. Уж я-то достаточно повидал их на своем веку. Вы поймете, что я прав, когда увидите их. — Он стукнул кулаком об стену. — Возможно, вам придется посмотреть на них. Отвлечь их, пока я буду вызволять майора. Мы поговорим с Малгру и послушаем, что он думает на этот счет.

Шарлотта поднялась.

— Послушайте, мистер Фразьер, если эти люди столь опасны, полагаю, я вряд ли смогу отвлечь их. Ведь я отнюдь не роковая женщина.

Фразьер окинул ее взглядом с ног до головы, словно впервые увидел. Шарлотта остро сознавала, как она выглядит в своем старом сером халате, с заплетенными в косы волосами и в ночном чепце.

— Ну так станете ею. А сейчас возвращайтесь в спальню и отдохните. Я вернусь в Ислингтон и продолжу следить за домом. Хоть кто-то должен иметь завтра ясную голову. — Парадная дверь захлопнулась за ним.

Шарлотта оперлась о стену. Уж ее-то голова точно не отличается ясностью. Мистер Фразьер вбил себе в голову, что Бэй подвергается опасности. Только то, что Фразьер и этот Малгру не смогли найти подтверждения отъезда Бэя во Францию, еще не означает, что Бэй не находится в каком-то другом месте, развлекаясь на всю катушку. Могут быть сотни других объяснений его долгого отсутствия.

Тяжело вздохнув, Шарлотта поднялась по лестнице. Вряд ли ей удастся заснуть этой ночью, хотя миссис Келли еще храпит в своей комнате. Мистер Фразьер, с его криками и хлопаньем по стенам, здорово взбудоражил Шарлотту. Она подумала, что его вообще трудно воспринимать спокойно, будь то день или ночь. Что ж, до утра осталось совсем немного.


Глава 14 | Любовница по ошибке | Глава 16