home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

1790 год

Тяжелый стук в дверь вырвал Джулианну Синклер из беспокойного сна.

— Мадам, мадам, капитан приказал, чтобы я поговорил с вами немедленно!

Джулианна соскользнула с узкой койки и набросила халат, пытаясь стряхнуть с себя сонный дурман. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, что она не в Филадельфии, а на борту американского корабля «Скарборо», и что настойчивый голос, который она слышит, принадлежит первому помощнику.

С беспокойством открыла она дверь каюты и в замешательстве воззрилась на Карвера.

— Что вам угодно, мистер Карвер?

Мужчина перевел взгляд с нее на миссис Франклин и ее дочь Линду, которые вышли в проход и наблюдали за происходящим с нескрываемым любопытством.

Мистер Карвер жестом подозвал женщин подойти поближе, чтобы послушать, что он должен сказать.

— Поскольку вы единственные дамы на борту, капитан просит вас оставаться в своих каютах. Что бы ни услышали, не выходите.

Миссис Франклин, женщина, привыкшая задавать вопросы и получать ответы, подала голос первой.

— Сэр, — надменно проговорила она, — мы с дочерью никак не можем выполнить такой приказ, не узнав вначале его причину. С какой стати капитану Старку выражать такую возмутительную просьбу?

Первый помощник неловко потоптался с ноги на ногу, словно не желая отвечать на ее вопрос. Но, заглянув в решительные карие глаза женщины, все-таки решился сказать правду:

— Вчера поздно вечером мы увидели паруса двух кораблей. Утром эти же корабли были обнаружены прямо по правому борту. Они принадлежат шайке пиратов и, судя по всему, готовятся к нападению.

Миссис Франклин заметно подрастеряла свой запал и отступила к каюте, словно получила удар.

Лицо Джулианны побелело, ибо она слышала истории о пиратах и головорезах, которые охотятся в море на торговые суда.

— Что вы хотите сказать, мистер Карвер? — спросила Джулианна, заметив выражение неверия в глазах Линды.

Тот был отнюдь не в восторге, что вынужден сообщать дамам о надвигающейся опасности.

— В общем, дамы… — не без колебаний заговорил он, — я не знаю другого способа сказать это, чем выложить все как есть. Все равно вы скоро сами все узнаете. Капитан считает, что нам никак не избежать столкновения с пиратами. Он хотел быть уверен в вашей безопасности, поэтому вы должны пообещать оставаться в своих каютах, покуда вам не дадут знать, что все в порядке.

Линда Франклин, которой было не больше пятнадцати, ахнула и придвинулась поближе к матери.

— А что же будет с нами?! — вскрикнула она. — Если у пиратов два корабля, а у нас только один, нам несдобровать.

Первый помощник выглядел спокойным и уверенным.

— Не стану лгать, бой наверняка состоится. Но будьте уверены, мисс Франклин, что каждый мужчина на борту будет сражаться за вашу безопасность. Поэтому для пущей надежности умоляю вас оставаться в своих каютах.

Прежде чем Джулианна успела задать множество вопросов, которые вертелись у нее в голове, первый помощник развернулся и зашагал прочь по коридору. Как и он, она понимала, что противник превосходит их и в живой силе, и в оружии. Наверняка «Скарборо» обречен!

Миссис Франклин подтолкнула дочь назад в каюту и повернулась к Джулианне.

— Полагаю, вы не дадитесь в руки пиратам живой. — Ее глаза потемнели. — Я не собираюсь позволить этим грязным подонкам и пальцем дотронуться до моей дочери, если вы понимаете, что я имею в виду. — Она показала Джулианне маленький пистолет, который быстро спрятала в лиф. — И вам тоже надо подумать о неизбежном, — предупредила миссис Франклин. — Будьте готовы.

Джулианна передернулась, прекрасно понимая, что миссис Франклин скорее застрелит свою дочь, чем позволит ей оказаться в лапах пиратов.

Женщина поспешно вошла в свою каюту, и Джулианна увидела, как дверь закрылась. Когда послышался звук опускаемого засова, она запаниковала, ибо еще никогда не чувствовала себя такой одинокой и напуганной. Жаль, что миссис Франклин не пригласила ее присоединиться к ним с дочерью. Теперь Джулианне придется одной ждать приближающегося сражения.

