home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Лондон, Джейн-стрит, 1820 год


— Ну, давай по-честному, Шарли! Твоя жизнь все равно уже разрушена. Так какая тебе разница?

Всякий раз, когда Шарлотта слышала слова «по-честному» и «Шарли», ее голова начинала болеть. Честность — одно из качеств, которое напрочь отсутствовало у Деборы Фэллон. Дебора слыла искусной интриганкой и… если ставить все точки на i — куртизанкой.

Шарлотта Фэллон посмотрела на сестру — младшую, любимую красавицу сестренку, но такую упрямую и эгоистичную. Сколько она себя помнила, ей всегда приходилось вызволять Дебору из разных передряг, и, к сожалению, не все истории заканчивались удачно. Шарлотта очень жалела о том, что не бросила письмо в огонь.

— Мне не следовало приезжать.

— Чепуха! Это единственно верное решение. Артур хочет жениться на мне, Шарли. Знаешь ли, с годами я не становлюсь моложе. Собственно, так же, как и ты. Поэтому вместо того, чтобы злиться и отказывать мне в личном счастье, просто помоги.

Ни один человек, представляющий хоть какой-либо интерес для Деборы Фэллон, никогда не мог ни в чем ей отказать. При одном взгляде на облако черных волос и озорные небесно-голубые глаза, пухлые губки и великолепную грудь мужчины теряли головы и бросались к ее ногам. Начиная с шестнадцати лет, младшая сестренка умело пользовалась своими достоинствами и меняла одного толстосума на другого. К своим двадцати шести годам она по-прежнему была очаровательна и успела сколотить приличное состояние, которое в последнее время значительно увеличилось благодаря вливаниям сэра Майкла Ксавье Байяра. Он должен был прибыть в Лондон из поместья в Дорсете в один из ближайших дней и броситься в постель к Деборе Фэллон. Вообще-то в свою собственную постель. Этот прекрасный дом, вся мебель, ковры, шелковые занавески — все принадлежало сэру Майклу, так же, как и женщина, которая сейчас торопливо паковала новенький кожаный саквояж.

Шарлотта Фэллон не принадлежала никому. У нее тоже были черные волосы, только их скрывал чопорный чепец. В этот момент ее небесно-голубые глаза не светились озорным блеском, как у сестры, а выражали ужас. Красивые полные губы дрожали, а пышная грудь нервно вздымалась от негодования.

— Нельзя брать деньги сэра Майкла и бежать с Артуром Баннистером!

Дебора, не обращая внимания на слова сестры, продолжала складывать одежду в саквояж. Шарлотте ничего не оставалось, как сосредоточить свое внимание на вызывающем гардеробе Деб. Нижнее белье из тончайшего шелка, украшенное лентами и кружевом. Платья с глубоким декольте, всех цветов радуги. Украшенные вышивкой туфельки. Прозрачные чулки. Бархатные коробочки с драгоценностями.

— Я оставлю тебе что-нибудь из одежды. И нитку жемчуга. Да, и сапфировое колье. — Дебора тяжело вздохнула. — Видишь, я не все забираю. Думала прихватить картины, но потом, поразмыслив, решила, что не могу так поступить с человеком. Он без ума от этих работ, хоть они и плохонькие, да и художники неизвестные. К тому же я оставляю ему тебя.

— Я не хочу, чтобы меня оставляли! Ты не можешь вот так взять и засунуть меня в его постель! Думаешь, сэр Майкл не заметит подмены?

— Конечно, он все увидит. Он очень наблюдательный. Ох уж эти его глаза — черные, проникающие в самую душу. У меня от его взгляда всегда мурашки бегут. Но мы с тобой очень похожи, ты только не веди себя, как синий чулок. Ну в самом деле, Шарли, что здесь такого страшного? Он прекрасный любовник, и, Господь свидетель, ты хоть немного развлечешься.

Шарлотта почувствовала отвращение.

— Ты что, уже спала с ним?

Дебора отбросила со лба черные кудри.

— Не говори глупостей! Он и пальцем до меня не дотронулся, Я не позволила ему даже поцеловать себя. Вот поэтому он и потратил на меня так много денег. До заключения контракта я была для него недосягаема, но, — продолжила Деб, щелкнув, наконец, застежкой саквояжа, — я дружу с Хеленой Кольбер, моей предшественницей. Это она оформляла комнату. — Дебора оглядела спальню, щедро украшенную розовощекими купидонами. — Она сказала — а с воображением, как видишь, у нее не очень, — что спать с Бэем было совсем не трудно. Он искусный любовник.

— Если это правда, тогда почему ты выбрала Артура? — Шарлотта видела Артура Баннистера. И сильно сомневалась, что его «искусность» могла хоть кого-нибудь удовлетворить, за исключением разве что Деборы. С ранними залысинами, третий сын пэра должен был стать священником, что явно ему не светило после свадьбы со знаменитой куртизанкой.

— Артур очень милый. Он любит меня. Go временем его семья примет выбор сына. — Дебора уверенно улыбнулась. Ее всегда все любили. Другого отношения к себе она и представить не могла.

