home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Бриттани разделась до тонкой рубашки, пытаясь найти хоть какое-то облегчение от угнетающей жары. Не было ни малейшего движения воздуха. Паруса «Победоносца» вяло обвисли, и он тихо дрейфовал в спокойных серебристых водах. Оглушающее безмолвие тяжело висело в воздухе, не предвещая ничего хорошего.

Бриттани обмылась прохладной водой, затем втерла темную мазь в кожу. Она легла на кровать с намерением поспать совсем чуть-чуть, потому что не хотела надолго оставлять Ахмеда. Он может разволноваться, если придет в себя, а ее не будет рядом.

Лампа слабо горела, и она закрыла глаза, погружаясь в мир сновидений, где нет ни боли, ни неуверенности в будущем.

Внезапно Бриттани почувствовала, что в своем сне не одна. Она ощутила твердую хватку на своей руке и взглянула в гневные голубые глаза капитана Торна Стоддарда.

Ей показалось, будто воздух застрял в легких, она не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть. Девушка подавалась вперед до тех пор, пока тело ее не соприкоснулось полностью с телом капитана, и она увидела, что в его голубых глазах полыхает страсть.

Бриттани сознавала, что это сон. Ей хотелось подольше задержаться в своем нереальном мире, но даже он ускользал. Так вот, значит, каково это — желать мужчину. Женщины из гарема рассказывали ей о страсти, возникающей между мужчиной и женщиной; теперь она поняла глубину таких чувств.

Бриттани резко проснулась от внезапного ощущения тревоги. Она приподнялась на локтях, сердце заколотилось от какого-то безотчетного страха. Лампа горела еле-еле, погружая дальний угол каюты в тень. Бриттани никого не видела, но почувствовала чье-то угрожающее присутствие.

Она медленно свесила ноги с кровати, размышляя, не метнуться ли ей к двери. Потом помедлила. Может, это просто глупые страхи… или в каюте действительно кто-то есть? Она прислушалась. То, что она слышит, — это чье-то дыхание или биение ее собственного сердца?

— Наконец-то я нашел тебя, — произнес незнакомый голос по-турецки.

Она оцепенела, когда какой-то темнокожий человек вышел в круг света.

— Хоть ты и изменила внешность, но я знаю, что ты дочь Английской Розы.

— Кто… вы? — Она съежилась от ужаса. — Что вы делаете в моей каюте?

— Я тот, кого адмирал Кайнарджи послал отобрать у тебя жизнь. После всего того, что случилось по твоей вине, ты надеялась сбежать? — Он придвинулся ближе. — Даже и не думай кричать! Я опытный убийца и перережу тебе глотку так, что ты этого даже не почувствуешь.

Бриттани быстро метнулась к двери, но человек предвидел это и схватил ее прежде, чем она успела убежать.

Грубые, жесткие руки врезались в нежную кожу, и она заглянула в неумолимые черные глаза, которые были едва видны под тяжелыми, темными бровями.

Тонкие губы убийцы сделались еще тоньше, когда он улыбнулся:

— Ты бы упорхнула, маленькая птичка, до того, как я узнаю, что же в тебе такого, что заставляет султана так желать тебя? Некоторые говорят, что твоя мать обладает колдовскими чарами. Ты такая же, как она?

Бриттани в страхе отшатнулась, не осмеливаясь заглянуть в эти безжалостные глаза.

— Что… вы сделаете со мной?

Его глаза двинулись вниз по шее и задержались на девичьей груди, которая виднелась сквозь рубашку.

— Прежде чем исполнить приказ своего господина, я отведаю радостей твоего тела, дочь Английской Розы. Возможно, ты сделаешь меня таким же счастливым, как твоя мать — великого визиря.

— Нет, — прошептала она дрожащими губами.

— Да, — сказал он, пробегая ладонью по груди. — Я тоже сегодня умру, маленькая розочка, потому что не могу покинуть этот корабль живым, но умру с твоим вкусом на губах.

Безудержный страх обуял ее. Этот человек хочет больше, чем ее жизнь. Она бросилась на него, с размаху ударив кулаком в челюсть.

