home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Бриттани облачилась в свой танцевальный костюм, порадовавшись, что кто-то из женщин гарема положил его к ней в саквояж. Она была довольна, что костюм прозрачный, и она сможет станцевать танец, которому ее научила Мило, египтянка, ибо это самый сексуальный танец из всех, которые она знает.

Она обмакнула пальцы в гиацинтовое масло, проведя ими по своим распущенным черным волосам. Потом подвела черной тушью глаза, надеясь, что будет выглядеть как соблазнительница.

Она нервно провела ладонью по обнаженному животу, стараясь припомнить все, что ей рассказывали о египетском танце. Мило говорила, что глаза в этом танце играют важную роль, что она должна часто опускать ресницы и смотреть прямо в глаза своей жертвы.

Теперь Бриттани была готова к приходу Торна, хотя и нервничала. Она никогда раньше не танцевала для мужчины, поэтому ее терзали сомнения. А вдруг он не придет? А вдруг ему не понравится ее танец?

С внезапностью, которая застигла ее врасплох, Торн распахнул дверь и остановился, уставившись на нее. Черный прозрачный костюм больше демонстрировал ее мягкие изгибы, чем прикрывал их. Короткая туника из того же материала была отделана серебром. Пришитые к рукавам серебряные колокольчики звенели при каждом ее движении. Полупрозрачная вуаль прикрывала нижнюю часть лица. Черные волосы мерцали, как водопад, ниспадающий по спине до самой талии.

Торн не мог оторвать глаз от прекрасной темнокожей девушки, стоящей перед ним. Она сделала ему знак сесть на подушку, которую положила на пол перед ним. Двигаясь словно во сне, он послушался, ни на секунду не отрывая от нее глаз.

Бриттани медленно стала вращать бедрами, вначале слегка, потом по более широкому кругу, соблазнительно, завлекающе. Серебряные колокольчики, привязанные к пальцам, издавали чарующий звук, когда она щелкала ими.

Торн был зачарован ее босыми ногами, грациозно двигающимися по комнате, ее прозрачным платьем, развевающимся вокруг нее. Он вдыхал пьянящий запах гиацинта и чувствовал, как голова идет кругом, а сердце гулко стучит.

Бриттани становилась смелее в своих движениях, ибо видела, что пленила его. Это был ее первый опыт, как женщины, и она наслаждалась им. Как он смотрел на нее, наблюдая за каждым ее движением! Каким пронзительным становился его взгляд, когда он не отрываясь смотрел ей в глаза. Каждое движение было нацелено на то, чтобы завлечь, заинтриговать и наказать. Она стала даже еще смелее, сдернула с плеч шарф и бросила его Торну, и тот коснулся его, словно шелковая ласка.

Глаза его были озерами страсти, когда она кружилась вокруг него, дразня, соблазняя и мучая. Она приблизилась к нему, слегка вращая бедрами, уверенная, что теперь он в ее полной власти.

Скоро танец закончится, и она прогонит его прочь. Она не сомневалась, что его разозлит эта шутка, которую она сыграла с ним, но с его яростью она справится — в сущности, будет ей даже рада.

Когда она сняла вуаль, прикрывающую лицо, глаза ее сияли, а губы были влажными.

Бриттани приблизилась к Торну, вытянув руки, словно приглашая обнять ее. Да, он не отрывает от нее глаз, и скоро она получит то, чего хочет: он будет ползать у ее ног. Он гордый мужчина, но она завоюет его, пусть даже только на одну ночь.

Когда она сделала поворот, то почувствовала, как его руки обхватили ее за талию и мягко потянули к нему на колени.

Она дразняще рассмеялась.

— Но, капитан, я еще не закончила танец.

— Ты выиграла, Бриттани, — проговорил он голосом, полным чувственной муки. — Ты добилась своего. — Он запутался рукой в ее черных волосах, и в его глазах не было мягкости. — Твое тело обещает — как ты сказала? — тысячи удовольствий! Я готов получить их от тебя.

Глаза ее невинно расширились, когда она выдала ему заранее заготовленный ответ:

— Но вы неправильно меня поняли, капитан. Я просто хотела станцевать для вас. Разве вам не понравился танец?