— Ты же его не любишь? — В устах Шарлотты вопрос прозвучал утверждением.

— Ну, ей-богу, Шарли! В конце концов, что такое любовь? Вот ты была влюблена. И к чему все это привело? Тебе уже тридцать, а ты живешь одна в деревне. — Дебора натянула светлые лайковые перчатки. Они совершенно не подходили для дальних путешествий, зато составляли прекрасный ансамбль с туфельками и полосатым легким платьем. Шарлотта представила, как ее сестре придется избавиться от прекрасного наряда в карете по пути в Дувр, чтобы Артур не останавливался и продолжил свое путешествие. — У нас мало времени. Слава Богу, у Бэя заболела и умерла бабушка, и ему пришлось уехать на ее похороны.

Только Дебора могла говорить такие вещи и выглядеть при этом сущим ангелом. Шарлотте хотелось схватить сестру за тонкую белую шею и придушить.

— Ты собираешься обмануть человека и обокрасть его, Деб. А вдруг он меня упрячет за решетку?

— Да нет. Бэй от меня без ума. И если ты вдруг ему не понравишься, всегда можно объяснить происходящее. В такой ситуации с моей стороны было бы очень неразумно просто оставить записку на подушке. — Здесь Деб явно себя недооценивала. Она всегда поступала неразумно и никогда не думала о последствиях. Сестра с легкостью разбила сердца родителей, убежав в Лондон с Джорджем, хотя деньги, которые она им потом время от времени присылала, отец с матерью не брезговали тратить. Шарлотте стыдно было признаться самой себе, что без помощи Деб ее кошки голодали бы. Вообще-то они были не ее. Добрая дюжина этих бродячих кошек обитала в полях и приходила к ней в дом, скорее, по привычке, нежели из-за привязанности. Ни одна из них не стремилась забраться к Шарлотте на колени или улечься на ее подушке. А охотиться на мышей они даже и не помышляли. Нет, наглые животные просто орали под кухонной дверью, выклянчивая объедки и молоко, когда погода не позволяла раздобыть пропитание на улице.

Дебора похлопала рукой по перине.

— Иди сюда. Сядь. Мне надо еще многое тебе разъяснить.

Шарлотта зарделась, словно юная девица, хотя это уже давно не соответствовало истине. Она не собиралась слушать наставления младшей сестры, если той вздумалось поделиться своими секретами в искусстве куртизанки. Потому что Шарлотта никак не планировала заменять Деб, она хотела только поговорить с сэром Майклом, который заслуживал хоть каких-то объяснений по прибытии в город.

Сколько Шарлотта себя помнила, так происходило всю жизнь — Дебора ввязывалась во всякие истории, а она потом все расхлебывала. На этот раз Шарлотта надеялась, что воздыхатель Деборы не очень влюблен, потому что врачевать разбитые сердца она не умеет. Свое ей так и не удалось вылечить. Шарлотта рассеянно слушала скучный перечень разных приемов и позиций. Она чувствовала приближение очередного приступа головной боли. Разговоры с младшей сестрой всегда приводили к одному и тому же. Но на этот раз ее спасла Ирен, служанка, нанятая сэром Майклом. Она объявила, что мистер Баннистер уже ждет внизу, а его кучер поднимается за багажом.

Шарлотту потащили вниз и вновь представили Артуру, который, несмотря на то, что был на несколько лет моложе Деб, уже начал лысеть и обзавелся небольшим брюшком. Но все эти легкие недостатки с лихвой окупались завещанием, в котором недавно почивший дядюшка Артура помянул любимого племянника. К сожалению, старик умер после того, как Дебора заключила договор с сэром Майклом Ксавье Байяром. Но вскоре еще одна болезнь и неожиданно своевременная кончина заставили баронета на шесть недель уехать в Дорсет.

— Пойдем, любовь моя. Карета уже ждет, и у меня с собой специальное разрешение. — Артур самодовольно похлопал себя по нагрудному карману. Дебора говорила, что он потратил огромные суммы, чтобы заполучить самую красивую куртизанку Лондона. К тому времени, когда сэр Майкл вернется, она уже превратится в миссис Баннистер. Конечно, сначала они отправятся на континент, чтобы дать время семье Артура и сэру Майклу свыкнуться с новостью и успокоиться. А потом Дебора станет хозяйкой поместья в Кенте, которое отошло Артуру по завещанию его дяди. Дебора чмокнула сестру в щеку и пожелала ей спокойной ночи. Шарлотта с ужасом почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Она действительно хотела, чтобы младшая сестра была счастлива. Если бы только Артур Баннистер мог совладать с неуправляемым характером Деб, Шарлотта бы по-другому отнеслась к поспешной свадьбе сестры. Из Деборы вряд ли получится добропорядочная жена, но, по крайней мере, хоть одна из дочек Фэллонов стала невестой.

