home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Люди талисмана

ГЛАВА 1

В течение долгих часов холодной марсианской ночи он ни разу не пошевелился и не заговорил. Накануне, еще в сумерках, Эрих Джон Старк принес этого марсианина в разрушенную башню и положил его, завернутого в одеяло, на снег. Из сухого лишайника он развел костер, и с тех пор двое мужчин ждали, затерянные среди огромной равнины, что опоясывала северный полюс Марса.Теперь, перед рассветом, марсианин по имени Камар заговорил:

— Старк.

— Да.

— Я умираю.

— Да.

— Я не вижу Кушата.

— Нет.

Камар кивнул и снова умолк.

Подул ледяной северный ветер, но полуразрушенные стены преградили ему путь — мрачные, огромные, похожие на гранитные утесы. Если бы не Камар, Старк не подошел бы к ним и на пушечный выстрел. Что–то в них было не так: здесь ощущалось нечто дьявольское и полузабытое.

Высокий землянин посмотрел на марсианина. Лицо Камара было очень печально.

— Человек хочет умереть у себя дома, — коротко бросил он.

— Мне очень жаль тебя.

— Хозяин тишины всемогущ, — ответил Камар. — Он не назначает встреч. Нет. Я не для этого вернулся в Северные земли, — черты лица марсианина исказились душевной мукой. — Но я не вижу Кушата.

Пользуясь высшим марсианским языком почти так же свободно, как и Камар, Старк спокойно ответил:

— Мне известно, что на душе моего брата лежит груз более тяжелый, чем гнет смерти.

Подавшись вперед, он положил свою большую ладонь на плечо марсианина.

— Мой брат отдал свою жизнь за мою. А теперь я, если смогу, возьму его груз на свои плечи.

Он не желал груза Камара, каким бы он ни был, но марсианин дрался с ним плечом к плечу на юге во время долгой партизанской кампании среди племен у границы Сухих Земель. Он был хорошим человеком и в конце концов принял пулю, предназначенную Старку, сделав это сознательно. Они были друзьями.

Вот почему Старк принес Камара в этот суровый край, пытаясь добраться до города, где тот родился. Марсианин был чем–то взволнован и боялся умереть раньше, чем они достигнут Кушата. Теперь времени у него не оставалось.

— На мне грех, Старк, — тихо произнес марсианин. — Я украл священную вещь.

— Какую вещь? — склонился над ним Старк.

— Ты пришел извне и тебе ничего неизвестно о Ване Круачо и о талисмане, который он оставил, когда навсегда ушел за Врата Смерти. Я был рожден и взращен в Воровском Квартале за стеной, — Камар отбросил одеяло и сел. Голос его окреп. — Я гордился своим умением, а талисман был вызовом. Он был столь ценным, что со времен Вана Круачо вряд ли кому удалось к нему прикоснуться. Все это происходило в те дни, когда люди еще чувствовали тягу к подобным вещам перед тем, как забыть богов.

«Берегите Врата Смерти, — сказал он, — это охрана городами всегда храните талисман, ибо может прийти день, когда вам понадобится его сила. Ни один враг не сможет проникнуть в Кушат, пока талисман остается в нем».

Но я был вором и был тщеславен — я украл талисман.

Рука Камара двинулась к поношенному поясу, он пытался нащупать выступ на нем, но пальцы плохо повиновались ему.

— Возьми его, Старк. Нажми здесь, с левой стороны, где выгравирована голова животного.

Старк взял у Камара пояс и нажал скрытую пружину. Круглая крышка отскочила, и внутри стал виден какой то предмет, завернутый в лоскут шелка.

— Мне пришлось уйти из Кушата, — прошептал Камар, — я не мог рассчитывать на возвращение. Но это была не слишком высокая плата за то, что я получил.

Со смешанным чувством благоговения, гордости и раскаяния он смотрел, как Старк разворачивает лоскут.

Большую часть сказанного всерьез Старк не воспринял, но все равно ожидал зрелища более внушительного, чем–то, что предстало его взору.

Это был кристалл дюйма четыре в окружности, тщательно обработанный. И все же это был лишь кусочек хрусталя.

Старк повертел его, нахмурившись. Кристалл был не простым. Он являл собой сплетение многих фасеток, сплетение невероятно сложное. Слишком сложное для того уровня техники, который должен был существовать при Ване Круачо. Старк обнаружил, что кристаллик, если долго на него смотреть, обладает гипнотическим действием.

— Как им пользоваться? — спросил он у Камара.

— Мы — как дети. Мы забыли, что в нем заключена большая сила. Ты увидишь, Старк. Некоторые верят, что если бы Кушату угрожала опасность, камень бы вырвал Вана Круачо из Врат Смерти, и он снова возглавил бы нас.

— Люди редко возвращаются с той стороны Врат Смерти, как бы нужны они ни были, — сухо проговорил Старк. Может, у вас в Кушате эти слова имеют другое значение?

— Так называется проход, что открывается за Кушатом в темных горах. Город стоит перед ним, как охрана. Ни один человек не помнит, почему. Знают только, что это — великая тайна.

Во взгляде, устремленном на талисман, смешались гордость и боль.

— Ты хочешь, чтобы я отнес его в Кушат? — спросил Старк.

— Да! Да! — воскликнул марсианин. Но потом его взгляд омрачился, и он покачал головой. — Нет. На севере нет дорог для чужих. Со мной ты был бы в безопасности, а один… Нет, Старк. Ты и так подвергался риску. Лучше уходи с Северных Земель, пока еще можно.

Он снова лег на одеяло, и Старк увидел, что на его запавших висках появились голубоватые тени.

— Камар, — позвал он марсианина, — Камар, иди в мир. Я отнесу талисман в Кушат.

Марсианин вздохнул, улыбнулся, а Старк почувствовал радость от того, что пообещал ему это.

— Наездники Мекха — волки, — внезапно сказал Камар. — Они охотятся в этих ущельях. Будь осторожен.

Знание Старком географии этой части Марса было довольно смутным, но все таки ему было известно, что горные долины лежат дальше к северу, между тем местом, где они сейчас находятся, и Кушатом. Камар рассказывал ему о горных войнах, и Старк был полон желания выполнить совет марсианина об осторожности.

Камар не мог больше говорить, и Старк понял, что ждать ему осталось недолго. Голос ветра напоминал звуки громадного органа. Луна скрылась, и в башне было очень темно, лишь слабо светился снег.

Старк взглянул на мрачные стены и содрогнулся. В воздухе уже витал запах смерти.

Отгоняя от себя мрачные мысли, он наклонился к огню и принялся изучать кристалл. Орнамент представлял собой ряд символов. Странный орнамент для короля варваров, жившего на заре развития Марса. Отблески огня играли на внутренних фасетках. Казалось, кристаллик вбирает в себя свет. Потом он запылал белым дьявольским огнем и как будто ожил.

Старка захлестнула волна непонятного древнего ужаса, он отбросил кристалл прочь. Та часть его души, которая с болью познала путь цивилизации, заставила его сесть и обдумать, что делать с кристаллом, в то время как другая часть жаждала зашвырнуть кристалл в снег как можно дальше.

Талисман! Обещание давным–давно умершего короля о безопасности города. Кусок кристалла, украшенный легендой и мифической верой, — вот и все, что он собой представляет. Свет костра, смешанный с бредом Камара и приближением смерти, повлияли на его воображение. Всего лишь кусок кристалла…

И все же он все ярче разгорался в его руке, теплый и живой. Он приковывал к себе внимание и завораживал. Ветер бормотал в каменной впадине, и скоро Старку стало казаться, что он слышит голоса, очень слабые и отдаленные, вкрадчиво и незаметно проникающие в его сознание. Старк вздрогнул, охваченный суеверным страхом, и поднял голову. Он вслушивался и вслушивался в тишину, но смог уловить лишь вой ветра, сухой шорох снега и слабое дыхание Камара.

Старк посмотрел на кристалл, заставляя себя не отводить взгляд, но при этом он отвернулся от костра, загораживая его от света.

— Воображение, — сказал он себе. — В подобном месте можно что угодно услышать и увидеть.

Но кристалл продолжал пылать, как будто теперь, когда свет от костра стал недосягаемым для него, он питался теплом рук человека. Внутреннее свечение фасеток приковывало внимание Старка к темным глубинам, что тянулись где–то вне пространства и, возможно, вне времени.

Тихие голоса заговорили снова — зовущие звуки из неправдоподобного далека, за миллион миль отсюда, такого далека, что ни одно ухо не должно было слышать их.

Но Старк слышал. И на этот раз он слушал их достаточно долго, чтобы кое что о них узнать, а когда это случилось, он закричал и отшвырнул кристалл от себя. Отшвырнул в животном страхе, потому что понял внезапно; откуда бы ни шел этот голос, как бы ни был связан он с Кушатом, принадлежать человеческому существу он не мог.

Кристалл упал в снег у дверного проема и исчез в нем без звука. Старк поднялся, дрожа всем телом и ругая себя за глупость. Голоса снова исчезли, и он пытался поймать их, убеждая себя при этом, что они были порождением его сверхчувствительности, стремлением найти что то дьявольское во всем этом… Примитивный абориген был в нем все еще силен. Распознавая в себе эти черты, он часто считал их проклятием и лишь иногда благословением. Обнаженный мальчик, который бегал с Тиком среди острых скал на краю Темной Земли, все еще продолжал трюки с Эрихом Джоном Старком.

Он стоял неподвижно, вслушиваясь в вой ветра, шелест снега, дыхание Камара.

Но дыхание Камара замерло.

Старк приблизился к нему и опустился перед ним на колени, страстно желая взять назад свое обещание, и понимая, что сделать это уже невозможно. Он сложил руки Камара на груди в ритуальном жесте и накрыл его лицо краем плаща.

Поднявшись, он сделал над Камаром прощальный жест и пошел к тому месту, куда бросил талисман. Встав на колени, Старк принялся разгребать снег, но одно из животных, привязанное к стене с внешней стороны башни, пробудилось и зашипело. Застыв, он услышал ответный крик другого.

Работая с отчаянной поспешностью, Старк выкопал дыру и почувствовал гладкую поверхность талисмана. Вытащив его, он уложил кристалл в пояс, разыскал фляжку около костра и сделал из нее большой глоток.

Потом он принялся ждать.

Они подходили, осторожно ступая, мускулистые горные животные, изящно двигаясь среди обломков и руин. Всадники, высокие мужчины с полными ярости глазами и красновато коричневыми волосами, не проронили ни звука. На них были кожаные плащи, в руках прямые длинные копья.

Их силуэты маячили вокруг башни, и их было много. Старк и не подумал доставать пистолет. Еще очень юным он понял разницу между отвагой и идиотизмом.

Он пошел им навстречу, двигаясь медленно, чтобы ни один из них не метнул в него копье, но и не так, чтобы выказать страх. В знак приветствия он поднял правую руку. Всадники не ответили ему. Они сидели на животных и смотрели на него. Старк понял, что Камар говорил правду.

Это были наездники Мекха, и они были волками!

ГЛАВА 2

Старк ждал, пока они устанут от собственного молчания, и наконец один из них требовательно спросил:

— Из какого ты края?

— Я зовусь Н'Чака, человек без племени, — ответил Старк.

Такое имя дали ему его воспитатели — аборигены, подобравшие его, осиротевшего после землетрясения, разрушившего общину, которая была его домом. Люди, которые вырастили его среди яркого света, грома и горьких туманов Тусклого Пояса Меркурия. Это имя казалось Старку его настоящим именем.

— Чужой, — сказал главарь и улыбнулся. Он указал на тело Камара. — Ты убил его?

— Он был моим другом. Я вел его домой, чтобы он мог умереть там.

Двое всадников спешились и осмотрели тело. Потом один из них обратился к главарю:

— Он был из Кушата, если я только понимаю в племенах, Тхорд! И он не ограблен, — он тут же постарался исправить это упущение. — Чужой, — снова заговорил главарь, — направлялся в Кушат с человеком из Кушата. Что ж, чужестранец, я думаю, ты пойдешь с нами.

Старк пожал плечами и, поскольку копья были направлены на него, не стал возражать, когда высокий Тхорд отобрал у него все, кроме одежды и пояса.

Пистолет Старка Тхорд с презрением швырнул в снег.

Один из людей привел животных Старка и Камара, и землянин взобрался на свое животное, преодолевая его яростное сопротивление, так как оно не любило запаха Старка.

Они двинулись от защитных стен в неприкрытую ярость ветра.

Всю оставшуюся ночь, следующие день и ночь они скакали к востоку, останавливаясь только для того, чтобы дать отдохнуть животным и съесть немного вяленого мяса. Старк, ехавший пленником среди них, с полной силой осознавал, что это Северная страна, на полмира удаленная от Марса, космических кораблей и гостей с других планет.

Будущее так и не коснулось этих диких гор и суровых равнин. Их не коснулось даже настоящее. Прошлое крепко держало их в своих руках.

Далеко к северу над линией горизонта сверкала над бледным небом глыба полярного льда, а ночью холодный свет отражался в ней цветными сполохами. Ледяной, никогда не утихающий ветер все мел и мел по горным ущельям и равнинам. То здесь, то там поднимался столб или загадочная башня, чья история была неизвестна, а цель появления оставалась загадкой. Люди Мекха ничего не могли рассказать о них Старку, хотя, казалось, стремились избегать их.

Тхорд ни слова не сказал Старку о том, куда его везут и почему, а Старк не стал интересоваться этим. Это было бы проявлением страха с его стороны. Поскольку ничего другого ему не оставалось, он запасся терпением пойманного животного и ждал. Но временами становилось особенно трудно. Он чувствовал себя очень неуютно в поясе Камара. Он не переставал думать о талисмане и гадал, какая часть странностей кристалла была подсказана его воображением, а какая была на самом деле. Ему сейчас хотелось только одного: быстрее добраться до Кушата и избавиться от этой вещи.

Он ругал Тхорда и наездников про себя, но яростно.

В середине второго дня они въехали в ущелье, заметенное снегом. Под ним лежала узкая долина. Посмотрев вниз, Старк обнаружил, что в долине, насколько хватает взгляда, снуют люди и животные, горят костры. Людей было несколько тысяч. Разбившись на группы, они устроили себе лагеря под скалами. Голоса их сливались в прозрачном воздухе в сплошной гул. Армия, собирающаяся перед началом оттепели — Старк улыбнулся. Интересно бы встретиться с предводителем всей этой армады.

Они спустились вниз по узкой каменной гряде. Внезапно ветер утих: путь ему преградили каменные стены равнины. Отряд поехал вдоль лагеря.

Снег здесь уже подтаял и смешался с землей. Женщин в лагере видно не было, не было и следов той веселой толпы, что обычно следует за армией варваров.

Здесь были только мужчины, — жители гор и воины убийцы, у которых не дрогнет рука, не помышляющие ни о чем, кроме битвы.

Они выходили из укрытий и приветствовали Тхорда и его людей, смотрели на незнакомца. Тхорд был доволен тем, что его так встречают и даже покраснел от сознания собственной значимости.

— У меня нет для вас времени! — крикнул он. Мне надо поговорить с вождем Сиараном!

Старк следовал за ними с каменным лицом. Время от времени он заставлял свое животное делать кульбит и внутренне смеялся этому.

Наконец Тхорд спешился и кивком головы предложил Старку сделать то же самое. Объявляя о своем прибытии, он постучал рукоятью сабли по щиту.

— Вождь Сиаран! Это Тхорд с пленником!

Голос, монотонный и приглушенный, ответил ему из убежища, расположенного чуть поодаль и отличающегося от других размерами. Возле входа было воткнуто в снег копье, и с него свисало черное полотнище с серебряной полосой, светящейся в темноте. Рядом стоял щит, охраны не было.

— Входи, Тхорд! — сказал голос.

Тот отодвинул занавеску и вошел. Старк двинулся за ним. Тусклый свет не проникал в помещение. Кольцо света от пылающего факела. Каменный пол устлан шкурами, такими потертыми, что в некоторых местах меха не было вообще. Из мебели стояли стул и стол, тоже потемневшие от времени и употребления. В одном из дальних углов — куча шкур с накинутым на них ковром.

На стуле сидел человек.

В коварном свете факела он казался очень высоким. Его худое тело было облачено в кольчугу, под которой была видна кожаная туника, выкрашенная в тот же черный цвет, что и кольчуга. На коленях человека лежал огромный топор, но руки его держали оружие так, будто это была игрушка, которая ему нравилась.

Голову и лицо его покрывало приспособление, известное Старку лишь по картинкам. Это была военная маска королей Внутренних Территорий Марса. Сделанная из черной сверкающей стали с прорезями для глаз и рта, она превращала человека в совершенно дьявольское существо.

На макушке и затылке от нее отходили тонкие витые металлические прутья, похожие на распростертые крылья.

Внимание Старка было приковано к маске, а не к Тхорду. Из под маски снова послышался глухой голос:

— Итак?

— Мы охотились в ущельях на юге. — сказал Тхорд. — Мы увидели огонь. — и он рассказал о том, как они нашли незнакомца и тело человека из Кушата.

— Кушат! — тихо сказал Сиаран. — Так, и для чего, незнакомец, ты ехал туда?

— Меня зовут Эрих Джон Старк. Я землянин с Меркурия. — Он устал от того, что вся эта история затянулась и, кроме того его раздражала маска. — Но почему бы мне не ехать в Кушат? Что, это нарушает какой то закон? Человек не может проехать туда спокойно и без допроса? Причем здесь люди Мекха? Они не имеют с этим городом ничего общего.

Тхорд слушал его, затаив дыхание.

Руки человека застыли на топоре. Это были нежные руки, гладкие и тонкие, они казались слишком хрупкими для топора, который лежал на коленях вождя.

— Наше дело то, что мы считаем своим делом, Эрих Джон Старк, — голос был странно мягким. — Я задал тебе вопрос: почему ты едешь в Кушат?

— Потому, — с той же сдержанностью ответил Старк, — что мой друг хотел умереть дома.

— Странно отправляться за смертью в столь долгий путь, — черная маска подалась вперед, как бы охваченная какой то мыслью. — Лишь приговоренные или изгнанные оставляют свои города. Почему твой друг ушел из Кушата?

Внезапно из кучи шкур внизу послышался голос. Голос хриплый и глубокий, отмеченный то ли возрастом, то ли безумием.

— За все эти годы лишь трое, не считая меня, Отара, покинули Кушат. Один из них утонул во время наводнения, другой попал зимой в движущиеся льды и погиб, а третий остался в живых. Это вор по имени Камар, укравший талисман.

— Моего друга звали Граши, — ответил Старк.

Пояс Камара висел на нем тяжелым грузом, а железная коробка огнем жгла кожу. Теперь он начал испытывать страх.

Не обращая внимания на Старка, снова заговорил вождь:

— Это был священный талисман Кушата. Город без него подобен человеку без души.

«Как завеса Таним для Картага», — подумал Старк, вспоминая судьбу города после того, как завеса была украдена.

— Знать боялась собственного народа, — сказал вождь, — она не осмелилась сказать ему, что талисман исчез, но нам известно об этом.

— И вы нападете на Кушат? — спросил Старк. — Нападете до оттепели, когда вас меньше всего ожидают?

— У тебя острый ум, незнакомец. Да, но даже в этом случае Великую Стену нелегко будет преодолеть. Если бы я пришел туда с талисманом Вана Круача в руке…

Он не закончил фразы и повернулся к Тхорду.

— Что ты нашел, когда обыскал тело мертвого человека?

— Ничего особенного, вождь. Несколько монет и нож. Все едва стоило того, чтобы брать.

— А ты, Эрих Джон Старк? Что взял с тела ты?

— Ничего, — твердо ответил Старк.

— Тхорд, — обратился к варвару вождь. — Обыщи его.

Улыбаясь, Тхорд приблизился к Старку и распахнул на нем куртку.

Землянин устремился вперед с поразительной быстротой. Ребром широкой ладони он ударил Тхорда по шее и прежде, чем его колени успели подогнуться, ухитрился схватить Тхорда за руки. Потом он мягко опустил тело варвара на пол.

Старк выпрямился. Глаза его сверкали.

— Этот человек уже один раз обобрал меня. Хватит!

Он слышал топот людей Тхорда. Трое пытались одновременно проникнуть в помещение, и в руках одного было копье. Старк вышиб его из рук нападающего, перехватил копье и некоторое время молча работал Люди талисмана толстым концом оружия, не слыша никаких других звуков, кроме стука дерева о кость. Очистив дверной проем, он с презрением швырнул копье вслед полумертвым варварам.

— А теперь, — сказал он вождю, — может, мы поговорим как мужчины?

Человек в маске рассмеялся, и смех его казался смехом человека, получившего искреннее удовольствие. Он под прикрытием маски изучал лицо Старка, потом перевел взгляд на мрачного Тхорда, поднимавшегося с пола.

— Уходи, — сказал ему вождь. — Мы будем разговаривать с незнакомцем.

Тхорд вытащил саблю, он был полон желания пустить ее в ход.

— Но, вождь… это небезопасно…

— Моя черная подруга позаботится обо мне, — сказал Сиаран, похлопав по лежащему на коленях топору. — Я сделаю это лучше, чем ты. Уходи!

Тхорд вышел.

Человек в броне молчал, повернув маску к Старку, смотревшему на нее не отрываясь и тоже молчавшему. В это время узел тряпья у стены медленно выпрямился и превратился в высокого старика с косматыми волосами и бородой, сквозь которые просвечивали кости, туго обтянутые желтой кожей. Глаза его, похожие на точки огня, горели, подогреваемые внутренним пламенем.

Он приблизился и клубком свернулся у ног Сиарана, наблюдая за землянином. Человек в броне подался вперед.

— Я скажу тебе кое что, Эрих Джон Старк. Я — незаконнорожденный, но в жилах моих течет королевская кровь. Я вынужден был добывать себе имя и положение собственными руками, но я подниму их высоко, и имя мое прогремит по всей Северной Земле. Я возьму Кушат. Тот, кто овладеет Кушатом, овладеет властью и богатством, что лежит за Вратами Смерти.

Сиаран помолчал, как бы погрузившись в мечты, потом добавил:

— Ван Круачо вышел из ниоткуда и сделал себя полубогом. Я поступлю также.

Старик издал кудахтающий звук:

— Я сказал им в Кушате, я сказал им, что пришла пора подняться и вернуть свою силу. Когда у них еще был талисман, они легко могли это сделать. Сейчас город умирает, и я сказал им, что есть шанс выжить, но они были полны презрения. Они только посмеялись и заковали меня! Теперь они будут смеяться по другому. Ха! Как они будут смеяться!

А Скаран сказал:

— Теперь город оголен, и я возьму его. С талисманом или без него, выйду за Врата Смерти, и тогда посмотрим, что там может быть.

Он снова замолчал, устремив на Старка взгляд из под черной каски.

— Поедем со мной, — бросил он. — достань талисман, если ты действительно способен это сделать, и стань моей защитой. Никому другому я не предлагал такой чести, — Почему ты выбрал меня? — медленно спросил Старк.

— Мы одной крови, Старк, хотя ты и чужеземец.

Холодные глаза Старка сузились.

— А что скажут на это твои красные волки? Что скажет Отар? Взгляни на него, он и так уже окаменел от ревности и со страхом ждет моего согласия.

— Не думаю, чтобы ты их боялся.

— Наоборот. Я человек благоразумный и настолько, что не заключаю ни одной сделки ни с одним человеком, пока я не загляну ему в глаза. Сними свой шлем, Сиаран. Потом, возможно, мы и поговорим.

— Нет, — прошептал вождь. — Этого я никогда не смогу сделать.

Отар поднялся в полный рост, и Старк впервые ощутил, какая сила кроется в теле этого старика.

— Ты хочешь посмотреть в лицо уничтожению? — загремел его голос. — Ты просишь смерти? Неужели ни думаешь, что если лицо скрыто под маской, то этому нет причины, и ты можешь требовать убрать ее?

Он оглянулся.

— Мой господин, — сказал он, — завтра к нам подойдет последний клан, и мы сможем выступить, как было задумано, но я считаю, что этот человек лжет. Он может знать, где талисман! Отдай его Тхорду на оставшееся время!

Слепая черная маска была неподвижна, но Старку показалось, что из за нее послышался вздох.

— Потом…

— Тхорд! — воскликнул вождь и поднял топор.

ГЛАВА 3

Пламя костра высоко поднималось в защищенной от ветра долине. Вокруг сгрудились воины. Дикие наездники горных долин Мекха походили на волков, что дрожа пожирают глазами умирающую добычу. Взгляд их был хищным, зубы время от времени оскаливались в молчаливой усмешке.