Его голубые глаза, казалось, прожигали ее насквозь.

— Ты же знаешь, что он не может не понравиться. Ты нарочно мучила меня. Я хочу тебя, и это ты тоже знаешь. — Его ладонь обхватила ее лицо. Давай уже покончим с играми и притворством. Я просто хочу получить то, что ты даришь господину Симиджину, — и я намерен это получить.

Ее победа оказалась недолговечной. Он не должен был так реагировать. Она уже больше не владела ситуацией и начала паниковать.

— Вы ошибаетесь, капитан. Это было представление, не более.

Она попыталась отодвинуться от него, но он держал крепко.

— Теперь вы должны идти, капитан. Танец был моим вам подарком. Мне больше нечего вам предложить.

Его ладони скользнули вверх, лаская ее грудь, и она почувствовала, как тепло удовольствия растекается по всему телу.

— Мы оба знаем, что это то, чего ты хочешь, Бриттани. Давно знаем.

— Нет, капитан. Вы меня неправильно поняли.

Он приложил палец к ее губам, призывая замолчать.

— Ты подарила мне свой сюрприз, пришло время мне подарить тебе свой, маленькая танцовщица.

Он опустил голову, и она поняла, что он собирается поцеловать ее. Бриттани не сделала ничего, чтобы его остановить. Его горячее дыхание овеяло щеку, и он потянул ее на себя, чтобы уложить к себе на колени.

— Ты просила этого, Бриттани, и, видит Бог, ты это получишь. Я стал одержим тобой, и сегодня ты подлила масла в уже горячо пылающий огонь.

В горле у нее встал ком, и какая-то зияющая пустота внутри кричала о том, чтобы ее заполнили.

— Это неправильно, — пробормотала она, но уже без прежней уверенности. — Этого не должно было случиться.

— Я украду лишь кусочек счастья у господина Симиджина. Тебе даже не обязательно рассказывать ему об этом, если не хочешь.

Она дотронулась до его лица.

— Пожалуйста, не делай этого. Я правда не ожидала, что все зайдет так далеко.

Он скептически вскинул черную бровь.

— Неужели, маленькая наложница? Ты думала, что можешь мучить мужчину, довести его до безумия, а потом уйти нетронутой?

Она заглянула ему в глаза, которые потемнели от лихорадочного желания, и ответила настолько честно, насколько могла:

— Я не уверена, капитан. Возможно, это именно то, чего я все время хотела.

Он прикоснулся губами к шее, и ее вздох вызвал у него улыбку.

— Это первые правдивые слова, которые я услышал от тебя с тех пор, как тебя знаю.

Ее взгляд был ищущим.

— Вообще-то я никогда не лгу. Почему ты всегда думаешь обо мне самое плохое?

Его пальцы смело играли с тканью у нее на шее, и она затаила дыхание. Он медленно раздвинул материал, лаская глазами атласную грудь.

Ресницы ее затрепетали, а губы приоткрылись в безмолвном приглашении.

Он опустил голову, и его рот коснулся тугого соска. Услышав ее вздох, Торн улыбнулся, зная, что теперь он хозяин положения. Его влажный язык рисовал круги на нежной коралловой плоти до тех пор, пока она не разбухла под его губами.

— Что ты делаешь со мной? — прошептала она влажными от страсти губами. — Пожалуйста, остановись… я не… о-о-о…

Он поднял голову и заглянул в затуманившиеся зеленые глаза.

— Я тоже имею некоторый опыт, маленькая танцовщица. Скажи, что тебе нравится, и я сделаю это.

Она заерзала, когда поток неизведанных чувств ворвался в ее невинное тело.

— Нет, не делай этого. Я… я не знаю, чего хочу.

Его губы двинулись вверх по шее, и он прошептал у ее рта:

— Но всего минуту назад ты была так уверена в себе.

Когда рот Торна пленил губы Бриттани, она почувствовала, что комната покачнулась, и прильнула к нему, притягивая его ближе и раскрывая губы перед его ищущим языком. Руки Торна двинулись к талии, и он тянул тонкий костюм до тех пор, пока не стащил его по ногам вниз, при этом не прерывая своего сводящего с ума поцелуя.