Наконец Дебора, источая аромат лаванды и шурша шелковыми юбками, покинула дом. И неожиданно вокруг стало очень тихо. Где-то внизу Ирен и миссис Келли, кухарка, готовили для Шарлотты ужин. Но она сомневалась, что сможет хоть что-нибудь проглотить. Хотя, возможно, бокал шерри немного успокоил бы ее нервы и подготовил к предстоящей встрече. Шарлотта до краев наполнила бокал и залпом его выпила.

Только подумать, сестра хотела, чтобы она превратилась в проститутку! Как будто она могла подойти на эту роль, которую Деб определила себе еще лет десять назад. Мысль, что сестра бросила ее на откуп совершенно неизвестному человеку, перед которым ей придется оправдываться за Дебору, приводила Шарлотту в ужас. Она должна была догадаться, когда читала письмо сестры, написанное с ошибками, что все, что та считала чрезвычайной ситуацией, на самом деле было самой настоящей катастрофой.

Шарлотта вновь наполнила бокал. Да, напиться было не лучшей идеей. Алкоголь стал проклятием для их семьи.

Старшие Фэллоны топили все финансовые неурядицы на дне бутылки, а затем и сами оказались на дне реки, когда решили в последний раз в полночь сплавать на лодке, которую должны были забрать за долги. Шарлотта продала разваливающийся родительский дом, оплатила долги и на оставшуюся сумму уехала как можно дальше, в деревню. Она честно выслала Деб ее половину денег. Однако, судя по содержимому саквояжа, который младшая сестра увезла с собой, та не нуждалась в грошах Шарлотты. Покровители Деб всегда были щедры.

Шарлотта вздохнула. По большому счету младшая сестренка была не так уж и неразборчива. За последние десять лет у нее было всего лишь четыре любовника, которые осыпали ее деньгами, драгоценностями, покупали платья и меха. Однако Деб так и не удалось ни одного из них женить на себе. Шарлотта понимала, что нужно срочно бежать из этого дома к себе в деревню. Ее невразумительные объяснения по поводу отъезда сестры ничем не лучше, чем оставленная Деб записка на подушке.

Шарлотта лежала в спальне, наводненной купидонами, нервно теребя в руках край атласного покрывала. Она не хотела распаковывать чемодан, а потрепанный халат и платье можно было достать и попозже. Ей не хотелось основательно располагаться в комнате сестры. Даже ужин не вызывал аппетита. Однако уже через час в дверях появилась миловидная Ирен и сообщила, что ужин на столе. Шарлотта представляла, насколько вкусной и изысканной должна быть еда, но встать с постели уже не могла. Несмотря на свою нелюбовь к алкоголю, Шарлотта выпила много вина, надеясь, что оно поможет ей заснуть в кровати Деб. Чувствуя слабость во всем теле и головокружение, она с удовольствием позволила Ирен раздеть себя и искупать в ванне, а затем быстро забралась под простыни, улыбнувшись купидонам перед тем, как закрыть глаза. Как Дебора выносила их целых шесть недель, для Шарлотты оставалось загадкой.

Она сразу же крепко уснула, погрузившись в самые приятные за последние годы сновидения. Однако когда наступило утро, и Шарлотта обнаружила ночную рубашку, свисавшую с головы упитанного ангелочка, а рядом — голого мужчину, который крепко прижимался губами к ее левой груди, она поняла, что ее эротические сны оказались не чем иным, как кошмарной явью.

Бэй исполнил свой долг. Как только он получил известие о болезни бабушки, тотчас отправился в свое поместье на берегу океана, где провел детство. Грейс Байяр вырастила его, и баронет был обязан ей всем. Бабушка была немного экстравагантна, но обладала острым язычком и умом. Грейс все сделала для того, чтобы наставить внука на правильный путь. В том, что он пару раз оступился, не было ее вины. Она хотела, чтобы Бэй остепенился и стал, наконец, отцом. Возможно, в будущем так оно и будет. Но сейчас в Лондоне, в маленьком доме на Джейн-стрит его ждала одна из самых прекрасных куртизанок во всей Англии, Дебора Фэллон. Деб была третьей по счету любовницей, которую он поселил в этот дом. Первая, Анжелика Дюбуа, ничем не напоминала ангела, да и от француженки у нее было только имя. Последняя возлюбленная по имени Хелена Кольбер прожила здесь целый год. Он был ею доволен, но под конец их отношения подошли к логическому концу, и он благополучно передал ее другу, виконту Марлоу. Тот был весьма рад приобретению и при встрече с сэром Майклом всячески выражал свою благодарность.

Бэй чувствовал, что готов к переменам, и в результате его выбор пал на самую соблазнительную куртизанку — Дебору Фэллон. Эти чувственные губы, пышная грудь, эти небесно-голубые кошачьи глаза!.. Она была похожа на маленького, игривого котенка. Дебора была умна и если и вела себя, как примадонна, то только потому, что знала себе цену. Ее предыдущий покровитель вынужден был жениться, и никакие посулы не заставили Деб стать частью любовного треугольника. У куртизанки были свои принципы — ее любовники должны были быть богатыми и свободными от брачных уз. Сначала, как и другие мужчины, он ангажировал Дебору на несколько недель, а потом перевез ее в дом на Джейн-стрит, но так и не успел до своего отъезда побывать с ней в постели.