Она неохотно вернулась в свою каюту, недоумевая, что же происходит в ее жизни. В свои девятнадцать она уже была вдовой и через четыре месяца ждала первенца. Судьба забросила ее в это ненадежное море, и она не видела для себя иного исхода, кроме трагического.

Джулианна опустилась на койку, устремив взгляд на балки над головой, и чувство беспомощности овладело ею. Ситуация казалась почти фантастической. Неужели она прожила всю свою жизнь, чтобы умереть одной, не имея рядом ни единой близкой души, которая бы скорбела о ней?

Внезапно грохнул пушечный выстрел. Джулианна вскочила с койки и съежилась в углу, когда сверху, с палубы, донеслись звуки сражения.

Она не знала, сколько просидела, сжавшись, в полумраке, вздрагивая каждый раз, когда слышала грохот пушечных выстрелов и треск ломающегося дерева. Пока шло сражение, солнце поднялось высоко в небе и сейчас клонилось к западу. Она зажала уши ладонями, чтобы не слышать мучительных криков боли.

Вдруг мощный взрыв сотряс корабль, и силой удара Джулианну бросило на пол. Движимая страхом, она метнулась к двери и непослушными пальцами стала дергать засов, пока тот наконец не подался. В тошнотворном ужасе уставилась она на зияющую дыру, которая образовалась там, где была каюта матери и дочери Франклин.

Джулианна вскрикнула от ужаса, когда до нее дошло, что миссис Франклин не стоит беспокоиться о том, что ее дочь попадет в руки врагов. Они обе стали жертвами пушечного взрыва. Никаких признаков обеих — ничего не осталось! Она закрыла лицо дрожащими руками, скорбя по двум женщинам, которых почти не знала.

У Джулианны, однако, не было времени размышлять над жестокой судьбой других, потому что огонь уже пожирал деревянные перекладины над головой и быстро распространялся в ее сторону. Она помчалась по коридору, пытаясь убежать от надвигающейся преисподней, которая уже поглотила и ее каюту.

Паника еще больше обуяла ее, когда она приблизилась к сходням и услышала доносящиеся с палубы звуки битвы врукопашную. Джулианна приостановилась, взвешивая свои шансы на палубе в сравнении с пожаром, который ревел позади нее. Жар огня уже смыкался вокруг, и она с трудом могла дышать из-за дыма. Ей потребовалась лишь секунда, чтобы принять решение. Подхватив юбки, Джулианна побежала вверх по сходням.

Зрелище, представшее ее глазам, было еще ужаснее, чем она воображала. Желтое серное облако висело над палубой «Скарборо», и неподвижный воздух был наполнен едкой вонью пушечного дыма. Звуки сражения, лязганье металла о металл и умирающие мужчины — все это повергло ее в ужас. Американское судно кренилось и набирало воду. Было очевидно, что корабль тонет, но храбрый капитан и команда все равно продолжали сражаться против нескончаемого потока пиратов, которые хлынули на борт подбитого корабля.

От вида такого количества крови у Джулианны заболело сердце, и она боролась с приступом тошноты, сжавшим желудок. Мертвые и умирающие валялись, как тряпичные куклы, среди обломков сломанной мачты и путаницы веревок и парусов. Теперь надвигающееся пламя взмыло высоко в воздух, жадно пожирая «Скарборо».

Джулианне пришло в голову, что сегодняшний день будет ее последним днем на земле. Внезапно она подумала о своем нерожденном ребенке и почувствовала, как тяжелая длань печали опустилась на нее, словно черное облако. Ее малыш умрет прежде, чем сделает свой первый вдох.

Пойманная в ловушку между бушующим огнем, набирающим силу, и яростной битвой перед ней, Джулианна прижалась к ступенькам, ведущим на носовую палубу, всем телом дрожа от ужаса.

Глаза ее волей-неволей обратились на лица пиратов. Тогда как члены команды американского корабля были одеты в сдержанную синюю униформу, пираты были облачены в кричащее разноцветье малинового, желтого и пурпурного. Враги были темнокожими и грязными, и большинство имели усы и длинные, неухоженные бороды.

Джулианна не слышала шагов мужчины, который внезапно метнулся к ней из тени. Она почувствовала, как сильные руки потянули ее вперед, и тут же оказалась прижатой к вонючему телу.