— Он силен, — шептали они друг другу.

— Он наверняка переживет эту ночь.

На выступе скалы сидел Сиаран, завернувшись в черный плащ. Свой топор он держал в руках. Рядом на снегу скорчился Отар.

Возле них в землю был воткнут ряд длинных копий, скрепленных между собой так, что образовали подобие эшафота, в центре которого висел человек. Высокий человек с железными мускулами, очень тонкий. Его широкие плечи заполняли пространство между копьями. Это был Эрих Джон Старк, землянин, прибывший с Меркурия.

Его уже немилосердно отхлестали плетями. Повиснув между рядами копий, он дышал тяжело, с хрипом, снег под ним был запятнан кровью.

Тхорд держал в руках плеть. Он сбросил свой плащ, и тело его, несмотря на холод, блестело от пота. Варвар бил свою жертву, вкладывая в это занятие всю душу. Длинный бич пел в его руках. Тхорд гордился своим умением.

За все время экзекуции Старк даже не вскрикнул. Теперь Тхорд отступил. Вытирая со лба пот, он посмотрел на вождя. Черная маска кивнула ему.

Тхорд отбросил бич. Он подошел к высокому темноволосому человеку и схватил его за волосы, приподняв голову.

— Старк! — крикнул он, яростно дергая голову жертвы. — Чужеземец!

Глаза Старка открылись и уставились на него. Тхорд не мог удержать легкой дрожи от этого взгляда. Казалось, боль и унижение влили в этого человека что то дьявольское. Взгляд был как у большого снежного кота, попавшего в ловушку. И Тхорд понял, что обращается не к человеку, а к хищному животному.

— Старк, — повторил он, — где талисман Вана Круачо?

Землянин молчал.

Тхорд рассмеялся. Он посмотрел в небо, в котором плавали низкие облака.

— Ночь прошла лишь наполовину. Ты надеешься ее пережить?

Жесткий, холодный, терпеливый взгляд был устремлен на варвара. Ответа не последовало.

Гордость этого взгляда рассердила палача, ему почудилась в нем насмешка, насмешка над ним, таким уверенным в своей способности развязывать языки. Она, казалось, говорила: однажды я тебя посрамил перед хозяином, и снова тебя посрамлю.

— Ты думаешь, я не смогу тебя заставить говорить? — вкрадчиво начал Тхорд. — Ты меня еще не знаешь, чужеземец. Я могу заставить говорить даже скалу!

Свободной рукой он ударил Старка по лицу.

Казалось невозможным, что человек может двигаться с такой быстротой. Сверкнули зубы, и рука Тхорда оказалась укушенной за сустав большого пальца. Тот заорал, но зубы вонзились до самой кости.

Внезапно Тхорд вскрикнул еще громче, но уже не от боли, а от страха. Ряды зрителей подались вперед. Встал даже вождь.

— Слушайте, — пробежал шепот по рядам, — слушайте, как он рычит.

Тхорд выпустил волосы Старка и бил его теперь по голове, лицо варвара побелело.

— Оборотень! — орал он в ужасе, — Зверь! Пусти меня!

Но темноволосый человек продолжал, сопя, рвать зубами кисть руки Тхорда. Вскоре послышался хруст сломанной кости.

Старк разомкнул челюсти, и Тхорд перестал бить его. Он медленно отшатнулся, глядя на порванную руку.

Здоровой рукой варвар вытащил нож. В это время вождь шагнул вперед.

— Подожди, Тхорд!

— Да это сам дьявол, — шептал тот, — Колдун, оборотень, зверь!

Он бросился на Старка.

Человек в маске мгновенно метнулся вперед. Топор его блеснул и вонзился в шею варвара у самых плеч.

Долина погрузилась в молчание. Сиаран медленно прошел по утоптанному снегу и поднял топор.

— Мне следует повиноваться! — громко обратился он к толпе. — Я не выношу страха ни перед богом, ни перед дьяволом, ни, тем более, перед человеком! — Он указал на Старка. — Развяжите его и проследите, чтобы чужеземец не умер.

Он отошел, а Старк засмеялся. Самому Старку казалось, что резкий хохот доносится до него откуда то издалека. Рот его был полон крови, и его сводила с ума холодная ярость.

Но его движениями руководила чисто животная хитрость. Голова его упала на грудь, а тело безжизненно повисло. Можно было подумать, что он мертв.

К нему подбежали несколько человек. Старк прислушивался к их приближению. Люди колебались.

Потом, так как он не двигался, они подошли ближе, и один из них ткнул его острием копья.

— Давай посильнее, — посоветовал другой. — Надо убедиться.

Острие вонзилось глубже и несколько капель крови выступило на теле. Старк не шевельнулся.

Человек с копьем проворчал:

— Теперь он достаточно безопасен.

Старк почувствовал, что его путы начали перерезать. Наконец его освободили. Но он не упал. Он не упал бы даже в том случае, если бы его раны были смертельными. Подобравшись, он вскочил на ноги и в первом же броске схватил человека с пикой и швырнул его в костер. Потом, оставляя за собой кровавый след, побежал туда, где виднелась гряда холмов.

Кто то кинулся ему наперерез. Старк увидел тень копья и вильнул в сторону, обеими руками вырвал его у нападавшего и побежал дальше. Он услышал за собой крики и топот.

Вождь оглянулся и отступил назад. Теперь перед Старком оказалось много людей. Круг наблюдателей разорвался, ибо наблюдать было больше не за чем. Старк плотнее сжал рукоятку копья. Оружие было лучше, чем та палка, которой он в детстве убил гигантскую ящерицу.

Он действовал копьем с удивительной ловкостью. Варвары не ожидали атаки, большая их часть была вооружена ножами, и они были застигнуты врасплох. Кроме того, они боялись Старка. Он почти физически ощущал их страх — не перед человеком, а перед существом, более ничтожным и более великим, чем человек.

Старк убивал их и был счастлив.

Варвары убегали от него. Теперь они были уверены, что он демон. Землянин носился среди них с копьем в руках, и они слышали звуки, которые человеческое горло издать не может. Ужас варваров все возрастал, заставляя их отступать с его пути так поспешно, что они сталкивались друг с другом.

Старк вырвался из круга, и теперь перед ним и свободой были только двое верховых, стерегущих табун.

Поскольку те были верхом, они были смелее. Они чувствовали, что оборотень не может устоять перед ними, и бросились к нему. Копыта животных звонко цокали по подмерзшему снегу.

Не замедляя бега, Старк метнул копье, и оно попало в одного из всадников, сбило его, и тот упал под ноги животному. Животное споткнулось, зашипело, а Старк проскочил мимо.

Старк быстро взглянул через плечо. В суетящейся толпе он разглядел человека в черной кольчуге. Тот мчался вперед огромными скачками, держа наготове топор.

Теперь Старк был близок к табуну, и животные почуяли его.

Животные Северной Земли не любили его запаха, а теперь он к тому же пропах кровью, и этого было достаточно, чтобы они пришли в ярость. Животные начали тревожно шипеть и фыркать, сбились в кучу и смотрели на Старка блестящими глазами. Он налетел на них прежде, чем они бросились бежать, Старк был достаточно проворен, чтобы схватить одно из животных за ту часть тела, откуда у него рос рог и, не обращая внимания на яростное сопротивление, вскочить ему на спину. Потом пришпорил животное, и оно понеслось, издавая такие дикие вопли, что все остальное стадо замерло от ужаса.

Старк помчался вперед, низко пригнувшись к чешуйчатой спине животного. Оглянувшись, он увидел, что варвары разбегаются, теснимые испуганными животными. Некоторые падали. Животные мчались по лагерю, ломая и круша все на своем пути, и с ними мчался Старк. На ходу он сорвал плащ с одного из варваров потом, жестоко теребя рог животного, заставил его свернуть вниз, в долину.

Краем глаза он увидел, что после долгой борьбы Сиаран сумел оседлать одно из животных, но тут на него налетел клубок катящихся тел и увлек за собой.

Животное Старка мчалось во весь опор. Казалось, оно надеялось убежать от неприятного запаха. Последние строения лагеря исчезли, и перед Старком открылась снежная равнина. Животное продолжало нестись вперед, тряся брюхом.

Тело Старка обвисло. Безумная битва унесла последние его силы. Он сознавал, что ему очень плохо, что раны его кровоточат, а все тело пронзает жестокая боль.

В это время он острее, чем в течение всех прошедших часов, ненавидел черного вождя людей Мекха.

Старк смутно замечал, что мимо проносятся какие то каменные строения, потом они внезапно исчезли, и неведомо откуда, подобно гигантскому молоту, ударил порыв ветра.

Он снова был на открытом месте. Животное стало замедлять бег, перешло на шаг и наконец остановилось.

Старку хотелось упасть на землю и умереть, но после того, что он сделал, такой конец казался ему глупостью. Кроме того, Сиаран мог найти здесь его тело и был бы рад этому.

Старку удалось зачерпнуть горсть снега, и он приложил его к ранам. Сознание едва не покинуло его при этом, но кровотечение вскоре прекратилось. Потом и боль стала не такой острой.

Он завернулся в плащ и направил животное вперед, говоря с ним на этот раз ласковее. Животное, вздохнув, повиновалось. Теперь оно бежало рысцой. Таким темпом оно могло идти довольно долго.

Три дня они ехали по вересковой долине. Часть времени он провел в забытьи, часть — в лихорадочных размышлениях, наблюдая за линией горизонта и стараясь ехать так, чтобы его след был как можно запутаннее, хотя снегом его заметало почти тут же. Часто он принимал выступы скал за всадников и прятался, дока не убеждался в своей ошибке. Оторвав полоски от плаща, он сделал поводок для животного, конец которого привязал к поясу Камара, по прежнему опоясывающему его талию.

Теперь, если он падал или спешивался, животное не могло убежать от него. Это был один из постоянно терзавших его страхов. Другим страхом было навязчивое видение вождя варваров Сиарана с топором наготове.

Полуразрушенные башни, рассеянные вокруг, казалось, следили за ним, и Старк не приближался к ним.

Он знал, что давно уже сбился с пути, но ничего поделать не мог. Возможно, именно в этом и крылось его спасение. Дважды он видел вдалеке верховых, они могли быть людьми Сиарана, но оба раза они проезжали мимо, не заметив его, так как он с животным прятался в укрытии.

Но однажды вечером перед заходом солнца Старк оказался на равнине, заканчивающейся крутым откосом, по которому шла лишь узкая тропа.

Заходящее солнце заливало все кроваво красным светом, и казалось, что в конце тропы горят дьявольские костры. Старку, чье мышление сейчас было лишено какой либо логики, этот узкий проход показался дверью в убежище дьявола.

Он посмотрел на Врата Смерти, и в памяти зашевелились воспоминания. Воспоминания о том кошмарном времени, когда талисман принес ему эхо нечеловеческих голосов и ощущение прикосновения нечеловеческих рук.

Усталое животное споткнулось, и Старк как во сне увидел город, обнесенный огромной стеной, что стоял на страже перед Вратами Смерти. Старк наблюдал, как город скользит к нему сквозь дымку.

Он положил руку на пояс Камара, заскорузлый от крови, и почувствовал, как волна ненавистного жара, мягкого и жесткого одновременно, захлестнула его.

— Я уничтожу тебя, — прошептал он, обращаясь к равнине и тому всаднику в черной кольчуге, что скакал где то там вдали. Он снова посмотрел на тропу и на сей раз не испытал страха. Пальцы его сомкнулись на кристалле.

— Я уничтожу тебя, Сиаран.

Старк ехал, дрожа от нетерпения и думая о той силе, что лежала за Вратами Смерти.

ГЛАВА 4

Старк стоял на широкой площади, окруженной многочисленными лавками и кабачками. Дальше виднелись здания, улицы. У него создалось впечатление, что вокруг много больших мрачных домов из черного камня, громоздившихся на фоне гор. Все они казались очень древними, и многие из них были разрушены.

Он толком не помнил, как попал сюда. Сохранились воспоминания о городских воротах. Они были открыты, и Старк вошел в них, как ему показалось, за группой охотников, возвращающихся с добычей. Больше ничего он не помнил.

Но сейчас он стоял на площади, и кто то вливал ему в рот вино, кислое на вкус, и Старк жадно глотал его. Вокруг были люди. Они яростно жестикулировали, болтали, задавали вопросы. Девичий голос крикнул:

— Пустите его! Разве вы не видите, что он ранен? Он же едва стоит на ногах!

Старк посмотрел вниз. Видения воспаленного воображения, рисующие ему почти божественную власть, полностью оставили его. Реальность подступила к нему вплотную, и этой реальностью была худенькая, плохо одетая девушка с черными волосами и большими, как у кошки, глазами. Она держала в руках бурдюк. Улыбнувшись ему, она сказала:

— Я — Танис. Хочешь еще вина?

Старк отпил еще немного и заставил себя сказать:

— Спасибо, Танис.

Чтобы не упасть, он положил ей руку на плечо. Оно оказалось удивительно крепким. У Старка кружилась голова, и все казалось каким то странным. Однако вино вернуло ему жизнерадостность.

Толпа все еще бурлила вокруг него, разрастаясь и множась, а потом он услышал топот нескольких пар ног. Маленький отряд вооруженных людей прокладывал себе дорогу через толпу.

Очень молодой офицер, чей щит блестел так, что больно было смотреть, немедленно хотел узнать, кто такой Старк и зачем сюда явился.

— Никто не ходит через пустыни зимой без цели, заявил он таким тоном, будто это нарушение скрывало дьявольский замысел.

— Клан Мекхов ходит, — ответил Старк. — Через день или два сюда подойдет армия, которая хочет взять Кушат.

Толпа тут же подхватила эту новость. Взволнованные голоса передавали ее задним рядам и требовали подробностей.

— Я должен немедленно увидеть вашего капитана!

— Скорее всего ты увидишь его в тюрьме! Что это за чепуха насчет мекхов? — отрезал офицер.

Старк молча смотрел на него. Он смотрел так долго и с таким любопытством, что в толпе послышались смешки, а лицо офицера залилось краской.

— Я сражался во многих битвах, — спокойно ответил ему Старк. — И давно уже познал истину: нужно слушать того, кто предупреждает о нападении.

— Отведите его лучше к капитану, Лу! — крикнула Танис, — Если будет война, нам тоже достанется!

В толпе послышались крики. Кричали бедные люди, закутанные в лохмотья. Они не питали любви к охране. Будет война или не будет, зима для них все равно останется долгой и скучной.

— Веди его к капитану, Лу! Веди! Пусть он расскажет все капитану!

Юный офицер моргнул, И вдруг кто то, невидимый в толпе, крикнул:

— Пусть он предупредит знать! Пусть они поломают головы, как спасти город теперь, когда исчез талисман!

Толпа ответила на эти слова ревом. Лу обернулся и крикнул что то своим солдатам. Лицо его внезапно омрачилось. Весьма неохотно, как показалось Старку, солдаты подняли копья и двинулись на толпу. Толпа подалась немного назад и умолкла. Зазвенел голос Лу, пронзительный и резкий.

— Талисман на месте, и все могут его видеть! Вам известно, какое наказание ожидает того, кто распускает лживые слухи!

Должно быть, девушка почувствовала удивление Старка, ибо он ощутил на себе ее пристальный взгляд. Взгляд был тревожным.

Тут Лу круто повернулся и указал на Старка.

— Посмотрите, вооружен ли он.

Один солдат шагнул вперед, но Старк оказался проворнее. Он расстегнул ремень, и плащ сполз с его плеч, открыв верхнюю часть тела.

— Люди Мекха отобрали у меня все, чем я владел. Зато они дали мне кое что взамен!

Люди смотрели на полосы бича, покрывающие тело Старка, и по толпе прошел удивленный ропот.

Солдат поднял плащ и накинул на плечи Старка. Лу сказал угрюмо:

— Ну, пошли. Я отведу тебя к капитану.

Девушка приблизилась к Старку, помогая застегнуть плащ, и Старк услышал ее быстрый горячий шепот:

— Ничего не говори о талисмане. От этого зависит твоя жизнь.

Солдаты снова построились, а девушка отошла в сторону.

Однако Старк не дал ей уйти.

— Спасибо тебе, Танис! — сказал он. — Не хочешь ли ты пойти со мной? Мне трудно идти одному.

Она подошла поближе, улыбнулась и позволила опереться о свое плечо.

Старк задумался. Камар явно не лгал. И Отар, и Сиаран были уверены, что талисман исчез, и все же юный хлыщ утверждал, что талисман на месте и каждый может его увидеть. Он угрожал наказанием тому, кто станет это отрицать.

Он вспомнил: Сиаран говорил о том, что знать в Кушате боится, как бы люди не узнали правду. Видимо, камень подменили, и Старк решил следовать совету девушки.

Он думал, как исключить из своего рассказа не только упоминание о Камаре, но так же и об Отаре, и об утверждении Сиарана о беспомощности Кушата. Он был теперь уверен, что талисман, попавший по иронии судьбы в Кушат, таит в себе больше опасности для него здесь, чем в лагере Сиарана.

Капитан охраны оказался толстым человеком. От него исходил запах вина. Лицо его было испещрено морщинами, хотя волосы еще не изменили своего цвета. Он сидел в сторожевой башне, что возвышалась над пропастью. Старка он оглядел без особого интереса.

— Ты хотел что то рассказать капитану, — сказал Лу. — Так давай, рассказывай.

Старк начал говорить, тщательно взвешивая каждое слово. Капитан выслушал его сообщение о сборе кланов Мекха, и взгляд его сделался внимательным и острым.

— У тебя, конечно, есть доказательства?

— Ничего, кроме моих ран. Их вождь Сиаран сам руководил расправой.

Капитан вздохнул и откинулся на спинку стула.

— Любая шайка охотников бродяг могла бы тебя отделать не хуже. Неизвестный бродяга, появившийся неизвестно откуда, человек, как я могу судить, не подчиняющийся законам, ты просто мог все это выдумать.

Он потянулся к бутылке с вином и улыбнулся.

— Послушай, чужестранец. В Северных Землях не воюют зимой, и никто никогда не слышал о Сиаране. Если ты надеялся получить от города вознаграждение, то твой замысел не удался.

— Вождь Сиаран, — ответил Старк, с трудом сдерживая гнев, — будет у твоих ворот через два дня. Тогда ты о нем услышишь.

— Возможно. Можешь подождать его прибытия в тюрьме. А после наступления оттепели ты покинешь Кушат с первым же караваном. У нас здесь и без тебя достаточно сброда.

— Сир! — воскликнула девушка, стоявшая рядом со Старком. — Я поручусь за незнакомца!

— Ты? — удивленно посмотрел на нее капитан.

— Да. Я свободная гражданка Кушата и согласно закону могу за него поручиться.

— Если бы ты, Отродье Воровского Квартала, чтила законы хотя бы наполовину так же хорошо, как ты их знаешь, у нас было бы куда меньше неприятностей, проворчал капитан. — Ладно, бери его, если он тебе нужен. Тебе, я думаю, терять нечего.

Глаза Танис сверкнули, но она не ответила капитану. Лу рассмеялся.

— Имя и местожительство? — капитан записал адрес. — И помни: он не должен покидать пределов квартала.

Танис кивнула.

— Идем, — сказала она Старку.

Тот не шевельнулся, и она посмотрела на него. Взгляд землянина был прикован к капитану. За последние дни у Старка отросла борода, лицо его, все еще хранившее следы бича Тхорда, казалось измученным и диким. И теперь с этой дьявольской маски, не отрываясь, со странной настойчивостью смотрели глаза на человека с мягким брюшком, что сидел здесь и усмехался.

Танис снова взяла его за руку.

— Идем, — повторила она, — тебе нужно отдохнуть.

Мягким движением она повернула к себе его голову. Он качнулся, она обвила его спину рукой и осторожно повела к выходу.

Дойдя до двери, она остановилась и обернулась.

— Сир, — кротко сказала она, — новость о возможном нападении передается сейчас по всему городу. Если случится так, как он говорил, станет известно, что вы знали о нападении и никому не сказали… — Она выразительно покачала головой.

Лу с тревогой посмотрел на капитана.

— Она права, сир. Если окажется, что этот человек говорит правду…

Капитан выругался.

— Крыса! Басни бродяг! И все же… — Он нахмурился, потом пожал плечами и потянулся за бумагой. — В конце концов, что может быть проще. Запишем эту историю, отдадим бумагу, куда нужно, и пусть знать сама ломает себе голову.

Перо его заскрипело по бумаге.

Танис вела Старка по узким улочкам, уже погружающимся во мрак. Город здесь то карабкался вверх, то опускался вниз неровными уступами.

Старк ощущал тяжелый запах специй и незнакомой еды, слышал звуки движения многочисленных обитателей каменных домов. Один из домов стоял в тени огромной стены, и к нему вела извилистая каменная лестница с истертыми ступенями. Войдя в этот дом, они очутились в комнате с низким потолком. В комнате находился стройный человек по имени Валин, брат Танис. Он с удивлением посмотрел на Старка. Его длинные пальцы вора играли красным драгоценным камнем, который он носил в левом ухе.

На полу лежала постель из шкур и вороха одежды. Ноги сами понесли туда Старка. Но, борясь с подступающей дремотой, он сидел на краю постели, пока Танис принесла ему вино и чашку с едой, объясняя на ходу все брату. Старк слишком устал, чтоб есть, но вино выпил. Мысли его немного прояснились, и появилась некоторая способность соображать.

— Почему опасно говорить о талисмане? — спросил он у Танис.

— Ты ведь слышал, как Лу отвечал толпе, — сказала она. — Они положили в раку какую то стекляшку и называют ее талисманом, а тем, кто называет их лгунами, приходится сожалеть об этом.

Послышался голос Валина:

— Когда талисман исчез, в Кушате чуть не началась революция. Люди не могли примириться с его потерей и винили жителей Королевского Города, где находится рака, в том, что они не сберегли талисман. Наррабар и знать почувствовали, что кресла под ними зашатались и устроили подмену.

— Но, — сказал Старк, — если люди не верят…

— Об этом наверняка известно только в Воровском Квартале. Талисман взял один из нас. — В тоне Валина смешались гордость и осуждение. — Остальные — ремесленники и торговцы, которым вечно приходится подтягивать животы — предпочитают верить в ложь.

Глядя Старку прямо в глаза, Танис сказала:

— Ты чужой, но тебе все же известно о талисмане, и ты знаешь, что он исчез. Откуда?

В Старке проснулся инстинкт самосохранения. Теперь он понял, что обладание талисманом может оказаться для него смертельным приговором. Поэтому он ответил:

— Об этом сказал мне вождь Сиаран из Мекха. С ним был старик, человек из Кушата. Звали его Отар.

— Отар! — повторил Валин. — Отар? Мы считали, что он мертв.

— Он рассказал Сиарану, что талисман украден из города, и теперь Кушат можно захватить. — Старк вспомнил слова Сиарана и повторил их. — Он подобен человеку без души. — Старк помолчал и спросил: — Неужели какой то кусочек стекла обладает такой силой?

— Люди в это верят, — сказал Валин. — Вот что важно!

Старк кивнул. Короткий период просветления кончился, и темнота снова навалилась на него. Он посмотрел на Танис, потом на Валина, и взгляд его был пустым, но в то же время острым, как у животного, что себе на уме. Глубоко вздохнув и решив что со всеми опасностями покончено, Старк упал на спину и мгновенно заснул.

Руки и голоса тащили его в сон, и во сне они его долго тревожили, пока он не ощутил, что другие руки сильно трясут его и знакомый голос повторяет его имя. Он открыл глаза. В окна уже лился солнечный свет.

— Старк, — говорила Танис, — пришли солдаты.

ГЛАВА 5

Старк приподнял голову и застонал от боли, пронзившей его тело.

— Солдаты?

С улицы доносились звуки ритмичных шагов и звяканье металла. Сознание быстро вернулось к нему. Он обвел взглядом комнату: окно, дверь, ход но вторую комнату, и приготовился к прыжку. Валин схватил его за плечо.

— Нет, ты не можешь бежать! К тому же в этом нет необходимости. Я думаю, что старина Соубелли представил отчет, и тебя отведут к королю города, чтобы ты ответил на несколько вопросов.

Пристально посмотрев на Старка, он продолжал:

— А теперь слушай меня. Не упоминай о том, что Отар и Сиаран говорили о городе. Это им не понравится, и тебе могут отрубить голову. Ты же сможешь повторить это и другим. Скажи только то, что говорил капитану. Понял?

— Понятно, — кивнул Старк.