Бэй отправился сначала домой, чтобы привести себя в порядок после долгого путешествия. Он с удовольствием отметил, что кто-то из слуг предусмотрительно повесил на дверь траурный венок. Байяр действительно очень скорбел по ушедшей из жизни бабушке, но умерла она в очень солидном возрасте девяноста пяти лет. И он, будучи тридцатитрехлетним молодым человеком, хотел надеяться, что, дожив до такого же возраста, сохранит ту же гибкость ума и твердость памяти. Грейс Байяр сразил удар, когда она гуляла у себя в саду среди любимых розовых кустов. Доктор сказал, что она пережила сразу несколько микроинфарктов, к тому времени, когда приехал Бэй, бабушка уже не вставала и практически все время спала. Когда появился внук, жизнь ненадолго вернулась к ней, но потом наступил день, когда она больше не проснулась. Бэй задержался на некоторое время, чтобы рассчитаться со слугами и закрыть большую часть каменного дома. Отныне он стал горожанином. Возможно, когда-нибудь Бэй вернется в поместье вместе с семьей и будет растить детей на лоне природы, но сейчас он мечтал только об одном — оказаться в объятиях Деборы Фэллон.

Быть может, он поступил глупо, сразу же вернувшись в Лондон. Каждый сантиметр тела ныл от усталости, но, черт бы его побрал, если бы он стал ждать еще, чтобы встретиться с Деборой. Он не раз думал о том, чем Деб занималась в его отсутствие. Наконец Бэй вошел в спящий дом, отперев дверь собственным ключом, и поднялся по ступенькам наверх. Дверь в спальню Деборы он мог найти с закрытыми глазами. Она поменяла духи, и теперь комнату наполнял изысканный, свежий аромат апельсина и лимона. Бэй встал около кровати и тихо разделся, стараясь не разбудить Деб, чтобы не испугать ее неожиданным появлением. Конечно, он не так представлял себе первую ночь с Деборой, но в тот момент Бэй так ее вожделел, что соблазнение клубникой и шампанским отложил на потом.

Отвратительные статуэтки амурчиков, которыми Анжелика украсила комнату, тускло светились в лунном свете. Хелена, будучи суеверной, не стала их убирать. Вместо этого она купила еще парочку своих. Бедная Дебора, вероятно, решила дождаться его приезда и ничего не поменяла в спальне. Бэй был уверен, что Деб обставит комнату на свой вкус, хотя остальное убранство дома его абсолютно устраивало.

Их отношения начались не совсем удачно. Слуги не успели внести чемоданы Деб в дом, как Бэю пришлось оставить ее одну, всю в слезах. Конечно, он посылал ей каждую неделю письма и цветы и написал о смерти бабушки. А однажды, в приступе глупой страсти, отправил в Лондон рубиновое ожерелье, которое нашел в шкатулке бабушки. Бэй мечтал увидеть рубины на ее мраморной шейке — и чтобы на соблазнительном теле больше ничего не было.

Грейс Байяр относилась к тому редкому типу женщин, которые равнодушны к драгоценностям. Поэтому он никогда не видел этого ожерелья на бабушке. Бэй похоронил ее с простой золотой цепочкой на шее, которую восемьдесят лет назад подарил ей дедушка. Их брак не был особо счастливым. Бабушка выходила замуж очень молодой, практически ребенком, по моде того времени. Муж Грейс был намного старше ее и оказался к тому же человеком весьма амбициозным. Большую часть их супружества он проводил за пределами Англии: как результат, в семье появился только один ребенок, отец Бэя.

Однажды бабушка рассказала ему, что дедушка подарил ей рубиновое ожерелье, чтобы загладить свою вину. Судя по всему, супруг провинился изрядно. Размеры рубинов и бриллиантов поражали воображение. Не говоря уже о стоимости украшения. Это ожерелье было достойно принцессы. Нет, черт побери, даже королевы. Бэй надеялся, что не совершил ошибку, одолжив на время такое украшение молодой любовнице. Он собирался утром обсудить этот вопрос с Деб со всем тактом и осторожностью, на которые был способен.

Забравшись в постель, Бэй обнаружил на Деборе милую, девичью ночную рубашку, которую стянул с нее в ту же секунду. Деб удовлетворенно вздохнула и крепко обняла его. Прекрасные волосы были заплетены в две девичьи косички — она явно не ждала Бэя этой ночью. Скромность Деборы приятно удивила сэра Майкла. Впрочем, так же, как и ее жадные, горячие поцелуи. От девушки пахло ванилью и вином. Этот аромат кружил голову и навевал воспоминания о жарком лете в Испании. Деб ухватила Бэя и уверенно направила к своему лону, куда он без лишних раздумий и погрузился. И если в этот момент она казалась ему юной школьницей, себя он почувствовал настоящим зеленым юнцом, который, сгорая от страсти, сразу же достиг пика. Но Бэй успокоил себя тем, что утром он уделит больше времени ее нуждам: Бэй слыл внимательным любовником. Кстати, это была одна из причин, по которой Дебора согласилась стать его любовницей. Даже жена Бэя никогда не жаловалась на него, пока они были женаты.