Крик сорвался у нее с губ, когда пират перебросил ее через плечо и понес прочь. Она почувствовала, как он спрыгнул с палубы «Скарборо» и тяжело приземлился на борту одержавшего победу судна.

У Джулианны не было времени размышлять над своей судьбой, поскольку ее поставили перед каким-то бугаем, который отдавал приказы на непонятном ей гортанном языке. Ее грубо потянули вперед, и она поняла, что пират намеревается увести ее вниз. Бросив последний взгляд на «Скарборо», Джулианна увидела, что там никого не осталось в живых, чтобы спасти ее. Поврежденное судно поглощал огонь, и трудно было сказать, утонет ли оно вначале, или прежде будет уничтожено пламенем.

Ее повели по шатким сходням в темноту, где было почти нечем дышать от отвратительного запаха немытых тел и другой вони, ударившей в ноздри.

Слишком напуганная, чтобы ослушаться, она без возражений последовала за пиратом. Когда они спустились, должно быть, в самые недра судна, мужчина отомкнул камеру и грубо втолкнул ее внутрь. Все ее тело сотрясалось от страха, когда он ткнул в нее грязным пальцем и пробормотал какие-то слова, которых она не поняла. Потом он ушел и запер дверь, а она съежилась в углу, почувствовав некоторое облегчение, что избавилась от его пугающего присутствия.

Когда глаза ее привыкли к слабому свету, ей удалось разглядеть камеру. Ее пробрала дрожь страха, когда на глаза ей попались цепи, вделанные в стену. По крайней мере, ее избавили от унижения быть прикованной, как какое-нибудь животное. Пол был усеян соломой, а в углу лежали соломенные тюфяки. Ее передернуло при мысли, что камера, должно быть, кишит насекомыми.

Джулианна не позволяла себе думать, что будет с ней, иначе потеряла бы ту тонкую нить здравости, за которую еще цеплялась.

Теперь ее окутывала тишина, и это было даже более угрожающим, чем звуки сражения. Скорбь, которую она испытывала по пассажирам и команде «Скарборо», была почти невыносимой. Джулианна медленно опустилась на пол, жалея, что ей не было позволено умереть вместе с остальными. Она боялась, что гораздо худший, чем смерть, жребий ожидает ее и ее нерожденного ребенка в руках этих отвратительных пиратов!

Джулианна не собиралась спать, но страх и терзания измотали ее, она прислонилась спиной к стене и закрыла глаза, вскоре погрузившись в забвение.

Она не представляла, долго ли спала, но быстро проснулась, насторожившись, когда услышала звуки голосов, за которыми последовал скрежет ключа в замке.

Она поднялась на дрожащих ногах, когда несколько человек приблизились к ней. Один привлек ее внимание. По надменной манере держаться и властному голосу было понятно, что это капитан. На нем красовалась черная шляпа с плюмажем. Он был ненамного выше Джулианны, но очень толстый. Все в нем было темным: цвет лица, одежда, глаза и волосы.

В то время как один из пиратов держал факел, маленькие черные глазки капитана ощупывали тело Джулианны. Губы его сжались, когда он увидел, что их пленница беременна. Повернувшись к пирату с ним рядом, он что-то зло прорычал, потом снова перевел взгляд на Джулианну.

Когда же заметил, как она красива, широкая ухмылка смягчила угрюмое выражение его лица. Хотя и с сильным акцентом, его английский был отрывистым и отчетливым.

— Я капитан Биджапур. А кто вы?

Когда она не ответила, он продолжил:

— Простите нас, мадам, зато, что посадили вас в эту ужасную камеру. — Он покачал головой. — Мои люди поступили крайне глупо, поместив женщину вашей утонченности и красоты в этот свинарник. — Он взмахнул рукой. — Я позабочусь, чтобы вас немедленно перевели в каюту, где вам будут предложены все удобства.

— Я охотно останусь здесь, капитан, — проговорила она дрожащим голосом. — Я не возражаю против этой камеры.

Глаза капитана Биджапура стали колючими.

— Нет, мадам! — резко заявил он. — Вы очень красивая, и нельзя бросить вас на милость моих людей, ибо они редко видят женщин с такими очевидными прелестями. — Недобрая усмешка скривила его рот. — Вы будете под моей защитой.