На мгновение ей показалось, что он отпустит ее, но, пробормотав проклятие, турок стиснул ее еще крепче. Она съежилась, когда грубые руки, поросшие черными волосками на костяшках, двинулись вверх по ноге, задирая рубашку до бедра.

— Нет! — закричала она, пытаясь вырваться из его крепкой хватки. — Пусти меня!

— Сегодня мы с тобой соединимся в смерти, — пробормотал он, скользя губами по ее шее.

Ее реакция была быстрой и точной. Когда она ударила его во второй раз, пощечина эхом прокатилась по всей каюте.

Теперь убийца разозлился не на шутку. Он повалил ее на пол, шаря по ней руками, разрывая одежду. Он был настолько поглощен своей злостью и страстью, что не слышал, как дверь позади него открылась, и не увидел капитана «Победоносца» с убийственным блеском в глазах.

Бриттани уставилась в голубые глаза Торна, и жалобное «Помогите!» сорвалось с ее губ.

Турок внезапно отпустил Бриттани и вскочил на ноги. Он быстро развернулся к Торну, замахнувшись своим жутким ятаганом с широким клинком.

Торн проворно схватил руку, державшую клинок. Целую долгую минуту мужчины мерились силами. Временами острый клинок оказывался слишком близко к горлу Торна, потом он отталкивал его, и турку удавалось удерживать острие подальше от своего горла.

Бриттани в ужасе наблюдала, как двое мужчин боролись за нее. Она боялась за жизнь капитана, потому что турок — опытный убийца. Бугрящиеся мускулы турка дрожали, когда он вывернул саблю и сделал выпад в незащищенную грудь Торна. Быстрым, неуловимым движением Торн отскочил в сторону, избежав удара, и дернул своего врага вперед, вонзив клинок в грудь негодяя.

На лице турка промелькнуло изумление, затем неверие в происходящее исказило его черты. Он упал на колени, и кровь заструилась по его смуглой коже из-под торчащей в груди сабли.

Торн схватился за рукоятку из слоновой кости и быстрым движением сверху вонзил клинок еще глубже. Турок рухнул на пол, ноги его дернулись, после чего он затих.

Перешагнув через тело убитого, Торн просверлил Бриттани гневным взглядом.

— Что, черт возьми, здесь происходило?! — рявкнул он. — Как этот человек оказался на борту «Победоносца»? Он не из моей команды.

— Я не видела его раньше, но он сказал, что его послал адмирал Кайнарджи с приказом… перерезать мне горло.

Торн дотронулся до тела мыском своего черного сапога.

— Теперь он не причинит вам вреда. Он мертв, — мягко проговорил он.

К этому времени Кэппи и еще двое моряков, услышавших шум, появились в дверях со встревоженными лицами.

Торн кивнул на тело:

— Уберите его отсюда и выбросите за борт.

— Да-да, сэр, — отозвался Кэппи, беря на себя руководство и сделав знак двум членам экипажа поднять тело. Прежде чем закрыть за собой дверь, он ободряюще улыбнулся Бриттани.

Торн увидел, что девушка стаскивает покрывало с кровати, чтобы прикрыться.

— Вы не ранены? — спросил он.

— Нет, просто очень сильно испугалась, — ответила она, делая нерешительный шаг и обнаружив, что ноги ее не держат.

— Я так испугалась. Он хотел… хотел…

Торн почувствовал дрожь ее тела. Он готов был убить проклятого турка еще раз за то, что посмел тронуть ее своими грязными лапами. Ему хотелось всегда быть тем, кто защитит ее от грозящих бед, чтобы ей больше никогда не пришлось бояться.

— Вы уверены, что с вами все в порядке? — спросил он, заглядывая в ее изумительные зеленые глаза.

— Да, конечно, но если б вы не подоспели, я не знаю, что было бы… — Ее передернуло.

— Я проходил мимо вашей каюты и услышал возню. Постарайтесь не думать об этом. Теперь вы в безопасности.

Она чувствовала его силу, и это было так хорошо. Девушка льнула к нему, боясь, что он скоро уйдет.

— Пожалуйста, не оставляйте меня! — взмолилась она.

Он сел на край кровати, обнимая и укачивая ее, словно испуганного ребенка.

