home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Я сидела в зале ожидания аэропорта Уайдбека и разговаривала с отцом по телефону. Он немного поостыл и теперь вполне был расположен к разговору. Крис куда-то вышел, но обещал скоро вернуться.

– Какого печенья тебе хочется? – буркнул в трубку отец. – Аня хочет испечь что-то к твоему приезду.

– Никакого, – отказалась я.

– А придется хоть какое-то захотеть, Лика, – строго сказал папа. – Ей нужно успокоиться, пусть месит это чертово тесто.

– Ха-ха, – не удержалась я. – Ну ладно, имбирное.

– Где я раздобуду тебе тут имбирь? Придется оббегать все супермаркеты.

– То, что надо, – побегаешь, успокоишься.

Отец замолчал, я догадалась, что он улыбается тоже.

– Пап, мне очень жаль, что так вышло… Прости еще раз, – вздохнула я.

– Прощаю, дочка… Но я еще потребую внятных объяснений, и лучше бы тебе рассказать мне все от начала и до конца.

– Я попробую. И… Папа, я приеду не одна, – тихо сказала я, прижимая трубку к уху плечом и вытирая о подол платья вспотевшие ладони. – Дальше слушай внимательно. Я приеду с человеком, увидев которого, Анна может снова заработать сердечный приступ.

– Тогда к черту этого человека, Лика, оставь там, где взяла, – буркнул отец.

Я рассмеялась еще громче, встала с кресла и начала наворачивать круги по залу ожидания.

– Я не шучу… Папа… Я приеду с Феликсом. Он жив и здоров.

Снова затяжная мертвая тишина на том конце провода.

– Тысяча чертей… Что делать? – наконец спросил папа. – Тройную дозу успокоительного Ане?

– Да. И знаешь что? Я думаю, лучше сообщить ей заранее – до того, как она увидит его. Подумай, как сделать это… без риска.

– Лика, знаешь что? Здесь недалеко от моей лаборатории есть небольшая клиника, нам всем можно встретиться на ее территории. Если с Аней что-то случится, то ее мигом… – он охрип и не стал продолжать.

– Отлично, – кивнула я.

– Заодно взглянешь на местную достопримечательность.

– Да хоть сто достопримечательностей… Лишь бы все получилось!

– Ты такого еще не видела. Один из парализованных пациентов как магнитом притягивает к себе птиц. Те бьются о стекло его палаты день и ночь, а если проникают внутрь, то сидят на его кровати и не улетают… Если клиника начнет брать по одному евро за каждого желающего на это взглянуть, то через год сможет открыть новое отделение!

Я прижимаю руку ко рту и на ватных ногах опускаюсь в кресло…

Боже мой, это десультор. Возможно, даже отец Криса! Я распрощалась с отцом и двинулась к открытому окну. Мне нужно срочно глотнуть свежего воздуха! Нам будет что отпраздновать в Хайдельберге, любимый… Я улыбаюсь, глядя в небо, подернутое белой дымкой, и… отшатываюсь от окна. На подоконник, прямо передо мной, обдав меня волной воздуха, приземляется большая хищная птица. Ястреб? Коршун?

Пестрые крылья и грудь, янтарь внимательных глаз, острый изогнутый клюв. Она переминается с ноги на ногу, когти царапают подоконник.

За всю свою жизнь я не видела подобной красоты так близко. Интерес побеждает страх, и я вытягиваю к ястребу руку. Даже если он съест мой палец, я хочу попробовать погладить его. Медленно, сантиметр за сантиметром… О боги, птица склоняет передо мной голову и подставляет мне затылок, как котенок. Я прикасаюсь к ее голове, чешу спинку, трогаю крыло. Никакого страха, никакого сопротивления! Я берусь за кончик ее крыла и расправляю его, как веер. С ума сойти, какая красота…

– Лика.

Я оборачиваюсь. В дверях стоит Крис с двумя большими стаканами кофе.

– Крис, посмотри, кто прилетел со мной познакомиться. Да он совсем ручной…

Мой любимый стоит в дверях и не двигается с места.

– Наденем ему на лапу маячок? Ты у нас модный парень, да? Будешь носить браслетик, – воркую я. – Крис?

