home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Торн услышал звуки музыки и смеха, когда приблизился к деревенской площади. Быстрым шагом он направился к «Каса дель Оро», чувствуя себя несколько глупо из-за своих дурных предчувствий. Нет ничего необычного в том, что турецкое судно было замечено сегодня днем одним из членов его команды, поскольку турки часто бывают в этих водах.

И все же он не мог так легко отмахнуться от опасности, которая, возможно, грозила женщине. В конце концов, турки из-за нее вступили в сражение, так что, вполне возможно, не сдались. Он просто убедится, что она в целости и сохранности в своей комнате, а потом вернется на «Победоносец».

Войдя в таверну, он нашел ее комнату пустой. Служанка сказала ему, что большинство жителей отправились на фиесту на площадь. Возможно, девушка и евнух тоже там.

Теперь, оказавшись здесь, Торн упрекал себя за чрезмерную предосторожность. Женщина великого визиря и без того доставила ему уже достаточно неприятностей. Почему он не может взять и выбросить ее из головы? Он ей не защитник. До сих пор она была просто наказанием и, очевидно, продолжит множить его неприятности, пока он будет чувствовать за нее ответственность.

Поднявшись по лестнице, Торн увидел нескольких мужчин, собравшихся в круг и что-то возбужденно бормочущих. Протиснувшись сквозь толпу, он увидел Ахмеда, лежащего на полу в луже крови. Капитан быстро наклонился над чернокожим евнухом.

— Кто-нибудь послал за доктором? — спросил он.

— Si, senor[2], но мужчина потерял много крови, и сомнительно, что он выживет.

Лицо Торна помрачнело.

— Кто-нибудь видел, как это произошло?

— Я, сеньор, — признался один из мужчин. — Я хозяин «Каса дель Оро», и я видел, как этот бедный человек упал. Несчастная девушка вырывалась изо всех сил, но турки все равно утащили ее.

Охваченный ужасом, Торн схватил мужчину за грудки и дернул на себя.

— Опиши мне девушку. Как она выглядела?

— Не знаю, сеньор. Было слишком темно, я испугался и убежал.

Торн оттолкнул хозяина таверны прочь.

— Как давно это произошло?

— Не очень давно, сеньор. Я не вмешался, потому что посчитал, что один из них может быть мужем женщины или ее отцом.

— Я так не думаю, — не согласился другой, — потому что этот большой человек в странной одежде пытался защитить ее. Он дрался до тех пор, пока уже больше не смог подняться. Если он еще жив, то скоро помрет, это уж точно.

Торн вперил взгляд в трактирщика.

— В какую сторону они пошли?

Мужчина указал на запад.

— Они пошли туда, сеньор. Я понял, что это моряки. — Он взглянул на Торна. — Как вы.

Торн сунул несколько монет в руку трактирщика.

— Я капитан Торн Стоддард. Проследите, чтобы об этом человеке позаботились как можно лучше, и отправьте кого-нибудь на судно «Победоносец». Сообщите моим людям о том, что здесь произошло, и скажите им, что я пытаюсь отыскать женщину.

— Те люди очень опасны, сеньор, — предостерег трактирщик. — Не лучше ли было бы позволить властям найти женщину?

В глазах Торна появился опасный блеск. Женщина находилась под его защитой, теперь он это твердо знал. Перескакивая через две ступеньки, он сбежал по черной лестнице. Его долг — вернуть ее.

Музыка постепенно стихала вдали, когда Торн быстро удалялся от деревенской площади. Он обозвал себя дураком. Какого черта он гонится за людьми, избавившими его от женщины, которая была для него не иначе как докукой? Проклятие, ведь он даже не знает ее имени! Но не дай Бог, если кто-то увезет ее назад в Турцию и передаст в руки этого безумца Селима. Как этому помешать?

Он похлопал по нагрудному карману и понял, что у него с собой даже нет пистолета.

Челюсти его были решительно сжаты, когда он стремительно шагал в темноте ночи. Он выяснит, отвели ли ее на турецкий корабль. Если обнаружит, где она, то приведет с собой несколько своих людей, чтобы помогли освободить ее.