Ночь, проведенная в объятиях Деборы, показалась Бэю восхитительной. И поэтому, когда первые лучи восходящего солнца начали пробиваться сквозь тяжелые портьеры, он вновь приник к пышной груди Деб. Куртизанка застонала, и Бэй не услышал в ее голосе протеста. При слабом утреннем свете Бэй с удивлением отметил, что Деб оказалась не такой молодой, какой выглядела еще шесть недель назад. В иссиня-черных локонах, разметавшихся по подушке, серебрилась пара седых нитей. Наверняка Дебора подкрашивала волосы и, естественно, привела бы себя в порядок, если бы заранее знала о его приезде.

За этими размышлениями Бэй вдруг осознал, что вновь хочет заняться с ней любовью. Ночь прошла великолепно, и в преддверии праздного дня дьявол внутри его мечтал получить райское блаженство, и не один раз. Нет, он совсем не жалел о потраченных астрономических суммах, которые ему пришлось выложить, чтобы соответствовать высоким запросам Деборы Фэллон. Если ночь с полусонной Деб оказалась фееричной, то чего можно ожидать от такой женщины в дальнейшем? Ради подобных ночей Бэй готов был разориться. Он провел языком по бледному соску, который тут же затвердел и стал нежно-розовым. «Интересно, — рассеянно думал Бэй, — могла ли Деб забеременеть от меня?» Ему везло с предыдущими любовницами, подобных осложнений не возникало. Но Бэй в любом случае готов был взять на себя ответственность за ребенка. Он был джентльменом, а настоящие джентльмены всегда отвечают за свои поступки. Неожиданно мысль о ребенке, сосущем соблазнительную грудь Деб Фэллон, показалась Бэю очень эротичной. С распущенными иссиня-черными волосами, каскадом спускавшимися по ее мраморным плечам, она была бы похожа на порочную Мадонну.

Господи, она сводит Бэя с ума. Ее запах, шелковая кожа пьянили лучше вина, лишая сэра Майкла здравого рассудка. Никто не держит любовниц для создания домашнего очага. Они нужны для греха, и чем грешнее фантазии, которые они пробуждают, тем лучше. Бэй прекрасно знал Дебору Фэллон. Ее, кроме собственной драгоценной персоны, не интересовал больше никто. Ребенок от Деб — сама мысль казалась абсурдной. Словно услышав его мысли, куртизанка напряглась под тяжестью его тела, а затем раздался крик. Пронзительный.

Возможно, Деб не узнала его, когда проснулась. Но, в конце концов, кого еще она могла ожидать в своей постели? Ведь сейчас она принадлежит ему.

Бэй с подозрением воззрился на нее. Во взгляде Деборы читалось отчаяние поверженного противника, который намерен защищаться до последнего, зная, что терять ему уже нечего. Бэй очень надеялся, что Деб не держит под матрасом ружья со штыком.

— Вы, вы! — выпалила она.

— Да, моя красавица, это я. Знаю, что заранее не предупредил о своем приезде. Но прошлой ночью ты оказала мне очень радушный прием. Эти долгие шесть недель разлуки не прошли даром! — С этими словами Бэй вновь вернулся к прерванному занятию — покусыванию восхитительно твердого и розового соска.

И тут же получил кулаком по голове.

— Слезьте с меня! Немедленно! Вы очень ошибаетесь, сэр Майкл. Я не Дебора.

Это что, какая-то игра? Может быть, ей нравится грубая сила? Она — скромная девственница, а он — жестокий варвар? Насколько Бэй помнил, Анжелика любила поиграть в разбойника и жертву. В роли жертвы, к слову сказать, весьма похотливой, выступал он. Тогда нужно было просто держаться как можно дольше, а затем кончить.

— Милая, я буду звать тебя любым именем, которым ты захочешь, только, пожалуйста, больше не бей меня. Это немного раздражает, когда не знаешь правил игры. Но я очень хочу их узнать.

— Это не игра, идиот! Ой, простите меня! Но вы сильно заблуждаетесь, сэр!

Деб, ерзая и пихаясь, отчаянно пыталась выползти из-под тяжелого тела Бэя, отчего тот возбуждался еще больше. Кожа Деборы полыхала огнем, а разрумянившееся от усилий лицо приятно радовало глаз. А он-то считал Фэллон холодноватой и расчетливой.

— Тихо, милая. — Бэй закрыл рот Деборы поцелуем. Деб страстно застонала. «Скоро ты будешь стонать, не переставая», — удовлетворенно подумал сэр Майкл. Тело Деборы сразу обмякло в его руках. Губы раскрылись, и Бэй почувствовал тепло и аромат ее дыхания. Их языки сплелись в страстном, старом, как само время, танце. Бэй готов был ринуться к заветному месту промеж упругих бедер, когда Деб укусила его.

