home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Месье Дэвид оправился и приготовил на ужин уйму вкуснейших деликатесов. Бэй воздал должное ужину у себя в кабинете, бросая взгляд на стенные часы. На всякий случай время от времени он поглядывал еще и на карманные. Решив, что Шарли уже должна уснуть, он потянулся, расправил плечи, опустил закатанные рукава и надел сюртук. Письменный стол он оставил в полном беспорядке, повсюду были разбросаны бухгалтерские книги, карандаши и перья; приберется завтра, когда вернется с Джейн-стрит. Он и так слишком долго ждал.

Вечер был теплый и тихий, небо — ясное, прогулка предстояла короткая. Весна пришла в фешенебельные районы Лондона вместе с началом цветения деревьев и буйством цветов в приоконных ящиках. Бэй глубоко вдохнул ночного воздуха и ощутил сладкий аромат цветов, столь отличающийся от вони в других частях города. Словно озорной мальчишка, он сорвал из-за железной изгороди ветку сирени и несколько бутонов из каменного горшка у парадного подъезда какого-то лорда. Этот импровизированный букет он через несколько минут положит на подушку Шарли.

Мисс Шарлотта Фэллон производит на него непредсказуемый эффект, несмотря на все ее безвкусные чепцы и острый язычок. И хотя она вовсе не та разбитная девица, какой он считал ее поначалу, но она оказалась весьма подходящей подругой в постели. И если Роберт Чейз еще когда-нибудь встретится на его пути, Бэй сначала скажет ему спасибо и лишь потом двинет в челюсть. Насколько Бэй помнил, ему никогда не приходилось лишать женщину невинности. Ему еще придется столкнуться с этим, когда он женится снова, но эта перспектива не вызывала у него какой-то особенной тревоги.

Разумеется, он справится с этим лучше, чем Роберт Чейз. Бедная Шарли. Соблазненная и покинутая. Роберт теперь женат на смазливой дочери виконта, за которой давали солидное приданое. Приличный шаг вверх для простого провинциального адвоката. Контора, которую Роберт делит со своим отцом, сейчас куда обширнее, как и клиентура. Бэй вместе со своей бабушкой присутствовали на свадьбе, как друзья отца жениха. Старший Чейз неоднократно помогал бабушке Грейс в самых разных местных делах. Интересно, знает ли жена Роберта, как постыдно использовал он подругу детства? Роберт ни разу не упоминал имени Шарли за те несколько лет, что Бэй учился с ним в одной школе, хотя часто и подолгу хвалился другими победами на любовном поприще. По-видимому, в отношении Шарлотты Фэллон ему нечем было похвастаться.

Бэй в очередной раз подивился тому, что ни разу не сталкивался с сестрами Фэллон. Они жили меньше чем в двадцати милях от Байяр-Корта. Конечно, его старый приятель Джордж, виконт Харфилд, увел Дебору прямо со школьной скамьи, тогда Бэй был занят в боях с наполеоновской армией в Испании. Юношей он мог пересечься с Шарлоттой где-нибудь на рынке в Дорчестере. Но тогда его глаза видели только Анну.

А сейчас он, определенно, видит только Шарли, свою случайную, ни на кого не похожую любовницу. Он надеялся, что сможет убедить ее побыть в этой роли еще немного, пока это доставляет удовольствие им обоим. Бэй был уверен, что он привлекательнее, чем Малый Иссоп, само название которого нелепо прозаично. Несмотря на все ее благие намерения, в Шарлотте гораздо больше поэзии, чем прозы, а ее тело с роскошными формами — неземное воплощение плотской чувственности. Да, Дебора вполне заслужила похвалы за то, что так своевременно вышла замуж, оставив сестру в его постели.

Все его мысли были полностью сосредоточены на том, чем он займется с Шарли в течение ближайшего часа. Он не слышал шороха осторожных шагов за собой, но не мог не обратить внимания на трех громил, преградивших ему дорогу, когда завернул за угол Джейн-стрит. Нанимать сразу трех ночных сторожей — это, пожалуй, многовато, К тому же ни одного из них он прежде не видел. Остается надеяться, что они не оттаскают его за уши. Ему крайне необходимо срочно увидеть Шарли.