Торн резко остановился, когда заметил какой-то мерцающий свет впереди, на доках. Он стал продвигаться дальше с осторожностью и не успел сообразить, что происходит, как его окружили турки, на мгновение ослепив своими фонарями. Он так и не увидел, кто ударил его, но почувствовал, как боль взорвалась в голове, и повалился вперед, погружаясь в мир забвения.

Угнетающая темнота царила в маленькой камере, куда поместили Бриттани ее похитители. От покачивания корабля ее тошнило. И она не имела представления о времени. Девушка плакала до тех пор, пока уже больше не осталось слез. Теперь единственное, что она могла делать, — это дрожать от холода и страха, надеясь, что какое-то шуршание, которое ей послышалось в углу камеры, издают не крысы.

Услышав, как дверь камеры открылась, и, увидев свет фонаря, она прижалась спиной к мокрой стене, боясь, что это пришли за ней.

Она услышала приглушенный звук, потом увидела, как двое мужчин швырнули кого-то на пол. Не успели ее глаза привыкнуть к свету, как мужчины ушли, унося фонарь с собой, и камера снова погрузилась в полнейшую тьму. Она подождала, пока не раздался скрежет ключа в замке, и только потом поползла вперед, чтобы посмотреть, не Ахмед ли это разделил ее печальную участь.

В непроглядной тьме она осторожно продвигалась на ощупь, страшась того, что может найти. Похоже, человек был без сознания. Она дотронулась до его лица и быстро отдернула руку. Это не Ахмед — но кто же тогда? Ахмед, должно быть, тяжело ранен, иначе наверняка был бы заперт здесь, с ней.

Бриттани отодвинулась назад к стене, дрожа от страха. Если б она так не настаивала на том, чтобы сойти на берег, то сейчас была бы в безопасности на борту «Победоносца».

Она обняла себя руками, пытаясь согреться. Странно, подумала она, что здесь, в трюме этого корабля, так холодно, когда день был необычайно жарким.

Послышался тихий стон, и Бриттани напряглась. Второй пленник приходит в себя!

— Где это я, черт побери? — прозвучал знакомый голос капитана Торна Стоддарда.

Не задумываясь, как могло случиться, что он тоже оказался пленником вместе с ней, Бриттани поспешила к нему, шаря в темноте, пока не нашла его руку.

— Вы пришли мне на помощь, — сказала она с облегчением в голосе, потом заговорила быстрее: — Я была до смерти напугана и совершенно уверена, что никто никогда меня не найдет. Здесь холодно и темно, и, я думаю, есть крысы.

Торн сел и потрогал голову, застонав, когда обнаружил на ней приличную шишку, до которой было больно дотронуться.

— Не думаю, что меня можно считать вашим спасителем, мадам. В данный момент я такой же пленник, как и вы.

— Да, — вздохнула она. — Боюсь, мы попали в руки Кайнарджи, адмирала султана Селима.

— Так я и думал.

— Я очень сожалею, что вы оказались втянутым в это из-за меня, капитан Стоддард.

Он поморщился от боли и попытался выпрямиться.

— Вот как?

— Конечно. — Она протянула к нему руку. — Вы ранены?

— Нет, но ранена моя гордость, — признался он. — Я сам пришел в руки этих дьяволов, как баран, которого ведут на бойню. Сомневаюсь, что когда-либо добыча шла к ним с большей готовностью.

Бриттани поежилась.

— Что же теперь с нами будет, капитан Стоддард? Он протянул руку и неуклюже потрепал ее по плечу.

— Терзания не помогут. Вряд ли в этой камере есть окна.

— Нет, только дверь, — рассеянно отозвалась она. Он поднялся и потянул ее за собой.

— В данный момент единственное, что мы можем, — это ждать.

Почувствовав, что она дрожит, он заговорил ободряюще:

— Мы выберемся. Я бывал в передрягах и похуже. Бриттани тоже хотелось надеяться, что они спасутся.

Капитан Торн Стоддард вселял в нее уверенность, что все не так уж безнадежно.

И снова Торн почувствовал, что девушка дрожит.

— Вы замерзли.

Британии ощутила, как по телу распространилось тепло, когда он надел ей на плечи свой китель, который был все еще теплым от жара его тела.

Торн опустился на пол, опершись спиной о стену.

— Завтра голова у меня будет раскалываться, — пробормотал он.

Бриттани села с ним рядом, смело протянула руку, чтобы потрогать его лоб, и обнаружила, что он липкий от крови.