Джулианна в отвращении отвернулась. Если этот презренный тип имеет на нее какие-то планы, она предпочла бы смерть.

Капитан Биджапур щелкнул пальцами, заставив своих людей немедленно действовать. Один из них повел Джулианну куда-то в сторону. Страх ее был так велик, что единственное, на что она была способна, — это передвигать ноги. Когда они вышли в коридор, остальные последовали за ними, а капитан зашагал с ней рядом.

Джулианну провели мимо нескольких камер, и хотя она не видела обитателей, но слышала стоны и крики. Очевидно, она не единственная с их корабля, которую взяли в плен.

Ее повели вверх по сходням, и капитан остановился перед какой-то дверью. Как только они вошли в каюту, капитан сделал знак остальным уйти. Когда Джулианна с капитаном Биджапуром остались одни, его глаза вновь ощупали ее с головы до ног.

— Да… вы красавица, — вкрадчиво проговорил он и, протянув руки, дотронулся до ее золотых волос. — Это несомненно.

Она отшатнулась от него и осмелилась задать вопрос, который не давал ей покоя.

— Что вы собираетесь со мной сделать?

Его глаза заблестели, словно он находил удовольствие в ее тревоге.

— Вы будете доставлены в Константинополь и выведены на помост, где будете проданы тому, кто заплатит за вас самую высокую цену.

Она ахнула и попятилась от него.

— Вы чудовище, — прошептала она в страхе и отвращении. — Как можно быть таким мерзавцем?

Он пожал плечами:

— Ваше мнение обо мне не имеет значения. Вы всего лишь красивая женщина, которая принесет мне хороший барыш на невольничьем рынке.

— А что будет с другими пленниками? Он снова сардонически пожал плечами:

— Вы единственная выжившая с американского корабля.

— Но я же слышала, в камерах кто-то есть.

— Всего лишь двое моих людей, которые ослушались приказов. — Он потеребил бороду. — Не терплю непослушания ни от кого.

Увидев, как кровь отхлынула от ее лица, он рассмеялся, и от этого зловещего смеха ее снова пробила дрожь.

— Какая жалость, что вы уже не девственница, иначе я мог бы получить за вас вдвое больше.

Не успела она ничего понять, как он притянул ее к себе и осклабился, обдавая ее лицо своим зловонным дыханием.

— И все равно вы — услада для любого мужчины. Кто знает, возможно, даже сам султан пленится вами.

Она отвернулась от него и закрыла глаза, отгораживаясь от злого блеска во взгляде.

— Мадам, если бы не ребенок, которого вы носите, я бы сам испробовал прелести вашего тела. Возможно, даже в таком состоянии вы бы доставили мне удовольствие.

На долгие несколько мгновений его слова повисли в воздухе, пока он ждал ее реакции на свое непристойное предложение. Когда она никак не прореагировала, он отпустил ее и направился к двери.

— Не бойтесь, что вами воспользуются мои люди, мадам. Холодная женщина не согреет постели мужчины. Заботьтесь о своем здоровье, делайте, что вам сказано, и с вами будут хорошо обращаться. Я хочу, чтобы вы выглядели здоровой и красивой, когда взойдете на невольничий помост в Константинополе.

Капитан быстро вышел, и когда дверь за ним закрылась, Джулианна повалилась на пол в глубоком обмороке.

Когда пленница пришла в себя, было уже довольно поздно. Лампа прогорела, и каюта погрузилась во тьму. Она пошарила вокруг себя, пока не обнаружила узкую койку. Не заботясь о том, что та грязная, подтянулась кверху и повалилась вперед, уткнувшись головой в жесткий матрас, где дала волю слезам горя и отчаяния.

У нее нет надежды — никто не придет к ней на выручку, и никому нет дела до того, что с ней случилось.

Наконец слез уже больше не осталось, и она задумалась над причудливым вывертом злодейки-судьбы. Она никогда не жила счастливо, но сейчас не осмеливалась даже думать о том, что ожидает ее и ее нерожденного ребенка, когда они доплывут до Константинополя!


Часть I АНГЛИЙСКАЯ РОЗА | Побег из гарема | Глава 2