— Добрый вечер, джентльмены, — весело приветствовал он их. — Меня зовут сэр Майкл Байяр. Из дома номер восемь.

— Привет, парень. Жаль, конечно, твою шлюху, но у нас на сегодня другие планы.

Бэй открыл было рот, но после удара в челюсть спорить стало трудно. Он рванулся вперед, схватил за грудки одного из громил и повалил его на тротуар.

— Ах, ты так?!

От этого типа воняло табаком, элем и немытым телом. Бэй не смог ухватить его за глотку, пришлось пустить в ход кулаки. Понимая, что численный перевес на их стороне, он перекатился на другой бок и попытался вскочить, но получил удар дубинкой. Последнее, что он увидел, была пара истертых сапог, затем его лицо закрыл капюшон.

После третьего, последнего, удара мир для него померк надолго.

В сером свете утра он обнаружил, что находится в захудалой, убогой комнатенке. Голый. Привязанный к кровати.

Каким образом, черт возьми, Шарли умудрилась нанять тех головорезов и подбить их преподать ему урок? Он же извинился перед ней. Принес самые искренние извинения. Насколько ему известно, у нее совсем нет денег, разве что она пообещала в уплату одну из его картин. Однако, судя по краткому знакомству с громилами, они вряд ли принадлежат к ценителям или собирателям живописи. И как у нее хватило времени осуществить эти гнусные планы, ведь он все последние дни удерживал ее в постели…

Она наверняка не ждала его «как последняя дура» всю прошлую ночь, а договаривалась с этими ублюдками, задавшими ему такую трепку. Бэй наморщил лоб и почувствовал засохшую кровь, прилипшую к коже. Шарли Фэллон оказалась маленькой кровожадной сукой. Как он позволил ей так провести его? Его первые впечатления оказались правильными.

Пока эти мысли проносились у него в голове, он натягивал свои путы. Этот канат не шел ни в какое сравнение с шелковой веревкой, которой он привязывал Шарли, канат был гораздо грубее и больно врезался в запястья и лодыжки. Он мог бы, конечно, закричать, позвать на помощь, но грязный кляп, которым ему заткнули рот, позволял издавать лишь неразборчивое мычание.

Вне всякого сомнения, маленькая злючка решила, что с ее стороны будет очень умно подвергнуть его такой пытке. Она недооценила его. Он был в плену у французов, по счастью, всего неделю, и они не были к нему милосердны. И хотя от той встречи у него не осталось заметных рубцов и шрамов, ранения оказались достаточно серьезными, чтобы на какое-то время его отправили на короткую побывку домой для лечения. Побывку, оказавшуюся достаточно долгой, чтобы муж Анны едва не завершил начатое французами. Бэй оказался достаточно глуп, чтобы проверить, осталось ли его мужское начало дееспособным после всех унижений, через которое ему пришлось пройти. И Анна, как всегда, стала его любвеобильной партнершей. В конце концов, дело благополучно замяли, но шрам на лице Бэя служил ежедневным напоминанием о глупости и безрассудстве.

По его оценке, он пробыл без сознания не менее четырех-пяти часов. Вряд ли это было лишь следствием удара по голове. Он сделал глубокий вдох, гадая, что с ним сделали, и надеясь, что его ничем не одурманили. Он прикусил тряпку кляпа, пробуя ее на вкус, но не заметил привкуса наркотика. Нет, он еще не умер. Но Шарли Фэллон будет болтаться в петле, как только ему удастся избавиться от своих веревок.

Он внимательно осмотрел комнату, выискивая взглядом что-нибудь полезное, чтобы выбраться отсюда. Его одежды видно не было, и никто, разумеется, не удосужился оставить ему ружье или на худой конец какой-нибудь меч. Похоже, Бэю остались только его мозги, хоть и слегка затуманенные, и безумное желание сбежать. Этого должно хватить.

В доме царила мертвая тишина. Бэй напряг слух, пытаясь услышать хоть какой-нибудь шум по соседству, но ставни, похоже, были заколочены наглухо. Ему оставалось только лежать и ждать.