Холодная струя воздуха из окна заставила его поежиться, и он с удивлением осознал, что раздет, побрит и вымыт, а раны его перевязаны. Танис протянула ему одежду, тоже выстиранную, и еще одно одеяние, незнакомое ему — тунику из золотого меха, мягкую, как шелк.

— Валин украл ее из бани, куда ходит знать. Он сказал, что у тебя должна быть самая лучшая одежда.

— Мне пришлось здорово повозиться, чтобы найти тебе впору. — Валин посмотрел на окно. — Они уже близко. Надо спешить.

Старк натянул на себя одежду и стал искать глазами пояс, не увидев его, почувствовал резкий приступ страха. В дверь забарабанили и грубый голос, в котором Старк узнал голос Лу, закричал, веля открыть. Валин открыл дверь, и комната наполнилась солдатами.

— Доброе утро, — весело сказал им Валин. Лу ничего не ответил ему. Он был полон важности, как человек, выполняющий особое задание, — Тебя будет допрашивать король, чужестранец, сказал он и кивнул в сторону двери.

Танис сняла с крюка плащ Старка, под которым оказался и пояс. Она протянула их Старку.

— Ты не должен заставлять ждать господина, серьезно сказала она. На ней было красное платье, металлическое ожерелье, тщательно причесанные волосы блестели в лучах солнца.

Старк улыбнулся ей в ответ и надел пояс. Потом накинул на плечи плащ и вышел на улицу.

Там уже собрались люди, следившие за тем, как Старк спускался по лестнице, конвоируемый солдатами и Лу, похожим на молодого петушка. Одного человека сопровождали восемь солдат и офицер. Старк подумал, что лучше бы они с таким рвением охраняли городскую стену. Толпа предусмотрительно держалась поодаль от процессии. Старк видел взволнованные лица, следящие за ним глаза, слышал шепот и понимал, что известие о приближении Сиарана уже ходит по городу.

Лу больше не разговаривал с ним. Они прошагали по улицам города, потом оказались на более широких и еще более заполненных народом, где мастерские ткачей и оружейников, ювелиров и гончаров, кузнецов и каменщиков, вероятно, всех, кто производил в городе товары, как вехи, указывали путь ко дворцу. Прохожие останавливались и с любопытством рассматривали Старка, он тоже смотрел на них и, вспоминая наемников Мекха, думал, на что будут похожи эти красивые аккуратные домики через день–два.

Кушат был построен по образцу древних марсианских городов и представлял собой нечто вроде растянутого, неправильной формы колеса, обнесенного стеной вдоль внешнего обода, с Королевским Городом на месте втулки — город в городе, со своей защитной стеной, с высокими башнями и прекрасными домами знати.

Темные башенки, частично разрушенные, указывали, что стена была очень старой.

Старк вздрогнул, но не от холода. Он ненавидел города, они были ловушками; лишающими человека свободы, сковывающими его сознание и волю своими стенами и властью богатых людей.

И все же ему доводилось бывать в городах, которые, хоть и не уступали Кушату в древности, казались полными жизни. Может, это холод покрывал улицы такой мертвенной пеленой?

Старк посмотрел на скалы и ущелья. Может, дело в близости Врат Смерти и страха перед тем, что было за ними?

Они прошли в Королевский Город сквозь узкие ворота, охраняемые большим отрядом. Здесь дома из разного камня стояли в отдалении друг от друга. Между ними небольшие площади. Некоторые представляли собой только жалкие остатки с потемневшими арками и обвалившимися крышами, но на окнах других домов висели богатые шторы, а во дворах кипела жизнь.

Лу шагал очень важно, держась прямо, выпятив подбородок. То и дело он отдавал команды.

Наконец они вышли прямо на широкую площадь перед дворцом и Старк, умерив шаги, раскрыл глаза.

Людям, шедшим позади, пришлось отступить в сторону, чтобы не налететь на него. Лу обернулся, чтобы узнать, в чем дело, но увидев, что Старк просто засмотрелся, решил просветить варвара.

— Это, — сказал он, — рака с талисманом и статуя Вана Круачо, основателя Кушата.

Статуя возвышалась над пьедесталом на высоту в рост трех мужчин. Она была массивной и просто изваянной. Природа и время сгладили ряд прекрасных деталей, и все же сохранилось впечатление силы и власти и нечто неуловимое, что оставило в душе Старка уверенность в том, что именно так и выглядел Ван Круачо в своих старинных доспехах, когда стоял, оперевшись на эфес огромной шпаги с высоко поднятой головой. Такое лицо могло быть только у человека, созданного для власти — худощавое, сильное, с резкими чертами и гордым ртом, суровым, но не жестоким. Бесстрашный человек — сказал бы о нем любой. Но Старку почудилось, что он видит на этом каменном лице тень какого то родственного страху чувства: то ли благоговения, то ли сомнения, а может быть, чего то более тонкого, чему нет названия. Можно было подумать, что он стоит на пороге некоего тайного мира, проникнуть в который дано лишь ему одному.

— Ван Круачо, — тихо, как будто ему не приходилось слышать этого имени раньше, сказал Старк, — И рака. Ты говоришь о талисмане?

Лу знаком велел подойти к статуе ближе. Пьедестал, на котором она стояла, являл собой кусок цельного камня, квадратное строение с маленьким зарешеченным окошечком на каждой стороне. В нем не было ничего, что напоминало бы дверцу. Должно быть, внутрь вел какой то подземный ход.

— Талисман, — продолжал Лу, — был даром Вана Круачо городу. Пока он здесь, Кушат никогда не падет перед врагом.

— Почему? — спросил Старк.

— Из за силы талисмана.

— В чем же она заключается? — спросил Старк, как мог бы спросить грубый варвар, простодушный и любопытный.

Лу ответил с непререкаемой уверенностью:

— Она заключается в том, что в талисмане заперта сила, лежащая за Вратами Смерти.

— О! — произнес Старк и наклонился к маленькому окошечку. — Должно быть, это и правда великая вещь!

— Настолько великая, — подхватил Лу, — что ни один враг не осмелился ни разу напасть на нас и не осмелится, пока талисман здесь.

Голос Лу был уверенным, даже слишком уверенным.

Голос Лу был уверенным, даже слишком уверенным. Действительно ли он верил в то, что перед ним талисман, или же пытался изо всех сил поверить?

— Мне показалось, что вчера на рыночной площади кто то сказал…

— Возмутительные слухи! Ты сам можешь в этом убедиться! Он здесь!

Что то там явно лежало. Что то, похожее на кусочек полированного камня. Овальный кусок хрусталя, очень похожий по форме на талисман, с той лишь разницей, что он был бездушен.

Вспомнив сверхъестественное сияние талисмана, Старк внутренне улыбнулся и с удивлением подумал: как же Камару удалось украсть такую вещь?

— Да. Я вижу, что он здесь, — сказал Старк. — А скоро придут те, кто хочет испытать его и вашу силу. Он посмотрел на Лу. — А как же высвободить ту силу, что заключена в талисмане?

— Когда придет время, мы сделаем это, — высокомерно ответил Лу. — Идем! Господин Рогайн уже ждет.

«Другими словами, ты знаешь не больше моего», — подумал Старк.

Снова, становясь во главе солдат, Лу решительно прибавил:

— Я не верю в твою варварскую армию — так же, как и капитан.

Он шагал впереди, сопровождаемый солдатами. Они пересекли площадь и вошли во двор массивного строения, находившегося на восточной стороне площади. Перед зданием стояли статуи людей в старинных одеждах. Некоторые с отбитыми руками или головами. Здесь Лу остановил солдат и повел Старка по длинным коридорам, увешанным выцветшими тканями через многочисленные сторожевые пункты, где их останавливали вооруженные люди и спрашивали у Лу его имя, звание и поручение, с которым он направляется. Наконец последний охранник распахнул перед ними дверь, и Старк оказался в удивительно маленькой комнате, тщательно задрапированной коврами, наполненной дымом двух жаровен.

В комнате находилось много вооруженных людей.

Среди них Старк узнал капитана охраны.

За широким столом сидел человек в разукрашенном драгоценностями мундире. У него было приятное, доброе лицо, седые волосы, умные глаза и мягкие щеки.

«Прекрасный человек, — подумал Старк, — но в окружении солдат выглядит нелепо».

Лу отдал честь.

— Вот этот человек, сир, — сказал он.

Рогайн кивнул, поблагодарил его, и отпустил взмахом руки. Старк остался спокойно стоять. Рогайн изучал его, задумчиво и внимательно глядя на него.

— Как вас зовут? — спросил он.

Старк назвал свое имя.

— Вы не с Северных Земель?

— Нет, я вообще не с Марса. Мои родители прилетели с другой планеты. Я родился в мире, намного ближе расположенному к Солнцу, — он помолчал, спокойно глядя в глаза Рогайну. — Я говорю это для того, чтобы вы поняли: и по рождению, и по природе я человек извне.

Рогайн кивнул и едва заметно улыбнулся.

— Иными словами, мне не следует спрашивать вас о том, какое дело привело вас зимой в Северные Земли, и обо всем прочем тоже?

Капитан охраны пробормотал что то насчет воровских и тому подобных дел.

Старк сказал Рогайну:

— Спрашивайте все, что вам угодно. Я был на юге, где должен был сражаться вместе с жителями Сухих Земель против Пограничных государств, но дела пошли не так, как должны были, и война так и не началась, Делать в тех краях мне было больше нечего, а в вашей части Марса я никогда не видел, вот и направился на север.

— Так значит, вы — наемник, — сказал Рогайн и один из присутствующих, человек с тяжелым подбородком и глупыми глазами, довольно кивнул: — Вы сами дали ответ, Рогайн. Он принес нам сказку о войне в надежде получить за нее вознаграждение, — Что вы ответите на это, Старк? — холодно спросил Рогайн.

— Скажу, что получить подтверждение моей истории довольно легко, — пожал плечами Старк. — Подождите несколько дней. — Он оглядел по очереди окружающих его людей и нашел их безнадежными. Все они были цивилизованными людьми — хорошими, плохими, безразличными — настолько цивилизованными, что источник происхождения их культуры был забыт задолго до того, как был заложен первый камень Кушата, Они были слишком цивилизованными и слишком долго жившими под эгидой подаренного им Ваном Круачо мира, с течением времени их клыки если не атрофировались, то довольно сильно притупились, когти обломались.

— Вы можете защищать Кушат, можете не защищать, — сказал Старк, — но в любом случае я свои услуги не продаю!

— Вот как? — удивился Рогайн. — Почему же?

— У меня личные счеты с Сиараном из Мекха, — мягко ответил Старк.

Человек, говоривший раньше, язвительно рассмеялся. Рогайн обернулся и посмотрел на смеявшегося с подчеркнутым интересом.

— Неужели вы потеряли способность понимать стоящего перед вами человека? — спросил он, покачав головой.

Тот сделался багровым, а у остальных был озадаченный вид. Рогайн снова повернулся к Старку.

— Садитесь, — предложил он, указывая на стул, стоящий у стола. — Теперь вот что я хотел бы узнать у вас: расскажите мне всю вашу историю.

Старк рассказал ему то, что рассказывал и капитану. Когда он кончил, Рогайн стал задавать ему вопросы.

Сколько людей? Каковы точные слова Сиарана и кто он такой? Почему он велел мучить Старка?

Старк нашел на все вопросы правдоподобные ответы, но не упомянул ни об Отаре, ни о талисмане. Некоторое время Рогайн сидел, погруженный в свои мысли, остальные почтительно молчали, не решаясь высказать собственное мнение.

Старк наблюдал за тем, как рука Рогайна бесцельно движется среди разложенных на столе предметов. Наконец тот вздохнул и сказал:

— Я вооружу город, и, если нападение произойдет, Кушат будет вам благодарен за предупреждение, Старк. — В глазах его зажегся на удивление неприятный огонек. — Если же его не будет, то мы обсудим это дело позже?

Старк улыбнулся, и улыбка у него была жесткой.

— Вы еще надеетесь на то, что я лгу?

— Эта часть мира имеет собственные законы, которых вы никогда не знали и не понимаете теперь. Это обстоятельство еще больше увеличивает вероятность того, что вы могли ошибиться. Во первых…

— Зимой никто не воюет! — подхватил Старк. — Именно на это и надеется Сиаран.

— Вполне возможно, — согласился Рогайн. — Но есть еще одно обстоятельство. Наш город охраняет сила. Она безотказно действовала все время и действует поныне, — голос Рогайна был спокойным и намеренно беспристрастным.

— Почему же варвары внезапно потеряли страх перед талисманом?

В комнате вдруг наступила такал тишина, что стало слышно дыхание присутствующих. Каждый быстро кидал на Старка взгляд и так же быстро отводил его, боясь выдать то напряжение, которое им владело. Даже человек куда менее опытный, чем Старк мог бы почувствовать ловушку.

Старк же и вида не подал, что понимает это, хотя великолепно знал, что любое его правдивое слово о талисмане или о возвращении им самим талисмана, означает для него смерть. Он был у края ловушки, но эти люди сами давно попали в другую. Они солгали своему народу ради спасения собственной шкуры и не могли признаться в этом.

Если бы он сказал им, что Сиарану известно об исчезновении талисмана, они тут же убили бы его, чтобы пресечь дальнейшие слухи. Если бы он отдал им настоящий талисман, они прослезились бы от облегчения и радости и убили бы его еще быстрее.

Самой нежелательной для них была правда: город не должен знать о возвращении настоящего талисмана.

Поэтому Старк сказал:

— Вождь Сиаран не простой варвар! Он человек жаждущий, и жажда его так велика, что заглушает страх. Если ваш талисман обладает таким могуществом, как вы говорите, то он намерен, я думаю, забрать его себе.

Тишина стояла такая, что у Старка звенело в ушах. Он сел с бьющимся сердцем, обливаясь потом, но добавил как бы случайно:

— Рано или поздно появляется кто то, нарушающий традицию.

Казалось, все присутствующие перевели дух и обрели дар речи. Рогайн кивнул и сказал:

— Посмотрим. Пока все.

Старк встал и вышел. Лу ждал его у дверей. Он вывел Старка на площадь.

ГЛАВА 6

У подножия лестницы Лу остановился и посмотрел на Старка. Во взгляде его читалась горечь.

— Спи спокойно, — сказал он, — пока люди, которые лучше тебя, будут мерзнуть на крепостных стенах, Он повел своих людей прочь, а Старк смотрел им вслед и слушал, как стучат по мостовой их подбитые железом сапоги. Он ощущал в своем сердце жалость к молодому человеку, чья великолепная форма могла быть вскоре запятнанной кровью.

Потом он повернулся и принялся карабкаться вверх по лестнице. Он одолевал подъем с таким трудом, что его даже испугало это. Дважды ему пришлось останавливаться и хвататься за что–нибудь, чтобы не упасть.

Частичным виновником этой слабости был голод, Он понял это, когда вошел в комнату и увидел, как Танис склонилась над жаровней и мешает какое то варево в горшке. Валин с довольным видом развалился на скамье, стоявшей вдоль одной из покосившихся стен. Увидев Старка, он приподнялся, подал руку и помог ему сесть.

Старк пробормотал что то насчет еды. Он не мог вспомнить, когда в последний раз ел. Танис с радостью принялась его кормить. Они молча поели, и Старк почувствовал себя настолько сильным, что вновь обрел способность думать.

Тут Валин спросил:

— Что случилось?

— Город будут вооружать, — ответил Старк, — Его смогут удержать?

— Конечно, смогут, — сказала Танис, — ведь у нас же есть Стена.

— Стены не сильнее людей, — проворчал Валин, — Тех людей, которые их защищают!

Старк покачал головой.

— Попытаются. Некоторые из этих людей даже умрут. Таково мое мнение.

Он резко встал и, подойдя к окну, взглянул на ряды неровных крыш, на башни Королевского Города, что возвышались в отдалении, и на черную гряду хребтов, высившуюся за ними. Холодный ветерок коснулся его лица. Старк вздрогнул и сказал:

— Валин, смогли бы вы удержать город, если бы у вас был талисман?

Не услышав ответа, Старк обернулся. Валин смотрел на него лукавыми, как у кота, глазами. Тело его было напряжено, как тетива лука.

— Это твой город, Валин. Ты же знаешь. Я могу лишь строить догадки. Могли бы они удержать его?

Валин заговорил медленно и тихо, в то время как Танис сидела бледная как слоновая кость, и смотрела на них.

— Да, они овцы, Старк, и не простые овцы, а хуже. Они — лжецы. Эти люди утеряли те знания, которые были им переданы. Они не помнят, как пользоваться талисманом, не знают, каким образом он связан с тем, что лежит по ту сторону Врат Смерти. Будь у них хоть десять талисманов, они и тогда бы не смогли удержать город. — Помолчав, он добавил. — Почему ты об этом спрашиваешь?

— А потому, — ответил Старк мрачно. — Потому, что я решил доверить свою жизнь вам. Я сделаю то, что обещал, — продолжал Старк, отстегивая пояс. — Я закончил путешествие ради друга, человека, по имени Камар, человека, на чьей душе лежала огромная тяжесть.

Старк увидел, как вздохнула Танис при упоминании этого имени. Валин, однако, не шелохнулся и продолжал внимательно смотреть на Старка. Молчание воцарилось в воздухе, нервы Старка были напряжены до предела, пальцы его нащупали тайник.

— Талисман принадлежит Кушату, ко после того путешествия, которое я совершил, и я получил на него некоторое право. Я завоевал это право своей кровью, Валин. И Отар, и Сиаран были уверены в том, что я выдам его, и сделали все, чтобы добиться своей цели. Теперь я говорю: если город все равно падет перед Сиараном, он не должен получить талисман. Кто то из нас, ты или я, должны жить, чтобы использовать талисман против Сиарана. Если за Вратами Смерти действительно есть силы.

— Для чужеземца твоя любовь к Кушату слишком сильна, — перебил его Валин.

Старк покачал головой.

— Кушат может выстоять или пасть, это не разобьет моего сердца. Но с Сиараном у меня личные счеты, и если для того, чтобы одолеть его, мне придется вытащить черта из ада, я сделаю это!

— Ну что ж, — Валин улыбнулся. — В таком случае наши пути настолько близки, что мы можем идти по ним плечом к плечу. — Небрежным жестом он откинул одеяло, лежащее на кушетке, и в тусклом свете сверкнуло лезвие ножа, лежавшего под ним. Валин взял нож и сунул его за пояс.

— О! — сказал он, — не слишком заботься о том, Старк, чтобы вручить мне свою жизнь. — Он порылся под туникой, вытащил что то и держал теперь на вытянутой руке кристалл, горящий внутренним дьявольским огнем.

— Валин! — крикнула Танис и замерла. — Что это?

— Я тоже знал Камара, — сказал Валин. — Однажды он показал мне секрет этого тайника, так что я держу твою жизнь в своих руках уже с прошлого вечера.

Танис прошептала:

— И ты… не сказал мне…

— Конечно, нет, — ответил Валин. — Может, мне пришлось бы убить его, а я уже видел огоньки в твоих глазах, сестричка. Такие вещи достаточно неприятны. Подавшись вперед, он положил кристалл на низкий столик и посмотрел на Старка.

— Как ты сказал, Кушат — мой город.

Старк медленно проговорил:

— Да, будь я проклят. — Он смотрел на Валина так, будто перед ним был кто то совершенно другой. Потом рассмеявшись, он бросился на кушетку, стараясь не смотреть на талисман. — Отлично, друг! Каков же наш план?

— Если Стена выдержит и город выстоит, то план достаточно прост, но если город падет. — Валин глотнул вина. — Мы здесь, в Квартале похожи больше на крыс, чем на овец. Может быть, в бедности есть своя польза — это она делает наши зубы острее. Я думаю, что должны выжить именно мы, Старк.

Он бросил взгляд на талисман и добавил со странным благоговением, почти с испугом в голосе:

— Мы те, кто понесет его за Врата Смерти, Ты нам нужен, — просто сказал Валин. — Мы воры по ремеслу, а убийцы лишь по случаю. Сам я никогда не проливал крови понапрасну. Ты должен сделать из нас воинов.

— Если у вас есть воля, то сделать это вовсе нетрудно.

— Воля у нас есть.

— Хорошо, — сказал Старк и лег на мягкие шкуры, — времени у нас мало. То, что мы должны сделать, надо сделать очень быстро. Поговори со своими людьми, Валин, с лучшими людьми. Уверь их в том, что Стена будет разрушена, назначь место для сбора и, если это возможно, составь план выхода из города. Нам понадобится снаряжение, еда и теплая одежда. Все, что мы сможем унести без особых трудов, и, по возможности, никаких женщин и детей. В горах они погибнут намного скорее, чем здесь, а идти нам придется очень быстро.

Валин встал и, посмотрев на Старка, сказал:

— Друг, я думаю об этом с тех пор, как нашел талисман.

— Тем лучше. — проворчал Старк и выругался. — Что касается пути от Кушата до Врат Смерти, здесь мне все ясно, но дальше — темнота. Возможно ли, Валин, чтобы никто не ходил по этой тропе? Даже Отар не говорил, что ходил по ней.

Валин пожал плечами.

— Время от времени люди пытались это сделать, несмотря на запрет. Иногда весеннее половодье возвращало нам их тела, но большей частью не случалось даже этого. И закон, и легенда о Ване Круачо говорят, что Кушат был построен для того, чтобы охранять тропу, и лишь человек с талисманом может пройти по ней, оставшись в живых.

— Говорится ли в легенде о том, почему Кушат охраняет тропу?

— Разве Камар тебе не сказал?

— Он сказал мне, что никто не помнит почему, известно лишь, что это огромная честь.

— Так оно и есть. Но можно догадаться, что сила, скрытая по ту сторону тропы, слишком велика для того, чтобы оставить ее на волю случая. В начале, конечно, Ван Круачо каким то образом заполучил эту силу для себя и использовал для своей славы в Северных Землях…

— И Сиаран надеется на это. Отар заразил его этим желанием.

— Отар, — повторил Валин и покачал головой. — Он всегда был сумасшедшим. Вечно произносил речи в местах сборищ, везде, где люди соглашались его слушать, и говорил, что Кушат умирает и настало время забрать из за Врат Смерти силу, чтобы достичь былого величия. Он сеял такую смуту, что Рогайн дважды сажал его на цепь, после чего он исчез.

— Он нашел того, кто согласился его слушать, — сказал Старк. — В легенде говорится еще что–нибудь интересное?

— Существует вера, что постройка Кушата явилась частью сделки, на которую был вынужден пойти Ван Круачо, какой бы она ни была…

— Сделка? С кем?

— С кем или с чем… Никому это не известно, и вряд ли мы узнаем. Знал только Ван Круачо. Впрочем, вся эта история происходила так давно, что наверняка сказать ничего нельзя. Может, вообще никакой сделки не было. Боги ли, дьяволы ли будут ждать нас за Вратами Смерти, и без того достаточно опасностей; пропасти, ледники, туманы, обвалы, голод и холод.

— Ну что ж, — сказал Старк. — Сиарана это не остановит. Есть там что или нет, об этом мы узнаем, когда придем туда, а до тех пор не надо и думать об этом.

— Во всяком случае, у нас есть талисман, — сказал Валин. — Так что, если легенда не врет… Старк!

Ответом было молчание.

— Он уснул, — сказала Танис.

Валин пробормотал длинное замысловатое ругательство, принятое в Северных Землях, и криво усмехнулся.

— Не уверен, что обычному человеку место во всей этой истории, но рад, что он на нашей стороне, — Ты правда собирался его убить?

Он посмотрел на спящего Старка и покачал головой:

— Ужасно рад, что не сделал этого.

Танис снова посмотрела на талисман. Она не стала подходить ближе, а лишь стояла и смотрела на него, крепко стиснув руки за спиной. Взгляд ее был суровым и печальным. Внезапно она сказала:

— Я боюсь, Валин.

— Я тоже боюсь, — нежно погладив ее по плечу, ответил тот. — Он не сам пришел к нам в дом, боги передали его нам в руки, и поэтому мы должны сделать все, что сможем.

Он осторожно повертел кристалл в пальцах, затем положил в тайник на поясе и тщательно закрыл его.

Танис не шевельнулась, лишь руки ее беспомощно упали вдоль тела. Теперь, когда талисман был убран, она подняла руку и медленно сбросила с лица прядь волос. В этом извечно женском движении сквозила бесконечная усталость.

— Значит, все погибло, да?

Эта короткая фраза вмещала в себя и город, и квартал, и этот дом, и комнату, и их самих.

