home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Ночь была темной, карета подпрыгивала по ухабистым дорогам. Ориентиром кучеру служил фонарь, который держал верховой, двигающийся впереди. Бриттани спала, положив голову на плечо мужа, и проснулась, когда карета остановилась.

Торн улыбнулся ей.

— Просыпайтесь, миссис Стоддард, вы приехали домой.

Она выглянула в окно, но кругом было, темно, и дом виднелся лишь темным силуэтом, освещаемым бледной луной.

Торн открыл дверцу и спрыгнул, потом подхватил Бриттани и поставил на землю.

— Прости, что я уснула, — извинилась она, когда он повел ее по ступенькам к входной двери.

— Пустяки, — заверил он ее. — У тебя были два тяжелых дня, и ты нуждалась в отдыхе.

Она потрогала золотое кольцо у себя на пальце. Это был короткий и безликий обряд, связавший ее с этим мужчиной, который вошел в ее жизнь именно тогда, когда она больше всего в нем нуждалась. Бриттани была решительно настроена стать ему хорошей женой и надеялась, что с ее злоключениями покончено. Торн ввел ее в дом, и она зевнула, оглядев широкий передний холл с высоким потолком. Она видела, что когда-то это был великолепный дом, но теперь ковры протерлись, а пол нуждался в ремонте.

Торн помог Бриттани подняться наверх и повел ее по длинному коридору. Остановившись перед одной из дверей, распахнул ее и вошел вместе с ней в комнату. Зажег лампу и огляделся.

— Как считаешь, тебе здесь будет удобно?

Она посмотрела на него, чувствуя, как странный трепет возбуждения бежит по телу.

— Здесь все просто замечательно. — Она перевела взгляд на большую кровать, где одеяло было отогнуто, и ей захотелось спросить, станет ли эта постель ложем для новобрачных.

Он привлек ее к себе и коснулся губами лба.

— Ты простишь меня, если я покину тебя в нашу брачную ночь? Я должен проведать отца.

Бриттани кивнула и отвернулась, чтобы он не увидел ее разочарования. Она понимала, что на его плечах лежит тяжелый груз ответственности. Разумеется, он должен быть с отцом, поскольку тот болен.

— Обо мне не беспокойся. Иди к отцу — он нуждается в тебе.

Торн взглянула на нее с сожалением.

— Тебе обязательно быть такой чертовски понимающей? — Улыбка сгладила колкость слов. — Иди в постель, маленькая танцовщица. — Его глаза искрились. — И пусть я тебе приснюсь.

— Я очень тревожусь об Ахмеде.

Он подошел к окну и слегка приоткрыл его, чтобы легкий ветерок проник в комнату.

— Все, что можно сделать, чтобы отыскать его, делается. Это лишь вопрос времени. А до тех пор постарайся набраться терпения.

— Но я все равно не могу оставаться спокойной. — Она сняла шляпку и бросила ее в кресло. — А сейчас иди к своему отцу. Позови, если я понадоблюсь тебе.

— Ты нужна мне всегда, — прошептал он, подойдя сзади и положив ее голову к себе на плечо. — Ты мой единственный якорь в этом море смятения.

Торн повернулся и стремительно вышел.

Она подошла к окну и выглянула, но было слишком темно, чтобы что-нибудь увидеть. Как же быстро меняется ее жизнь. Еще каких-то три месяца назад она была юной девушкой, которую мало что волновало, кроме игр и шалостей. Теперь она в Америке, и сегодня ее первая брачная ночь, которую она проведет одна.

Со смиренным вздохом она расстегнула платье и стянула его через голову. Облачившись в ночную рубашку, забралась в постель и утонула в мягкой перине, слишком уставшая, чтобы думать о событиях дня.

Она зевнула и зарылась лицом в подушку. Глаза ее закрылись, и она покорилась объятиям Морфея. Завтра у нее будет достаточно времени, чтобы беспокоиться об Ахмеде и о том, что она теперь — замужняя женщина.

Войдя в отцовскую комнату, Торн увидел Мэтти, сидящую у постели хозяина. Она приложила палец к губам и прошептала:

— Он очень плох, мастер Торн, очень плох. Подойдя к кровати отца, Торн взглянул на исхудавшее тело, подумав, что тот и в самом деле выглядит неважно.

— Отец приходил в себя?

— Он все время что-то бормочет, но глаза не открывает.

— Кто-нибудь еще навещал его сегодня?

— Нет, сэр, только доктор.

Торн нервным жестом пропустил волосы сквозь пальцы и подтащил стул, стряхивая чувство усталости.