— Вы ранены.

— Пустяки, не стоит волноваться, — отозвался он, отводя ее руку.

С твердой решимостью Бриттани оторвала полоску от своей нижней юбки и обмотала ему голову. Потом они долго сидели, слушая, как скрипят мачты и чувствуя покачивание корабля на неугомонных волнах.

Наконец Торн заговорил, понимая, что должен подготовить ее к тому, что их ждет.

— Мадам, вам придется быть очень мужественной. Как вы думаете, сможете?

— Я постараюсь…

— И сделаете в точности, как я вам скажу?

— Да.

— Хорошо. А сейчас будет лучше, если вы немного, поспите, Я нисколько не удивлюсь, если моя команда придет нам на выручку еще до рассвета.

— Вы действительно верите в это, капитан?

Он не мог лишить ее надежды.

— Конечно. К этому времени они, скорее всего, хватились меня. Вы же знаете, какой изобретательный парень Кэппи.

— Не следует ли нам предпринять что-то уже сейчас?

— Сомневаюсь, что до наступления рассвета представится какая-нибудь возможность для побега.

— А если адмирал прикажет выйти в море?

— Он не рискнет поднять паруса в этих водах ночью, потому что они слишком опасны для навигации. — Торн притянул ее голову к себе на плечо. — Поспите немного.

— Полагаю, вы правы, но мне не хочется спать.

— Вы умеете плавать?

— Да, и очень хорошо, капитан Стоддард.

Он почувствовал, как она придвинулась ближе к нему, и до него дошло, что она дрожит от страха. Защитным жестом он обнял ее и притянул к себе.

Она устало вздохнула, испытывая благодарность за его попытки успокоить ее. Бриттани и в самом деле стало легче. Теперь она понимала, почему он вселяет уверенность в свою команду, ибо испытывала то же самое. Торн — очень сильная личность. Она чувствовала, что нет такой задачи, которую этот отважный моряк не смог бы выполнить. Разве не выиграл он морское сражение, когда шансы были один против четырех?

Глаза ее медленно закрылись, и она зевнула.

— Я хорошо плаваю и неплохо умею пользоваться ятаганом.

Он улыбнулся, попытавшись представить, как изящные, маленькие ручки размахивают большим мечом.

— Рад слышать. Если б только он у нас был.

— Симиджину нравилось обучать меня биться на мечах. Он так гордился моими успехами.

Торн слегка отодвинулся от нее, когда она упомянула своего любовника, господина Симиджина.

— Нам обоим может понадобиться все наше мастерство, чтобы выбраться отсюда.

— Но пока я очень устала, — пробормотала она.

Он снова притянул ее в свои объятия, вдыхая сладкий запах волос.

— У вас был тяжелый день. Отдохните, а я пока покараулю.

— Да, — согласилась она. — Я вздремну, если вы не возражаете.

Торн держал девушку в своих объятиях, чувствуя, что, по-видимому, неправильно судил о ней. Она ведет себя необычайно храбро, хотя, должно быть, смертельно боится султана, если пошла на такие крайние меры, чтобы сбежать из Турции.

Он слышал ее легкое дыхание и внезапно ощутил всепоглощающий порыв защитить ее. Ведь их судьбы непостижимым образом переплелись. То, что его ждет смерть в руках турков, — это несомненно, но то, что ждет эту женщину, может быть гораздо хуже. Их шансы невероятно малы, но, с другой стороны, сказал он себе, кто не рискует, тот не выигрывает.

Сам того не сознавая, он нашел ее руку. Длинные тонкие пальцы были холодными, и он сжал их, чтобы согреть. Наконец он подвинул ее так, чтобы она лежала у него на коленях. Она пошевелилась, и он мягко заговорил с ней:

— Спите, спите. Со мной вы в безопасности.

Она повернула голову на его широкой груди, чувствуя, как тепло проникает во все тело.

Торн тоже не собирался засыпать, но заснул. Спал, как всегда, чутко и вдруг резко пробудился от звука неистового вопля, по которому сразу же узнал Кэппи Хэмиша. Помощь пришла скорее, чем он ожидал. Он потряс женщину.

— Проснитесь, мадам!