— Скажи, что хочешь меня, — прошептал он ей на ухо. — Ведь хочешь же — признай это.

Бриттани понимала, что если уступит его горячему требованию, то она пропала. Она умоляюще взглянула на него.

— Не заставляй меня делать это, капитан.

Его смех был мягким, а волшебные руки двинулись к ее тугим ягодицам.

— Я никогда ни к чему не принуждал женщин, Бриттани. Почему я должен отказываться от тебя, когда ты такая спелая и готовая принять меня? — В доказательство этого он легонько поласкал пальцами бархатистую плоть. — Будешь отрицать, что хочешь меня?

Удовольствие, никогда прежде не испытываемое ею, забурлило в юном теле.

— Я хочу тебя, — призналась она сдавленно. — Да, я хочу тебя.

Ее ладонь лежала на его руке, и она почувствовала, как мускулы его вздулись, когда он взял ее на руки и отнес на кровать. Под ее взглядом он снял с себя рубашку и отшвырнул в сторону. Когда рука его легла на ремень, она смущенно отвернулась к стене, не зная, чего ждать.

Его веселый смех наполнил каюту.

— Поиграй со мной в застенчивую мисс, если тебе нравится, но мы же оба знаем, что это не так.

Когда он присел на кровать с ней рядом, она не могла заставить себя опустить взгляд ниже его широких плеч. Внезапно все, о чем ей рассказывали женщины гарема, вылетело у нее из головы. Единственной ее мыслью и желанием было ощутить на своем теле руки этого мужчины, дарующие наслаждение и пробуждающие в ней какие-то новые, глубокие чувства. Неторопливо, чувственно он притянул ее трепещущее тело к своему.

Бриттани тихо ахнула, когда их обнаженные тела соприкоснулись. Она почувствовала, как его пульсирующая плоть затвердела и обмякла от неизведанного желания. Ее тело, казалось, больше не подчинялось ей.

Ее ладонь скользнула по поросли темных волос у него на груди. Она заглянула в его пылающие голубые глаза, и у нее возникло ощущение, что она тонет.

— Я боюсь, что не доставлю тебе удовольствия, — неуверенно проговорила она.

Рот его приоткрылся, когда он взглянул на ее губы.

— Даже если я больше ничего не получу от тебя, ты уже доставила мне невыразимое удовольствие.

Полустон-полувсхлип сорвался с ее губ, и она спрятала лицо у него на груди. Неужели чувство, которое она испытывает к этому американцу, — любовь? Это наверняка больше, чем дружба, больше, чем желание, больше, чем все, испытываемое ею когда-либо прежде.

Он уложил ее на спину и навис над ней, и она стала ждать мгновения, когда он погрузится в ее тело. Тогда она будет принадлежать ему. Все произошло так быстро, что она ахнула от обжигающей боли, когда он раздвинул ей ноги и скользнул в нее.

Тело Торна задрожало, когда ее шелковистая плоть сомкнулась вокруг его пульсирующего древка. Он тихо выругался, когда наткнулся на преграду, свидетельствующую о том, что она девственница.

Он сунул руку ей в волосы и дернул на себя.

— Дьявол побери, что это еще за игра? Почему ты позволила мне верить, что Симиджин был твоим любовником, когда твое тело никогда не знало мужчины?

Она коснулась его губ своими, но он отстранился.

— Зачем, черт возьми, ты обманула меня?!

— Я никогда не говорила тебе, что была с мужчиной. Ты сам так решил.

Он был все еще внутри ее, и она подвигала бедрами, пытаясь соблазнить его, чтобы он удовлетворил это пылающее желание, которое разбудил в ней.

— Еще не поздно, — предупредил он. — Я еще не взял твою девственность. Скажи, в какую игру ты играешь?

Пробежав ладонью по его животу и почувствовав, как напряжены мышцы, Бриттани осознала, какие усилия ему приходится прилагать, чтобы сдерживать себя.

— Я хочу, чтобы ты любил меня, — призналась она. — Хочу, чтобы ты сделал из меня женщину.