Рот наполнился железным привкусом крови. Что за чертовка! С трудом сдержав возглас, Бэй продолжил яростно целовать Дебору. Он хотел заставить ее понять, кто хозяин положения. Та все еще пыталась слабо сопротивляться, но когда Бэй начал активно тереться о ее лоно, потеряла всякий контроль и вся отдалась дикому желанию, содрогаясь под его ритмичными движениями. Деб впивалась губами в Бэя, словно занималась с ним любовью в последний раз. Пальцы Деборы неистово ласкали разгоряченное лицо любовника, его мускулистую спину и упругие ягодицы. Бэй, в свою очередь, ни на что не отвлекаясь, продолжал делать свое дело.

Он умел быть терпеливым. Прошлая ночь была восхитительна, но весьма сумбурна. Он вспомнил жар ее лона, который заставлял его погружаться все глубже. От этих мыслей Бэй сразу захотел оказаться внутри Деб, но усилием воли он сосредоточил внимание на поцелуе и работе рук. Пальцы Бэя знали свое дело, так же, как и язык. Исходя из своего богатого опыта, он понимал, что Дебора близка к кульминации. Деб поразительно легко откликалась на все его ласки. Она была сама чувственность и сексуальность, которые глубоко скрывались под красивой, но холодной упаковкой. И Бэй дюйм за дюймом терпеливо открывал эти сокровища.

Он понял, что Деб окончательно сдалась, по ее замершему телу. Она страстно желала его. Казалось, что жар, исходивший от белоснежной кожи, вот-вот сожжет их сплетенные тела. Бэй заглушил крик Деборы поцелуем, не обращая внимания на горящие царапины, которые оставляли на его спине ее ноготки. Наконец бедра Деборы раздвинулись в немом приглашении. Бэй не заставил себя долго ждать и сразу ринулся в бой. Через несколько секунд он почувствовал, как ее ноги крепко обхватили его тело.

И в этот раз чудо повторилось. Его мечты воплощались в реальность. Во время отсутствия желание росло в нем, словно снежный ком, И наконец, он получил желаемое. Ничто не могло сравниться с ощущениями, которые он испытывал, находясь внутри Деборы Фэллон. Неудивительно, что за этой куртизанкой охотится много мужчин. Однако ничто в ее репутации не предвещало такого исключительного эротического артистизма. Она заставила его почувствовать, что впервые открыла для себя греховную сторону секса и пыталась наверстать упущенное. Казалось, в ней боролись девичья добродетель и жажда плотских удовольствий. Последнее явно побеждало. Очередной поцелуй заставил Бэя забыть обо всем на свете. Как же легко он теряет голову в объятиях этой куртизанки. Ему казалось, что еще немного, и он полностью растворится в ее восхитительном теле. Бэю пришлось напомнить себе, что хозяин положения он и что подпадать под чары опытной куртизанки не входит в его планы. С него хватило тех лет, что он провел в рабстве у жены. Женщины хороши только для одного — для развлечения. И, Господь свидетель, в эти секунды Бэй развлекался на полную катушку — удобно расположившись в содрогающемся от оргазма теле Деборы. Да, прекрасный вариант для нескучных ночей, но не более того. Хотя, конечно, и не менее.

Бэй, дабы развеять чары, открыл глаза, устремив взгляд на лицо Деб. Девушка застонала, прикусив нижнюю губу. Густые ресницы дрожали. Очаровательное зрелище и верный признак того, что она достигла пика во второй раз. И, как истинный джентльмен, Бэй, наконец, позволил себе получить свою долю удовольствия. Он начал двигаться интенсивнее и с большим напором. Горячее тело Деборы двигалось ему в такт, заставляя отбросить в сторону все отвлекающие мысли и раствориться в наслаждении. В эти секунды Бэй перестал ощущать себя как личность, он превратился в грубого самца, жаждущего получить свое. Мир вокруг перестал существовать. Краем сознания он понимал, что должен остановиться, но ему казалось невозможным разрушить единение их тел. К тому же ноги Деб крепко держали его, а она была опытной куртизанкой и должна была знать, к чему это могло привести. Да, было бы преступлением прервать эти восхитительные объятия. И в эту секунду Бэй, наконец, достиг верха блаженства. Он выкрикнул ее имя и тут же в изнеможении рухнул на нее.

В комнате стояла тишина, в которой слышны были лишь тяжелое дыхание любовников да тиканье часов, заключенных в фарфоровый живот очередного кошмарного ангела. Бэй вяло подумал, что ему не мешало бы слезть с Деб, которую он рисковал раздавить тяжестью своего тела, хотя он готов был оставаться в таком положении всю жизнь. Цитрусовый аромат стал ярче, смешавшись с запахом пота и секса. Бэй с силой втянул воздух, наслаждаясь благоуханием Деборы Фэллон. Если бы ей удалось запечатать свой запах во флаконы и продавать их, она бы заработала миллионы.