Тот резко ставит два стакана на стол, подходит ко мне, спихивает птицу с подоконника и закрывает окно. Птица расправляет крылья и несется прочь…

– Что ты… Зачем? Он был такой…

– Лика, – Крис разворачивает меня к себе и судорожно сжимает в объятиях. И в этом объятии чудится готовность защитить меня от любой опасности, от всего мира. Он охрип от волнения, я не вижу его лица, но он точно не в порядке…

– Ох… Это что-то значит, да? – доходит до меня.

– Птицы раньше интересовались тобой? – отстраняется он, взволнованно заглядывая мне в глаза.

– Нет. Ну разве что… Мне на руку села ласточка два месяца назад. Сразу после твоего отъезда.

– Черт, – выдыхает Крис и, прибавив к «черту» еще парочку итальянских ругательств, прижимает к губам мои ладони.

– Что это все значит?

Теперь мыслями Крис находится где угодно, только не здесь. Наконец он открывает глаза снова, и в них больше нет отчаяния и напряжения. В них только странное, яркое, теплое сияние, как будто ему в голову пришло неожиданное решение всех проблем.

– Это значит, что я тебя никуда не отпущу. Вот что это значит.

– Как будто я собираюсь сбежать, – закатываю глаза я. – О чем ты вообще?

– Расскажу после того, как объяснимся с твоими родителями. Будем решать проблемы по мере их поступления.

– Ах да! – я хлопаю себя по лбу. – Знаешь, что мне только что сказал папа по телефону?!

Я набираю побольше воздуха в легкие и выкладываю Крису все, что только что слышала от отца. Но тот слушает меня вполуха. Кивает невпопад. Ловит мой взгляд. Не выпускает мою ладонь…

– Птица – это плохой знак, да?

– Потом, – говорит мне он. – Самолет почти готов. Идем?

На улице тихо и ясно. Небо куполом, солнце слепит глаза. Посреди взлетного поля стоит красивый частный самолет с эмблемой Уайдбека на борту: золотая птица, раскинувшая крылья. У трапа нас встречает стюардесса в бело-черно-золотом костюме: шикарная длинноволосая шатенка с огромными темно-карими глазами и роскошно подведенными стрелками, за ней – парочка секьюрити в солнечных очках и строгих костюмах, тут же женщина-пилот и ее напарник.

Все здороваются с Крисом по-итальянски, пожимают руки, смотрят на меня с теплой улыбкой.

– Лика, – он представляет меня экипажу. – La mia futura moglie[55].

Я киваю, сияя улыбкой направо и налево. Экипаж горячо приветствует меня – слишком горячо для постороннего человека. Стюардесса протягивает мне руку, как старой доброй знакомой. Я растрогана таким необыкновенным вниманием.

– Ла-миа что? – переспрашиваю я Криса, когда мы поднимаемся по трапу.

– Ля-миа-футура-молле. Вольный перевод «Подайте нам фруктов и молока». Надеюсь, ты не откажешься от молока?

– Обожаю молоко, – дурачусь в ответ я. – День прожит зря, если не выпью стаканчик.

– Я так и знал, – ворчит он. – Поэтому у нас будет самое лучшее молоко во всей Швейцарии.

– Жду не дождусь, – подыгрываю ему я.

– Дело за малым, – заговорщицки шепчет мне Крис. – Дата и время.

– Все, я сдаюсь! – хохочу я. – Ты о чем вообще?

Вместо ответа он притягивает меня к себе и жадно, жарко целует. Мы останавливаемся на самом верху трапа и ловим последние лучи солнца перед отлетом. Крис дает отдых моим губам и принимается ставить поцелуи на моей шее. Мне щекотно, весело и просто безумно хорошо. Я откидываю голову и бросаю взгляд в высоту. Над нами, высоко-высоко, в гиацинтово-синем небе кружит, широко расправив крылья, птица…

Любимый мой, я не представляю, что будет завтра, я не знаю, как долго мы будем парить на этих безумных крыльях, задыхаясь от страсти и восторга, понятия не имею, через что нам еще предстоит пройти… Но ты должен знать кое-что. Я люблю тебя, а там хоть небеса об землю.


* * * | Крылья | Благодарности