home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Поскольку Ахмед был все еще слишком болен, чтобы надолго вставать с постели, Бриттани настояла на том, что будет сама за ним ухаживать. Она принесла ему миску наваристого супа, порадовавшись, что он съел все. После еды Ахмед сразу уснул, предоставив Бриттани самой развлекать себя. Она уже написала письмо бабушке в Филадельфию, и оно было отправлено три дня назад. Теперь единственное, что оставалось, — это ждать ответа.

Она распахнула окно, чтобы в комнате Ахмеда было больше прохладного, свежего воздуха. Поскольку он спал сейчас спокойно, она решила вернуться в гостиницу.

Войдя в «Зеленую утку», Бриттани подумала, что не знает, чем себя занять. Ну что может быть страшного в том, что она немножко прогуляется? — спросила она себя. Сердце колотилось быстро, а руки дрожали, когда она направилась к двери. Она не осмеливалась посмотреть на мужчину за конторкой из страха, что он не позволит ей покинуть гостиницу.

Никогда раньше она не была одна, и мысль, что она свободна сама принимать решения, была волнующей и в то же время пугающей.

Рука ее сомкнулась на дверной ручке, та медленно поворачивалась — она потянула на себя, и дверь распахнулась. Первый шаг был самым трудным, потом она сделала еще один и еще. Закрыв дверь, она встала на переднем крыльце, не уверенная, что делать дальше.

Какое же это чудесное ощущение — вдыхать воздух свободы. Какие-то люди прошли мимо, но, кажется, не обратили на нее ни малейшего внимания.

Бриттани увидела чернокожую женщину, которая, судя по всему, была приблизительно одного с ней возраста. Поскольку девушка тоже была без сопровождения, это придало Бриттани храбрости, которая ей требовалась, чтобы продолжить путь одной.

Она перевязала ленты шляпки, прежде чем перейти булыжную мостовую. Как отличаются эти тихие, обсаженные деревьями улочки от шумных и грязных улиц Константинополя! И воздух здесь чистый, и нет никаких противных запахов. Она задержалась под деревом, чтобы послушать пение птиц, и подумала, что сердце ее разорвется от счастья.

Двинувшись дальше по улице, она остановилась перед магазином дамской одежды. Набравшись храбрости, вошла в магазин и вздрогнула, когда колокольчик над дверью зазвенел. Она глазела на колокольчик, когда к ней подошла женщина.

— Чем могу помочь, мисс?

Бриттани улыбнулась женщине.

— Я проходила мимо и увидела в вашей витрине платья. Они очень красивые.

Женщина взглянула на модно одетую девушку. Глаза ее задержались на изумрудном ожерелье, которое было на Бриттани.

— Вы не найдете здесь ничего такого же нарядного, как ваше платье. Я достаточно долго была портнихой, чтобы узнать парижский фасон.

Бриттани разглядывала бирюзовую шаль.

— Красивая.

— Конечно, — сказала портниха, набрасывая шаль на плечи Бриттани. — Этот цвет вам идет, подходит к вашим глазам.

Бриттани сняла шаль и отдала ее женщине.

— У меня нет с собой денег.

Женщина улыбнулась:

— Вы недавно в Чарлстоне?

— Да, приехала только неделю назад.

— Надеюсь, вам здесь будет хорошо, — сказала женщина, снова принимаясь за свое шитье. — Не сомневаюсь, что Чарлстону вы тоже понравитесь.

— Спасибо, мадам. Мне пора идти. Приятно было поговорить с вами.

— Приходите еще, — пригласила портниха.

Бриттани вышла из магазина, думая, какие же чудесные эти американцы. Они дружелюбные и открытые, а она привыкла жить в мире тайн и высоких стен.

Она двинулась дальше по улице, потом перешла ее и отправилась назад по другой стороне. Стало жарко, и Бриттани остановилась возле чайной, где восхитительные запахи витали в воздухе. Она пожалела, что не взяла с собой денег, потому что в горле у нее пересохло и ужасно хотелось выпить чаю.

Девушка почувствовала, что позади нее кто-то есть, и, обернувшись, обнаружила какого-то джентльмена, возвышающегося над ней. Его белокурые волосы небрежно падали на лоб, на лице играла сладкая улыбка.

— Прошу прощения, мэм, я уже некоторое время наблюдаю за вами. Вы заблудились?

Она улыбнулась ему, подумав, какой он добрый, если беспокоится о совершенно постороннем человеке.

— Вовсе нет. Уверена, что без труда смогу найти обратную дорогу.

— Позвольте представиться. Я Роберт Дивейни.

Она протянула ему руку.

— Я впервые в вашем городе.

Роберт Дивейни не мог поверить в свою удачу. Это очаровательное создание не отвернулось от него и не обвинило в навязчивости.

— Ну что ж, прелестная гостья, не будет ли слишком самонадеянно с моей стороны, если я приглашу вас выпить со мной по чашечке чаю?

Она наморщила лоб, на мгновение задумавшись.

— Полагаю, мне следует сказать вам, что у меня нет денег.

Он удивленно взглянул на нее.

— Я вас угощаю, разумеется.

Она просияла.

— Мне нравятся американцы. Вы такие добрые и щедрые.

У него голова пошла кругом от такой удачи.

— Значит, вы согласны?