Валин начал было объяснять что то насчет ненависти Старка к ублюдкам из племени Мекха, которые являются причинами всех бед. Он хотел успокоить сестру, но лгать было бессмысленно, и он не стал лгать.

— Боюсь, что это так. На время. По крайней мере, на время.

Он набросил на плечи плащ и вышел. Холодный ветер ударил ему в лицо, и в нем были обычные запахи мороза и дыма. Крыши блестели в лучах солнца, и за ними виднелась Стена, поднимавшаяся с тех пор, как он впервые открыл глаза в этом мире, — массивная, дающая ощущение уверенности.

Валин побрел вниз по избитым ступеням, касаясь рукой обшарпанных камней по бокам лестницы. Он шел медленно, он шел как человек, в сердце которого вонзили нож.

ГЛАВА 7

Когда Старк проснулся, был уже вечер. Он потянулся, и мышцы вновь ответили ему болью, он опять почувствовал сильный голод, но все же сейчас он чувствовал себя гораздо лучше, чем раньше. Потом до его сознания донеслись звуки, которых раньше не было: шаги людей по Стене за домом, выкрики часовых.

Танис услышала, что он проснулся, и подошла к нему, отойдя от открытых дверей, где стояла, глядя в сумерки.

— Все еще никаких следов нападения, — сказала она.

— Они придут, — сказал Старк и сел.

В комнате что то изменилось. Немного погодя он понял, что все мелкие вещи исчезли, все те вещицы, что превращают комнату во что то большее, чем простое убежище. Возможно, Танис куда то их спрятала. Вещи нужные: одежда и тому подобное — были сложены в углу в две маленькие кучи, откуда их можно было легко забрать. Рядом лежала еда. Комната была совсем пустой, никто в ней больше не жил. Люди лишь разбили в ней лагерь и ждали сигнала уходить.

Старк посмотрел на Танис, и его поразили глаза девушки, огромные и полные слез.

— Мне так жаль! — сказал он.

— Напрасно! — сказала она с неожиданной яростью, и глаза ее блеснули. — Скажи мне только, что я должна делать в предстоящей драке.

— Неплохое начало! — усмехнулся Старк. — Можно что–нибудь поесть такого, что не надо готовить?

— О, да! Сегодня и мне повезло!

Девушка принесла мясо, вино и хлеб. Минуту другую она наблюдала за тем, как он ест, а потом и сама с жадностью занялась тем же. Старк снова улыбнулся,

— Вижу, клубок начинает разматываться.

— Как ты догадался? — удивилась она.

— У меня в жизни была пара моментов, когда еда комом стояла в горле. — Выпей–ка вина. Оно согреет и развеселит, — он налил ей полный стакан, и Танис выпила, улыбнулась, и настроение ее сразу поднялось.

— Где Валин?

— Он разговаривает с людьми. Скоро придет.

— Я должен поблагодарить вас обоих за то, что вы меня приняли, но тебя — особенно, за то, что ты помогла мне тогда на рыночной площади.

Она внимательно посмотрела на Старка и ответила:

— Благодари, если хочешь. Скоро в жизни останется мало доброты. — Она посмотрела в сторону Стены, откуда слышался стук подкованных сапог и хриплые голоса часовых.

Старк потянулся к Танис, привлек ее к себе и поцеловал, ощутив нежность и силу ее тела. Он чувствовал, как бьется под его пальцами жилка на ее шее, как поднимается и опускается ее грудь, чувствовал все ее существо, особое и неповторимое.

Танис прижалась к нему почти в отчаянии, молча, и он подумал, что держит в руках маленького испуганного ребенка, нуждающегося в защите.

Должно быть, при этом что то в его поведении изменилось, она отпрянула от него и улыбнулась, покачав головой.

— Выпью, пожалуй, еще вина, — она подняла стакан и вдруг замерла, прислушиваясь. — Как бы там ни было, пришел мой брат.

Валин выглядел веселым и оживленным. Вначале он подсел было к ним, собираясь поесть, но потом вскочил и принялся шагать по комнате. Глаза его были чересчур блестящими, а голос звенел, когда он рассказывал обо всем, что видел.

— Мне приходилось действовать очень осторожно, Старк. Лишь четверым известно о талисмане, и я доверяю им, как самому себе. Одно слово, влетевшее не в то ухо, и ни один из нас не доживет до того времени, когда будет ясно, что станет с Кушатом.

— Ты назначил место встречи?

— Да. У Праздничных Камней. Они находятся за городом… — Валин сел возле Старка, обмакнул палец в вино и принялся рисовать карту на столе. — Это здесь, к северу, примерно в двух милях. Там каждую весну устраивают праздники, теперь же это делают главным образом для детей.

Старк кивнул. Солнце встает и садится на всех планетах, и на каждой из них поклонение могущественному богу является таким же девизом, как и сама жизнь.

— Все знают, где они находятся, — говорил Валин, — а оттуда прямой путь к тропе. Все обговорено. Каждый из них найдет дорогу из города. Есть сотни дорог, и все они известны каждому вору.

Старк снова кивнул. Таким был каждый известный ему марсианский город.

Со стороны Стены послышался шум смены караула. В комнате стало внезапно душно.

— Я хотел бы выйти, — сказал Старк. — Это можно?

— Да, до тех пор, пока мы в квартале. — Валин вскочил с мыслью снова бежать, — Пойдем, покажись людям, чтобы они знали тебя.

Накидывая плащ, Старк холодно проговорил:

— Ты сможешь показать мне одну из тех лазеек, о которых знают все твои воры, на тот случай, если в пылу битвы нас разбросает в разные стороны?

— Я же сказал тебе, — весело ответил Валин. — Я не солдат. Идем. — Он взял Танис за плечо. — Попытайся немного поспать, малышка. Тебе это нужно.

Танис неуверенно улыбнулась, и они вышли из дома, оставив ее одну. Обе луны были в небе, и крыши домов заливал зеленовато серебряный свет. Башни королевского дворца тянулись к небу так, будто хотели схватить ближайшую луну, а та насмешливо лила на них свой призрачный свет, обнажая все бреши и проломы.

Улицы были погружены в темноту, лишь часовые сигналили друг другу фонариками, да кое где из незашторенных окон падал свет.

Старк заметил, что Валин спускается с лестницы быстро, не оглядываясь. Он понимающе улыбнулся и последовал за ним.

— Кажется, город очень спокоен, — сказал Старк, двигаясь за Валином по извилистой улочке.

— Да, люди еще не верят, даже здесь, в квартале. Никто еще не был свидетелем нападения, и никто не думал, что оно может произойти в зимнее время. Зима — время безопасное, и мастеровые зимой слишком заняты тем, чтобы заработать на жизнь. Летом, правда, пытаются грабить те караваны, что снабжаются для торговли с южными городами и нападают на охотничьи отряды. Но на этом все и кончается. Большей частью люди в Купите похожи на Танис и не думают о талисмане, считая, что Великая Стена по прежнему защищает их, — он посмотрел на Стену. — Да и я сам, когда смотрю на Стену, что ни говорил бы мне разум, верю, что она способна выдержать любое нападение.

— Все равно, — сказал Старк. — Покажи мне тайные тропы.

Валин показал ему несколько троп. В самой Стене было место, где одна из плит открывалась в темный тоннель, было другое место, где одна из плит мостовой переворачивалась, а за ней открывалась железная лестница, чьи ступени, как сказал Валин, вели к старинной системе канализационных труб, несущих под Кушатом потоки весенних вод.

— Отлично, — одобрил Старк. — Но мы можем оказаться вне Квартала. Что делать тогда?

— В таком случае лучше всего скрыться через Квартал Тайных Могил. Так его называем только мы. Ремесленники называют его Кварталом Благословенных. Это место захоронения.

Он провел Старка по крышам и указал путь, как мог, а потом описал, как найти дорогу в тот скрытый лабиринт, что тянулся под землей на нескольких уровнях:

— Придерживайся главного тоннеля, и он выведет тебя под Стеной прочь из города.

Он помолчал и добавил:

— Туннель проходит под Королевским Городом. Именно этот путь избрал Камар для побега из Кушата, Он мог бы и вернуться тем же путем. Конечно, люди, пользующиеся трубами, делают это главным образом для встречи с чужеземцами торговцами. Летом, когда подходят караваны, сделки проходят быстро… Бедный Камар. Грех гордыни. Но, возможно, он в конце концов сослужил городу великую службу!

— Скоро мы это узнаем, — сказал Старк, ощущая тяжесть пояса на своей талии. — И, без сомнения, раньше, чем этого хотим.

Потом они ходили по бедным тавернам, где воздух был густым от дыма, пота и старой кожаной одежды.

Они посидели понемногу в каждой, попивая кислое вино, прибывшее из мест более теплых. Каждое из худых темных лиц, которые замечал Старк, было обращено к нему, но ни один не произнес ни слова. Когда они шли домой, одна из лун висела над самой Стеной, и черные фигуры часовых плавали в ее свете.

Танис спала, и они улеглись тихо, чтобы не беспокоить девушку.

Очень поздно, когда дальняя луна склонилась к западу, Танис проснулась и поняла, что заснуть больше ей не удасться. В комнате стояла тишина, если не считать дыхания спящих мужчин. Шагов дозорных не было слышно. Танис встала, подошла к окну и отдернула шторы. Ветер и лунный свет проникали в комнату. Она стояла, завернувшись в меховой плащ, облокотившись на подоконник, и смотрела в ночное небо.

Старк тревожно зашевелился, перевернулся на бок. Движения его становились все более беспокойными. Танис подошла к нему и коснулась его плеча.

Он мгновенно проснулся.

— Тебе что то снится, — тихо прошептала Танис.

Старк покачал головой. Глаза его были все еще закрыты, хотя причиной был вовсе не сон.

— В воздухе пахнет кровью, — тревожно прошептал он.

— Я ничего не чувствую, кроме запаха гари.

Старк встал.

— Разбуди Валина. Я иду к Стене.

Он снял с вешалки свой плащ, и распахнув дверь, вышел на ступеньки лестницы. Лунный свет, отразившийся в его глазах, сделал их бледными, будто покрытыми пеленой тумана. Танис вздрогнула и повернулась к Валину.

— Вставай, — потрясла она брата за плечо.

Тот уже проснулся, и вместе они последовали за Старком по крутой лестнице, ведущей к верху Стены.

Старк смотрел сверху вниз туда, где вниз от гор убегала равнина. На равнине не было видно никаких следов движения. Ничто не нарушало тишины.

— Они нападут на рассвете, — сказал Старк.

ГЛАВА 8

Они ждали. Поодаль склонились над маленькими жаровнями дозорные, соорудив из плащей что то вроде палаток, чтобы скрыть свет. Они равнодушно смотрели на троих штатских.

Ветер со свистом гулял над Вратами Смерти, а внизу, на улицах, вздрагивали и ежились от него часовые,

Они ждали, но все оставалось по прежнему.

Наконец Валин сказал:

— Как ты можешь знать, что они придут?

Старк вздрогнул, но не от холода. Каждый мускул его пришел в движение. Дальняя луна склонилась к горизонту. Лунный свет потускнел и изменился, а равнина была все еще чистой и спокойной.

— Они будут ждать темноты. Подождут еще час другой, пока не наступит промежуток между заходом луны и восходом солнца.

Он обернулся и посмотрел на скалы, высившиеся над Кушатом. В этом месте они почти смыкались, образуя один причудливо изогнутый массив, похожий на последний всплеск убегающей вселенной, белый гребень ее казался посыпанным пеплом погибших миров.

Он смотрел на узкий зев Врат Смерти, и то, что было в нем первобытного, сжалось и застонало, удрученное предчувствием судьбы. Ибо получалось, что он прошел полмира для того, чтобы здесь, сейчас, дрожа всем телом, держать талисман давно умершего короля.

Если и дальше все будет складываться так, как он предполагал, то вскоре ему придется последовать по пути этого короля в Неведомое, что лежит за этим проходом, может быть, в то Неведомое, что говорило с ним тогда обволакивающими, как паутина, словами.

Он вздрогнул при воспоминании об этих голосах и подавил в себе желание сорвать сейчас же пояс с талисманом и швырнуть его за Стену.

Старк напомнил себе, как, подъезжая к Кушату, он глядел вверх на тропу и страстно жаждал той силы, что могла там находиться, что была способна уничтожить Сиарана и мекхов. Он рассмеялся, но не потому, что стало весело, а от собственной непоследовательности.

Он сказал Валину:

— Камар рассказал мне, что люди считают, будто в конце Ван Круачо ушел за Врата Смерти. Это так?

— Так говорит легенда, — пожал плечами Валин. — По крайней мере, в Кушате он не похоронен. А почему ты спросил об этом?

— Не знаю, — ответил Старк и отвернулся.

Луна коснулась горизонта, последний луч красного ее света тронул снег и погас.

Танис теснее прижалась к Валину и тревожно смотрела на Старка. В нем ощущалось какое то нетерпение. Валин тоже чувствовал это и завидовал ему. Самому ему хотелось вернуться туда, где тепло и уютно, но ему было стыдно признаться в этом. В душе у него было сомнение, но он не уходил.

Шло время, сотканное из бесконечных минут. Часовые дремали над своими жаровнями, равнина быта погружена в полную темноту. В небе мерцали лишь далекие звезды.

— Вы слышите их? — спросил Старк.

— Нет.

— Они идут.

Его слух, куда более тонкий, чем слух Валина, уловил легкие шорохи, следы движения в темноте огромной армии. Легко вооруженные воины, охотники, привыкшие водить животных по снегу, умели делать это бесшумно. И все же звуки их дыхания, шевеления, шепота, можно было отличить от шума ветра.

— Я ничего не слышу, — сказал Валин.

Покачала головой и Танис.

И опять они ждали. Западные звезды показались над горизонтом, а на востоке появилась тусклая полоска.

Равнина по прежнему была темна, но Старк различал уже призрачные силуэты высоких башен Королевского города и думал о том, кто будет королем Кушата к тому времени, когда сядет еще не взошедшее солнце.

— Ты ошибся, — сказал Валин, пристально вглядываясь вдаль. — В долине никого нет.

— Иди, растолкай того дозорного, — сказал Старк, а сам направился к другому. Воин заворчал на него, но Старк грубо поставил его на ноги и сбросил жаровню на улицу. — Появилось нечто такое, что тебе следует видеть, — сказал он дозорному.

В прозрачном марсианском воздухе заря разгоралась быстро, и теперь она уже осветила равнину, с жестокой беспощадностью озарив клинки сабель, острия копий, заиграла на шлемах и кольчугах, на броне животных. Она заиграла на рыжих волосах, на кожаных плащах, зажгла стяги кланов алым, золотым и зеленым на фоне снега.

Мертвая тишина длилась столько, сколько люди способны сдерживать дыхание, потом дозорный побежал, громко топая ногами, схватил молот и принялся выбивать сигнал тревоги, звук этот был подхвачен другими.

Армия варваров ответила им диким воплем, заиграли охотничьи рога, свирели, застучали барабаны, и Стена эхом ответила этим звукам, как будто подавая сигнал к началу битвы.

Люди Мекха пришли в движение.

Вначале они двигались медленно и осторожно, потом передние ряды перешли на бег, который убыстрялся под напором последующих рядов, и вскоре вся армия понеслась вперед. Варвары ринулись на город, подобно воде из прорванной дамбы.

Они приближались. Множество высоких людей, мчавшихся с быстротой оленей, кричащих и размахивающих огромными мечами. Никаких приказов не было слышно, но армия двигалась вперед, как по команде. Появлялись все новые и новые ряды. Все это превратилось в единую кричащую массу, от движения которой дрожала земля.

Тут Старк осознал, что он слишком перегнулся через парапет и Валин старается оттащить его назад.

— Ты, неверное, хочешь драться с ними один, упрекнул его Валин, но Старк так посмотрел на него, что тот подался назад и добавил. — Полегче, друг, мои нервы такого не выдержат. Твоя встреча с Сиараном еще впереди.

Он указал рукой в сторону, откуда к ним бежали солдаты, крича, чтобы они немедленно слезали со стены.

Старк пожал плечами и последовал за Валином вниз, а затем по другой лестнице на крышу здания. Танис шла за ними, и они устроились так, чтобы можно было видеть происходящее.

И снова Старк погрузился в каменное молчание, не отрывая взгляда от черного шлема Сиарана.

Кушат ожил мгновенно. Все еще звенели гонги тревоги, но солдаты были уже на Стене. Их было очень много и, казалось, их количество сравнялось с армией варваров. Толпы людей заполнили улицы, крыши зданий, сидели в окнах. Подошел отряд знати, выглядевшей очень храбро в своих красивых доспехах.

— Что ты теперь думаешь? — спросил Валин, но Старк покачал головой: — Первая атака будет неудачной, но потом все будет зависеть от того, достаточно ли тверд их предводитель, чтобы выдержать и удержать своих людей под Стеной… Мне кажется, достаточно…

В течение последующего времени они молча наблюдали.

Загремели огромные баллистары, посылая булыжники в атакующих. Затрещали кости, полилась кровь.

Запела тетива луков, тысячи стрел полетели во все стороны. Война здесь, в Северных Землях, была примитивной, как и на всем Марсе, исключая те места, куда было завезено земное оружие. Причиной тому был недостаток мыслей, металла, энергии и химических элементов.

Люди падали, их товарищи оттаскивали или отпихивали павших в сторону, а внизу, как подкошенные, падали варвары. В морозном воздухе звенели, не прекращаясь, крики людей, уланов, и Старк слышал, как царапают камень крючья лестниц. Он было подумал, что ошибся, и уже первая атака увенчалась успехом.

Солдаты Кушата сражались храбро, но эта битва была для них первой и единственной. Они походили на стадо овец, загнанных в горы убийцами.

Однако Стена еще держалась, и к полудню натиск варваров потерял свою силу. Люди Мекха утихли и угрюмо оставили поле боя, отойдя на равнину.

— Ты видишь, Старк? — сказала Танис. — Стена нас защищает. — Лицо ее было измученным, но горело надеждой. — Ты видишь? Они ушли! — Они оставили своих мертвых! Судя по обычаям известных мне племен, это залог того, что они еще вернутся. Посмотри–ка сюда. — Он показал на равнину. — Черное знамя со светлой полосой. Это знак Сиарана. Посмотри, к нему собираются главари.

Глядя на поредевшие ряды защитников, Валин сказал:

— Если это не победа, то другой нам не добиться.

Однако город ликовал. Люди бежали по улицам, чтобы обнять солдат, знать скакала вдоль Стены и вид у нее был очень важным, а над самой высокой башней Королевского Города трепетал на ветру алый стяг.

— Принеси немного поесть, — попросил Старк Танис — Еще есть время.

— Я не верю тебе, Старк! — с яростью бросила она. — Враги разбиты!

Все же она сходила за едой.

Солнце поднялось высоко, и они продолжали ждать.

Вскоре после полудня армия варваров вновь пришла в движение. Она распалась на три потока, а четверти остался в резерве. Два потока с разных сторон устремились к Стене, а третий просто ждал.

И Старк сказал:

— Вот с этого Сиарану и следовало бы начать. Но варвары независимы, и их нужно было поколотить, чтобы они начали слушаться. Теперь посмотрим. Кстати, знати не мешало бы вызвать подкрепление под Стену.

Подкрепление подоспело мгновенно. Силы защитников разделились и устремились к двум точкам Стены, находящимся под угрозой, так как нападавшие уже лезли на Стену. Оставшиеся участки Стены теперь едва закреплялись.

Третья группа варваров тучей устремилась к воротам.

— Что это за звуки? Как гром… — с тревогой спросила Танис.

— Таран, — коротко ответил Старк. — Они бьют им по воротам.

Сделавшись вдруг очень беспокойным, он следил, как офицеры пытаются справиться с этой новой опасностью, хотя число нападающих значительно превышало их силы. Та часть, что атаковала ворота, была хорошо организована. Вспотевшие рыжеволосые гиганты, орудующие тараном, были защищены щитами. Воины сомкнули щиты над их головами, образовав подобие крыши. Другие воины защищали их с боков. На равнине под черным знаменем Сиарана несколько предводителей и отряд резерва нетерпеливо ожидали своей очереди.

— Теперь тебе лучше уйти, — сказал Старк Валину. — Возьми талисман, собери своих людей и уходи.

Валин сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Ни один человек не покинет Кушака, прежде чем вступит за него в битву, — он сердито посмотрел на Старка.

Тот пожал плечами.

— Их черед приближается — Он кивнул в сторону толпы, собирающейся вступить в сражение. — Что ж, иди, встречай их. — Он встал и повернулся к Танис. — Прошлой ночью ты спрашивала меня, как ты сможешь помочь в сражении за город, — он снял с себя пояс и надел на нее. — Береги его, а также ту часть одежды и еды, что сможешь унести. Иди и жди нас у Праздничных Камней.

Она, казалось, собралась возразить, но он мягко добавил:

— У тебя талисман. Ты должна сберечь его!

Танис смотрела на него широко раскрытыми глазами, а Валин нетерпеливо проговорил:

— Ну что, так и будешь стоять?

Он поцеловал ее в щеку и подтолкнул к лестнице. Они спустились с крыши и, когда проходили мимо двери, ведущей в комнату, он добавил:

— Жди нас. Кто–нибудь придет.

Он начал спускаться, а Старк улыбнулся ей.

— Будь осторожна, не забывай, что ты хранишь, и стал спускаться вслед за Валином.

Дойдя до подножия лестницы, он оглянулся, Танис не было видно, она ушла в комнату, унеся с собой пояс Камара и талисман. Старк почувствовал себя легко и свободно, как будто с него свалился невообразимо тяжелый груз.

Они присоединились ко все растущей толпе мужчин, которые шли оборонять свой город. Валин бежал подле Старка, и лицо его было таким напряженным и бледным, что Старк сказал:

— Когда ты нанесешь первый удар, и он закричит, у тебя проснется жалость к нему. Тогда вспомни, что он пришел сюда сам и никто его не звал, что он пришел убить тебя.

— Спасибо! — сердито фыркнул Валин. — Но думаю, что ничего такого не почувствую!

— Зря! — сказал Старк. — Почувствуешь!

Оружие мертвых и раненых солдат складывалось в кучу, чтобы горожане могли вооружиться. Они тоже выбрали себе оружие и поднялись на Стену.

ГЛАВА 9

Это была пустая трата времени, и Старк это понимал. Он подумал, что, возможно, некоторые из тех людей, что суетятся рядом с ним, тоже сознают это, а уж ворам вообще можно было улизнуть из Кушата, а не ждать неведомого, и в нем начало расти уважение к людям этого города. Сам он мыслил просто: человек, который не хочет защищать то, что имеет, не достоин это иметь.

Некоторые считают капитуляцию шагом великодушным, но для Старка это была лишь попытка перекрасить трусость в добродетель.

Как бы там ни было, эти люди сражались. Воры и ткачи, мясники и оружейники, каменщики и трактирщики. Не очень то хорошо они умели это делать, и офицеры командовали ими, делая свое дело немногим лучше.

Зловещий грохот тарана у ворот не умолкал, варвары, атакующие Стену, прибегали к различным уловкам. Затевали драку в одном месте, а потом переносили всю силу удара в другую точку. Играют с нами, подумал Старк, заметив, что запас стрел как будто сокращается и что все большее количество защитников бросают свои луки.

Он посмотрел на черное знамя, развевающееся над равниной.

И тут ожидание кончилось.

Тот, кто держал знамя, поднял его выше и поскакал, возглавив резервные силы. Мелькнула черная кольчуга Сиарана. Вся масса варваров пришла в движение и дико вопя ринулась на Кушат.

— Не нужно слишком тянуть, друг, — сказал Старк Валину. — Помни, что впереди еще битва.

— Я знаю, — ответил Валин. — Я знаю.

Лицо его было искажено болью. Он видел, как умирает его город. Ему еще не представилось случая пустить в ход клинок.

Но и эта минута приближалась, Крюк лестницы лязгнул о камень лишь в нескольких футах от него. Люди карабкались по ней вверх. Глаза их горели, и они были полны кровожадного желания отомстить за павших братьев, снять с себя позор утреннего поражения. Старк ждал их у конца лестницы со шпагой в руке. Дождавшись, он проткнул двоих, и второй рухнул вниз со шпагой Старка в груди. Третий карабкался наверх, и Старк встретил его с голыми руками.

Валин стоял, как прикованный, и видел, как Старк сбросил со Стены тело врага, слышал, как тот кричал, падая. Он видел лицо Старка, когда он срывал лестницу и швырял ее вниз, и вслед за этим он слышал новые крики.