— Нет, черт побери! Как это возможно?

Он бы вышел из нее, но она крепко обвила его руками. Торн почувствовал, как его решимость ускользает, когда она резким движением приподняла бедра кверху, проталкивая его сквозь тонкий барьер и забирая глубоко в свое тело.

Капельки испарины выступили у него на верхней губе, когда он снова подпал под ее чары. Она никогда не была с мужчиной, но ее тело раздувало в нем огонь, и он больше был не властен над собой. Он с силой погрузился внутрь, затем мягко отстранился, устанавливая извечный ритм.

Глаза ее потемнели от страсти, когда она подстраивалась под его движения. Он запутался пальцами в ее волосах и закрыл глаза. Она исполняла все его фантазии. Она и есть та соблазнительница, которой он ее считал. Торн скользнул глубже, и ее атласная мягкость обволокла его пульсирующий член.

— Чаровница, — пробормотал он ей на ушко. — Ты не успокоишься, пока не получишь меня всего?

Вместо ответа она выгнула спину, и он ахнул от наслаждения.

— Если б я не знал, что ты невинна, то сказал бы, что ты много упражнялась в искусстве доставлять удовольствие мужчине.

Ее дыхание овеяло ему ухо и разослало трепет наслаждения вдоль позвоночника.

— Я была рождена, чтобы дарить его тебе, — прошептала она.

Торн привлек ее к себе и крепко прижал, словно стремился растворить в своем теле. Ему не хотелось, чтобы эта ночь заканчивалась. Он хотел любить ее снова и снова.

Под вспышки молний и гулкий рокот грома Торн знакомил Бриттани с новыми, более глубокими эмоциями.

«Победоносец» покачивался и стенал под натиском шторма, но эти двое не замечали ничего, кроме друг друга. Бриттани скользила ладонями по плечам Торна, а его горячие губы дарили ей немыслимое наслаждение. Когда их тела переплелись, а души устремились навстречу друг другу, они поняли, что уже никогда не будут прежними.

Вместе они поднялись ввысь и достигли пика желания. А когда последний трепет освобождения прокатился по их телам, как расплавленная лава, они оба задыхались и льнули друг к другу.

Бриттани парила на пушистом, мягком облаке блаженства. Она прижималась к Торну, не желая отпускать ее. Он сделал ее своей — сделал ее женщиной. Внезапно она опечалилась, что у них никогда не будет ничего, кроме этой ночи.

Он отстранил ее от себя и нежно улыбнулся, глазами скользя по лицу, словно запечатлевая в памяти каждую линию и черточку.

— Бриттани, если б я знал, что ты никогда не была с мужчиной…

Она приложила ладонь к его губам.

— Теперь это не важно.

Его голубые глаза заискрились весельем.

— Ты не думаешь, что при данных обстоятельствах можешь называть меня Торном?

— Не могу. Это будет неприлично.

Он взглянул на нее со странным выражением.

— После того, что было между нами, ты все еще беспокоишься о приличиях?

— Капитан, я знаю, ты этого не поймешь, но после этой ночи между нами больше ничего не может быть. То, что случилось, — моя вина, и мы оба это знаем. — Она печально улыбнулась. — Я хочу, чтобы ты понял, что я ничего не жду от тебя и не желаю, чтобы ты испытывал раскаяние из-за того, что произошло.

У Бриттани перехватило дыхание, когда зубчатая стрела молнии расколола небо, и ее отблеск отразился в глубине голубых глаз Торна.

— Раскаяние — последнее, что я испытываю в данный момент, Бриттани. Как я могу испытывать что-то, кроме радости, после того, что было между нами? А ты раскаиваешься?

— Я ни о чем не жалею, капитан. И всегда буду беречь как сокровище то, что у нас было. — Ее глаза были большими и невинными. — У тебя было много женщин до меня, а у меня только ты, так откуда же ты можешь знать, что я чувствую?

Его глаза обежали ее идеально сложенное тело, и чувство собственничества завладело им. Ему не хотелось, чтобы кто-то другой прикасался к ней, особенно Симиджин. Ему захотелось знать все о ее жизни с этим человеком.