Бриттани взглянула через плечо любезного джентльмена и увидела Торна, стремительно шагающего к ней.

— Капитан, — широко улыбнулась она, ибо была счастлива его видеть. — Это мой новый друг, Роберт Дивейни, и ты не представляешь, какой он любезный. Он пригласил меня на чашку чаю.

Торн обратил гневный взгляд на мужчину.

— Не сомневаюсь, — бросил он, схватил Бриттани за руку и оттащил в сторону. — Боюсь, у мистера Дивейни другие планы. — Глаза его метали молнии. — Я прав, не так ли?

— Вы ее муж?

— Нет. Однако я человек, который призван проследить, чтобы она не попала в чужие руки.

Бедный мистер Дивейни заглянул в ледяную голубизну глаз Торна и кивнул:

— Конечно, он говорит правду, мэм. У меня назначена встреча. — Он с сожалением посмотрел на Бриттани. — Надеюсь, вам понравится в Чарлстоне.

Она проводила быстро удаляющегося мистера Дивейни глазами, прежде чем обратить рассерженный взгляд на Торна.

— Ты был груб с ним, без малейших на то оснований.

Торн сверлил взглядом удаляющуюся спину мужчины до тех пор, пока тот не свернул за угол.

— Ты, конечно же, не настолько доверчива, чтобы думать, что все, чего хотел от тебя этот тип, — это поговорить за чашкой чаю.

— Он вел себя как джентльмен, и он мне понравился. Я сказала, что у меня нет денег, и он предложил меня угостить.

Торн остановился и взглянул на нее. Наивность светилась в ее зеленых глазах, и он видел, что она с трудом пытается постичь, что произошло.

— Бриттани, ты должна понять, что молодой незамужней девушке не пристало ходить по Чарлстону одной — и ты не должна разговаривать с мужчиной, который не был тебе представлен.

Она нахмурилась.

— Это американский обычай?

— Да. Это обычай всех благовоспитанных леди в цивилизованных странах.

Она покачала головой:

— Боюсь, я никогда не выучу все эти правила.

Он заговорил с ней мягче:

— Со временем, Бриттани, со временем.

Он взял ее за руку и повел к ожидающей карете, где сидел Кэппи. Торн помог ей разместиться рядом с Кэппи и наклонился, чтобы прошептать что-то первому помощнику. Затем обратился к Бриттани:

— Я решил, что тебе не подобает и дальше оставаться одной в «Зеленой утке». Кэппи проводит тебя в более подходящее место.

Она наклонилась вперед и положила ладонь на руку Торна.

— А ты разве не едешь с нами?

— Нет, у меня другие дела.

Она откинулась назад и, чтобы скрыть разочарование, сделала вид, что поправляет кружево на рукаве.

— Доброго вам дня, капитан.

Он отступил назад и сделал знак вознице трогать. Бриттани улыбнулась Кэппи.

— Боюсь, я совершила какой-то промах, хотя не очень понимаю какой. И теперь я в немилости у капитана.

Кэппи потрепал ее по руке.

— Вовсе нет, мисс. Просто за вами надо немножко присматривать.

День уже клонился к вечеру, когда экипаж остановился возле гостиницы. Ахмеда удобно устроили на подушках, после чего Кэппи помог Бриттани сесть в карету и забрался за ней следом.

Когда они отъезжали от «Зеленой утки», Бриттани смотрела в окно на людей, спешащих домой к ужину. Она смотрела на дома, мимо которых они проезжали, и задавалась вопросом, насколько жизнь людей, живущих в этих домах, отличается от ее жизни. У нее было странное чувство, что ей хочется остаться здесь.

Когда они свернули на Кинг-стрит, она обратила внимание на величественные особняки, которые проплывали мимо, и потрясенно заморгала, когда карета остановилась перед кованым железным забором одного из них.

Бриттани перевела недоуменный взгляд на Кэппи, когда кучер спрыгнул на землю, чтобы открыть высокие ворота.

— Кэппи, это ведь не гостиница, верно? Куда вы меня привезли?

— Прошу прощения, мисс, но капитан велел, чтобы я привез вас к нему домой.

— А зачем?

— Капитан держит большинство своих мыслей при себе, мисс. Но он просил меня заверить вас, что будет жить в городе, в одной из прибрежных гостиниц, а не здесь, в Стоунхаусе.

Когда карета въехала варочные ворота, Бриттани увидела величественный дом в европейском стиле, из красного кирпича, стоящий чуть в стороне от дороги. Дом имел два отдельных крыла, но они гармонично соединялись виноградной лозой, которая увивала кирпичные стены. Зеленый газон разделялся выложенной кирпичом подъездной дорогой, и из дома открывался захватывающий вид на реку Купер.

Бриттани протянула руку, чтобы Кэппи помог ей сойти на землю, потом понаблюдала, как он помогает Ахмеду.

Ей не хотелось жить в доме Торна, но она стала зависеть от него. Здесь, в Америке, ей невозможно справиться со всем в одиночку.

С тревожным чувством она поднималась по ступенькам, понимая, что Торн решил переселить ее в Стоунхаус после сегодняшнего инцидента.

До сих пор она боялась, что Торн ушел от нее навсегда. Теперь, по крайней мере, она снова будет видеть его, поскольку живет под его крышей.


Глава 19 | Побег из гарема | Глава 21