Потом появились другие лестницы и другие рыжеволосые головы. Старк нашел себе еще шпагу и вовсю ею орудовал. Валин слышал запах крови, и тут его потрясла неминуемость происходящего, физическая близость врага, явившегося, чтобы убить его и уничтожить все, что он любил.

Дикая ярость охватила Валина, он рванулся вперед и принялся молотить по головам, возникавшим над Стеной. Но случилось то, о чем предупреждал его Старк, и вначале ему показалось, что легче было бы действовать, не видя лиц врагов.

Битва была теперь такой жаркой, что все смешалось, и офицеры потеряли контроль над людьми. Все дрались, как могли и где хотели. Битва была жаркой, но длилась недолго.

Варвары овладели Стеной в трех местах, потерпели поражение в двух и снова выиграли в одном. С этих захваченных позиций они устремились вниз, снимая защитников, отбрасывая их, увлекая вниз. Битва перенеслась на улицы, и вдруг все пути, ведущие к центральным частям города, оказались заполненными женщинами и детьми.

Старк потерял из виду Валина. Он надеялся, что тот еще жив и сохранил достаточно благоразумия, чтобы уйти. Но как бы там ни было, теперь все зависело от него самого, и Старк ничего уже не мог поделать. Он перестал о нем думать. Огромные ворота Кушата все еще сопротивлялись напору варваров, и Старк силой прокладывал путь через площадь. Ларьки мелких торговцев были опрокинуты, кувшины с вином разбиты, и красная жидкость пенилась, растекаясь ручьями.

Привязанные животные кричали и бились, пытаясь избавиться от груза. Они пьянели от запаха крови. Убитые громоздились грудами. Все оставшиеся в живых защитники города были здесь. Они инстинктивно образовали квадрат и пытались защитить свои теснимые к лобовой части ворот фланги. Каждый камешек у них под ногами сотрясался от ударов тарана. Обшитые железом бревна отвечали ему жалобным стоном.

Знать сошла со Стены. Сидя верхом, они ждали.

Теперь их осталось совсем мало. Яркие мундиры были порваны и испачканы, лица грязны. Но они по прежнему держались прямо и гордо. Старк увидел Рогайна. Руки его были белы, но не дрожали.

Последний раз ударил таран. С горьким криком провисли ослабевшие болты, и ворота распахнулись.

Знать Кушата бросилась в атаку. Как подобает солдатам, они ринулись на всадников Мекха и удерживали их, пока не пали под ударами их мечей. Оставшиеся в живых были смяты животными. Первым в ворота ворвался Сиаран, Много животных пустыни мчалось без седоков. Старк воспользовался одним и пустил животное в галоп. Там, где гуще завязывалась драка, мелькал силуэт в черной броне, и топор его без устали рубил противника. Глаза Старка затмились холодным радостным огнем. Он забыл о талисмане и судьбе Кушата. Старк был свободным человеком. Он вонзил каблуки в чешуйчатые бока животного, и оно рванулось вперед.

Чувство, овладевшее Старком, было таким сильным и ярким, что заглушало страх. Все в нем вилось и трепетало. Прокладывая себе путь через толпу длинной шпагой, он закричал:

— Сиаран!

Черная маска повернулось в его сторону.

— Старк!

Землянин снова пришпорил животное:

— У моей шпаги пока есть право, ублюдок!

Из отверстия в маске послышался хорошо знакомый голос:

— Тогда пользуйся им! — Черный топор описал дугу, предупреждая друзей и врагов, что это личный бой.

Внезапно они оказались в маленьком круге, в самом центре битвы. Их животные полетели друг на друга, топор описал кривую и шпага, блеснув, рванулась ему навстречу.

Раздался звук металла, и топор упал на землю. Из глоток варваров вырвался единый вопль. Старк не обратил на него внимания и снова пришпорил животное.

Сиаран потянулся за шпагой, но его рука, ослабленная силой предыдущего удара, оказалась не такой быстрой, как раньше. Эфесом своей шпаги Старк нанес удар по черному шлему так, что металл зазвенел как колокол. Сиаран покачнулся в седле. Это длилось мгновение, но его оказалось достаточно. Старк сорвал с противника маску, отбросил ее и впился руками в незащищенное горло.

Он не свернул эту шею, как рассчитывал это сделать, но все люди кланов замерли не шевелясь.

Теперь Старк понял, почему вождь Сиаран никогда не показывал своего лица.

Шея, которую он сжимал, оказалась белого–белого цвета, а руки его скрывались в гриве черных волос, упавших из под маски на кольчугу. Алые губы были перекошены яростью, удивительная линия щек и подбородка, глаза, горящие злобой и гордостью, как у молодого орла. Прекрасное лицо, но ни в одном мире, ни мужчины.

В это мгновение всеобщего замешательства она оказалась более быстрой, чем Старк. Ни малейшее изменение в ее лице не послужило ему предупреждением. Два ее кулака взлетели над его протянутыми руками и ударили в челюсть с такой силой, что его шея чудом не оказалась сломанной. Старк вылетел из седла и оказался на залитых кровью камнях. На мгновение свет померк перед его глазами.

Женщина повернула свое животное. Нагнувшись, подняла топор и посмотрела на своих приближенных и воинов, не сводящих глаз со Старка.

— Я вела вас с честью, — сказала она. — Я взяла для вас Кушат. Пойдет ли кто–нибудь из вас против меня?

Они знали этот топор, но не знали ее. Они тревожно переглядывались, совершенно сбитые с толку. Старк, лежа на камнях, видел ее через застилавшую глаза пелену. Она казалась величественной на фоне неба в своей черной кольчуге, с развевающимися по ветру волосами. Он почувствовал странную боль в душе, нечто вроде холода предвидения, а запах крови, поднимавшийся с камней, дополнил впечатление.

Знать Кушата выбрала этот момент для нападения. Это странное превращение повелителя Мекхов дало им возможность собрать людей, и теперь они считали, что боги послали им чудо, чтобы спасти их. Там, где не осталось ничего, кроме смелости, они нашли надежду.

— Женщина! — закричали они. — Проститутка! Лагерная проститутка!

С этим словом, как с заклинанием, они кинулись на врага.

Та, что была вождем Сиараном, так глубоко вонзила шпоры в бока животному, что оно закричало дурным голосом и полетело вперед. Не глядя, следуют ли за ней ее люди, она врезалась в гущу людей Кушата. Она носилась среди них, отчаянно работая топором.

Она зарубила троих, двоих оставила истекать кровью на камнях, по прежнему не оглядываясь на своих.

Люди кланов обрели дар речи.

— Сиаран! Сиаран! Сиаран!

Крики эти потонули в шуме битвы. Все как один последовали за ней. У этих дикарей оставалось только две возможности: сразить ее или повиноваться ей, и они выбрали вторую. Отныне они будут следовать за ней всюду, куда бы она не повела их. Преданность их будет иной, более сильной, чем испытали бы они к мужчине. Так будет до тех пор, пока она не разрушит этот образ, созданный ею самой — образ богини.

Старк едва удержался от смеха. Вместо того, чтобы убить Сиаран, он дал ей такую власть, о которой она, может быть, и не мечтала. Теперь ее не могло остановить ничто, кроме смерти.

«Отлично — мелькнула мысль в каком то уголке его сознания — отлично!»

Мимо него проносились ноги. Они толкали его, переступали через него. Люди дрались над ним, животные едва не наступали на него своими копытами. Страх смерти прояснил его мысли.

Старк встал на колени, но это движение привлекло внимание воина, считавшего его мертвым. Он закричал и поднял пращу, намереваясь сразить Старка, как вдруг упал на землю, и чей то голос с горечью сказал Старку:

— Хватай его шпагу, черт возьми! Я не могу удержать их один!

Это был Лу — усталый, грязный, окровавленный, постаревший на сто лет с того времени, как Старк видел его в последний раз. Старк схватил шпагу и встал рядом с ним.

Они дрались бок о бок, прокладывая себе путь в толпе дерущихся. Но драка очень скоро превратилась в бегство, и прежде, чем они это осознали, они оказались вне площади. Здесь, на узких улочках, натиск врагов сделался сильнее. Развернуться было негде, люди сбивались в кучи и варвары легко расправлялись с ними.

— В этом нет смысла, — хмыкнул Старк. — Мы можем отсюда выбраться?

— А какая разница? — спросил Лу. — Какая разница, где умирать?

— Если ты предпочитаешь драку смерти, — сказал Старк, — то знай, что предстоит еще одна битва.

Лу бросил на него измученный взгляд.

— Где, Старк? Где? Город потерян!

— Удалось кое что найти, — ответил Старк, оглядываясь. Варвары запрудили всю улицу, и к тем местам, которые показал ему Валин, пройти было невозможно. Он схватил Лу за плечо. — Если ты выведешь нас к Кварталу Благословенных, я покажу тебе эту вещь!

Лу пристально всмотрелся в него. Они были зажаты людьми, прижаты к холодным камням домов. Лу покачал головой.

— Я покажу дорогу, но мы должны пробиться сквозь толпу.

Старк кивнул:

— Будем пробиваться. Держись ближе.

Старк начал прокладывать путь с особой яростью, ибо понимал, что скоро Сиаран бросится на его поиски. Она — было все еще странно думать, что вождь Сиаран — женщина — хотела убить его, потому что ни один вождь не может нарушить обычая битвы один на один.

Нельзя было забывать о талисмане. Лишь удивление, вызванное сорванной маской, и внезапность начавшегося столкновения спасли его на площади. Думая об этом, Старк пробивался вперед все быстрее. Люди ругали его, били, но он был выше и сильнее большинства и охвачен большим отчаянием, чем остальные, а поскольку сзади еще помогал Лу, то вскоре они оказались по другую сторону затора, где толпа распадалась на ручейки слепо бегущих людей.

Старк тоже побежал. Его направлял бежавший сзади Лу. Они пробежали через ворота Воровского Квартала. Здесь суета только начиналась. Большая часть лавочек была заперта, в домах царила тишина.

У Лу вырвалось рыдание — хриплый резкий звук:

— Они предали нас! Они солгали!

— Насчет талисмана? Да?

— Они солгали! Но страшно не это! Мы были дураками! Идиотами!

— Дураков хватает везде, — на бегу успокаивал его Старк. — Человек должен учиться сам думать.

— Они умерли! — сказал Лу мстительно. — Они заплатили за свою глупость.

— Они хорошо встретили смерть?

— Большинство да. Даже старина Соубелл. Но какая польза от их смелости, проявленной в последнюю минуту!

— Каждый человек должен ответить на этот вопрос сам, — сказал Старк, оглядываясь. — В ворота Воровского Квартала вбегали люди, над ними высились несколько всадников, прокладывавших себе дорогу среди бегущих. Их было человек десять и, судя по всему, они кого то искали.

— Вчера твои начальники тебя вполне удовлетворяли, так что можно сказать, что ты их заслужил. А теперь оставим эти глупости и подумаем, как нам выжить. Он подтолкнул Лу к поперечной улице, — Как идти к Кварталу Благочестивых?

Лу открыл было рот, но потом закрыл его и устало махнул рукой.

— Что зря спорить, — сказал он и показал рукой: — Сюда.

— Быстрее, — поторопил его Старк, — наездники Сиаран ищут нас.

Они побежали оглядываясь.

— Она тебе этого не простит, — сказал Лу и выругался. — Какой позор для нас — потерпеть поражение от женщины!

— Неправда! Кушат был захвачен военными, — возразил Старк. — Не забывай об этом.

Дорога была неровной и извилистой, и скоро главная улица скрылась из виду, но чуткое ухо Старка слышало мягкие звуки топота животных. Он схватил Лу за руку и увлек в переулок между домами. Там они, сориентировавшись, продолжали двигаться задворками, и Старк увидел, что большей частью эти дома были покинуты давным давно.

Окна зданий зияли пустыми глазницами, стены были в глубоких трещинах. Звуки войны и смерти сделались вдруг очень далекими.

— Далеко еще? — спросил Старк.

— Не знаю… не очень… думаю.

Они продолжали продвигаться вперед, спотыкаясь и оскальзываясь на камнях. Потом развалины кончились темной стеной высотой футов восемь. Лу сказал:

— Здесь, на другой стороне.

ГЛАВА 10

Старк вскарабкался на стену, сел и, тяжело дыша, стал смотреть на Квартал Благословенных.

Зрелище было не из радостных. Кушат был очень старым городом, и большая часть умерших была похоронена здесь. Территория этого квартала превышала территорию, занятую жилыми домами. Каменные надгробья со временем обволакивались землей и прямо на них возводились новые, а потом еще. Так что некоторые походили теперь на высокие стены.

Куда ни глянь, везде виднелись эти стены, а над всем этим веял холодный ветер.

Еще выше надо всем громоздились мрачные скалы с проходами в них.

Старк. втянул в себя холодный воздух, и все, что было в нем первобытного, шевельнулось, дрожа.

Он обернулся назад, туда, откуда доносились звуки борьбы и насилия. Столбы дыма и огня поднимались тут и там, крики женщин сливались в один пронзительный вопль. Толпа варваров приблизилась к Королевскому дворцу. Алый стяг исчез с высокой башни.

Лу взобрался на стену и сел рядом со Старком С любопытством глядя на него, он спросил:

— В чем дело?

— Я думаю о том, что предпочел бы быть сейчас там, где битва жарче всего, а не сидеть здесь, в этом тихом месте.

— Так почему мы не идем туда?

— Потому что Валин рассказал мне, каким путем ходят те, кто грабит могилы…

Лу кивнул, глядя на Старка, и криво усмехнулся.

— Но ты боишься?

Старк нервно пожал плечами.

— Я ненавижу тебя, Старк, — продолжал Лу, — ненавижу за то, что ты так чертовски силен и заставил меня почувствовать себя ребенком. Но за завесой этих мускулов ты и сам ребенок. — Он спрыгнул со стены. — Идем. Я помогу тебе сохранить безопасность среди пыли и сухих костей.

Старк пристально посмотрел на него, потом рассмеялся и последовал за Лу, хотя все еще неохотно. Они пошли между могилами и высокими стенами, не забывая о всадниках Сиаран и двигаясь поэтому тихо. Лу остановился, поглядел Старку в лицо, спросил:

— Что ты имел в виду, когда сказал мне, что нашлось кое что еще?

— Талисман!

Порыв ветра ударил Лу в лицо, а он стоял и смотрел на Старка безумными глазами.

— Откуда ты знаешь о нем, чужестранец?

— Я сам принес его сюда, взяв из рук вашего человека по имени Камар, он был моим другом и не дожил до того часа, когда смог бы вернуть его.

— Понимаю, — кивнул Лу. — Значит, тогда утром, у памятника Вана Круачо…

— Да. Я знал, что ты лжешь.

— Неважно. Где он, Старк? Я хочу его видеть!

— Он в надежных руках и давно вынесен из города. — Старк в мыслях надеялся, что это так. — Он должен быть у Праздничных Камней.

— Мы идем туда?

— Да.

— Хорошо, — сказал Лу. — Хорошо. Где вход в эту крысиную нору?

Старк указал на арку ворот в конце улицы, по которой они шли.

— Я должен посчитать оттуда. Смотри, не появятся ли люди Сиаран.

Всадников не было видно. Они, может быть, повернули назад, но, возможно, проникли сюда раньше и сейчас прячутся среди гробниц.

Подойдя к арке, Старк начал считать стеллы, как учил его Валин. Он прошел мимо той, что раскололась пополам, мимо той, что упала, мимо той, на которой было выгравировано имя женщины.

— Здесь! — сказал он и остановился у гробницы, рядом с которой высился большой камень. Больше она ничем от остальных не отличалась.

Старк начал ощупывать камень сверху, Лу ощупывал внизу,

— Старк, — резко спросил Лу. — Что, если ты сосчитал неправильно?

— Вернемся и начнем сначала.

Вдруг Старк, насторожившись, посмотрел влево. Там среди гробниц что то шевельнулось, и Старк заметил, как меж камней мелькнула рыжеволосая голова. Потом еще и еще несколько. За ними показался отряд наездников. Они, видимо, приблизились к месту захоронения, пока Старк и Лу возились с плитой, и теперь развернулись цепью, собираясь захватить добычу.

Один из них понял, что их заметили, и закричал. Старк начал лихорадочно ощупывать плиту.

Если он действительно ошибся в счете. Тут он нашел то, что искал. Положил обе руки на плиту, как учил Валин, и толкнул ее.

Несколько мгновений плита не шевелилась, зато рыжеволосые всадники мчались к ним во весь опор. Потом плита подалась с хриплым стоном, в лицо ему ударил холод подземелья, Он пропустил Лу вперед и оглянулся на всадников. Не совсем поняв, что происходит, те подняли луки.

Старк нырнул в подземелье, и одновременно полетели стрелы. Одна попала ему в ногу.

— Закрой ее, — крикнул Лу, — Не то эти ублюдки полезут за нами!

Они налегли на плиту, и она лязгнув, вернулась на место, отрезав их от света и шума.

Некоторое время они молча приходили в себя. Снаружи донеслись крики врагов.

— Они смогут открыть ее? — спросил Лу.

— Вряд ли. Устройство очень хитрое.

В камень сердито заколотили, а потом послышались новые звуки: люди взобрались на плиту и с помощью острых пик искали возможную трещину.

— Так они далеко не уедут, — сказал Старк, — но им ничего не стоит послать за подкреплением с молотами и кувалдами. Нужно уходить.

— А как насчет света?

Старк завозился в темноте, вспоминая наставления Валина.

— Даже расхитителям могил нужен свет для их ремесла. Здесь, если я смогу найти…

Он нашел фонарь, аккуратно поставленный в углу, его маленькое пламя дало достаточно света. Старк вставил в фонарь еще одну свечу, а остальные убрал вместе с запалом под тунику. Пусть люди Сиаран сами ищут себе свет.

Стук снаружи становился все сильнее. Старк осмотрел рану на ноге. Она была неглубокой, но сильно кровоточила. Лу перевязал ему рану тряпкой, оторванной от одежды. При свете фонаря они изучали внутренность гробницы. Она была довольно большой и Почти пустой. Уступы камней использовались лишь для хранения добычи.

— Хорошо, — сказал он, когда Лу закончил с перевязкой. — Вон тот камень с кольцом, он вынимается.

Под камнем оказался узкий спуск с вырезанными по краям выемками для рук и ног. Старк заглянул в лицо настороженно вглядывавшегося вглубь Лу и спросил:

— Куда девалась твоя смелость, Лу?

— Меня беспокоит не прах и не высохшие кости. Я думаю о том, что будет, если я оступлюсь.

— Я полезу с фонарем первым, — сказал Старк. Он опустился на колени перед отверстием и прикрепил фонарь к груди; нащупав зарубки, он начал спускаться.

Старк посмотрел вверх на Лу и сказал:

— Не оступись.

Лу, ничего не ответив, медленно и осторожно последовал за ним.

Они опускались довольно долго. Верхняя часть шахты создавалась в течение многих столетий. В данный момент Старка не интересовала археология, но невозможно было не заметить смены пластов, когда они проходили мимо них. Потом шахта расширилась, каменные стены стали более крепкими, и Старк понял, что попал в основную шахту, чей возраст был известен одному лишь Богу. Они сделали ее глубокой, эти давно исчезнувшие строители, и Старк проклинал их с каждым шагом, ибо каждый шаг был таким трудным, что пот выступил у него на лбу, мышцы болели, а неуверенные шаги Лу скребли камень над его головой.

Наконец он оказался на полу комнаты с прекрасным высоким сводом. Старк остановился, подождав, пока Лу перестанет дрожать. В свете фонаря линии стен были такими же ясными и чистыми, как и в тот день, когда их построили.

Комната была пустой, если не считать нескольких обрывков чего то и пыли в углу, как будто ее убрала нерадивая хозяйка. Воздух был пыльным и душным, но свеча горела хорошо.

Старк взял себя в руки. В одной из стен комнаты была грубо вырезанная дверь. Старк открыл ее и вошел в тоннель с грубыми стенами.

Он и понятия не имел, насколько древним мог быть этот тоннель. Больше того, он и понятия не имел, для чего нужно было идти на такой огромный труд, создавая его, если каждая гробница, соединявшаяся с ним, не была сказочно богата.

Они прошли через целую анфиладу комнат, и все они были пусты, лишь кое где лежали кучки костей или черепки. Боковые тоннели вели, должно быть, к другим могилам.

Старк заподозрил, что этот тоннель был заложен тогда, когда в Кушате появилась первая могила, и что для дальнейшего его расширения времени было вполне достаточно.

— Ты знал о нем? — спросил Лу. — Насчет подземных ходов под городом рассказывали много историй. Но мы никогда не обращали на них внимания. Впрочем, это не самая страшная ошибка, которую мы совершили.

Голоса в тоннеле казались тусклыми и приглушенными, а боковые проходы отвечали негромким унылым эхом.

Через некоторое время Старк подумал, что последняя гробница осталась далеко позади, и они находятся примерно под Королевским Городом.

Тоннель расширился и перешел в более обширное помещение. Старк поднял фонарь и вгляделся в полумрак. Теперь он понял причину постройки этого тоннеля.

— Катакомбы, — прошептал Лу. — Гробницы королей Кушата.

Темнота быстро поглотила его слова. Лу схватил Старка за руку.

— Зажги свечу.

Старк отдал ему то, что оставалось в фонаре, а туда вставил новую свечу. Лицо Лу выражало глубокое потрясение.

— Но их ведь так тщательно закрывали. Здесь три уровня, и каждая галерея закрывалась, чтобы никто не мог туда проникнуть.

— Проникнуть сверху, — сказал Старк. — Так же, видимо, похитили и талисман.

— О! — произнес потрясенный Лу. — Но посмотри, что они сделали!

Королей Кушата хоронили по–королевски, тщательно бальзамируя каждого и сажая на погребальный трон. Украшали их при этом всеми королевскими регалиями, окружая их оружием, кубками с вином и прочими драгоценностями.

На прекрасно отполированных стенах и потолках были выгравированы картины, изображающие сцены из жизни этих правителей, сидевших вдоль этого длинного и широкого зала, каждый в специально отведенной для него части. Остатки крюков на потолке указывали на то, что некогда висели здесь драпировки, отделявшие эти тронные комнаты одну от другой. Старк мог представить себе богатые ковры, в стенах виднелись отверстия для канделябров, и он подумал о том, какое это, должно быть, было удивительное зрелище, когда пылали факелы, освещая длинную процессию священников и скорбящих женщин, следовавших за королем, которого несли на щитах к месту его вечного покоя.

В задней части каждой комнаты находилось специальное помещение, прекрасное каждое на свой лад, предназначенное для королевы и прочих членов королевской семьи.

Воры Кушата растащили все это неописуемое великолепие до последней крошки. Даже металлические канделябры были вытащены из стен. Не осталось ничего, кроме каменных тронов, недоступных для переноса, и самих королей, лишенных всех регалий.

Брошенные без своих нарядов, оружия и украшений, голые тела застыли на тронах. Непочтительные воры посадили тех из них, чьи тела были еще крепкими, другие беспорядочной грудой громоздились на полу.

— И так было все время, — бормотал Лу, — а мы ничего не знали.

— Теперь я думаю, что Каррибара в том же состоянии, — сказал Старк и добавил: — Пойдем отсюда.

Он погасил свечу и пошел прочь, наступая на королевские останки.

От катакомб пролегал довольно прямой путь. Лишь два тоннеля отходили от него в стороны, возможно, они вели к другим катакомбам, о которых говорил Лу.

Старк шел так быстро, как только мог. Ему хотелось как можно быстрее выбраться наружу. В то же время он подсчитывал, сколько времени понадобится людям Сиаран, чтобы сломать плиту и пуститься в погоню, а также сколько времени потребуется на принятие решения о расстановке часовых вокруг города. В любом случае, чем раньше они с Лу выберутся из этой ловушки, тем для них будет лучше.

Старк дошел до конца быстрее, чем осознал это. Он ожидал увидеть дневной свет, но его не было, или же было так мало, что он просто не заметил. Предупреждением конца пути послужила перемена воздуха — он сделался свежим и чистым.

Старк погасил свечу и тогда различил впереди нечто менее темное, чем густая чернота, что окружала их. Он тронул Лу за руку, призывая к осторожности, и тихо направился к выходу из тоннеля.

Выход упирался в дно глубокой расщелины, где уже залегли глубокие тени. Он увидел небо, освещенное лучами заходящего солнца. Старк не заметил и не услышал чего то такого, что говорило бы о присутствии человека. Он вылез из тоннеля, глубоко дыша, и вдруг покрылся холодным потом, как будто только что избежал смертельной опасности.