— Сэр Майкл…

Бэй откатился в сторону и усмехнулся:

— Моя дорогая Дебора, мне кажется, мы можем обойтись без формальностей. Я просил тебя называть меня Бэем. Так зовут меня друзья. А мы с тобой, без всякого сомнения, друзья, не так ли?

— Нет, не так, сэр Майкл. — С этими словами Дебора попыталась натянуть на себя простыню, которую Бэй с легкостью откинул обратно.

— Не прикрывайся. Мне нравится смотреть на тебя.

Дебора метнула на сэра Майкла яростный взгляд.

— Я не желаю, чтобы на меня смотрели, если бы вы хоть на минуту прислушались к тому, что я говорю…

Бэй тяжело вздохнул. Он не ожидал, что Деб окажется такой болтливой, да к тому же еще и упрямой. Раньше, еще до того, как он приобрел на нее «права», она была игривой и кокетливой, словно шаловливый черно-белый котенок. Но в этот раз, судя по всему, Деб выпустила коготки. Бэй надеялся, что куртизанка не окажется занудой. Даже если, она и является лучшей на свете любовницей, сэр Майкл не готов выслушивать скучные нотации после каждого акта любви.

Бэй решил использовать безотказное оружие — свой шарм.

— Я весь внимание. Каждый сантиметр меня полностью в твоем распоряжении, мой ангел.

— Не называйте меня ангелом. — Она с отвращением оглядела комнату.

— Как же мне тебя звать, Деб?

— Я не Деб! Я как раз пыталась объяснить вам, когда вы… вы… фривольно повели себя…

Ее лицо покраснело от злости, и ее это совсем не красило. Бэю больше нравилось, когда прозрачно-белая кожа светилась, словно жемчуг. Он никогда не слышал, чтобы о Деб говорили, как о любовнице со скверным характером. Тщеславная — да. И это вполне объяснимо. Возможно, немного капризная, если не сразу получает желаемое. Идеальная в постели. И это она уже доказала. Все утверждали, что Дебора Фэллон — это яркий бриллиант среди любовниц. Не могла же она водить за нос всю эту толпу мужчин? Бэй почувствовал раздражение. Если бы ему нужна была зануда в постели, он бы просто заново женился.

— Мне показалось, мадам, что мои знаки внимания к вам были приняты с благосклонностью. Немалая сумма на вашем счете в банке, этот дом, в котором вы прожили последние полгода. На вас одежда, которую я вам купил. Ею завалены шкафы. У вас ожерелье моей бабушки, моя верность и дружба. Неужели вы хотите расторгнуть нашу договоренность?

— Это то, что я пытаюсь вам объяснить, сэр Майкл. Я не Дебора Фэллон. Дебора — моя сестра, и как только я с ней встречусь, задушу собственными руками.

— Что за ерунда? — Бэй вытаращил глаза. Перед ним лежала Дебора Фэллон, немного усталая, но довольная. Вот розовые пятна от его пальцев на прекрасном теле куртизанки. Царапины от ее коготков у него на спине. Блестящие волосы, голубые глаза, пышная грудь — все это принадлежит женщине, о которой он мечтал целых полгода. Бэй в замешательстве смотрел, как лже-Дебора поднялась с постели и открыла шкаф. Там висело всего несколько платьев. Куда, черт подери, делась вся одежда, которую он заказал у мадам Дюкло?! Дебора достала из шкафа уродливое серое платье. Старомодный фасон и обильная отделка декоративными кружевами скрывали соблазнительные формы Деб, убирая любой намек на чувственность.

— Меня зовут Шарлотта. Дебора — моя младшая сестра. К сожалению, я вынуждена сообщить вам неприятные новости. Она сбежала с мистером Артуром Баннистером. Может, вы его знаете? Такой склонный к полноте молодой человек… Недавно ему повезло. Он разжился наследством, получил дом в Кенте и оказался настолько глуп, что решил жениться на Деборе. Ей удалось затащить сюда обманом меня. — В голосе Шарлотты звучала ярость. — Оказывается, я должна была сыграть роль громоотвода. Сообщить вам эту ужасную новость и попытаться как-то смягчить удар. Кажется, с последним я немного переборщила. — С этими словами Шарлотта гордо вздернула подбородок. Очень, кстати, миленький подбородок с едва заметной ямочкой. У Деб, насколько он помнил, ее не было.

Бэй понял, что Шарлотта говорит правду. Боже милостивый! Он практически изнасиловал совсем незнакомую девушку!

Нет, не изнасиловал. Она сама его желала. И не один раз. И эта Шарлотта так походит на свою сестру… они вполне могли сойти за близнецов. Бэй сразу попытался отогнать видение, в котором он нежится в постели с обеими сестричками. Сэр Майкл открыл было рот, но Шарлотта остановила его движением руки. Той самой белой руки, которая еще совсем недавно ласкала его тело.

