home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Бриттани сидела у постели Ахмеда, обмахивая его в попытке хоть немного облегчить его состояние. Она была в отчаянии, потому что он до сих пор не пришел в себя. Доктор Ратледж предупредил ее, что если он скоро не очнется и не поест что-нибудь, то, скорее всего, умрет.

Она взглянула на лицо Ахмеда, отметив, какой он худой и как ввалились у него щеки. Она потрогала лоб и обнаружила, что температуры нет.

— Ох, Ахмед, мой дорогой друг, ну почему ты так задержался в той ужасной темноте, когда за дверью каюты солнце светит так ярко?

Она услышала невнятный звук, словно Ахмед только что сделал глубокий вдох. Она смотрела на него с надеждой в душе, когда веки его дрогнули и наконец поднялись.

Глаза Бриттани заискрились от счастья, когда он повернул голову, чтобы посмотреть прямо на нее, и его черные глаза наполнились недоумением и неуверенностью.

— Что… случилось? Где я?

Она опустилась на колени, взяла его огромную руку в свою и прижалась к ней щекой.

— Ты был серьезно ранен, и я боялась за твою жизнь, но ты поправишься. — Она улыбнулась. — Я рада, что мой друг снова вернулся.

Глаза его подернулись пеленой боли, и он нахмурился.

— Не могу вспомнить, что со мной произошло.

Она встала, чувствуя, как огромное облегчение омывает ее.

— Это не важно. Со временем память вернется к тебе.

— Ты Бриттани?

— Ну конечно….

Он попытался подняться, но не смог и снова повалился на подушки.

— Господин Симиджин будет звать меня. Я должен немедленно пойти к нему.

Глаза Бриттани теперь встревожено округлились.

— Симиджину ты пока не понадобишься. Ты должен отдыхать, а я пока схожу за доктором.

Девушка поспешила на поиски доктора Ратледжа. Она была счастлива, что Ахмед пришел в себя, но обеспокоена, что он не может вспомнить, где он.

Торн стоял возле евнуха, наблюдая, как доктор Ратледж кормит его из ложки каким-то темным, противно пахнущим варевом.

— Я был рад услышать, что ты поправляешься, Ахмед. Тебе туго пришлось, но теперь все позади.

— Память временами возвращается ко мне, капитан Стоддард. Но иной раз я даже не могу вспомнить свое имя. Сейчас я вас узнал, капитан, а позже могу и не вспомнить.

— Что еще ты помнишь? — спросил доктор.

— Помню, что случилось в ту ночь, когда на Бриттани напали люди султана в «Каса дель Оро».

Торн уставился на евнуха.

— Я до сих пор не знал ее имени, — сказал он. — Думал, оно какое-нибудь странное, экзотически звучащее и труднопроизносимое, соответствующее ее национальности.

— Да, ее зовут Бриттани, и она находится под моей защитой, — признался Ахмед. — И хотя я иногда называю ее просто по имени, это не означает неуважения. Просто я знаю ее с самого рождения.

Доктор поднес очередную ложку с варевом ко рту Ахмеда, но тот отвернул голову.

— Спасибо за вашу заботу, доктор Ратледж, но я больше не смогу проглотить ни ложки. Мне бы съесть чего-нибудь посущественнее.

Добрый доктор улыбнулся:

— Теперь я вижу, что ты и в самом деле идешь на поправку. Но позволь предупредить тебя, что ты пока не так силен, как считаешь. Ты должен оставаться в постели по крайней мере до приезда в Чарлстон.

Ахмед взглянул на капитана:

— И когда это будет?

Торн на мгновение задумался.

— Если ветер продержится, недели через две.

— Я должен вернуться к своим обязанностям. — Ахмед приподнялся, но, когда комната закружилась, словно карусель, снова лег на подушку. Капли испарины выступили у него на лбу.

— Как я тебя и предупреждал, Ахмед, тебе еще надо восстановить свои силы, — проговорил доктор Ратледж профессиональным тоном. — Ты пока останешься в постели.

Ахмед снова попытался встать, но снова безуспешно.

— Не могу. Кто будет заботиться о моей маленькой госпоже?

— С ней все в полном порядке, — заверил его доктор. — Уверен, она вполне способна сама позаботиться о себе.

— Госпожа рассказала мне о человеке, который напал на нее в каюте. Вы уверены, что нет других, которые попытаются причинить ей зло?

— Корабль был тщательно обыскан, и больше никого не нашли. На борту все только свои, — заверил его Торн. — В этом отношении можешь не тревожиться. Твоя Бриттани в безопасности.

Ахмед покачал головой с крайне озабоченным видом.

— Вы не должны называть мою госпожу по имени. Господин Симиджин не позволил бы вам такой фамильярности.

Челюсти Торна упрямо сжались.