— Вот она, тропа, — сказал Лу, указывая на узкий проход, поднимающийся к краю расщелины.

Они вскарабкались по тропе и приблизились к тому месту, откуда к Кушату опускалась равнина.

В этом месте в течение тысячи лет встречались вор и торговец, чтобы совершить сделку по продаже королевской мебели и золотых заколок королевских жен.

Теперь Лу и Старк взглянули со скалы и увидели столб черного дыма, поднимающегося над городом, услышали отдаленные голоса. У Лу, как у ребенка, задрожал подбородок.

— Праздничные Камни там, — сказал он, преодолев себя, и зашагал в указанном направлении.

Старк повернулся, чтобы последовать за ним. Справа, высоко над ними и так близко теперь, высились Врата Смерти.

ГЛАВА 11

Праздничные Камни занимали обширное пространство под тропой, и место это было таким ровным и глубоким, что, как понял Старк, создано могло быть лишь искусственно. И еще он понял, что какова бы ни была изначальная цель установки здесь камней, она не имела ничего общего с поклонением солнцу. Он распознал их, как только смог ясно увидеть, и мурашки забегали по его спине. Камни эти служили основанием башни, подобной той, в которой умер Камар. Башня была, как видно, разрушена очень давно, во время какой то катастрофы, и лежала, разбитая, за камнями. Время сгладило их форму, и обломки башни можно было принять за случайную россыпь валунов.

В кругу находилось много людей, а другие продолжали подходить по узкой тропе. Почти все они молчали, но молчание их было горьким и печальным.

Лу огляделся, считая, сколько среди собравшихся мужчин, а сколько женщин и детей.

— Не велика армия, — пробормотал он.

— Этого будет достаточно, — возразил Старк.

Он пошел вдоль группы людей, ища Танис и, не находя, начал уж было впадать в панику, когда вдруг увидел ее. Девушка помогала женщинам перевязывать раненых. Лицо ее было очень усталым и сосредоточенным. Старк окликнул ее.

Танис подняла голову, увидела Старка и бросилась Люди талисмана к нему. Она молча обняла Старка, и он ощутил, как сильная дрожь сотрясала ее тело. Он крепко прижал ее к себе, и они стояли так долго, пока она, глубоко вздохнув, не отстранилась, едва заметно улыбаясь. Торопливо она начала расстегивать пояс.

— Держи, — протянула она пояс Старку. — Для меня он слишком велик.

Старк взял его, чувствуя на себе взгляды многих людей.

— Где Валин?

— Собирает беженцев. Некоторые из пришедших сюда не из нашего квартала, но он думает, что и они будут полезны.

— Каждый может быть нам полезен. — Он улыбнулся. — Даже он, — сказал Старк, увидев, как она смотрит на Лу.

Лу перенес ее взгляд терпеливо, без возмущения, и в конце концов Танис пожала плечами и отвела глаза.

— Думаю, ты прав, — согласилась она, снова пожав плечами. — Теперь мы все вместе.

Старк положил руку на пояс Камара, повернул его и посмотрел на людей, собравшихся в огромном кругу, потом перевел взгляд на тропу, пролегшую высоко над ними. Бледные лучи солнца касались обледенелых камней, и те казались горящими, как тогда, когда он коснулся их взглядом в первый раз. Казалось, будто вся тропа сияет адским огнем.

Старку почудилось, что даже ветер, дующий с той стороны, несет в себе нечто странное, будоражит нервы. Внезапно он с удивительной ясностью вспомнил, как горел талисман в его руке и как говорили далекие голоса, тихие и нечеловеческие.

Он тверже сжал выступ на поясе и вышел в центр круга, где из нескольких камней образовалось возвышение. Взобравшись на него, Старк подозвал к себе людей, и пока они подходили, собираясь выслушать его, он смотрел на дым, плывущий над городом, и думал о Сиаран, о биче и черном топоре, почти не вспоминая о ее черных волосах и прекрасном белом лице. Когда люди подошли, он начал говорить:

— Большинству из нас известно, что талисман Вана Круачо был украден человеком по имени Камар.

Они знали его, и многие подтвердили, послав проклятия в его адрес. Некоторые мрачно спросили:

— Кто ты такой, чужестранец? Почему ты говоришь о талисмане?

Двое людей, которых Старк видел накануне в таверне, взобрались на возвышение и встали рядом с ним.

— Валин поручился за него, — сказал один. — У него есть что сказать нам, так что вы должны его слушать.

Они сели рядом с ним, держа в руках ножи.

— Я был другом Камара, — продолжал Старк. — Он умер по пути сюда. Он хотел вернуться в Кушат, чтобы возвратить то, что взял. Я был его должником, поэтому и согласился закончить путешествие за него.

Он открыл тайник и достал завернутый в шелк кристалл.

— Большинству из вас известно, или же вы догадались, что так называемый талисман, лежащий в раке, всего лишь подделка. Знать положила его туда, чтобы скрыть пропажу. — Он переждал, пока утихнет сердитый шум, а потом поднял руку с кристаллом.

— Теперь смотрите на ваш талисман!

Старк снял с кристалла шелк, и лучи солнца заиграли на его поверхности. Кристалл поглотил этот свет, стал распределять его по своим фасеткам так, что каждая засветилась по своему.

Старк затаив дыхание наблюдал, как кристалл засверкал в его руке, подобно маленькому солнцу. Теперь он был теплым и слепил глаза.

Тут заговорили голоса прямо ему в ухо, они раздавались за его спиной, совсем близко…

— Старк!

Это был голос Валина. Он заглушил все остальное и вернул Старка в реальный мир. Он увидел, что люди застыли в немом порыве и взгляды их полны благоговения. Они смотрели, затаив дыхание, на него и талисман.

Старк завернул его снова в шелк и спрятал в тайник. Все это время Валин пробирался к нему сквозь толпу. За толпой в той стороне, откуда шел Валин, стояла группа беженцев, и среди них был Рогайн.

Валин остановился подле него и сказал:

— Старк, от Кушата едут всадники.

— Что ж, — ответил Старк. — Тогда нам лучше всего отправиться в путь.

Он наклонился, все еще не полностью осознавая происходящее и, скорее повинуясь инстинкту, чем сознанию, подал Валину руку, и тот стал рядом с ним:

— Вы знаете Валина, верите ему. Так слушайте его!

— Мы со Старком понесем талисман через Врата Смерти и посмотрим, какую силу он сможет нам дать. Поможет ли она выгнать варваров из Кушата? Пусть все, кто желает, идут с нами.

Они вместе спрыгнули с камней и направились к проходу в каменном кольце. Громовой крик потряс воздух, и люди, до того неуверенно державшиеся группами, устремились друг за другом, образовав вскоре единую шеренгу.

Кто то крикнул:

— Ван Круачо!

Крик этот был подобен воинскому кличу. Лу возник рядом со Старком, крича:

— Талисман! Следуйте за талисманом!

Люди устремились в проход, ведущий из круга. Старк передал Лу фонарь и свечи.

— Иди вперед, — сказал он. — Первое же место, где можно укрепиться, пусть станет вашей крепостью. Пусть его обороняют все, кто на это способен. Даже дети могут бросать камни!

— Я хотел бы пойти с вами, — раздался голос за их спиной.

Это был Рогайн. Этот день сильно состарил его. Он был ранен, и руки его были в крови, но держался он гордо и ответил Старку взглядом на взгляд без какого либо волнения. Старк кивнул, и тот, шагая с заметным усилием, присоединился к Лу.

— Хороший человек, — сказал Старк. — Жаль, он был плохим полководцем.

Потом он закричал:

— Пусть женщины и молодежь идут первыми, мужчины пусть держатся сзади. Возможно, нам придется сражаться! Валин, веди их! Скорее!

В красноватом свете гаснущего солнца все устремились к тропе, что запылала теперь более ярким светом. Старк и Валин покинули последними это место. Они оглянулись на Кушат и увидели отряд всадников человек из пятидесяти: они пробирались между обломков камней. Впереди маячила фигура в черной тунике.

— Неужели их ведет Сиаран? — изумлено спросил Валин.

— Почему бы и нет?

— Она же только что взяла город. Любой другой вождь… — начал было Валин.

— …ринулся бы за добычей и женщинами? Ей не нужно ни того, ни другого. Все, что для нее важно, это ее собственное тщеславие, — закончил за него Старк.

Они полезли вверх по голому склону и Старк подумал: «Какова же должна быть сила Сиаран, если она нашла полсотни добровольцев, отказавшихся от грабежа. Возможно, это вожди кланов, и люди все равно отдадут им часть добычи. А может быть, она внушила им мысль, что главное — это захватить талисман».

Валин нерешительно сказал:

— Старк, когда ты стоял там, с талисманом в руке, перед тем, как я тебя окликнул…

— Да?

— У тебя было странное лицо. В нем было что то безумное, или божественное.

— Да, что то творилось со мной, — согласился Старк. — Как будто со мной кто то говорил.

Валин непонимающе посмотрел на него, и Старк покачал головой.

— Кто то, голоса. Но мне показалось, будто я знаю, что они там, за тропой.

— А, — произнес Валин, глаза его заблестели. — Значит, мы можем надеяться на помощь.

— Боги знают, — сказал Старк. — На мгновение, как раз перед тем, как ты заговорил, мне показалось, будто я понимаю… — Он умолк непроизвольно вздрогнув. — Для этих разговоров еще будет время, когда мы пройдем по тропе. — Он оглянулся на всадников. — Они нас догоняют.

— Посмотри на Праздничные Камни, — сказал Валин.

На равнине появились люди, как будто ниоткуда, Старк кивнул.

— Я ожидал их. Они прошли через тоннель.

Они увидели, что люди поднялись на тропу и побежали. Они бежали быстро, но те, кто их догонял, были еще проворнее. Старк прикинул и понял, что обе группы достигнут тропы одновременно и что это случится гораздо раньше, чем он рассчитывал.

— Что будем делать? — спросил Валин.

— Будем готовы к прикрытию. Но пока сможем, постараемся держаться впереди. — Они побежали по склону, подгоняя людей.

Нижняя часть равнины казалась теперь совершенно темной. Наверху было еще светло, вся тропа была залита красным светом и люди двигались как по кровавой реке. Какими же маленькими они казались на фоне громадных скал, и как быстро они исчезали во Вратах Смерти.

Старк оставил Валина и устремился вперед, мимо шеренги идущих. Ему не терпелось увидеть это место прежде, чем дневной свет окончательно исчезнет.

То было дьявольское место — трещина в горной стене с башнеподобными глыбами по бокам, а между ними дико свистел ветер. Старк ненавидел это место, ненавидел бессознательно, чувствуя в нем что то неведомое, неестественное, и полное рабского страха, И он ненавидел его осознанно, так как оно было смертельной ловушкой.

Валин говорил, что это место возникло в результате обвала, так что в его появлении никакой мистики не было.

Сама тропа была усеяна обломками дитрита и Старк, хорошо знавший горы, понимал, что камень окружавших их скал был непрочным и мог рухнуть в любой момент.

Он нашел Лу и Рогайна и предупредил их об осторожности. Те передали это остальным. Старк остался стоять за кучей валунов, глядя вверх на скалу.

Люди торопливо проходили мимо него. Женщины несли вещи, старшие дети несли младших, поскольку те так устали, что идти сами не могли. Шествие замыкали мужчины, последним шел Валин. Увидев Старка, он остановился.

— Они идут за нами по пятам, — сообщил он. — Не лучше ли нам приготовиться к сражению?

— Я думаю, — сказал Старк, — можно обойтись и без него. Дай–ка мне копье.

Валин взял копье у одного из мужчин и протянул его Старку. Положив копье рядом с собой, Старк отстегнул пояс и передал его Валину вместе с остальными своими вещами. Потом с помощью ремня укрепил копье за плечами. Готовясь, он объяснял Валину свою мысль.

Валин окинул взглядом скалу и вздрогнул.

— Я ведь ничем не могу тебе помочь.

— И не надо, — спокойно ответил Старк. — Уводи скорее людей. Надо, чтобы у того изгиба никого не было. — Он указал туда, где тропа делала поворот вокруг выступающего вперед уступа.

— Среди вас есть метатели пращи?

— Думаю, что есть. Они пришли с Рогайном.

— Поставь их там, за уступом, только так, чтобы их не было видно.

Валин кивнул, бормоча что то насчет силы, которой боги наградили Старка, потом добавил:

— Ну, счастливо, — и побежал.

Старк пересек тропу и начал взбираться на скалу. Аборигены научили его лазить по скалам еще в детстве. Он обнаружил, что подъем оказался менее трудным, чем он предполагал. Скала была более шероховатой, чем казалось снизу, а внутренний склон ее — более обширным.

Старк тщательно ощупывал камень, выбирая те места, где он был звонкий и не крошился под рукой.

Он довольно быстро добрался до узкого уступа, пролегшего через хребет. Свет гас очень быстро, обгоняя его, ускользая по мере того, как он поднимался. Старк подумал, что ему все таки хватит того света, что еще оставался. Хуже обстояло со временем.

Он карабкался почти безрассудно, припав к скале, срастаясь с ней, работая руками и ногами так, как его учили: в подражание большой ящерице. Он и сам был похож сейчас на большую бесхвостую ящерицу. Достигнув уступа, он взобрался на него и распластался на камне, пытаясь унять дыхание.

Снизу, с тропы, послышалось бряцанье оружия, и он глянул туда. Тени в том месте сгустились, но света было еще достаточно, чтобы разглядеть всадников. Узость тропы заставила их выстроиться в одну линию, а неровность вынудила двигаться медленнее. Пешие воины, должно быть, шли за ними.

Первой ехала Сиаран в черной кольчуге, и до Старка донесся ее голос. Он не разобрал слов, но было очевидно, что она торопила остальных. Старк улыбнулся. Она наверняка считала, что талисман уже у нее в руках.

Он встал и прошел по выступу. Сиаран была как раз под ним, за ней следовали вожди кланов. У некоторых были фонари, и они остановились, чтобы зажечь их, борясь с ветром.

Теперь Старк не торопился. Он подошел туда, где путь преграждали упавшие камни, остановился, снял ремень, удерживающий копье.

Ветер, налетев на него, прижал к скале. Старк пригнулся, вставил длинный конец копья между камнями и поставил ногу на короткий конец. Получился неплохой рычаг.

Дальше того места, на котором он стоял, наружная часть стены была изъедена туманами и ветрами. Камень там опадал, громоздился, скользил вниз и снова громоздился. Теперь там были бесчисленные тонны камней, готовые соскользнуть вниз. Надо было им только помочь.

Старк налег на копье, и освобожденные валуны устремились вниз с ужасающим грохотом.

ГЛАВА 12

Снизу донеслись крики испуга и все стихло. Старк представил себе, как они застыли в седлах, насторожились, прислушиваясь. Камни ударились о тропу, и движение прекратилось, несколько мгновений слышался лишь вой ветра. Потом вниз обрушился целый водопад камней. Они гремели и бились друг о друга, шум все нарастал.

Старку показалось, что он снова слышит голоса, на этот раз громкие. Он бросился на камни ничком и прижался к ним. Все слилось в сплошном грохоте. Огромная скала рухнула вниз и исчезла в темноте.

Старк приник к уступу, обхватив его руками, прижавшись лицом к камням. Из горла его вырвался торжествующий смех, но ни он сам, ни кто либо другой этого смеха не услышали. Все получилось намного лучше, чем он ожидал. За первым камнепадом последовало еще три, каждый сильнее предыдущего.

Затем наступила пугающая тишина, нарушаемая лишь шорохом запоздалого камня да слабыми вскриками.

Старк поднялся на ноги и посмотрел вниз. Пыль висела в воздухе, как завеса, но ветер рвал ее в клочья. Огромная груда камней совершенно закрыла проход по тропе, решеткой опустилась между Сиаран и ее людьми, оставив с ней лишь горстку воинов, с которыми могли справиться люди Валина.

Старк рассмеялся и начал спускаться.

Он спускался в полной темноте, так что все внимание было поглощено этим спуском, но он слышал крики боли и гнева и, как ему показалось, голос Валина, резко отдающего приказы. Были и другие нестройные звуки, но сейчас они его не интересовали. Появилась ближняя луна, и двигаться в ее свете стало легче, хотя не так легко, как при подъеме. И когда его коснулся свет фонаря, и чьи то руки облегчили его спуск, он был рад этой помощи.

В свете фонаря он увидел Валина, лицо которого было искажено волнением.

— Мы схватили ее! Она в наших руках! Путь перекрыт!

— Пока, — сказал Старк, — Пока!

Он принялся растирать онемевшие ноги. Он настолько устал, что вот–вот мог рухнуть.

— Есть у кого–нибудь вино? Мне необходимо выпить.

— Бери, — кто то протянул ему бурдюк с вином, и он жадно припал к горлышку. Валин все говорил, рассказывая, как Сиаран и семь восемь всадников пытались вернуться назад при звуке первого камнепада, и как трое из них попали в обвал.

Прежде чем остальные пришли в себя, люди Валина выбили их из седел. Сиаран пыталась обороняться своим топором, но они сбросили и ее. Валин думал, что она умерла. Потом из за поворота выбежало много людей Кушата. Они добивали раненых. Хотели убить и Сиаран, когда увидели, что она еще дышит.

— Мне пришлось выставить людей для ее охраны, сказал Валин. — Тогда они собрались убить меня. Мне понадобилась уйма времени, чтобы успокоить и убедить их.

— Она может нам понадобиться, — одобрил его Старк. — Как только рассветет, ее люди начнут растаскивать камни. Но рано или поздно они расчистят путь, и когда справятся с этой задачей, нам не помешает иметь при себе то, что поможет нам уничтожить эту свору, иначе нам придется плохо.

Собралась целая толпа. Люди приветствовали Старка, но слышались и возгласы недовольства. Тогда Старк сказал:

— Не надо быть такими нетерпеливыми! Может, наступит такой момент, когда она окажется нам нужна. Потом вы можете ее убить.

К нему пробилась Танис.

— Старк, почему ты не продашь им ее в обмен на Кушат? Они отдали бы город в обмен на нее.

Старк покачал головой.

— Да, отдали бы, и Кушат был бы в наших руках ровно столько времени, сколько понадобилось бы для того, чтобы она снова бросила своих людей на город. И тогда вы пожалели бы, что не убили ее.

Танис согласилась с ним, и они вместе с Валином пошли сквозь толпу.

— Неужели вы не понимаете! С теми людьми и с тем оружием, которым мы располагаем, мы не сможем удержать Кушат. Вы потеряли Кушат и не вернете его, если талисман не даст вам силу! — продолжал втолковывать Старк.

Они молчали, напуганные его гневом.

— Если не получится с талисманом, мы сможем купить себе жизнь в обмен на жизнь Сиаран. Но не больше! Не надейтесь!

Он устремился вперед, и люди расступились перед ним. Даже Танис держалась поодаль от него. Они прошли то место, где встретили Старка, дошли до убитых вождей и повернули за выступ.

С этой стороны выступа имелось углубление, проделанное водой, которая обильно попадала сюда весной. Здесь можно было укрыться от ледяного ветра. В наскоро разбитом лагере скрывались женщины и дети, деля скудные запасы пищи. Костер разжигать было нечем, и горело только два–три фонаря.

Старк увидел тусклый свет и пошел на него. Там стояли Лу и Рогайн. Между ними, опираясь спиной о скалу, стояла Сиаран.

Воинские доспехи с нее сняли и оставили в коротком кожаном одеянии, плотно прилегающем к телу. Кто то набросил ей на плечи изодранный плащ. Лоб ее был иссечен глубокими порезами, на щеках и белой шее засохла кровь. И все равно она держалась, как королева.

Старк посмотрел на нее. Она прямо встретила его взгляд, и он не прочел в ее взгляде ни жалобы, ни смущения, ни мольбы о пощаде. Она молчала.

Старк прошел мимо нее. Лу протянул ему плащ, и он, завернувшись в него, лег на холодные камни и мгновенно заснул.

Когда он проснулся, окоченевший от холода предрассветных часов, Сиаран была все в том же положении, и Старк удивился, спала ли она вообще и какие сны видела. Он не спросил ее об этом.

— Пусть она идет вместе с ними, — сказал он Лу. — Только ее надо хорошо охранять.

Они съели скудный завтрак и тронулись в путь. Старк не видел раньше столь оборванной и несчастной армии, так слепо шедшей навстречу своей судьбе. Он шел во главе этой армии, рядом с ним Валин, Лу, Рогайн, сзади вели Сиаран, а дальше шли его люди. Они шагали, как попало, потому что им больше не грозила опасность с тыла.

Для Старка это было началом тяжких испытаний.

Солнце взошло, но теперь тропа пролегала среди высоких скал, и света сюда доходило мало. Ветер выл и бился о стены ущелья. Камень отвечал разноголосо, и Старку казалось, что он снова слышит те странные голоса. Валин вернул ему его плащ и пояс, сказав, что не достоин чести носить его.

Старк подумал, что Валин старается избавиться от этой вещи. Теперь талисман снова стал его тяжкой ношей, и он ненавидел его. В этом месте он сильнее, чем когда бы то ни было, ощущал присутствие той силы, что жила в кусочке кристалла. И тот факт, что ответ на загадку талисмана лежал впереди, где то близко, означал, что именно он должен будет взглянуть в лицо этим силам, хочет он этого или нет.

Он не хотел.

Он пытался образумить себя, силясь приковать свое внимание к окружающему: к тропе, к скалам. Но все равно ноздри его шевелились, чувствуя присутствие чего то дьявольского, древнего, пропыленного, старого, но все еще живого, ощущая в дуновении ветра запах, тонкий, едва ощутимый, различить его могли лишь животные или существа, стоящие очень близко к животным.

Каждый нерв Старка был напряжен, как струна. И как он ни цеплялся за то, что было в нем от цивилизованного мира, это его «Я» ускользало все больше и больше. Чем дальше он шел, тем больше изменялось и его тело, он становился все ближе к животному.

Самым худшим было то, что Сиаран наблюдала за ним и — он знал это — понимала, что с ним происходит. Все это утро она шла рядом с ним со связанными за спиной руками. Она ни разу не заговорила, но он постоянно чувствовал на себе ее взгляд.

Когда они остановились, чтобы отдохнуть и поесть, Старк подошел к тому месту, где сидела Сиаран. Ей не дали ни еды, ни питья, и она ничего не просила.

Старк отломил от своего ломтя половину и протянул Сиаран. Она не отказалась и, взяв кусок, начала неторопливо жевать, изо всех сил стараясь не показать, как она голодна.

Старк сел на камни лицом к ней и кивнул Лу и Рогайну, отпуская их. Те были рады передышке и быстренько удалились. У Старка была бутылка с остатками вина, которым он тоже поделился с Сиаран.

— Ты думаешь о том, что могла бы убить меня, — спросил Старк.

— Да! — ветер швырнул на ее лицо прядь волос, и она нетерпеливо отбросила ее. — Ты, Старк, для меня, как проклятье! Я не из тех, кто прощает.

— И они тоже? — кивнул Старк на людей из Кушата.

— У них нет выбора. А у тебя был, — она посмотрела на Старка с искренним любопытством. — Твои обязательства по отношению к этим людям не больше моих. Почему ты отказал мне?

— По двум причинам. Я обещал…

— Мертвому?

— Другу.

— Это одна причина. Вторая?

— Мы с тобой похожи, — сказал Старк. — Мы слишком похожи, чтобы терпеть друг друга. Кроме того, у меня не было желания брать Кушат.

Он снова протянул ей сосуд с вином.

— Ты могла бы сказать, что я лишен честолюбия. Но у тебя его слишком много. Ты стала госпожой Мекха. Неужели тебе не хватает этого?

— Удовольствоваться этим?! А ты? Ты всегда собой доволен?

— Да. Не часто и не подолгу, но я не так тщеславен, как ты.

— Ветер и огонь, — сказала Сиаран. — Один расходует силы на бесцельное брожение, другой на то, чтобы все прожирать. Что ж, посмотрим, кто из нас мудрее, когда кончится битва. Но не говори со мной о довольстве.

Ее бледное лицо хранило выражение силы и несокрушимой гордости. Он изучал ее — высокую, с гордой осанкой и длинными ногами, прекрасными плечами и красивыми руками, которые без топора казались какими то несчастными.

— Хотел бы я знать, что сделало тебя такой, какая ты есть.