— С вами ничего не случится, пока вы здесь, — уверенно проговорил он. — Убийца мертв.

Она снова передернулась.

— Это было ужасно. Если б только можно было выбросить этот кошмар из головы.

— Думайте о чем-нибудь приятном.

— Не могу.

Когда Торн прикоснулся к Бриттани, она вскрикнула от боли. В ответ на его вопросительный взгляд она сдвинула бретельку рубашки, под которой обнаружился огромный синяк, багровеющий на коже. Он нежно дотронулся до него.

— Вы сказали, что с вами все в порядке.

— Ничего такого, что не заживет со временем, — заверила она его. — Это ерунда по сравнению с тем, что могло бы случиться. — Ее глаза смягчились. — Не знаю, как и благодарить вас. Похоже, всякий раз, когда я попадаю в беду, вы приходите мне на помощь. Я снова у вас в долгу.

Он улыбнулся:

— А вы, кажется, постоянно притягиваете неприятности.

Она улыбнулась в ответ:

— Выходит, так. Но это для меня не новость.

Торн поймал себя на том, что следит за ее губами, гадая, каково было бы прижаться к ним своими. Он легонько коснулся ее иссиня-черных волос, неосознанно намотав локон себе на палец.

Бриттани почувствовала, как грудь его расширилась от резкого вдоха, когда глаза заскользили от плеча к вздымающейся груди, где ткань была разорвана. Она не сделала попытки прикрыться, лишь смотрела в его глаза, пытаясь понять, чувствует ли он тепло, растекающееся по телу.

— Черт бы вас побрал, — пробормотал он, привлекая ее к себе и прижимаясь щекой к сладко пахнущим волосам. — Вы не знаете, что творите со мной. Я был заинтригован вами с самого начала.

Эмоции, в которых он не признавался даже самому себе, переполняли его. Губы коснулись ее переносицы. Рука, которая разила смертоносным оружием, теперь ласкала ее с нежностью, которой она не ожидала. Губы, которые кривились в гневе, сейчас касались ее мягко, как крылья бабочки. Ей захотелось сбросить одежду, которая мешала его горячему телу соприкасаться с ее телом.

— Сладкая маленькая чаровница. — Слова, казалось, против воли срывались с его губ. — Пощади же меня. Не играй со мной в невинность. Мы оба знаем, что это не так.

Она заморгала.

— Я не понимаю…

— Ты уверена, что не заманила того несчастного в свою ловушку? — прошептал он у ее уха. — Не заставила его обезуметь от желания?

Она покачала головой, не понимая, как он мог подумать такое о ней.

— Я не знала этого человека. Он — злодей и ужасно напугал меня.

— Скольких же других ты очаровала своим телом и своей улыбкой? Господина Симиджина, само собой, и даже султана.

— Я никогда не…

Он взял ее за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.

— Что же так притягивает меня к тебе? Ты задалась целью покорить меня?

— Вовсе нет, — прошептала она дрожащими губами. Он притянул ее ближе, ладонями лаская смуглую кожу, впитывая ощущения, стараясь сохранить их в памяти, желая ее, — до боли желая обладать ею. Но когда взгляд его упал на лужу крови, которая просачивалась сквозь щели в полу, он пришел в себя.

Бриттани вздрогнула, когда Торн поправил на ней рубашку и посадил на кровать. Потом поднялся и улыбнулся ей.

— Хватит, — хрипло сказал он. — Впредь держитесь подальше от моих людей, и особенно от меня. Вы же видите, что со мной творится. В следующий раз я могу не захотеть остановиться. Вы уже завоевали сердца двоих мужчин, мое к этому числу вы не прибавите.

Ей хотелось закричать и броситься на него, ибо слова, которые он произносил, ранили глубже, чем клинок, который поразил турка.

— Я буду ненавидеть вас до конца своих дней, капитан Стоддард.

Он улыбнулся:

— Это хорошо. Ненависть — чувство, с которым я могу справиться. Я боялся, что могу быть вам безразличен, а этого я бы не хотел.

Она отвернулась, желая, чтоб глаза ее никогда не видели этого мужчину.

— Оставьте меня, или я скажу Симиджину, чтобы вам отрубили голову.