Фразьер сообразит, что что-то не в порядке, когда хозяин не вернется домой. Даже если денщик думает, что Бэй сейчас с Шарли, он все равно рано или поздно отправится на Джейн-стрит, чтобы посплетничать с миссис Келли и получить кусок ее вкуснейшего земляничного пирога. Есть ведь еще счета и всякие дела. Бэй оставил на письменном столе полнейший, несвойственный ему беспорядок, что, несомненно, тут же привлечет внимание Фразьера. И если Шарли еще дома, Фразьер запугает ее, требуя сказать правду о местонахождении хозяина.

Но Шарли скорее всего сбежала, бросив все на своих приспешников. Бэй искренне надеялся, что они не забыли о нем на несколько дней, если не навсегда, оставив тухнуть в собственных испражнениях. Это был бы самый неприятный и неподходящий способ покинуть этот мир.

Он продержал Шарли привязанной всего несколько часов, если не считать их интерлюдии с малиновым муссом. Если бы ее целью было лишь воздать равной мерой, ему пора, бы уже оказаться на свободе. И насколько ему известно, никаким десертом или сладостями тело его не обмазывали. В сущности, он просто умирает с голоду.

Будучи практичным человеком, Бэй закрыл глаза от слабых лучей света. Еще в армии он приучил себя спать в самых неподходящих условиях, сытым или голодным. Это его заключение все равно на порядок лучше мокрого испанского окопа. По крайней мере, он лежит на матрасе, хоть и старом и заплесневелом. Ему надо отдохнуть и набраться сил до того, как появятся тюремщики. Если они вообще появятся.

Шарлотта поднялась рано и бродила по дому, пока не забрезжило утро. День был столь же серый и мрачный, как и ее настроение. Ей не хватало Бэя, она тосковала без него, но когда он вернется, их связи придет конец. Он без лишнего шума, не привлекая чужого внимания, отвезет ее домой. Он не выгрузит ее в центре Малого Иссопа из сверкающего нового фаэтона. Скорее всего, верному Фразьеру будет поручено проделать с ней последний отрезок пути в скромном экипаже. В любом случае ее приезд взбудоражит соседей. Что бы такого сказать им насчет ее поездки к сестре? — размышляла Шарлотта.

Да, ее маленькое приключение почти завершилось. Казалось бы, ее должна переполнять радость. Вместо этого Шарлотта смахнула со щеки слезу, заработав презрительный взгляд миссис Келли, которая носилась по дому со щеткой для смахивания пыли.

Шарлотта чувствовала себя бесполезной и никому не нужной. Она смотрела в окно на улицу, разглядывая джентльменов, покидавших любовные гнездышки, и порочных леди, с важным видом вышагивающих по тротуару. Но тут появился просвет в облаках, и она решила глотнуть свежего воздуха в садике за домом, чтобы не видеть явное неодобрение в глазах миссис Келли. Глупость и безрассудство поступков обернулись против нее, едва она села на мокрую скамейку, Шарлотта тут же подскочила, почувствовав, что юбки промокли. Вот и еще один повод пожалеть себя, и слезы полились ручьем. Для женщины, всегда гордившейся тем, что она не льет слез по пустякам, это уж слишком.

— Опять мы плачем.

Шарлотта подняла глаза, увидела леди Кристи в платье цвета лаванды и жалко улыбнулась ей.

— Вы, наверное, думаете, что я самая настоящая плакса.

— Что я думаю, не имеет значения. Что он выкинул на этот раз? — Она протянула Шарлотте изысканно вышитый платочек и присела рядышком на скамейку.

— Ой, не садитесь! Здесь так мокро.

— Плевать. У меня сотня платьев, и не только те, что купил муж. У меня есть небольшая работа, которой я зарабатываю на булавки. Но скажите же, что вас так расстроило сегодня?

— С-сэр Майкл уехал. Он отправился во Францию. — Шарлотта всхлипнула.

— Но ведь это же прекрасно! Вам не придется удовлетворять его потребности. Хотя… — Леди Кристи элегантно вскинула медно-рыжую бровь. — Я слышала, что сэр Майкл ох как хорош в спальне.

Шарли почувствовала, как ее лицо заливает румянец. Неужто на Джейн-стрит всем обо всем известно? Все садовые калитки помогают куртизанкам поверять друг другу свои тайны, впрочем, леди Кристи — не куртизанка. Интересно, являются ли чаепития по четвергам еще одним источником информации для леди Кристи? Возможно, содержанки приносят с собой для сравнения линейки и точные анатомические рисунки. Эта мысль была довольно странной и в то же время захватывающей, и Шарлотта прыснула.