— Да, господин Симиджин желает сохранить ее для себя. Странно, что он так печется об этой девушке, когда я слышал, что он любит только одну женщину — ту, что называют Английской Розой.

Взгляд Ахмеда сделался замкнутым.

— Господин Симиджин никогда бы не позволил мне обсуждать с вами Английскую Розу. И вам не следует называть мою госпожу ее настоящим именем. Я пренебрег своими обязанностями, потому что позволил вам узнать ее имя.

— Отдыхай, Ахмед, — приказал Торн. — Я позабочусь, чтобы с твоей подопечной ничего не случилось.

Ахмед улыбнулся, успокоенный.

— Я доверяю вам, капитан Стоддард. Вы доказали, что настоящий друг.

Торн покинул каюту, гадая, как, дьявол побери, он оказался впутанным в жизнь Бриттани. Скорее бы настал тот день, когда он высадит ее на берег и распрощается с ней навсегда.

Шторм разразился сразу после полуночи. Гром и молния гонялись друг за другом по чернильно-черному небу, и тяжелый дождь обрушивал свою ярость на «Победоносца».

Бриттани резко проснулась, когда зигзагообразная стрела молнии расколола небо. Дрожащими руками девушка пошарила в темноте, пока не нашла бурнус с капюшоном. Она набросила плащ поверх ночной рубашки, подумав, что должна взглянуть на Ахмеда. Вечером он чувствовал себя неплохо, но, возможно, гроза разбудила его. Ей необходимо удостовериться, что его жизни уже ничего не угрожает.

Она тихонько вышла из каюты и прошла босиком по коридору к каюте Ахмеда. Молча открыла дверь и обнаружила, что тот мирно спит. Она немного понаблюдала, как его грудь ровно вздымается и опадает, потом прикрыла дверь, испытывая облегчение от мысли, что с ним все в порядке.

На обратном пути к своей каюте у нее вдруг возникло желание постоять под дождем и позволить ему смыть прочь все ее беды. Она не издала ни звука, поднимаясь по сходням, которые вели на верхнюю палубу. Зная, что кто-то стоит у штурвала, возможно, капитан, и еще один человек на вахте, она прошла прямо к поручням, надеясь, что никто не заметит ее присутствия и не отошлет обратно.

К тому времени дождь прекратился. Она откинула капюшон, вдыхая чистый воздух. Бриттани чувствовала себя обновленной. Она всегда любила грозы.

— Не слишком ли позднее время для прогулки? — послышался голос капитана с ней рядом.

Она попятилась к поручню.

— Я… меня разбудил гром.

— Однако вы не испугались, если стоите здесь.

Она могла бы сказать ему, что в данный момент боится только его.

— Нет, грозы я не боюсь.

Что-то в том, как он смотрел на нее, вызывало у нее желание убежать. Глаза будто прожигали ее насквозь, напряженные, ищущие, и все-таки она осталась. Внезапно она ощутила тепло внутри и поплотнее запахнула полы накидки.

— Надеюсь, вы не возражаете, что я вышла на палубу, капитан?

— Да мне-то что? Если вы свалитесь за борт, это только избавит меня от лишних хлопот, верно?

— Я понимаю, что доставила вам кучу неприятностей, капитан. Вы достаточно часто напоминаете мне об этом, — Она поправила капюшон. — Но, боюсь, вам придется терпеть меня, пока мы не прибудем в Чарлстон.

— Похоже на то. — Он увидел, как она задрожала, и по ошибке заключил, что девушка замерзла. — Вам лучше все-таки спуститься вниз. Не хватало мне только еще одного больного пассажира на мою голову. Вы и ваш евнух и без того достаточно осложнили мне жизнь.

Бриттани потрясение уставилась на капитана. «Этот человек что, всегда такой? — недоумевала она. — Неужели он никогда не смеется, не бывает беззаботным?»

Бриттани не могла знать, какой привлекательной выглядит со своими черными волосами, развевающимися на ветру, с прекрасным лицом, освещенным всполохами молнии.

— Идите вниз, — суровым голосом приказал Торн. Внезапно она почувствовала, что сыта по горло его высокомерным поведением, и решила не уступать.

— И не подумаю. Я пришла сюда посмотреть на грозу, и намерена оставаться здесь столько, сколько захочу.

С рыком нетерпения он внезапно подхватил ее на руки и понес через палубу к узким сходням.

— Что вы собираетесь со мной делать? — пробормотала она дрожащими губами, спрашивая себя, не довела ли его до крайности.

Торн собирался, лишь дать выход своему гневу в быстром поцелуе, но когда мягкие губы задрожали под его губами, когда он услышал, как из ее горла вырвался вздох, ни о чем, кроме обладания ею, он уже не мог думать.