— Теперь можешь идти спать, Мэтти. Я побуду с отцом.

— Мы все рады, что вы вернулись, мастер Торн. Нам вас очень недоставало. Теперь, когда вы здесь, дела пойдут на лад, я просто уверена.

Он улыбнулся ей:

— Я предпринял первые шаги, чтобы все наладить, Мэтти. Я женился. Думаю, тебе понравится моя жена.

Черные глаза женщины засветились, и она вся просияла.

— Ну, разве это не здорово? Я счастлива за вас, мастер Торн.

Он вытянул длинные ноги и устало улыбнулся:

— Наверное, тебе стоит сообщить остальным о моей жене. Не хотелось бы, чтоб они гадали, что это за незнакомая женщина спит в моей кровати.

— Да, сэр, я так и сделаю. — Она усмехнулась про себя, выходя из комнаты в коридор, гадая, как отнесется хозяйка к тому, что в доме будет еще одна женщина, моложе и, вероятно, красивее. А поскольку Мэтти не питала никакой симпатии к Вильгельмине, то надеялась, что это ей ох как не понравится. Но так ей и надо!

Вильгельмина стремительно неслась через холл, плотно сжав губы. По дороге ей встретилась служанка Ливия. Застигнув девушку врасплох, она схватила ее за волосы и резко дернула.

— Почему мне тотчас же не сообщили, что Торн привез в дом женщину? — напустилась она на служанку. — Твоя обязанность — держать меня в курсе всего, что происходит.

Ливия скорчилась от боли.

— Я ничего не знаю. Просто мама сказала, что мастер Торн женился.

Вильгельмина отшвырнула испуганную девушку с дороги.

— Ну, это мы еще посмотрим! — Глаза ее горели злостью. — Я этого не потерплю!

Бриттани крепко спала и не слышала, как Вильгельмина вошла к ней в спальню. Та стиснула зубы, глядя на золотые волосы, рассыпавшиеся по белоснежной наволочке, на безупречные черты и шелковистые ресницы, загнутые на концах.

Потом стиснула руки в кулаки, сдерживая порыв задушить эту красавицу, законную жену Торна. Девушка олицетворяла собой все, чего уже давно не было в Вильгельмине, — юность, невинность, красоту. И у нее есть Торн.

Глаза Бриттани медленно открылись, и она увидела какую-то незнакомую женщину, пристально уставившуюся на нее. В ее зеленых глазах отразилось удивление, когда она села, отведя спутанную прядь с лица.

— 3-здравствуйте, — заикаясь, пробормотала она. — Вы кто?

Вильгельмина ткнула пальцем в воздух.

— Я хозяйка этого дома и желаю знать, что вы делаете в постели Торна!

— Видите ли, мадам, я… жена Торна.

— Так мне сказали, но я должна прояснить это сама. — В голосе Вильгельмины послышались злорадные нотки, когда она махнула в сторону пустой половины кровати. — Если прошлая ночь была вашей брачной ночью, должно быть, это стало для вас ужасным разочарованием. — Глаза ее сузились. — Мне сказали, что ваш новоиспеченный муж не делил с вами постель, поскольку провел ночь со своим отцом. Бедняжка, как это, должно быть, расстроило вас!

Бриттани соскользнула с кровати и набросила халат. Она чувствовала себя не в своей тарелке под изучающим взглядом женщины и была уверена, что уловила некий подтекст в ее словах.

— Как ваш муж чувствует себя, миссис Стоддард? Надеюсь, его состояние улучшилось?

Было что-то царственное в том, как держалась жена Торна, и это еще больше взъярило Вильгельмину.

— Откуда мне знать? Это у Торна надо спросить, — грубо ответила она. — Он взял на себя всю заботу о моем муже.

Бриттани старалась не обращать внимания на язвительный тон женщины.

— Как мне вас называть, миссис Стоддард?

— Что? — Рот Вильгельмины удивленно приоткрылся. — Торн не назвал вам мое имя?

— Нет. Муж мне ничего о вас не рассказывал. Я знаю только, что его мать умерла и что вы его мачеха.

Теперь злость Вильгельмины не знала границ.

— Разумеется, у него есть причины не рассказывать вам обо мне. Вы услышите, почему Торну пришлось покинуть Стоддард-Хилл. — Ее смех прозвучал зло и визгливо. — Да, мне совершенно ясно, что Торн не хочет, чтоб вы узнали, кем мы были друг для друга в прошлом.

Бриттани в замешательстве заморгала. Потом до нее медленно дошло, на что женщина намекает, и болезненное чувство сжало ей сердце.