— Так-то лучше, хотя я не знаю, чем это вызвано. — Леди Кристи в упор посмотрела на нее, но Шарлотта не собиралась признаваться.

— Я… я уеду домой, как только сэр Майкл завершит свою войну во Франции.

— Дорогая, вам наверняка говорили, что война давно кончилась.

Шарлотта фыркнула.

— Только не для Бэя. Ему придется сражаться с моей сестрицей за драгоценное ожерелье. А она вполне способна поцарапать ему физиономию. Она ну очень любит блестящие безделушки.

Леди Кристи поднесла руку к алмазной броши в форме цветка фиалки и жемчужной заколке на корсаже. В центре сиял огромный бриллиант, лиловые лепестки обрамляла россыпь алмазов.

— Я тоже их люблю. Драгоценности не должны годами храниться в темном сейфе. Эдвард постоянно ругался со мной по этому поводу. Теперь, слава Богу, мне не приходится выслушивать его бесконечные нравоучения. Он такой зануда. Скажите, а как ваша сестра заполучила это ожерелье?

— Бэй одолжил его ей, дал поносить. То есть… сэр Майкл, ну, вы знаете. В спешке она упаковала ожерелье со своими вещами… ох, кого я обманываю? Она украла его, а Бэй хочет вернуть. Это ожерелье его бабушки. Поначалу он думал, что я в сговоре с Деб, но сейчас я уверена, он знает, что я не имею к этому ни малейшего отношения. Мы начинали очень плохо, а теперь… теперь он стал мне небезразличен. Прошло всего несколько дней, и я злюсь на себя, что так легко потеряла бдительность.

Леди Кристи вздохнула.

— Бедняжка. Как бы мы ни сопротивлялись в этом мире, всегда найдутся мужчины, которые так или иначе сумеют найти дорогу в наши сердца. Ублюдки они, все без исключения. Может, вам подыскать нового покровителя? Сэр Майкл еще пожалеет, что позволил вам уйти.

— О нет! — От этой мысли Шарлотту снова бросило в жар. — Я не из таких. Если бы вы знали, какая я скучная. Я живу в крошечном домишке в маленькой деревне. Я плету кружева.

Леди Кристи потрепала ее по руке.

— Тогда вы обязательно должны прийти ко мне на чай. Вам это будет весьма полезно. Девицы Джейн помогут вам взбодриться.

Вот уже во второй раз Шарлотта услышала, как обитательниц Джейн-стрит называют «девицами Джейн». Такое заурядное название для группы экзотических, чувственных женщин. Назвался груздем — полезай в кузов.

— Мне бы хотелось прийти.

— Отлично! — Леди Кристи встала, отряхивая мокрую юбку. — Полагаю, мне придется переодеться. Бирюзовое платье с сапфировым колье будет в самый раз. До завтра, моя дорогая.

— Спасибо, леди Кристи.

— Пожалуйста, зовите меня просто Кэролайн. Мы будем добрыми друзьями, пока вы здесь.

Она выплыла в деревянную калитку, правда, мокрое пятно сзади сделало ее уход чуть менее царственным. Шарлотте самой надо было переодеться, а затем продумать, как провести оставшиеся дни в ожидании Бэя.

Сможет она убедить его оставить ее на Джейн-стрит? Шарлотта сознавала, что не отвечает требованиям стандартных любовников. Она понятия не имела как минимум о половине постельных трюков репертуара Бэя, хотя они оказались весьма приятными. Она способная ученица. Малиновый мусс лишний раз доказал это. Мама пришла бы в ужас, но Шарлотта все равно надеялась, что Бэй передумает и оставит ее здесь. Она хочет оставаться в постели Бэя, и у стены, и на ковре, и даже в той порочной ванне. Это полнейшее безумие, но ей это нравится.

Бэй резко проснулся, услышав шаги за дверью, хотя это и не был топот тяжелых сапог его тюремщиков. Он замер, услышав звон ключей, предшествующий повороту замка. В комнате еще царил полумрак, но он был готов одним, полным презрения взглядом показать Шарли Фэллон, что думает о ней. Хотя, возможно, презрение может подождать — ему срочно необходимо облегчиться. А как он сделает это, если она откажется развязать его, даже думать не хотелось.