— Не извиняйтесь за сегодняшнее утро. Как, впрочем, и за прошлую ночь. Значит, это был все-таки не сон, да? — Вопрос звучал риторически. — Мы оба были введены в заблуждение. Но мне кажется, что вы увидели наше главное с ней отличие: она легкомысленна.

Бэй разразился громким хохотом. Доживи он даже до годов своей бабушки, вряд ли в его жизни могло произойти что-нибудь более абсурдное, чем последние события.

— И, тем не менее, я приношу свои искренние извинения, мисс Фэллон. Вы же «мисс», не так ли?

Шарлотта кивнула. Она явно чувствовала себя крайне неловко. Бэй помрачнел.

— Простите меня за грубость, но я надеюсь, вы не были девственницей? Мне бы очень не хотелось… чтобы эта ошибка обернулась для вас утратой девственности.

Шарлотта выпрямилась и крепко сцепила руки.

— Я давно перестала быть девушкой, сэр Майкл. А теперь, если вы не возражаете, я бы хотела привести себя в порядок и собраться в дорогу.

— Конечно. Я рад помочь вам и сделать все, что в моих силах. — Бэй потянулся к валявшимся брюкам. — Я полагаю, что сестрица уехала, прихватив с собой всю купленную мной одежду.

— Возможно, — уклончиво ответила Шарлотта.

— А как насчет ожерелья?

Она подошла к туалетному столику и взяла в руки что-то блестящее. Шарлотта поднесла предмет к свету, отчего тот заискрился и засиял всеми цветами радуги.

— Я так и знала. — Девушка повернулась к Бэю. — Боюсь, что это подделка, сэр Майкл. К тому же низкосортная. Я надеюсь, вы немного заплатили за это ожерелье.

— Что?! — Бэй в два прыжка преодолел расстояние между ними и вырвал из рук Шарлотты украшение. — Нет!

Я говорил не об этой дешевке, а о рубиновом ожерелье с бриллиантами и огромным рубином в центре.

На минуту перед глазами Шарлотты всплыла картина прошедшей ночи, когда она с таким жаром отдавалась этому человеку. Но видение тут же погасло. Страстная женщина, каковой она была еще несколько часов назад, исчезла под уродливым серым платьем.

— Я… я не знаю. Деб брала с собой несколько коробок с украшениями. Но я не думаю, что она могла взять фамильную драгоценность.

— Неужели? — хмыкнул Бэй, открывая ящики в шкафу и туалетном столике. Все они оказались пустыми. Ему удалось найти лишь пару шпилек, порванный чулок и пачку романтических писем, которые он наивно слал, надеясь компенсировать ими свое отсутствие. — Черт бы меня побрал! Куда она могла его положить? Оно очень ценное.

— Может, она его запрятала в какое-нибудь безопасное место? — Шарлотта нервно теребила кончик косы. Бэй невольно представил, как волосы каскадом рассыпаются по ее спине. Эта картина на пару секунд отвлекла его от переполнявшей злости. Бэй подавил страстное желание схватить щетку для волос и высвободить эту черную шелковистую волну.

И потом эти седые прядки. Дебора Фэллон никогда бы не допустила на своей голове такого безобразия. Каким же он был глупцом! Просто осел! Настоящий осел!

— Я бы попросил вас, мисс Фэллон, немного повременить с отъездом и помочь мне найти ожерелье бабушки.

На этот раз Шарлотта выглядела испуганной.

— А что, если его здесь нет? — еле слышно прошептала она.

Никто в жизни не поверил бы, что эта Фэллон могла предпочесть сэру Майклу какого-то Артура Баннистера с его жалким имением в Кенте. Если только куртизанка не собиралась подправить благосостояние молодой семьи продажей практически бесценного ожерелья. Но в жизни у всего есть своя цена.

Будь оно все проклято! Эта маленькая ведьма знала, что Деб украла ожерелье. Она скорее всего сама и упаковала его в чемодан младшей сестренки. Они все продумали заранее и специально поменялись местами. Шарлотта играла очень убедительно. Настоящая актриса. И такая же шлюха, как и ее сестрица.

Бэй вплотную подошел к Шарлотте и угрожающе произнес:

— Значит, вам придется задержаться здесь до тех пор, пока ожерелье не найдется.

Шарлотта в изумлении приоткрыла пухлый ротик. Ему Бэй собирался найти применение чуть позже.

— Что, я не поняла?

— Вы слышали, что я сказал. Судя по всему, место моей любовницы временно оказалось свободным. Так что вам придется отрабатывать за младшую сестренку. Возможно, Деб захочет спасти вас и вернет мою собственность. Если нет, тогда мне придется обвинить вас в мошенничестве и воровстве, а затем сдать в полицию.

На глазах Бэя Шарлотта медленно осела на пол. Какая банальность. Да, Шарлотта — отменная актриса. Но сестрицы Фэллон недооценили его, сэра Майкла, устроив подобную комедию. Однажды в своей жизни он уже сильно обжегся, и у него на лице до сих пор, как вечное напоминание, красуется глубокий шрам.


Мэгги Робинсон Любовница по ошибке | Любовница по ошибке | Глава 2