home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

Кэппи поднимал новые паруса на «Победоносце», потому что Торн настоял, чтобы корабль был в полном порядке, когда его будут передавать туркам.

Краем глаза Кэппи наблюдал за турецким судном, которое подходило к чарлстонской гавани. Оно было уже достаточно близко, чтобы разглядеть, что название корабля — «Мраморный». Со страхом в душе он отправил Франческо присмотреть за турками, пока сам завершит последнее дело, связанное с «Победоносцем».

Правительство Соединенных Штатов приказало капитану Стоддарду передать свое судно турецкому правительству. По всей видимости, команда на борту «Мраморного» прибыла сюда для того, чтобы принять в свое владение «Победоносца».

После того как паруса были подняты, Кэппи распорядился до блеска надраить палубу. Корабль должен быть чистым от носа до кормы, когда будет передаваться врагу.

— Кэппи! — прокричал Франческо, сбегая по сходням, и его взгляд метнулся назад. — Там какой-то турок с женщиной хотят подняться на борт. Я не знаю, кто они такие.

Кэппи посмотрел вначале на высокого, видного мужчину, одетого в длинные развевающиеся одежды. Похоже, это какая-то важная особа. Потом глаза его устремились на спутницу мужчины, и Кэппи был поражен ее изысканной красотой. В белом платье, струящемся при каждом грациозном движении, она походила на золотого ангела. Кэппи не мог припомнить, чтобы ему когда-нибудь приходилось видеть женщину красивее. Когда она подошла ближе, он разглядел зеленые глаза и сразу понял, кто это.

— Да это же Английская Роза, — тихо пробормотал он.

— Могу я подняться на борт? — крикнул турок.

И его Кэппи теперь тоже узнал.

— Да, господин Симиджин, поднимайтесь. Но будьте осторожны, палуба еще влажная после уборки.

— Вы знаете, кто я? — удивился Симиджин.

— Догадался.

— Но, боюсь, я вас не знаю, — извиняющимся тоном сказал Симиджин.

Кэппи встал по стойке «смирно».

— Я первый помощник на «Победоносце». Кэппи Хэмиш.

Симиджин огляделся.

— А ваш капитан на борту?

— Нет, сэр, он в своем городском доме. Могу я вам помочь?

Симиджин увидел, что матросы, надраивающие палубу, прекратили работу и с интересом разглядывают их.

— Не могли бы мы пойти куда-нибудь, где можно поговорить?

— Конечно, господин Симиджин. Капитан не станет возражать, если мы воспользуемся его каютой. — Кэппи осмелился бросить украдкой еще один взгляд на Английскую Розу и увидел беспокойство, отражающееся в ее зеленых глазах. — Идемте со мной, — мягко проговорил он, понимая, что она тревожится о своей дочери. Ему хотелось заверить ее, что с Бриттани все в порядке.

Джулианна оглядела капитанскую каюту невидящими глазами. Когда они с Симиджином остались наедине с первым помощником, больше сдерживать свои вопросы она не могла.

— Вы знаете мою дочь, мистер Хэмиш?

— Да, леди Джулианна. И очень хорошо.

Она протянула к нему руки, зеленые глаза утонули в слезах.

— Она здесь? С ней ничего не случилось?

— Не волнуйтесь, мадам, с ней все хорошо. Но об этом вам лучше поговорить с моим капитаном.

Джулианна опустилась на стул, глядя умоляюще.

— Я проделала долгий путь, мистер Хэмиш. И не могу выразить, как переживаю за свою дочь. Пожалуйста, не заставляйте меня ждать больше ни минуты. Умоляю, расскажите мне все, что знаете.

Кэппи понимал, что не может не откликнуться на эту отчаянную мольбу. Глядя в ясные зеленые глаза, так похожие на глаза Бриттани, он спрашивал себя, найдется ли на свете хоть один мужчина, который бы смог в чем-то отказать Английской Розе.


Торн стремительно взбежал по лестнице, зовя Бриттани. Не получив ответа, он заглянул к ней в спальню, но ее там не оказалось.

Он был зол как черт. В кармане у него лежал документ о купле-продаже «Победоносца», который доказывал, что она опять вмешалась в его дела.

Он вышел на заднее крыльцо и, окинув взглядом лужайку, увидел Бриттани возле реки. Поравнявшись с женой, он помахал бумагой у нее перед лицом.

— Несмотря на то, что я строго-настрого запретил тебе делать это, ты все-таки вмешалась.

Она в замешательстве покачала головой:

— Я не понимаю, в чем ты меня обвиняешь.

— Вот бумага, подписанная леди Джулианной Мэридон. Кто еще мог это сделать, кроме тебя?