Вначале Бриттани никак не могла стряхнуть с себя сонный дурман, державший ее в плену, а Торн уже поднимал ее на ноги. В подвале было по-прежнему темно, и она цеплялась за его руку.

— Что случилось, капитан? Мы вышли в море?

— Ш-ш, слушайте.

Вначале она слышала лишь скрип корабля, но потом стала различать звуки сражения на палубе. До нее донесся звон скрестившихся сабель, за которым последовали крики удивления, а потом боли.

Вскоре пляшущее пламя фонаря осветило темные тени, они услышали позвякивание ключей, и дверь распахнулась.

Бриттани ахнула, увидев второго помощника, похожего на ангела мщения, с пистолетом, нацеленным на турка, которого держал железной хваткой. Кэппи улыбнулся капитану и Бриттани.

— Дело было так, сэр: когда вы не вернулись, мы пришли к выводу, что вы в беде, поэтому я и еще несколько парней решили пойти и подсобить вам.

— Кэппи, старый ты морской волк! — воскликнул Торн, потянув Бриттани вперед. — Никогда не думал, что придет день, когда я буду так рад видеть твою физиономию!

Еще трое моряков появились позади Кэппи, и все трое заулыбались при виде Торна.

— Надо побыстрее уходить, капитан, — сказал Кэппи. — Турки оставили только малую часть команды на борту, но, бьюсь об заклад, остальные скоро явятся, поскольку до рассвета осталось не больше часа.

— Да, ты прав, — согласился Торн.

— Одну минуту, капитан, — сказал Кэппи, повернув своего пленника и сильно стукнув его рукояткой пистолета по голове. Когда мужчина повалился на пол, он лишь усмехнулся. — Ну что, пошли? Лодка ждет.

Торн вытащил Бриттани в тускло освещенный коридор, и все они быстро поднялись на палубу. Пришлось перешагивать через несколько неподвижных тел, но ни один из этих людей не был с «Победоносца». Очевидно, турки снова недооценили их.

Торн порадовался, что на небе нет луны, когда они уходили под покровом темноты. Когда они добрались до поручней, он взял Бриттани на руки и ловко перелез на другую сторону, спрыгнув в покачивающуюся внизу лодку. Остальные тоже запрыгнули, и маленькое суденышко устремилось вперед.

Для Бриттани все события вечера и ночи происходили так стремительно, что ей казалось, будто все это происходит во сне. Она сидела, дрожа, на корме лодки, все еще кутаясь в китель капитана Стоддарда.

— Как Ахмед? — спросила она встревоженно. — Кто-нибудь видел его?

Некоторые из моряков удивились, что турчанка говорит по-английски.

— Да, мадам, — наконец ответил Кэппи. — Его раны очень глубокие. Но его перенесли на «Победоносец», где корабельный хирург, доктор Ратледж, занимается им.

Бриттани погрузилась в молчание, отчаянно надеясь, что Ахмед выживет. Он такой сильный и вел себя как настоящий герой, защищая ее, — не может же он теперь умереть!

Взгляд Бриттани устремился к капитану. Было все еще темно, поэтому его фигура слабо вырисовывалась на фоне неба.

— Капитан Стоддард, как я могу отблагодарить вас и ваших людей за то, что вы сделали для нас с Ахмедом?

Торн нахмурился, снова подумав, что неправильно судил о ней. Этой ночью она, несомненно, вела себя достойно. Он ответил как можно мягче:

— Все это включено в стоимость проезда, мадам.

— Боюсь, наша сделка не принесла вам ничего, кроме неприятностей, капитан. Денег, уплаченных за проезд, отнюдь не достаточно, чтобы заплатить за те опасности, которым вы подверглись из-за меня.

— По поводу этого не волнуйтесь, мадам, я представлю детальный счет господину Симиджину, вашему супругу… — Он помолчал. — Нет, полагаю, господин Симиджин вам не супруг, поскольку вы его наложница.

Бриттани не стала исправлять неверное предположение капитана, но ей очень не нравилось, что он считает ее одной из женщин гарема.

— Да, Симиджин заплатит вам, — отозвалась она, вдруг почувствовав острую тоску по дому, по матери и отчиму.

— Не думайте об этом, мадам. Ваш раб — вот кто пострадал больше всех.

— Да, — сказала она. — Я боюсь за него, капитан.


Глава 10 | Побег из гарема | Глава 12