— Вы хотите сказать, что вы и мой муж… что вы с Торном…

— Были любовниками? — подсказала Вильгельмина. — Это так трудно произнести?

Бриттани отвернулась к окну, ей требовался глоток свежего воздуха.

— Мадам, ничто из того, что вы можете сказать, не заставит меня изменить отношение к Торну. Он человек чести и никогда не предал бы своего отца, как вы намекаете.

Вильгельмина пожала плечами:

— Если не верите мне, спросите у своего мужа, почему отец велел ему покинуть Стоддард-Хилл.

Бриттани резко развернулась.

— Я никогда не задам ему такой вопрос. Если Торн захочет, чтобы я знала, он сам расскажет мне. — Она вскинула голову, вперив взгляд в Вильгельмину. — А сейчас я бы предпочла, чтобы вы ушли.

Вильгельмина скользящей походкой направилась к двери.

— Разумеется, моя дорогая. Вам захочется обустроиться и познакомиться со своим новым домом. — У двери она обернулась. — Заверяю вас, что если бы Торн был моим мужем, он бы не стал проводить свою брачную ночь где-то в другом месте. — Злорадный смех сорвался с ее губ. — А вы уверены, что ночью Торн был с отцом?

Прежде чем ей успели ответить, женщина ушла, хлопнув дверью. Бриттани прислонилась к окну, делая глубокие вдохи. Еще никогда она не встречала такого отвратительного создания. Ничто из сказанного Вильгельминой не убедит ее, что они с Торном были любовниками или что Торн провел их брачную ночь с ней так, как она намекает.

Бриттани подошла к пристенному столику и поплескала водой в лицо. Торн не попросил бы ее выйти за него замуж, если б любил свою мачеху. Она покачала головой, думая, сколько же зла и ненависти в этой женщине. Бриттани нужна Торну, она чувствует это и не собирается отворачиваться от него сейчас.

Бриттани быстро оделась. Решительно вскинув голову, она вышла в коридор, где встретилась с одной из служанок.

— Доброе утро, мэм. Меня зовут Ливия, и мастер Торн попросил меня позаботиться о вас. Хотите позавтракать в своей комнате?

Бриттани заглянула в улыбающиеся черные глаза.

— А где мой муж?

— Он просил передать вам, что уехал в город. Сказал, вы знаете зачем. — Она задумчиво сдвинула брови. — Упомянул, что вернется только к вечеру.

— Как себя чувствует отец моего мужа?

— Он болен… очень сильно.

Бриттани секунду постояла в нерешительности. Без Торна день будет тянуться долго.

— Я не буду завтракать, спасибо. Просто хочу пройтись, посмотреть плантацию.

— Хорошо, мэм. Если что-нибудь понадобится, просто скажите мне.

— Спасибо, Ливия. Я так и сделаю.

Бриттани стояла на маленьком мостике и обозревала поля. Она чувствовала, что в Стоддард-Хилле что-то не так. Слишком много праздности. Мужчины без дела слоняются перед конюшнями, в то время как работа остается несделанной. Женщины вроде заняты, но скорее обычными бытовыми мелочами.

Она прошла мимо хижин рабов, кивая женщинам, которые смотрели на нее с интересом. Несколько чернокожих ребятишек, играющих под ветвями широкого дуба, остановились, чтобы поглазеть на нее с нескрываемым любопытством.

Дойдя до последней хижины, Бриттани набрела на старуху, сидящую в тени повозки. Ее шишковатые пальцы плели изящную корзинку из цветной соломки.

— Как это у вас получается? — полюбопытствовала Бриттани, наклонившись, чтобы рассмотреть получше.

— Занимаюсь этим уже больше восьмидесяти лет. Моя мать делала это до меня, а ее мать до нее, — с гордостью ответствовала старуха.

Бриттани взглянула на множество корзинок, которые женщина уже закончила. Они все были разной формы и, очевидно, для разных целей.

— Какое чудесное ремесло. Думаете, я могла бы научиться плести из соломы?

Старая женщина скептически взглянула на нее.

— Ты не захочешь портить свои хорошенькие ручки. Ведь солома врезается в кожу. — Она подняла руки, чтобы Бриттани посмотрела. — У меня на руках мозоли, и они жесткие, как задница у мула. Может, это и выглядит как игра, но это тяжелая работа.

Бриттани кивнула своей золотистой головкой.

— И все-таки… Вы не согласились бы научить меня?

Гордая голова старухи поднялась, и она вздернула подбородок.

— Ты новая миссис? Бриттани улыбнулась:

— Прошу прощения, я не представилась. Я Бриттани, жена Торна.