Она взглянула на бумагу, которую он сунул ей.

— Не знаю… если только… — Сердце ее заколотилось от радости, когда она узнала почерк. Она взглянула в сторону дома и одними губами вымолвила: «Мама!»

Торн обернулся и увидел красивую женщину, медленно идущую к ним. Заходящее солнце освещало ее сзади, ярко сияя в золотых волосах.

Бриттани бросилась к чудесному видению, вытянув руки.

— Мама! — закричала она. — Мама!

Бриттани упала в материнские объятия, и они обе заплакали от счастья. К ним пошел Симиджин, и Бриттани с радостью бросилась ему на шею.

— Это самый счастливый день в моей жизни! — вскричала Бриттани, обнимая его, потом снова маму. — Не могу поверить, что вы здесь!

Джулианна окинула дочь ласковым взглядом.

— Ты превратилась в прекрасную женщину, моя дорогая. Я переживала за тебя, родная, но теперь вижу, что напрасно. — Она взглянула через плечо Бриттани и увидела темноволосого красавца, идущего к ним.

Джулианна улыбнулась Торну. Она подошла к нему и удивила его, тепло обняв.

— Я знаю, кто вы, Торн Стоддард. Мы с господином Симиджином так вам благодарны.

Торн заглянул в зеленые глаза Английской Розы и понял, почему ее имя стало легендой. Она так же поразительно красива, как и ее дочь.

— Полагаю, вам также известно, что я муж вашей дочери? — спросил он.

Джулианна рассмеялась, и звук ее смеха был просто волшебным.

— Конечно, известно, Кэппи мне все рассказал. — Она взглянула на Бриттани и увидела в ее глазах неуверенность. — Идемте, дети мои, дорога была долгой и жаркой, и я хочу выпить чего-нибудь прохладительного.

Джулианна положила ладонь на руку зятя.

— Вы даже не представляете, как я вам благодарна, Торн Стоддард. Вы спасли мою дочь.

Торн протянул документ с подписью Джулианны:

— Насколько я понимаю, это чудо сотворили вы?

— Кэппи рассказал мне о вашем корабле и о том, как Бриттани пыталась помочь вам. Я решила, что «Победоносец» по-прежнему должен принадлежать вам. Турецкое правительство больше не заявляет права на судно. Симиджин позаботился об этом.

Торн откинул назад голову и облегченно вздохнул. Эта очаровательная женщина способна творить чудеса.

— Догадываюсь, что господину Симиджину пришлось изрядно потрудиться, чтобы завоевать ваше сердце.

Она согласно кивнула:

— Увы, это правда. Вы и представить не можете, скольких хлопот я доставила моему мужу.

— Если вы такая, как ваша дочь, то могу. — Глаза Торна обратились к Бриттани, которая склонила голову на плечо Симиджина. — Очень хорошо могу представить.

— Я удивилась, узнав, что моя дочь вышла за вас, капитан Стоддард.

Он длинно выдохнул.

— Честно говоря, я вряд ли достоин такого подарка судьбы.

Она внимательно посмотрела на него.

— Я вижу, что вы любите ее, — проговорила мягко. Он взглянул на красавицу, идущую с ним об руку.

— Если вы это видите, то почему ваша дочь не видит?

— А вы говорили ей?

— Возможно, не в такой форме… По крайней мере я могу не бояться, что Бриттани оставит меня и вернется с вами в Турцию.

— Не знаю, капитан. Видите ли, султан Селим отказался от трона, и теперь на его месте султан Мустафа. Мы с мужем получили от него официальные извинения, и все обвинения против вас были сняты. Теперь ничто не мешает Бриттани вернуться в Константинополь.

Торн напряженно замер.

— Ничто, кроме меня, мадам! — вызывающе бросил он. — Я не отпущу ее так легко. Добиться ее любви было совсем непросто.

Джулианна отыскала взглядом его глаза.

— Это то, что я хотела услышать. Я вижу, что моей дочери будет с вами хорошо, капитан. Останется она или нет — зависит только от вас. Одно могу сказать наверняка: если Симиджин сочтет, что она несчастна, он заберет ее домой. — Она взглянула на него, и легкая улыбка заиграла на губах. — Вы, может, и победили турецкий флот, но с моим мужем вам еще не приходилось иметь дела.

Торн улыбнулся в ответ:

— Ошибаетесь, мадам. Именно он пытался убедить меня отвезти вашу дочь в безопасное место.

Обед прошел в непринужденной обстановке. Бен уже достаточно окреп, чтобы спуститься в столовую и присоединиться к ним. Симиджин и Джулианна с интересом слушали планы хозяина о том, как снова сделать Стоддард-Хилл прибыльной плантацией.