Дверь тихо отворилась, и женская, фигура с закрытым вуалью лицом, с головы до ног закутанная в черное, скользнула внутрь, остановившись рядом с кроватью. Никаких признаков апельсинового запаха, свойственного Шарли. Вместо этого он ощутил аромат розы. Господи! Анна… Значит, это Анна попросила, чтобы его избили и привязали к кровати. Анна, которая не пожелала принять его «нет». Анна, которая явно сошла с ума.

Его мозги лихорадочно работали, переоценивая все мысли. Конечно, это Анна, которой досталась приличная вдовья часть наследства от мужа, оговоренная и оформленная при заключении брака, задолго до того, как Уитли обнаружил, что Анна была ему неверна. У нее есть деньги, чтобы нанять этих громил. Чтобы снять дом и держать его там под замком. Почти наверняка это не Уитли-Хаус и не какой-либо дом в Мейфэре, если верить обонянию. Аромат роз, смешанный с запахом капусты и сточной канавы. Бэй замычал. Она подняла вуаль, окинула его взглядом и одарила так хорошо знакомой ему отработанной улыбкой.

— Прости, что я так поздно. Мне только сейчас сообщили об успехе вчерашней операции.

Анна жеманно сложила на груди руки в черных перчатках. Судя по всему, она не собиралась вытаскивать кляп у него изо рта или развязывать его путы. И уж конечно, не могло быть и речи о том, чтобы одеть его или хотя бы накрыть одеялом. Он лежал, чувствуя, как его охватывают ярость и стыд.

— Ты был не слишком склонен принять мое предложение, о котором мы говорили в прошлый раз. И я решила сама создать условия для того, чтобы ты передумал. — Она протянула руки в черных перчатках и обхватила его член. Несмотря на все его усилия, тот среагировал на ее многоопытное прикосновение. — Как приятно. — Она склонилась над ним, какую-то долю секунды подразнила губами, а затем принялась работать руками.

Он скосил глаза, вспоминая испанские окопы и холодный дождь. Ту неделю, что он провел в плену, захваченный группой французских солдат-перебежчиков. Когда пришлось есть хлеб с червями. Лежать в собственных испражнениях. Умываться, чтобы быть в кровь избитым сменяющимися караульными. Похороны бабушки и старенькую миссис Пул, которая привела в церковь своего злого, вонючего пса. Зимнее утро, когда ему пришлось пристрелить своего любимого коня, когда тот, тяжело дыша, лежал в снегу, глядя на него такими доверчивыми глазами, а дрожащий Бэй стоял над ним. День, когда узнал о потере своего ребенка. Все было бесполезно. Анна ласкала его до тех пор, пока он не кончил на грязные простыни.

— Я пришлю одного из охранников помочь тебе. А может, нескольких. Они рассказали мне, что ты вчера задал им хорошую трепку.

Он ничего не помнил об этом, осталось лишь чувство унижения. Столько лет он сражался и убивал, и вот его инстинкты притупились, размягчились. Чего нельзя сказать о плоти — к его ужасу, она была твердой как камень.

— Я вернусь завтра. И поговорю с кем-нибудь, чтобы прибрали комнату. Здесь отнюдь не идеальные условия, чтобы зачать нашего ребенка. Всего лишь месяц, Бэй. Это все, что я прошу. Если мы не сможем выполнить нашу задачу, я отпущу тебя обратно, к твоей маленькой шлюхе на Джейн-стрит. — Она вышла из комнаты, не забыв запереть ее на замок.

Месяц. Целый месяц быть привязанным к этой кровати. Шарли думает, что он во Франции. Может, Фразьер заинтересуется, если Шарли столкнется с ним на первом этаже и спросит насчет его путешествия? Денщик посмотрит и увидит, что Бэй не взял с собой даже зубную щетку. Судьба Бэя зависит от случайной встречи его любовницы со слугой. Что ж, шансы невелики. Едва не взвыв от отчаяния, он принялся ждать, что будет дальше.


Глава 11 | Любовница по ошибке | Глава 13