Она нетерпеливо проговорила:

— Мужчина волен быть тем, кем захочет, и никто не будет задавать ему вопросов. Женщина же остается женщиной и больше никем. От этих объяснений так устаешь. — она прислонилась спиной к скале, и в глазах ее зажегся торжествующий огонек триумфа. — Я не просила снисхождения к своему полу и не буду к нему привязана. И если умру сегодня, то ни о чем не пожалею перед смертью. Что сделано, то сделано. Но если мне суждено будет жить, я сделаю больше, чем успела до сих пор. Кушат был только началом.

Ее взгляд был таким, будто она видела что то вдали, — то, чего не видел никто.

— Началом чего? — спросил Старк.

— Пути к Наррисану, — теперь она говорила совсем тихо. — Этот город окружен стеной, Старк. Он похож на Кушат, но более богатый и сильный.

Мой дед был королем Наррисана. И к тому времени, когда я научилась ходить, я стала служанкой у него в доме, но не думаю, что он знал об этом. К чему? У меня не было имени. Мой отец знал. Однажды в переходе он подошел к моей матери и посмотрел так, как человек может смотреть на свое изображение. «Так вот оно, это отродье» — сказал он. Моя мать лепетала какие то извинения, но я едва слышала ее слова, а он, не дослушав ее, оборвал: «Будь довольна, что это девочка, иначе бы она не дожила до зрелости. Она слишком похожа на меня».

После этого он забыл обо мне. Но когда я стала достаточно взрослой, я перестала заниматься уборкой ради тренировок в военном искусстве. Меня били за это каждый день, но я каждый день убегала снова.

Я постигла это искусство и отправилась сколачивать состояние. Вот этими руками, Старк, — она вытянула вперед свои прекрасные руки. — Так что я могу гордиться тем, что я умею, а не тем, что могла бы выколотить из мужчин с помощью древних альковных уловок.

— Для этого ты и желала получить талисман, он помог бы тебе захватить город твоего деда?

— Захватить Наррисан. Мой отец умер три года назад, а я была его единственным ребенком. Надеюсь, боги помогут мне и ему в его забавах… — Она покачала головой, глядя на Старка. — Если бы ты сражался со мной, а не против… Что ж, что прошло, то прошло. Но кто знает, что ждет вас впереди?

Она внимательно посмотрела на него.

— Мне кажется, ты догадываешься, и тебя это угнетает.

— Скоро узнаем, — ответил Старк.

Он встал и снова занял место впереди колонны. Он не стал говорить Сиаран, что если им придется встретиться лицом к лицу снова, то они снова встретятся как мужчина с мужчиной, без всяких скидок на пол. Она это и так понимала.

Тропа опускалась все ниже. Кругом не было, ничего, кроме камня и льда. Чувство опасности нарастало, и Старк шел, как идет человек против течения. И подавлен он был не один. Валин, Лу, Рогайн, Танис и все остальные шли, погруженные в молчание. Даже в лице Сиаран проглядывало понимание.

Внезапно каменные стены расширились и влились в широкую долину, запертую между горами. Ветер, который так нападал на них в ущелье, затих, и долина казалась пугающе спокойной.

Они долго стояли так. Танис, плотно завернулась в плащ, подошла и стала между Старком и Валином. Глаза ее стали большими и настороженными.

— Что это значит? — спросила она наконец.

— Я не знаю, — ответил Старк.

ГЛАВА 13

В долине стояли три башни. Две из них были без крыши по видимому, давно заброшенные. Кругом руины, покрытые льдом, и это были самые страшные руины, которые когда либо видел Старк.

Можно было различить следы улиц, рынков, площадей. Стояли остовы домов. Они походили на какие то морские раковины с выеденной серединой. Корка льда делала все цвета яркими и искрящимися, добавляя глянец парящим изгибам и пустым аркам в тех местах, где их касалось солнце.

— Они что, строили из шпаг и шпилей? — спросил Валин, глядя на город широко открытыми глазами.

— Нечто в этом духе, — ответил Старк.

В этом месте, где единственным строительным материалом был камень, из него были построены высокие башни. Весь легкий и грациозный каркас города был сделан из металла, окрашенного так, что мрачная каменная долина окунулась в мягкие зеленые, желтые, голубые и розовые тона.

Высокие строения обвалились, а низкие были еще целы. Здесь ничто не жило долго.

Третья башня была еще крепкой.

Старк смотрел на нее и чувствовал, как в груди его нарастает дикий животный страх. Он не сомневался в том, что именно так выглядела в дни своей силы и эта башня, и все остальные Она была чужой и угрожающей, массивной и очень высокой. Камень, из которого она была построена, был разноцветным, а на самом ее верху блестело что то незнакомое, похожее на звезду, только эта звезда не давала света. Она распространяла облачное мерцание, ощутимое, почти как дрожание воздуха. Горные пики за ним, казалось, вибрировали.

Под этим мерцанием, наполняющим почти треть долины, расстилалась неразрушенная часть города. Очевидно, раньше все это было одним комплексом, и мертвая часть города была тоже когда то покрыта такой же дымкой, создаваемой покинутыми ныне башнями. Линия раздела была очень ясной. Территория, покрытая льдом и разрушенными зданиями, заканчивалась у края поля. Дальше начинались свободные улицы. Арки вздымались ввысь, прямые и свободные. Там не было и следа холода или упадка.

Но жизни тоже не было видно. Ничто не двигалось на этих длинных улицах, не было слышно ни звука кроме тех, что принесли с собой жители Кушата.

Старк услышал смех Сиаран и обернулся к ней. Она смотрела мимо него на пустынные поля.

— Кажется, — произнесла она, — легенда умирает так же, как и люди!

Старк поднял голову, как животное, услышавшее незнакомый звук. Нет! Жизнь здесь еще была!

Он положил руку на пояс, и почувствовал, как горит под ней талисман.

— Здесь должна быть жизнь! — подтвердил Валин. — Посмотрите на башню. Нет, не знаю для чего, но она еще действует. Должно быть, кто то… что то… занимается ею.

Остальные подхватили его слова. Они так были измучены, что готовы были верить всему. Указывая на башню, Валин продолжал:

— В ней, конечно, заключена какая то сила. Возможно, та самая, которую унес с собой Ван Круачо. Что ты думаешь об этом, Старк?

— Я думаю, что это защита ото льда и холода. — ответил медленно Старк. — Посмотри, каким теплым кажется город.

— И каким спокойным, — пробормотал Лу. — К чему обманывать друг друга. Город мертв. Мертв, как Ван Круачо!

Но его слова слышал только Старк. Остальные люди пришли в движение. Наиболее нетерпеливые направились вниз по склону. То была их последняя надежда. Сила, которую они должны были здесь найти, могла помочь им вернуть все то, что осталось в Кушате: дом, семью. Без нее, даже если бы они смогли купить себе жизнь в обмен на жизнь Сиаран, то могли рассчитывать лишь на участь бродяг, заброшенных и несчастных.

— Было бы лучше, если бы они немного подождали, сказал Старк.

Валин только покачал головой, и Старк не стал настаивать. Возможно, люди лучше знали, чего они хотят.

Старк открыл тайник, достал талисман, завернутый в шелковый лоскуток, и протянул его Валину.

— Это принадлежит Кушату, а не мне, — сказал он.

— Правильно, — согласился с ним Валин. — И я благодарю тебя за честь, но я не Ван Круачо. Если я уроню его, то поднимешь ты.

Он держал талисман неуверенно и не снимал шелка.

Они шли рядом, и люди последовали за ними. Все чувства Старка были обострены, он слышал самые незначительные звуки, Он сознавал, что Сиаран идет за ним, а Танис рядом.

Но было что то еще, чему он не мог дать названия и что было более могучим, чем все остальное. Он все еще шел против страха, как против течения, так же, как тогда, когда шел по тропе. И то, что здесь было много света и воздуха, совсем ему не помогало.

Разноцветные, фантастических форм руины, громоздились; вокруг, а впереди блестели улицы, как стеклянные ленты.

— Этот народ никогда не был частью нашего прошлого, — сказал Валин.

Голос его был приглушен, словно он не хотел разбудить эхо. Он шел, крепко сжав в руке талисман.

— Даже тогда, когда наш мир был молодым и сильным, мы не могли строить ничего подобного.

— Да, ни одна марсианская раса не строила ничего подобного, — подумав, согласился с ним Старк. — Я видел старые–старые города. Уверен, что все они были построены людьми, но ни один человек не смог бы изваять эти изогнутые стены, эти огромные арки. Ни одна человеческая рука не открывала эти странные узкие двери. Ни один человек не мог владеть подобным понятием в геометрии.

«Может, я мог бы и предположить обратное, — сказал он про себя, — но я знаю, что этого не было, я слышал голоса».

Вслух он сказал:

— Когда то им принадлежала вся территория за Вратами Смерти. Праздничные Камни тоже были когда то такой же башней. А руины этих башен можно видеть по всей Северной Земле.

Валин хмыкнул, — должно быть, металл растащили и употребили в дело, так что даже самая мельчайшая частица их исчезла годы назад.

Колонна людей теперь двигалась значительно медленнее, люди старались держаться ближе друг к другу. Матери крепко прижимали к себе детей, мужья держались поближе к женам. Все молчали. Улица, по которой они шли, вела к краю той части города, что лежала под мерцающими облаками. Линия раздела находилась теперь близко, не далее, чем в ста шагах.

Валин бросил на Старка странно безнадежный взгляд. Он протянул талисман таким жестом, как будто собирался передать его Старку или швырнуть подальше, потом он пробормотал что то и снял с кристалла шелковое покрывало.

Люди вздохнули, а Танис с гордостью за брата оглядела всех.

— Веди нас, — сказала она.

Держа талисман перед собой на сложенных ладонях, Валин зашагал вперед, Старк молча наблюдал за ним, потом его внимание сосредоточилось на том, что лежало перед ними. Тело его напряглось, как пружина. Он попытался увидеть сквозь стену, услышать молчание, почувствовать непостижимое.

Валин замедлил шаги у края облака. Ничего не случилось, кроме того, что он, сделав несколько шагов в облако, остановился и с детским изумлением, обернувшись, сказал:

— Тепло!

Старк кивнул, он все еще был в напряжении, но ничего не смог увидеть. Город простирался перед ним подобно летнему сну, полный ярких красок и мягких теней, погруженный в глубокий покой. Небо над ним пряталось за дрожащими струями воздуха.

Было тепло, слишком тепло после суровой стужи, и было ощущение какого то приятного томления. Люди начали расстегивать плащи, потом, пройдя еще немного вперед, стали снимать с плеч все то, что несли. Аккуратно сложив вещи, они решили забрать это по возвращении.

Улица была широкой, и вдоль каждой стороны ее стояли дома. Иногда дома отступали, образуя причудливой формы площадь. Здесь, где они стояли, свободные ото льда, особенно живо бросалась в глаза их странность. Дома создавали ощущение высоты, хотя на самом деле высокими не были. Некоторые строения казались совсем бессмысленными. Часть их представляла собой скопление изогнутых шпилей, другая часть — причудливые разветвления, создающие впечатление гигантского кактуса, были еще нагроможденные друг на друга спирали.

Одни из них согнулись вбок, другие были направлены вверх, некоторые вообще лежали, сверкая розовым и золотым.

Украшения, подумал Старк, или памятники, связанные с религией. А потом его вдруг поразила мысль о том, что они напоминают ему принадлежности какой то странной игры. Мысль эта была неприятной. Он сам не понимал, почему она пришла ему в голову. Он обнаружил, что странные формы повторяются, разбросанные по шахматным улицам города согласно какому то неизвестному, но определенному плану.

Проходя мимо одного из таких кактусов и присмотревшись к нему, Старк заметил, что металлические ветви очень остры и длинны и что на них есть какие то темные полосы, очень, тонкие.

Тревожный голос Танис позвал:

— Валин. Валин…

Талисман в его руке озарился теплым светом. Под неестественным небом свет этот казался удивительно мягким. Валин остановился. Лицо его было пепельным, он походил на человека, впавшего в транс. Из груди его вырвался сдавленный стон, потом, повинуясь какому то порыву, он отшвырнул кристалл от себя, точно так же, как сделал это Старк когда то у башни. Кристалл откатился в сторону и лежал там, сияя.

Пораженные люди застыли, Танис положила руку на плечо Старку, испуганно глядя на него. Сиаран, стоявшая между двумя стражами, наблюдала за всем этим внимательно, как настороженная хищная птица.

Старк спросил у Валина:

— Ты слышал голоса?

— Да, — Валин перевел дыхание, лицо его было все еще бескровным. — Слышал ясно, как тебя. Вот здесь. Он прикоснулся пальцем ко лбу. — Они звучали все громче и громче, и внезапно я их понял! Я их понял, Старк! — Он оглядел ряды домов, полный нечеловеческого страха и закричал:

— Прочь отсюда! Прочь! Это дьявольское место!

Он побежал, но Старк перехватил его и остановил.

Люди в ужасе топтались у пограничной черты, и Старк сказал им:

— Подождите здесь.

Толпа зашумела. Задние ряды хотели знать, что случилось. Они не видели происшедшего, лишь поняли: что то не так. Какая то женщина громко закричала, и голос ее был звенящим от страха. В отчаянии Старк крикнул Лу и Рогайну:

— Не позволяйте им разбегаться! Если мы побежим, все погибло!

Они оставили Сиаран и кинулись к толпе. Старк посмотрел на Сиаран.

— У тебя есть шанс. Воспользуйся им, если можешь.

Она покачала головой и улыбнулась, показав связанные руки. Потом она перевела взгляд на город.

Старк тряхнул Валина за плечо и грубо крикнул:

— Пришел в себя?

— Да, — прошептал тот. — Но, Старк, мы должны уйти!

— Хорошо, уйдем, только подождем немного.

Старк подошел к талисману. Теперь он знал, что это такое, и не испытывал перед ним ужаса, но все же руки его дрожали, когда он поднимал кристалл. Если бы от этой вещи не зависело столько жизней, он оставил бы его здесь до судного дня.

Талисман играл всеми цветами радуги в его руках. Старк посмотрел на него, и волна голосов ударила ему в голову.

То есть не совсем голосов. Возможно, эти существа и обладали физическими голосами, но талисман их не передавал. Он передавал только мысли. Вначале они были сверхъестественным бормотанием, собранием тех обрывочных шептаний, которые он слышал у башни. Их нечеловеческая сущность заставила его в ужасе прервать связь. Они звучали ошеломляюще громко.

Старк понимал, что и его, и чужие жизни зависят от этого контакта. Он собрал всю силу воли, поборов отвращение и ужас, слушал… слушал… Потом он начал понимать голоса с удивительной ясностью.

Он понял их частично. Ни одно человеческое существо не постигло бы их до конца. Старк понял достаточно. Кристалл действовал не выборочно. Он вбирал в себя отрывки в радиусе своего действия.

Разум Старка превратился в подобие скрытого глаза, обращенного на кошмар. Короткая вспышка света: перед ним склеп с потерявшим разум созданием, светившимся фосфоренцией распада, потом еще одно, и еще. Каждое из них ликует, и это хуже всего. Смех. Смех. Они счастливы, эти существа: но их счастье вызывает ужас.

Так почти со всеми. Некоторые начинают даже понимать, что происходит.

Опять обрыв связи. На этот раз его причина — тревога. Старк барахтался, как утопающий, стараясь утвердиться в реальности. Но это было нелегко, ибо мир, который окружал Старка, был также их миром. Потом перед ним возникло белое пятно, казавшееся знакомым. Вскоре оно превратилось в Танис.

— Уходить поздно, — сказал он. — Они знают, что мы здесь. — Он повернулся к людям.

Женщина, стоявшая в конце шеренги, вдруг дико закричала, взволнованно заговорили мужчины. Прибежал Лу.

— Старк! — говорил он, указывая куда то, — Старк!..

Старк отошел в сторону, чтобы была видна дорога за линией границы.

Там, из за розово золотого сооружения, с запятнанными кровью шпилями, появились пятеро. Трое из них держали длинные трубки с шарами на концах. Возможно, это было оружие. Они были очень высокими, гораздо выше людей Кушата, гораздо выше Старка, но удивительно худыми, так что их тела колебались под дуновением ветра.

На них были странные одеяния и высокие шапки, удлиняющие и без того длинные лица. Кожа их была бледно золотой, очень туго натянутой. Огромные глаза светились, как темные луны.

Они шли молча, потом так же молча остановились и уставились на людей из Кушата.

Танис со свистом втянула в себя воздух. Старк оглянулся. С другой стороны появились еще шестеро существ в одеянии всех цветов радуги. Четверо из них держали трубки.

Один из них заговорил. Голос его был высоким, музыкальным, похожим на зов какой то птицы. Талисман ясно передал Старку значение слов:

— Наше оружие несокрушимо! Мы можем вас всех уничтожить! Ван Круачо защищает нас! Своим обещанием и талисманом!

Секундная пауза, последовавшая за его словами, показалась Старку длиной в несколько лет.

Потом он крикнул и зашагал к ним, держа на вытянутой руке талисман.

ГЛАВА 14

Стены ответили ему металлическим эхом. Существа, клонясь во все стороны, потянулись назад. Они не отводили глаз от талисмана, и, подойдя к ним, Старк заметил у них совсем маленькие носы, едва заметные рты и маленькие ровные зубы.

— Ван Круачо! — повторил он.

Они сбились в кучу и заговорили между собой. Талисман сверкал на ладонях Старка, и мысли существ звенели у него в голове.

— Он знает Слово Силы!

— Талисман! Он держит Талисман!

— Что это за существа? Чего они хотят?

— Он похож на него, может, это его люди?

Некоторые из них тут же подхватили последнюю мысль и испугались.

Старк отрицательно покачал головой. Они перестали колыхаться и уставились на него.

Старк подошел к ним еще ближе, настолько близко, что мог услышать их дыхание и почувствовать их запах, странный сухой запах, похожий на запах опавших листьев. Существа ужасали его, но не в силу своего отличия, а потому, что он уловил обрывки их разговора и знал, хотя бы частично, на что они способны.

Существо, первым упомянувшее Вана Круачо, было украшено голубыми и зелеными лентами, привязанными к его рукам и ногам и обмотанными вокруг его тела. Казалось, что эти ленты являются ни чем иным, как украшением. Его конической формы шапочка была розового цвета.

Старк заставил себя подойти еще ближе и знаком показал, чтобы тот коснулся талисмана.

Существо протянуло свои четыре пальца, длинные и золотистые. Большой палец походил на петушиную шпору и заканчивался острым как бритва когтем.

— Теперь вы меня понимаете? — спросил у него Старк.

Существо посмотрело на Старка пугающе умными глазами, в которых, однако, понимания не было.

— Чего он добивается? — спросил один из чужих.

Этот носил на голове зеленый колпак, а на теле множество лент, коралловых впереди и аметистово–голубых сзади. Они потоком струились вниз от шеи и были завязаны у лодыжек бантами и украшены блестящими камнями.

Внезапно до Старка дошло, что существо это женского пола. Оно несколько отличалось от остальных. Его тонкое золотистое тело покачивалось с угловатой грацией, а руки двигались как у танцовщицы, пытающейся передать чувство страха.

— Убей его! — проговорило третье существо, чья одежда была красновато коричневой. — Пусти в ход свои шпоры, Хриллин. Отбери у него Силу!

Старк быстро отступил назад и вытащил шпагу из ножен. Тот, которого звали Хриллин, посмотрел на Старка, и во взгляде его зажглось понимание.

— Я догадался! Когда мы говорили, он слышал нас через талисман, — проговорил Хриллин, жестами призывая спутников к молчанию. — Если я прав, — обратился он уже к Старку, — подними три раза руку.

Старк повиновался.

— А, — произнес Хриллин. Он все смотрел и смотрел на Старка. Потом, кажется, рассмеялся. — И это — истинное назначение талисмана?

Его изумление передалось остальным. Вернее, это было не изумление, а испуг. Существо женского пола, кажется, даже зашаталось от ужаса.

— Но если это правда…

— Посмотрим, — сказал Хриллин, — пока ясно одно: он понимает, что мы говорим.

— Его талисман говорит за нас, — возразил другой, завернутый в огромный лоскут огненно красного цвета, скрывавший все его тело. — Может быть, наш талисман будет говорить за него?

«Непременно, — подумал Старк. — Один настроен на ваши звуковые волны, другой — на наши. Надо было догадаться об этом раньше, в противном случае в моей голове звучала бы человеческая болтовня».

Хриллин наблюдал за ним. Старк снова поднял руку. Хриллин кивнул и сказал.

— Тогда идем.

Старк в свою очередь кивнул Валину и всем остальным.

— Нет, — возразил Хриллин. — Пойдешь только ты. Остальные будут здесь.

Старк отрицательно покачал головой. Он насмешливо улыбнулся и сделал несколько движений, которые запомнил, когда слушал через талисман голоса жителей этого города.

Хриллин и его спутники рассмеялись. Смех их был похож на звуки падающей воды, но Старк не счел его приятным.

Они повернулись и двинулись по улице своей раскачивающейся, подпрыгивающей походкой. Хриллин крикнул своим спутникам, стоявшим дальше, чтобы они позволили пройти людям.

— Помни, — сказал он Старку. — Если мы захотим, то сможем уничтожить вас мгновенно.

Старк показал жестом, что понял его, но Валину сказал:

— Вполне возможно, что они могут нас уничтожить. Передай остальным, чтобы держались вместе. Никакой паники, тем более провокаций. Но здесь что то не так. Они испуганы.

Тонкие руки золотой женщины повисли, и этот жест был жестом отчаяния.

Они шли по улице длинной чередой. Старк повторил все то, что слышал от существ Валину и остальным.

— Ван Круачо защищает их? — сказал Валин. — У них есть талисман? — Он, казалось, не способен был поверить в это, как и все остальные, которые стояли достаточно близко, чтобы слышать его слова.

Лишь Сиаран сказала:

— Похоже, Ван Круачо был очень умным человеком. Будем надеяться, что он сдержит свое обещание, данное вам и этим существам.

Старк предупредил остальных, чтобы все молчали, когда чужие возьмут свой талисман.

Темнело. В тени боковых улиц и площадей, мимо которых они проходили, собиралось все больше тонких фигур. Некоторые примкнули к шествию. Вдруг по всему городу вспыхнули огни.

Танис ахнула.

— Как может быть все таким отвратительным и прекрасным одновременно!

Теперь улицы светились разноцветными красками. Высокие тонкие фигуры в развевающихся одеяниях двигались сквозь оазисы золотого, зеленого, голубого, фиолетового, оранжевого и кроваво красного цвета. Окна зданий казались серебристо белыми на фоне остальных красок.

Люди шли и шли вперед, отражаясь в многочисленных окнах высоких зданий со множеством колонн странной формы, жилых домов, совершенно пустых.

Старк вслушался в обрывки разговоров существ, которые вели их.

— Их немного.

— Я думаю, что не так много, как нас.

«Похоже, у них нет постоянного вождя. — подумал Старк. — Хриллин просто увидел нас первым, а поэтому его, видимо, и выбрали главным для этого дела. Главное их слово — игра. Дикая беспорядочность их речи просто ужасает. Все их существование — одна огромная, беспорядочная игра. Они убивают ради забавы. И не просто убивают. Ради забавы они способны совершить все, что угодно, в том числе и пойти на физические муки. Они развращали себя в течение тысячелетий».

— Я их слышал, — сказал Валин, — и этого мне достаточно.

— Но если у них нет вождя, — сказал Лу, — если их так мало, то как же им удается заставлять жертвы…

— Им это не нужно, — ответил Старк. — Жертвы получают больше удовольствия, чем остальные. Для них это мгновения полного удовлетворения.

Танис с яростью бросила:

— Ван Круачо никогда бы не согласился помогать таким чудовищам.

— Это было очень давно, — сказал Старк. — Они тогда не были чудовищами. — Он оглядел город, массивную башню, возвышающуюся над ними. — Они жили в тюрьме. Они умирали в течение многих тысяч лет и неудивительно, что все это свело их с ума.

— Мне их жаль, — сказал Валин. — Как можно так жить!

— Мне тоже, — сказал Старк, — но я испытываю к ним не больше жалости, чем они испытывали бы ко мне, видя мою смерть.

Они вышли на огромный круг. В центре его стоял павильон с резной крышей, украшенный многочисленными пиками и колоннами. Хриллин пригласил Старка и остальных войти. Чужие теперь подходили со всех сторон. Широкие золотые полосы, похожие на лучи солнца, вели к центру павильона, где на небольшом возвышении лежал кристалл.

В хрустале было заключено тело старого человека в доспехах, и Старк узнал его. Он уже видел раньше это лицо высеченным из камня и обращенным к Вратам Смерти. Это был Ван Круачо.