Бриттани с Торном были странно молчаливы, что заставило Джулиан ну присмотреться к ним повнимательнее. Ей было яснее ясного, что ее дочь не в своей тарелке, и она твердо намерена была выяснить причину этого.

После обеда джентльмены перешли в гостиную, и Джулианна отвела дочь в сторону.

— Поговори со мной. Я хочу услышать все о твоей жизни здесь, в Америке.

Ночь была яркая, звезды мерцали на темном небе. Прохладный ветерок дул со стороны реки.

— Это чудесное место для того, чтобы жить и растить детей, Бриттани. Мне нравится мистер Стоддард, — она улыбнулась, — и я просто в восторге от твоего мужа.

— Мама, Торн чудесный. Но есть нечто такое, что стоит между нами… Я люблю его, мама, но не знаю, любит ли он меня.

Джулианна понимала, что тут помочь дочери не может.

— Ты связала себя с ним обязательствами, ты его жена. Но если будешь с ним несчастлива, то, возможно, тебе стоит подумать о возвращении домой.

— Вряд ли я смогу когда-нибудь покинуть его, мама.

— Ну, вот тебе и ответ, Бриттани.

Служанка помогла отцу Торна подняться наверх и лечь в постель, а Торн с Симиджином были поглощены беседой.

— Я рад, что Ахмед поправляется, — сказал Симиджин. — Нелегко ему пришлось, да?

— Что правда, то правда, — согласился Торн. — Такая преданность достойна восхищения. Он защищал Бриттани, не щадя своей жизни.

— Да, он предан ей и поэтому был выбран на роль ее защитника. — Симиджин воззрился на Торна. — И, похоже, я сделал не менее правильный выбор, когда вверил ее вашим заботам.

Торн поднял свой стакан с бренди и стал рассматривать его содержимое.

— Было время, когда я отнюдь не благодарил вас за то, что вы тайно провели Бриттани на борт «Победоносца».

— А сейчас? Что вы чувствуете теперь?

— Смирение, неуверенность, страх. Боюсь, что эта девочка не любит меня так, как я люблю ее.

Симиджин кивнул:

— Мне знакомо это чувство. Уверен, вы с ней придете к тому же выводу, что и я, когда познакомился с ее матерью.

— Какому же?

— Что жизнь бессмысленна без любви и обязательств.

— Весь свет завидует вашему счастью, господин Симиджин, потому что у вас есть Английская Роза.

Симиджин откинулся на спинку стула и оглядел Торна.

— Ау вас — дочь Английской Розы. Дорожите ею, будьте к ней добры. Не то я приеду и заберу ее, потому что она мне как родная дочь.

Бриттани проводила мать до комнаты, которую приготовили для них с Симиджином. Тепло обнявшись с ней и пожелав ей спокойной ночи, она пошла к себе. Но когда подошла к своей спальне, шаги ее замедлились.

Она открыла дверь и обнаружила, что лампа горит, постель разобрана, но с разочарованием увидела, что нет никаких признаков Торна.

Она разделась, задула лампу и юркнула в постель, надеясь, что Торн придет к ней. Так она лежала с час или больше, прислушиваясь к тому, как затихает дом. Но не было слышно знакомых шагов в коридоре, и муж все не появлялся.

Бриттани терзалась оставшимися без ответа вопросами. Где сейчас Вильгельмина, и насколько глубоки чувства Торна к мачехе?

В конце концов она поняла, что Торн к ней не придет. Не в состоянии уснуть, она встала и подошла к окну. Отведя занавеску в сторону, устремила взгляд на реку, похожую на извилистую серебристую ленту.

Вдруг Бриттани поняла, где найдет Торна. Наверняка в коттедже.

Она стянула рубашку через голову и бросила ее на стул. Быстро оделась, выскочила из комнаты и сбежала вниз по лестнице. Если Торн не пришел к ней, значит, она сама придет к нему!

Спеша по дорожке к коттеджу, она вдруг остановилась. А если Торн в коттедже с Вильгельминой? Она решительно зашагала дальше. Что ж, она должна узнать правду.

Приблизившись к коттеджу, она обнаружила, что внутри темно, и уже решила было повернуть к дому. Чего она так боится?

Бриттани замерла перед дверью. Нет, Торн не прикоснулся бы к этой женщине, своей мачехе. Он просил ее верить ему, и она так отчаянно старается верить.

Она взглянула вниз, на поросший травой пологий склон, где река Эшли встречается с землями Стоддардов. Сегодня она узнает, есть ли у них с Торном будущее.

Рука ее уже легла на дверную ручку, когда она увидела одинокого человека, стоящего у кромки воды. Это был Торн.


* * * | Побег из гарема | Глава 33