— Так я и подумала. — Черные глаза женщин смягчились. — Этот мастер Торн, он всегда был хорошим. Его отец тоже уважаемый человек. Старый хозяин всегда разрешал мне продавать корзины и оставлять деньги себе.

Бриттани присела на порог, удивив старуху.

— Как вас зовут? — спросила она.

— Эсмеральда, — ответила та. — Ну не затейливое ли имечко для такой, как я, а?

— Это очень красивое имя.

Подозрительность Эсмеральды по отношению к Бриттани начала таять.

— Я в своей жизни повидала много перемен. Через два месяца мой день рождения, и мне будет сто два годка. Вот я пожила так пожила, а?

— Это просто здорово, Эсмеральда. Ваш день рождения надо как следует отпраздновать.

— Да уж, неплохо бы. Если б старый хозяин не занедужил, он бы устроил праздник, где бы все мы пели и танцевали, и было бы полно угощения.

— Я еще не встречалась со своим свекром, но знаю, как он болен и как Торн беспокоится о нем.

Умные старые глаза, так много повидавшие в жизни, сверлили Бриттани.

— Ты не здешняя, а то бы я знала.

— Нет, я родилась не в этой стране.

— Так я и думала. Если б ты родилась на Юге, то не была бы так приветлива с такими, как я, и не сидела бы со мной рядом.

Бриттани была озадачена.

— Почему же? Разве вы совершили что-то дурное?

Эсмеральда закатила глаза.

— Разве ты не знаешь, что белые люди из Большого дома не якшаются с рабами? Это не принято.

Бриттани улыбнулась старой женщине и получила в ответ беззубую улыбку.

— Мой муж сказал бы вам, что я никогда не делаю то, чего от меня ждут. — Она провела пальцем по краю соломенной корзинки. — А теперь покажите мне, как это делается. Я хочу смастерить сегодня что-нибудь полезное.

Эсмеральда усмехнулась. Она была достаточно стара, чтобы не бояться говорить то, что думает.

— Ну, кое-кому в Большом доме ты уж точно придешься не по вкусу. Хотела бы я видеть лицо хозяйки, когда она впервые увидела тебя. Да, должно быть, там было на что посмотреть.

Бриттани сморщила носик.

— Не думаю, что я очень понравилась миссис Стоддард.

Глаза старой рабыни сделались напряженными.

— Ты смотри там… поосторожнее с ней. Не стоит тыкать палкой в змею.

Бриттани спрятала улыбку. Она взяла корзинку, над которой Эсмеральда работала, и попыталась переплести свободные прутья.

Старуха никогда не делилась секретом своего ремесла ни с кем, кроме дочери и внучек. Но сейчас она взяла руки молодой хозяйки и направила их.

— Берешь длинные желтые прутья — это камыш — и делаешь вот так, смотри. Только осторожнее, они острые.

Поначалу руки Бриттани были неуклюжими, и она несколько раз поранила пальцы. Но она была решительно настроена научиться ремеслу. Скоро они с Эсмеральдой смеялись и болтали как старые друзья, и она многое узнавала о Стоддард-Хилле.

К ним подходили другие женщины, потрясенные тем, что молодая хозяйка не побрезговала проявить внимание к старой Эсмеральде. Но еще больше они были поражены тем, что старой Эсмеральде, похоже, нравится жена Торна.

Наконец Бриттани с гордостью подняла законченную корзину на всеобщее обозрение, а Эсмеральда одобрительно кивала.

Внезапно Бриттани взглянула на небо и увидела, что день уже клонится к вечеру. Она встала, страшась того, что придется возвращаться в дом и встретиться с мачехой Торна.

— Спасибо, Эсмеральда, за ваше терпение. — Она протянула корзинку Эсмеральде, но та отвела ее руку.

— Оставь корзину себе. Покажи ее мастеру Торну. — Она усмехнулась. — И передай ему, что старая Эсмеральда считает: он удачно женился.

Пока несколько пар темных глаз следили за тем, как Бриттани идет к Большому дому, Эсмеральда пробормотала себе под нос:

— Быть беде — чует мое сердце, ох, чует.

— Беды не миновать, это точно, — согласилась одна из женщин. — Госпоже не понравится, что в доме появилась красивая молоденькая женщина.

Эсмеральда кивнула:

— Думаю, надо мне присматривать за большим домом. Если кто из вас увидит, что происходит что-то не то, скажите мне. Не хочу, чтобы что-то случилось с маленькой миссис.


Глава 23 | Побег из гарема | Глава 25