Торн притянул ее голову к себе на грудь.

— Расскажи мне о своей жизни. Бриттани. Как ты оказалась в доме господина Симиджина?

Ее волосы были завесой ниспадающего черного атласа, и когда она покачала головой, они растеклись вокруг гладкой волной.

— Я не могу говорить об этом, потому что дала клятву молчания. — Она почувствовала боль в сердце, зная, что он никогда не поймет обещания, которое она дала матери.

— Да? А кому ты дала такую клятву? Господину Симиджину?

— Хотя ты и заслуживаешь того, чтобы знать, я многого не могу тебе открыть.

— Если не можешь рассказать мне о своей жизни с господином Симиджином, расскажи что-нибудь о себе.

Его тело было теплым, и она еще теснее прильнула к нему.

— У меня была гувернантка-англичанка и учительница-француженка. Я неплохо знаю математику. Я говорю, читаю и пишу на одиннадцати языках. И умею танцевать народные танцы тринадцати стран. — Она нерешительно взглянула на него. — Как ты сам убедился, еще я знаю некоторые более смелые танцы. Это ты хотел узнать?

— Где ты научилась всем этим танцам?

— В гареме, разумеется. Там ведь женщины из многих стран.

Ему не понравилось напоминание, что она сама из того же гарема.

— Ты совершенно исключительная женщина. Я знаю не много мужчин, которые могли бы похвастаться таким образованием.

— Я слышала, что американские и английские мужчины не слишком любят умных женщин. Почему так?

— К сожалению, это по большей части правда, — с улыбкой признался он. — Но теперь, после встречи с тобой, я больше никогда не подпишусь под этим устаревшим обычаем.

Она вздохнула.

— Я рада, что Симиджин не разделяет это мнение. Он любит умные беседы. Это благодаря ему мое образование так разнообразно. И конечно же, многими своими знаниями я обязана женщинам гарема.

Глаза Торна потемнели, и он ощутил укол ревности.

— Ты любишь господина Симиджина?

— Да, конечно. Я же говорила тебе, что он просто чудесный. Если б ты знал его, то понял бы…

Он резко сел.

— Я не желаю слушать, как ты восхваляешь достоинства своего… — Он оглянулся на нее. — Кто он тебе? До сих пор он, не был твоим любовником. Приберегал тебя на место Английской Розы?

— Нет! Никто никогда не сможет занять ее место… — Ее лицо сделалось замкнутым. — Я бы не хотела обсуждать с тобой Симиджина.

Торн натянул бриджи и бросил на нее сердитый взгляд.

— Удивляюсь, как ты можешь делить его со столькими женщинами. Я нахожу это отвратительным.

На мгновение она была озадачена.

— Я ни с кем не делю Симиджина.

— А с женщинами гарема?

— Он никогда не посещает гарем.

— Я слышал, он любит только Английскую Розу. Говорят, она очень красивая женщина.

— Самая прекрасная из всех, кого я знаю, — и телом, и душой.

— Ты не ревнуешь к ней?

Бриттани подумала о матери, и острое чувство тоски по дому охватило ее.

— Нет, никогда. Она всегда была добра ко мне.

На мгновение у него возникло подозрение, что Бриттани, возможно, и есть эта прославленная Английская Роза, но он отбросил эту мысль, поскольку она слишком юна.

— Ни одна из знакомых мне женщин никогда бы не удовлетворилась жизнью в гареме.

Ее глаза гневно вспыхнули.

— Ну, разумеется! С чего бы им делать это, когда к их услугам может быть такой жеребец, как ты?

Впервые в жизни Торн был настолько ошеломлен, что лишился дара речи. Он никогда не знал женщины, которая высказывалась бы так смело.

— Вижу, что шокировала вас, капитан Стоддард. Простите меня, — проговорила она с сарказмом. — Я забыла, что вы не привыкли к женщинам, которые говорят то, что думают. В вашем мире это не принято?