Все разговоры, которые Бриттани невольно слышала в гареме, теперь припомнились ей. Сколько раз женщины обсуждали при ней способы доставить удовольствие своему господину. Она знала, где касаться мужчины, чтобы тот обезумел от страсти. Стоит ли ей использовать свое знание сейчас, со Стоддардом? Бриттани объясняли, что женское тело создано для того, чтобы принимать в себя мужское. Следует ли ей предложить свое тело этому мужчине?

Когда она отошла назад, накидка свалилась с нее, и она слишком поздно осознала, что свет лампы позади нее делает ночную рубашку прозрачной. Она почувствовала, как горячая волна удовольствия омыла ее, когда его голубые глаза потемнели от желания.

Да, напомнила она себе, мастерицы этого дела научили ее, как доставить наслаждение своему господину. И теперь она использует все, почерпнутое у подруг, чтобы пленить Торна Стоддарда. Слишком много раз он унижал ее и причинял боль своими горькими словами. Теперь пришел ее черед унизить его.

Глаза ее заблестели, когда в голове возник план. Она доведет его до грани безумия, а потом откажет в том, чего он больше всего хочет от нее.

Торн стоял, сжав губы, не отрывая глаз от изысканной женской красоты. Когда он наконец обрел голос, тот вырвался мучительным шепотом:

— Для тебя было бы лучше сейчас уйти. Если останешься, я не отвечаю за последствия. Я не из тех, кто может устоять против соблазна.

Воздух был заряжен электричеством, и Бриттани осмелела.

— А если я не хочу уходить? Я вижу по твоим глазам, что и ты совсем не хочешь этого.

— Возможно, — согласился он, пожав плечами. — Но если останешься, ты знаешь, что произойдет. Сомневаюсь, что ты готова так испытывать судьбу. — Он придвинулся на шаг ближе. — Я бы тебе не советовал.

— Что доставляет тебе наслаждение? — Она подошла к нему вплотную, привстала на цыпочки и промурлыкала на ухо: — Скажи мне, и я дам тебе это.

Она силилась сохранять невозмутимость, когда на самом деле ей хотелось убежать. Этот мужчина пробуждает в ней такие эмоции, с которыми она не знает, как справиться, несмотря на все то, чему научилась в гареме.

— Предупреждаю тебя, — многозначительно прошептал он, — не играй с огнем.

Бриттани улыбнулась ему завлекающей улыбкой. Ее не научили, что неблагоразумно женщине дразнить такого мужчину, как Торн. Она всего лишь хотела поиграть с ним, заставить его хотя бы немного помучиться так, как она мучается из-за него. Ей важно было поставить этого гордеца на колени. Только тогда она будет удовлетворена.

Дыхание с шипением вырвалось из его груди, и он крепко прижал ее дрожащее тело к своему.

— Я буду навечно проклят, маленькая наложница, но заполучу тебя всю. Не важно, что ты принадлежишь другому мужчине. Я возьму то, чего так желает султан и чем так дорожит господин Симиджин.

— Меня учили доставлять удовольствие, капитан Стоддард, — прошептала она. — Я знаю, как сделать так, чтобы твое тело обрело блаженство. Но вначале ты должен дать мне время подготовиться.

Торн неотрывно смотрел в зеленые глаза, которые обещали ему рай.

Бриттани выскользнула из его рук, наклонилась, чтобы поднять бурнус, и набросила его себе на плечи.

— Дай мне несколько минут, а потом приходи ко мне в каюту. Я подарю тебе ночь, которую ты никогда не забудешь.

Он проводил ее горящим взглядом до двери.

— А что, если я не хочу того, что ты предлагаешь, Бриттани? У меня было много таких возможностей.

Она улыбнулась своей самой пленительной улыбкой.

— Ты придешь, я уверена.

После ее ухода Торн стоял словно в трансе. Он не попадется в ловушку, которая так ловко расставляется для него.

Он начинал думать, что она специально вышла сегодня на палубу с четкой целью свести его с ума. Второй раз в своей жизни он позволил женщине проникнуть к нему в самую душу — а ведь поклялся никогда больше этого не допускать.

Он закрыл глаза, вспоминая, какая у Бриттани атласная кожа на ощупь, и воспоминание о ее прекрасном теле вспыхнуло в его мозгу.

Нет, он не пойдет к ней. Он отправится на палубу и будет стоять под дождем до тех пор, пока его страсть не остынет.

Он двинулся было к двери, но остановился в нерешительности. Он просто пойдет к ней и скажет, что он не дурак.

Он зашагал к каюте Бриттани как человек, имеющий твердую цель. Эта женщина никогда не поймает его в свои шелковые сети!

Торн — мужчина, имеющий опыт в любовных делах, да и она не новичок. Забавно будет бросить ее предложение ей в лицо.

Глаза его презрительно сузились. Зачем он позволил ей увлечь его? Неужели урок, преподнесенный Вильгельминой, ничему его не научил?


Глава 13 | Побег из гарема | Глава 15