Он засмеялся и поцокал языком.

— Ай-ай-ай, какая кровожадная маленькая соблазнительница. Неужели жизни одного человека вам на сегодня мало? Хотите иметь и мою кровь на своих руках?

Она развернулась, грудь тяжело вздымалась от гнева.

— Это вы зарезали турка, хотя могли заковать его в кандалы и пытать.

Веселье заплясало в его голубых глазах.

— Какая жалость, что это как-то не пришло мне в голову, когда я боролся за свою жизнь. Знай я, что вы жаждете пыток, я мог бы пощадить его ради такого дела.

Уперев руки в бедра, она просверлила его убийственным взглядом.

— Вы отвратительны!

Его глаза ощупали мягкие изгибы ее тела.

— А вы, мадам, полураздеты. Не стоит ли вам прикрыться — или вы намерены соблазнить меня?

Она развернулась, схватила с кровати подушку и запустила в него. Мягкий снаряд безвредно пролетел мимо головы Торна, когда он ловко уклонился. С пляшущими искрами веселья в глазах он вышел из каюты, и его смех зазвенел через дверь, когда он закрыл ее.

Лицо Бриттани пылало от гнева. Неужели большинство мужчин такие же невыносимые, как Торн Стоддард?

Горячие слезы обожгли глаза, и она упала на кровать, отказываясь смотреть на лужу крови на полу.

Спустя некоторое время Бриттани умылась, завязала волосы и надела платье. Сегодня ночью она будет сидеть с Ахмедом, потому что знает: она все равно не сможет сомкнуть глаз после того, что случилось.

Выражение лица Торна посерьезнело к тому времени, когда он присоединился к Кэппи на палубе.

— Я хочу, чтобы корабль тщательно обыскали от носа до кормы. Надо удостовериться, что на борту нет больше никаких незваных гостей. Если вдруг объявится еще какой-нибудь «безбилетный пассажир», я с тебя шкуру спущу, Кэппи.

— Я лично прослежу за этим, капитан, — заверил его Кэппи. — С маленькой леди все в порядке?

— Полагаю, она как кошка: всегда приземляется на четыре лапы.

— Мне она показалась испуганной.

— Кто ее разберет, так ли это. Может, она сама заманила этого беднягу к себе в каюту и в конечном итоге стала причиной его смерти.

— Вы ведь сами не верите в это, капитан. Тот человек, он намеревался причинить ей вред. Подозреваю, он был послан тем, кто тогда захватил ее.

Торн стоял у поручня. Он не доверял ни одной женщине с тех пор, как его мачеха показала, какой хитрой и коварной может быть женщина. Его правилом было заниматься с ними любовью, но не допускать близко к сердцу. И он никогда не поверит ни одному слову, сказанному женщиной, особенно этой маленькой соблазнительницей, которая терзает его сердце и путает мысли — так что он уже не может думать ни о чем, кроме обладания ею.

Он посмотрел на чернильно-черное небо, ища Полярную звезду. Отыскав, задался вопросом, не такая же и девушка, как эта звезда — холодная и манящая, но бестелесная. Но нет, он чувствовал ее тепло. Она живая — мягкая и желанная.

— А, будь оно все проклято! — выругался он, и Кэппи удивленно взглянул на него.

— Вы что-то сказали, капитан?

— Ничего серьезного, — пробормотал он. — После того как обыщете корабль, иди и поспи. Сегодня я постою у штурвала и подежурю за тебя. Все равно не смогу уснуть.

Кэппи видел, что капитан в странном настроении, и понимал, что это из-за девушки.

— Слушаюсь, капитан. Хотите что-нибудь еще?

— Нет, но поставь человека, которому доверяешь, присматривать за девчонкой.

— Слушаюсь, капитан, — отозвался Кэппи, пряча улыбку.

Торн с минуту постоял молча, прежде чем взять штурвал.

Никогда раньше первый помощник не видел капитана таким озадаченным. Если он не поостережется, то девчонка вывернет его наизнанку. Кэппи усмехнулся. Возможно, эта девушка — именно то, что нужно капитану.


Глава 12 | Побег из гарема | Глава 14