Вздох благоговения пронесся над толпой людей Кушата, Они двигались осторожно, с почтением, как будто находились в храме. Все окружили хрустальный саркофаг. Задние ряды тоже хотели увидеть его своими глазами, поэтому люди постоянно менялись местами.

Хриллин достал талисман и поднял его, кристалл заблестел, заиграл красками у него в руках.

— Теперь ты понимаешь меня, Хриллин? — спросил Старк.

Хриллин содрогнулся, будто первое соприкосновение с человеческой речью было для него таким же отвратительным, как и для Старка соприкосновение с речью людей его расы.

— Да, понимаю.

— Так пожелал Ван Круачо и наши с вами предки. Ваши люди создали то, что мы называем талисманом, чтобы мы могли говорить друг с другом.

Хриллин бросил взгляд на Вана Круачо, спокойно возлежащего на своем ложе.

— Он обещал защищать нас, — сказал Хриллин. Он обещал охранять Врата Смерти, чтобы пути его и нашего миров никогда не пересеклись.

Журчание голосов чужих поднялось к крыше павильона:

— Он обещал! Силой талисмана!

— Он и держал обещание, пока народ владел Кушатом, — ответил Старк.

Хриллин вздрогнул и посмотрел на него пристально.

— Кушат? Кушат пал?

Чужие дико закричали. Они теснее сгрудились вокруг Хриллина. Некоторые, очевидно, в диком приступе возбуждения вонзили свои длинные ногти в тела так, что показалась кровь.

— Вчера, — сказал Старк.

— Вчера, — повторил Хриллин. — Вчера пал Кушат, внезапно он подался вперед и закричал: — Вы не имели права! Вы не имели права позволить ему пасть!

Голоса флейты были полны гнева и истерического страха. Старк подумал, что они собираются напасть на людей. Возможно, так оно и было, но люди Кушата инстинктивно выхватили оружие, и те подались назад, продолжая раскачиваться.

Все большее и большее число их наносило себе раны. Игра оказалась совсем не такой, как они задумали. Чужие возбуждались все сильнее.

Старк сказал Хриллину:

— Многие люди Кушата умерли, защищая город. Большего они сделать не могли. — Он не мог скрыть всего, что думал. Слова сами формулировались в его голове, и Хриллин читал их раньше, чем Старк осознавал.

Глаза Хриллина загорелись какой то мыслью.

— Мы не любим друг друга. Пусть все так и останется.

— Хорошо, — согласился Старк, — но мы пришли к вам потому, что Ван Круачо обещал нас защитить.

— Обещал? Обещал? — Хриллин был мрачен. — Он обещал это и нам. Мы дали ему оружие, чтобы он мог побеждать в войнах, а он взамен дал нам мир, — он положил руку на саркофаг. — Когда он состарился, то оставил своих людей и пришел к нам. Тогда наш город был великим. Все его улицы были теплыми и населенными. Он ходил по ним и беседовал с нашими философами.

Говорят, он написал историю на вашем языке, хотя никто не знает, правда это или нет. Мы — самая старая раса на Марсе. Мы знали вас раньше, чем вы научились стоять на ногах. Мы построили свои города тогда, когда вы жили в каменных норах и едва познали огонь.

Чужие закачались, воздев к небу руки.

— Но, — продолжал Хриллин, — вы быстро осваивались, а мы старели. Вы строили свои дома в холодных краях и длительное время не тревожили нас. Потом вы появились повсюду, и мы стали оставлять свои города. Потому что жить в них стало невозможно. Эта долина — наше последнее укрытие.

— Больше она не укрытие, — сказал Старк. — Сюда скоро придут люди, взявшие Кушат. Кроме того, было и такое обещание, вторая часть сделки: в случае крайней необходимости мы должны были пронести талисман через Врата Смерти.

Он высоко поднял кристалл.

— Дайте нам эту силу. Тогда мы уведем отсюда людей, которые являются вашими и нашими врагами. Кушат снова будет охранять Врата Смерти. В противном случае…

Он опустил руки.

— В противном случае вам придется бороться с ними самим.

— Бороться! — повторили голоса флейты. Раздался взрыв смеха, странного и жесткого.

— Дай им Силу, Хриллин! Почему бы нет?!

— Дай им Силу! Пусть они будут сильными, как Ван Круачо! Пусть они сражаются с миром за нас!

— Дать? — спросил Хриллин, раскачиваясь, танцуя на месте и размахивая руками. — И вы уйдете?

— Дай нам оружие, Хриллин, и мы уйдем!

— Хорошо, — сказал он и повернулся к своим людям. — Дайте им оружие. Принесите им все, что у нас есть. Это сыны Вана Круачо! Дайте им оружие!

Остальные стали нараспев повторять:

— Дайте им оружие!

Те, у кого были трубки, стали отдавать их в руки людей. Остальные разбежались и вернулись с трубками. Через несколько минут у мужчин Кушата было около сорока трубок с шарами на концах.

— Теперь вы довольны? — спросил Хриллин и передал Старку последнюю трубку. — Смотрите, нажимать надо здесь и здесь, но надо быть осторожными. Их сила больше, чем вы думаете.

Он отошел от Старка, и все другие тоже отошли от людей. Валин держал в руках трубку, лицо его горело триумфом. Потом он повернулся к хрустальному саркофагу, в котором лежал Ван Круачо.

— Он сделал это, Старк! Он сдержал обещание, на глазах у него блестели слезы. — Благодарю вас! — сказал он чужим. — Весь Кушат благодарит вас!

Внезапно он повернулся к Сиаран:

— Теперь можешь посмотреть, как будут умирать твои красные волки!

— Теперь у нас есть Сила! — крикнул он людям. — Сила Вана Круачо. Пойдемте брать Кушат!

Ответом ему был рев голосов. Люди устремились на улицу, ведомые Валином. Они кричали:

— Кушат! Кушат! — И через некоторое. время весь город наполнился звенящим эхом, похожим на колокольный звон.

Люди пустились в обратный путь. Теперь Старк шел вместе с Сиаран в хвосте колонны. С ним были Лу и Рогайн. Танис была вместе с Валяном.

Люди торопливо шли вперед через разноцветье города. Старк все время озирался. Он заметил, что Сиаран делает то же самое. Ему не удалось ничего заметить. Казалось, не было никаких причин для тревоги, и все же ему было не по себе. Однако талисман был у него, и он не доносил до него ни звука.

В его мозгу отпечаталась ужасная картина того, как тела чужих раскачивались в разные стороны, их глаза блестели в предвкушении игры, о которой никому не велено было говорить. Люди продолжали идти вперед, и по прежнему все было спокойно.

Они дошли до того места, где оставили свои вещи, и стали их собирать. Они надевали плащи, взваливали на плечи узлы и спешили к границе теплой зоны. Все они были в приподнятом настроении, все предвкушали полную победу.

Сиаран шла, высоко подняв голову, лицо ее не выражало ничего. Лу и Рогайн поглаживали странное оружие. Старк, нетерпеливый и нервничавший, без конца оглядывался, но ничего подозрительного так и не заметил. Он всей душой рвался вперед, к чистому холодному воздуху.

Возможно, половина людей вышла из города, когда талисман донес до Старка слова быстрые и торопливые: «Теперь, теперь!»

В них звучала такая кровожадная алчность, что больше Старк ждать не стал. Он закричал, чтобы все бросали вещи и бежали из города. Подтолкнув в сторону границы Сиаран, Старк велел Лу и Рогайну держать наготове оружие. И тут погас свет.

Старк налетел на кого то и сразу остановился. Ему показалось, что он ослеп. Он взглянул на небо, но звезды были скрыты мерцающим облаком.

Люди остановились, крича, объятые ужасом.

Потом крики перешли в один общий вопль.

Старк почувствовал рядом что то чужое, запахло сухими листьями, и внезапно он понял, что все они здесь. Неслышно двигаясь, они сновали между людьми. Должно быть, им были известны какие то тайные пути, ад его головой раздался сдавленный смешок, ужасающе похожий на детское хихиканье. Тонкий палец коснулся его лица.

Закричав, он в ярости замахнулся оружием. Стрелять он не мог — вокруг было много своих. Острый коготь палец уже уколол его в шею. Какой бы ни был в нем наркотик, действовал он быстро. Старк не узнал, попал ли он в цель. Длинные руки обвились вокруг его тела и потащили в беспамятство, и лишь очень смутно донеслись до него звуки панического бегства людей Кушата сквозь тьму.

ГЛАВА 15

Огни зажглись снова.

Старк лежал, утопая в волнах света. Свет был насыщенно оранжевым, пронзительным, бьющим по нервах. В нем перемещались высокие фигуры, за которыми струились разноцветные потоки.

— Он проснулся, — сказали они.

Талисман лежал у него на груди между скрещенных рук.

— Видите, — говорили они, — у него глаза открыты.

Старк неуверенно сел. Наркотик все еще туманил мозг. Он был наг и разоружен. Оставлен был лишь талисман. Старк смотрел на них и ненавидел их бессильной ненавистью — и одновременно боялся их до сумасшествия. Тело его было покрыто крошечными порезами. Старк, пошевелившись, ощутил жжение и тяжесть в этих местах.

Хриллин подошел и наклонился над ним. Он держал в руке талисман.

— Вы потеряли Кушат, — сказал он, и Старк понял, что он обращается не к нему одному. — Вы потеряли Кушат, и мир движется на вас. — Он ударил себя свободной рукой, и кровь заструилась по его груди. Глаза его горели. Он клонился и гнулся, полный какой то безумной радости.

— Ты чувствуешь величие этого мира? — спросил он. — Это конец наш! Все эти долгие, долгие годы, и мы терпели их во тьме! Фигуры за его спиной быстро кружили, крича без слов.

— Но вы же дали нам оружие, — возразил Старк.

— Оружие? — Хриллин повернулся и взял у одного из своих спутников трубку, может ту самую, что была раньше у Старка. Он ткнул Старку под ребра шар на конце ствола и нажал на спуск. Он все нажимал и нажимал, смеясь при этом.

— Я сказал, что их сила больше, чем вы думаете. Да, они убивают, но не врагов, — он перестал нажимать на спуск и держал теперь оружие как дубинку.

— Ван Круачо обещал вам Силу, но у нас нет ее! Город дает нам тепло и свет, потому что он был построен так. Кроме этого, у нас нет ничего. Все остальное мертво, изношено и изъедено. Теперь городу конец, а значит, и конец всему.

Он поднял оружие и ударил по бесполезному талисману. Кристалл развалился на куски.

— Конец! — воскликнул снова Хриллин. — Это наша праздничная ночь! Будем танцевать до забвения, смеясь и выкрикивая имя Вана Круачо!

Он выхватил талисман у Старка, разбил его, и связь их прервалась навсегда.

Они сгрудились вокруг него в оранжевом свете и, образовав полукруг, принялись колоть его своими шпорами. И, как сказал Хриллин, они смеялись.

Старк вскочил и побежал. Он бежал по пустынным улицам, пока не очутился в разрушенной части города, лежащей в стороне от главной улицы. Огромная каменная башня возвышалась над крышами с одной стороны, а с другой, где, как думал Старк, должна была находиться, граница города, было темно, как будто чужие поставили барьер темноты между собой и людьми Кушата.

Теперь люди должны были уже знать, что ценное оружие бесполезно. Какое их число осмелилось вернуться в город и пройти сквозь полную темноту — он не знал. Он не думал, что подобных смельчаков оказалось много, что они могли бы ему помочь, да и времени явно было маловато.

Ярко освещенные улицы были полны волнения, радости и убийства.

Старк не был единственным человеком, принуждаемым к смертоносному бегу. До него донеслись крики с других улиц. Он увидел человека, который спотыкаясь, вырвался на свободное пространство.

Преследователи намеренно вели его к определенному месту. А там, где соединялись две улицы, стоял розовый кактус с женщиной.

Старк был быстрым бегуном, но понимал, что его могут легко обойти, и очень скоро получил подтверждение этой догадки. Он бежал, пытаясь вырваться на длинную дорогу, которая, должна была вывести его из города.

И когда он ступил на эту дорогу, никаких преследователей не было, но на втором перекрестке они оказались все. Они смеялись и протягивали к нему свои шпоры, блестевшие голубым светом. Старк повернулся, и они позволили ему бежать, но одно существо — он признал в нем женщину — царапнуло его по ягодицам просто так, чтобы показать, что он в ее власти. Потом, пританцовывая, оно быстро отскочило.

А он бежал опять и знал, что бег его бесполезен. Он озирался по сторонам, и его пустые руки искали оружие.

Они вели его. Вначале Старк этого не сознавал, потому что они иногда исчезали, и он думал, что, может быть, они переключились на другого.

Потом он сворачивал за угол или выбегал на какую то площадь, и они вдруг оказывались тут, и ему приводилось выбирать другой путь.

Старк начал терять контроль над собой. Ему хотелось наброситься на них и рвать их зубами, голыми руками, но он знал, что они могут убить его в любой момент и будут лишь наслаждаться его яростью. И он бежал дальше.

Потом ему стали попадаться тела. Некоторые из них принадлежали людям, некоторые — нет. На широкой лестнице одного из зданий, бронзового с серым, он увидел две фигуры с яркими веревками на шеях и лодыжках. Они душили друг друга, а остальные наблюдали за происходящим, раскачиваясь, как деревья на ветру.

В центре пустынной площади он увидел тело Рогайна. Он узнал его по прекрасным белым рукам, запятнанным кровью. Поперек его тела лежала шпага.

Старк выпрямился и огляделся. Никого не было видно, но он знал, что за ним наблюдают. Он знал, что его завели сюда намеренно. Шпага была чистой — и лезвие и эфес. Рогайн ею не воспользовался. Она была положена сюда, чтобы именно Старк ее нашел.

— Хорошо, — пробормотал он, присовокупив к своим словам непристойное выражение. — Я сделаю это.

Он поднял шпагу, она пришлась как раз по руке, и подумал, что, возможно, они сделали ошибку.

Старк снова направился к границе. От площади вел туда только один путь.

Старк прошел по нему, двигаясь среди разноцветных огней. Внезапно из высокого павильона появилась группа мужчин. Они тащили двух своих женщин, то ли мертвых, то ли умирающих. Тела их кровоточили от нанесенных ими самими многочисленных ран.

Старк подумал, не находятся ли они под действием какого то наркотика. Они смеялись, указывая на него, а некоторые направились к нему.

Теперь у Старка было оружие, и прежняя осмотрительность покинула его. Он кинулся к ним. как больное животное, и сделался таким же безумным, как и они. Старк прыгал и метался среди них, размахивая шпагой. Несмотря на свою ловкость, он не смог избежать прикосновения их когтей. Плечи его кровоточили, но он не замечал этого, а продолжал наступать, и они отбежали от него, довольные возможностью оттянуть конец.

Он оглянулся. Они уходили прочь, волоча за собой раненых.

Потом вокруг стало тихо и спокойно.

Улица пролегала между высоких стен. Менялся свет: голубой, золотистый, фиолетовый, нежно розовый. Потом впереди показалась другая площадь, обнесенная резной оградой.

Фрагменты резьбы имели форму листьев, напоминающих, возможно, о другом месте и давно прошедших временах.

От площади отходила улица, над которой возвышались своды продолговатых арок, рядами уходящих вдаль. Улица была залита красным светом, и в этом кровавом свете двигалась фигура высокой белокожей женщины с длинными черными волосами, падающими на плечи. В руках у нее была шпага.

— Сиаран!

Старк остановился. Она обернулась и увидела его. Выйдя на площадь, она тоже окликнула его.

— Теперь я, кажется понимаю, зачем они дали мне это, — она подняла свою шпагу.

— Да. И мне тоже, — ответил Старк.

— Но как они узнали?

— Ты ведь пленница, и они слышали, что сказал Валин насчет твоих красных волков. Они поняли, что ты имеешь отношение к захвату Кушата.

Старк оглядел площадь. За отверстиями в ограде виднелись глаза чужих, огромные, блестящие глаза. Потом он посмотрел на ряды арок.

— Они за тобой теперь, — сказал он.

— И за тобой, — кивнула Сиаран. — Они ждут нашей битвы.

Они посмотрели друг на друга, двое обнаженных людей со шпагами в руках, оказавшиеся одни в странном далеком мире.

— Будешь со мной драться? — спросил он.

Сиаран покачала годовой:

— Нет. Ради того, чтобы доставить им удовольствие, не буду!

— Будешь тогда сражаться вместе со мной? Будешь щитом за моей спиной?

Она улыбнулась.

— Нет, пока могу, буду сражаться рядом с тобой, и мы будем щитами друг для друга. — Она посмотрела на высокое, глазеющее на них существо и добавила: — Никогда у меня еще не было такого желания убивать. — Ее белая кожа, как и у него, была отмечена множеством царапин.

— Хорошо, — сказал он. — Тогда нас уже двое. — Он поднял шпагу, чувствуя, что и в его душе поднимается надежда и жажда мщения. — Давай начнем, а потом будет видно, что делать.

Они обменялись традиционными приветствиями и шпаги их скрестились. Они двигались быстро, и их гибкие тела казались особенно близкими в кровавом свете.

Старк увидел, как вспыхнули и загорелись ее глаза.

— Помни, что это игра, — сказал он, и Сиаран засмеялась.

— Я буду помнить, Старк.

Они кружили около друг друга, и головы в ярких колпаках поворачивались вслед за ними. Журчали голоса, сильно пахло сухой листвой.

— Думаю, что внешняя граница находится там, сказала Сиаран, указывая шпагой. Мы можем попробовать пробиться в том направлении.

Они продолжали кружить, и глаза Старка остановились на уступах камней башни. Сиаран тоже посмотрела на нее.

— До внешней границы далеко, — сказал Старк. Вряд ли нам удастся туда добраться. Пойми, они ожидают смерти. У них достаточно способов нас успокоить. Он парировал ее удар, и шпага зазвенела. — Но если нам удастся застать их врасплох, то башня гораздо ближе. Можно попытаться добраться до нее.

— Башня? Что она нам дает?

— Она — сердце города. Если она умрет, все остальное тоже умрет. — Сиаран проделала еще ряд осторожных выпадов. Он почти жалел, что они не дерутся всерьез. Это было бы интересно. — Сомневаюсь, чтобы эти твари хорошо переносили холод.

— Ладно, — согласилась Сиаран. — Нам все равно не пережить этой ночи. Почему бы не попробовать?

— А теперь быстрее, — сказал он.

Они повернули от изгороди и устремились на существ, заполнивших проход на улицу. И едва не погибли.

Существа стояли так близко друг к другу, они были высокими, и руки их длинными. Даже умирая, они не теряли способности тянуться и достигать цели.

Они кричали своими птичьими голосами, и Старку казалось, что на него и Сиаран напали чудовищные птицы. Он не переставая работал шпагой, прокладывая себе путь.

Он был рад, что может ощущать рядом плечо Сиаран. Потом они вырвались из толпы и побежали изо всех сил, а чужие гнались за ними, крича что то.

Старк вслушался и сказал, вздохнув:

— Они в восторге. Игра оказалась интересней, чем они предполагали.

Теперь, когда они пытались ее достичь, башня, казавшаяся такой близкой, стала далекой, как луна. Старк бежал не прямо, а петлял, чтобы чужие не разгадали раньше времени их намерения.

Очевидно, вначале так и случилось. Существа играли с ними как и раньше, то настигая их, то отпуская. Но теперь их было гораздо больше.

Он позволил вести себя до тех пор, пока они не оказались на одной линии с башней. Тогда Старк сказал:

— Теперь идем.

Они резко повернули к башне и оказались рядом с ней. Из последних сил они бежали к башне, существа, быстро перебирая длинными ногами, устремились по боковым улицам, чтобы преградить им путь.

За своей спиной Старк услышал топот шагов. Сиаран тоже услышала их.

Она сказала:

— Будем пробиваться, — крикнул на бегу Старк. Другой возможности у нас не будет.

Если бы руки у них не были такими длинными! Старк крутил над головой шпагой. Этот трюк оказался успешным. Сиаран последовала его примеру, пригнувшись как можно ниже, чтобы защищать сухожилия. Они пробивались сквозь ряд золотистых качающихся тел, но подбегали все новые и опять загораживали им путь.

Они прижались друг к другу спинами и выбрались на открытое пространство, охраняемое смертоносным кругом, который описывали лезвия их шпаг.

Тогда они перестали убивать. Они хотели добраться до башни.

— Ищи дверь, — сказал Старк Сиаран. — Я вижу одну. Сюда!

Они пробились к стене и обогнули ее. Теперь им было легче, ибо существа могли подобраться к ним только с трех сторон. Да и их, способных драться, стало намного меньше. Но теперь они поняли, чего добиваются люди, и в течение нескольких минут слышались громкие крики, как будто зов о помощи.

Они добрались до двери, высокой и узкой, глубоко врезанной в камень.

— Попробуй–ка открыть ее, — сказал Старк, защищаясь от нападающих. Тут он увидел удивительную вещь — существа отступали назад. Все большее их количество собиралось в огромный полукруг. Видимо, все, кто остался, — решил Старк.

Им овладело внезапное спокойствие.

Существа тихо покачивались, и по их телам струились ручейки крови. Те, кто притащил с собой добычу, теперь бросили ее.

За спиной Старка пыхтела и ругалась Сиаран, — открывавшая дверь. Наконец она сказала:

— Готово!

— Готово? — переспросил Старк и вдруг заметил высокое существо в развевающемся голубом с зеленым одеянии, которое брело среди толпы. Руки его были воздеты к небу и оно, вероятно, что–то пело. Все остальные были неподвижны и погружены в молчание.

Старк вслушался. Молчал весь яркий город.

Он резко повернулся и прошел через дверь в башню.

— Я покараулю, — сказала Сиаран.

Он покачал головой.

— Не стоит. Игра окончена!

Валин и еще человек двадцать пробирались по внешней, темной окраине города. Они держали наготове шпаги, вздрагивая при звуке собственных шагов, дрожа от страха, кляня свою гордость, что не позволила им оставить все, как есть. Вдалеке блестели и переливались огни.

Не слышно было ни звука. Теперь казалось, что их вообще никогда не было.

Валин прошептал, остановившись:

— Стон…

Они остановились. Мир был объят тишиной. Несмотря на угнетающий его страх, Валину казалось, будто он ощутил какое то ожидание, паузу перед наступлением чего то окончательного и бесповоротного.

Огни впереди мигнули и начали гаснуть, а потом глубокий тоскливый вздох, скорее предчувствованный, чем услышанный. Высоко вверху сильно что то вспыхнуло, и звезды ярко засияли в чистом небе.

Было утро. Они стояли на склоне у начала тропы. Старк и Сиаран, одетые в одолженную одежду. За ними спокойно лежал под солнцем город, белый от инея.

— Для нас всех было бы лучше, если бы мы забыли о Ване Круачо, — сказал Валин, — о нем и его талисмане, и взялись за дело своими руками.

— Надежда на миф всегда приводит к несчастью, согласился Старк и посмотрел на Сиаран. Сейчас ее руки не были связаны, на этом настоял Старк. — Теперь, когда ты знаешь, что находится за Вратами Смерти, и когда твои красные волки насытились добычей, согласна ли ты увести их и оставить Кушат в мире?

Сиаран посмотрела на него. Холодный ветер трепал волосы.

— Я могла бы это сделать, но при одном условии. Теперь, когда я не могу рассчитывать на талисман, мне нужна помощь. Поедем со мной в Наррисан и будем там щитами друг для друга, как прошлой ночью. Или же ты давал другие обещания?

— Нет, — ответил Старк. Он вспомнил, как вспыхнули ее глаза, когда они скрестили шпаги, и глубокое волнение охватило его. — На этот раз я поеду с тобой.

Танис вышла вперед, и Старк, крепко обняв, поцеловал ее, предупреждая поток сердитых слов, готовых сорваться с ее губ.

— Я вручил тебе свою жизнь, малышка. Я сделаю это ради тебя и твоего Кушата. Стройте новый город, и стройте его в реальном мире, чтобы люди его никогда не кончали так, как вот эти. — Он кивнул в сторону того города, что лежал в инее под солнцем, мертвый и сверкающий.

Старк отпустил ее и взял Валина за руку.

— Мы пойдем впереди. К тому времени, когда вы подойдете, Кушат будет освобожден от племен.

Он задержал руку Валина в своей руке.

Потом резко повернулся назад и зашагал рядом с Сиаран через Врата Смерти.


Ли Брэкетт Люди талисмана | Люди талисмана | Тайна Синхарата