Торн с усмешкой возразил:

— Я бы сказал, что требуется куда больше храбрости, чтобы быть женщиной в твоем мире. С тех пор как я тебя узнал, турецкий флот все время сидит у меня на хвосте. Ты была похищена и чуть не изнасилована человеком, который прокрался к тебе в каюту, чтобы убить. Остается лишь гадать, какие еще злоключения поджидают тебя на пути.

Она поднялась, потянув на себя покрывало.

— Но я жила вполне спокойной жизнью, пока не встретила вас, капитан Стоддард.

Внезапно его переполнили нежные чувства к ней. Он взял ее лицо в ладони.

— Позволь мне быть твоим защитником. — Его испугали собственные слова, но он обнаружил, что говорит серьезно. — Я позабочусь, чтобы с тобой ничего не случилось. — Его губы легко коснулись ее губ. — Скажи «да», Бриттани.

— Ты просишь меня стать твоей женой? — с надеждой спросила она.

Он взглянул на нее из-под ресниц.

— Нет, из меня не выйдет хороший муж ни для одной женщины.

Печаль окутала ее сердце.

— Я не могу быть твоей женщиной, капитан. В моей жизни есть обязательства, которые я должна чтить. Кроме того, я не хочу быть ничьей любовницей. Очевидно, я ценю себя гораздо больше, чем ты.

Он встал и потянул ее за собой.

— Тебе не обязательно принимать решение прямо сейчас. У нас еще есть время до прибытия в порт. Возможно, ты передумаешь.

— Ни за что, можешь быть уверен, капитан.

Он привлек ее к себе, опустил голову и поцеловал. Бриттани льнула к нему, всем сердцем желая принять его предложение. Не лучше ли иметь хотя бы немного, чем не иметь ничего?

Торн поднял голову и тепло улыбнулся ей:

— Похоже, что тебе предстоит выбрать между тем, чтобы остаться с господином Симиджином в качестве младшей жены, или быть со мной.

— Но не в качестве твоей супруги?

Он покачал головой:

— Нет. Но подумай над моим предложением. А сейчас я должен оставить тебя.

Она кивнула:

— Да. Тебе надо исполнять свои обязанности.

Он поцеловал свой палец, и приложил к ее губам.

— До встречи.

Он проводила его взглядом, размышляя над судьбой, которая привела его в ее мир. Ей не было предназначено принадлежать ему, но она украла у него немножко счастья — можно ли ее за это осуждать?

Бриттани легла на кровать и устремила взгляд в потолок. Она дала матери обещание и сдержит его, но, ах, как же трудно ей придется. Торн не из тех мужчин, которым можно сказать «нет» без веских причин.

Она дотронулась до своих губ, которые он так страстно целовал. Сегодняшнюю ночь она не забудет никогда, сколько будет жить.

Ей не сиделось на месте, поэтому она встала и стала кружить по каюте. Она знала, что должна делать, хотя это будет очень трудно.

Она должна сказать Торну, что его предложение неприемлемо. Придя к такому решению, она подумала, что лучше написать записку, чем встречаться с ним. Нелегко было выразить мысли на бумаге, поэтому она была краткой.

Солнце уже высоко поднялось в небе, когда Бриттани нашла Кэппи. Она отдала ему записку, попросив передать капитану. Если первый помощник и счел ее просьбу странной, то ничего не сказал.

Торн взял записку, которую Кэппи вручил ему, и вопросительно вскинул бровь.

— Это от юной мисс. Она попросила передать вам.

После ухода Кэппи Торн развернул записку с надеждой в душе. Возможно, Бриттани слишком застенчива, чтобы дать ему ответ лично.

Он воззрился на изящный почерк, не в силах сразу постичь смысл написанного.

«Капитан Стоддард, я как следует подумала над вашим предложением, и мой ответ — нет».

Его глаза потемнели от всколыхнувшейся в них бури чувств, и он смял записку в кулаке. Он не ожидал, что Бриттани откажет ему. Согласилась бы она, если б он предложил ей брак? Вероятно, нет. Очевидно, Симиджин все еще крепко держит ее в своей власти. Даже на расстоянии.

— Так тому и быть, — проговорил он вслух. — Так тому и быть, Бриттани.


Глава 14 | Побег из гарема | Глава 16