home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




СОЗЫВ, СТРУКТУРА И СОСТАВ

Самодержавие царское, по Петровскому идеалу образовавшееся, всё время было враждебно к самостоятельности Русской национальной Церкви и в этом отношении себе на погибель осталось верно себе до самого конца. Потребовался стихийный переворот, ниспровержение самого царского престола, чтобы наступило и для Православной Церкви благоприятное время созвать Собор, которого она лишена была 235 лет.

Иларион (Троицкий), архимандрит, профессор, инспектор (проректор) Московской духовной академии (Из статьи «Открытие Всероссийского Церковного Собора»

(октябрь-ноябрь 1917 г.). Цит. по: Священномученик Иларион (Троицкий). Творения.

Б/авт.-сост. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004. Т. 3. С. 542).

Промыслительным образом Патриаршество было восстановлено в Русской Церкви в канун государственных катаклизмов: потеряв Царя, Православная Русь вновь обрела Отца-Патриарха. [...] Двести лет Россия жила надеждой на восстановление Патриаршества. И только в 1917 году, как бы предчувствуя времена гонений, Церковь смогла вновь избрать Первосвятителя.

Алексий II (Ридигер), патриарх Московский и всея Руси (Из приветственного слова на открытии научной конференции «Патриаршество в Русской Православной Церкви", состоявшейся 11 октября 2007 г. в Москве, в храме Христа Спасителя, и посвященной 90-летнему юбилею Поместного собора 1917-1918 гг.

Цит. по материалам официального сайта РПЦ: http://www.patriarchia.ru/db/text/307043.html).

29 апреля 1917 г. Св. синод принял решение о сформировании Предсоборного совета, задачей которого являлась подготовка вопросов, подлежащих рассмотрению на Поместном соборе РПЦ. Совет начал свою работу 12 июня1766. Через месяц, 13 июля, он принял проект основных положений по вопросу о месте Православной церкви в государстве: после рассмотрения на Поместном соборе его предполагалось внести в Учредительное собрание. Согласно этому проекту, Православная церковь должна была занять первое среди религиозных организаций страны публичноправовое положение. В делах своего устройства, законодательства, управления, суда, учения веры и нравственности, богослужения, внутренней церковной дисциплины и внешних сношений с другими церквами она должна была стать полностью независима от государственной власти. Действия каких-либо церковных органов подлежали надзору государства исключительно в отношении их соответствия законам страны. Согласно церковному проекту, особо чтимым православным праздникам государством должен был придан статус неприсутственных дней, глава страны и министру исповеданий обязательно надлежало принадлежать к православному вероисповеданию. Помимо прочего, РПЦ предполагалось ежегодно получать из государственной казны дотации в пределах своих потребностей «под условием отчётности в полученных суммах на общем основании»1767 1768.

Приблизительно в то же время, в начале июля, Временное правительство подготовило законопроект о взаимоотношениях Российского государства и различных церквей, который практически повторял законопроект, выработанный Предсоборным советом. В нём предполагалось сотрудничество церкви и государства. Правительственный законопроект также должен был рассмотрен Учредительным собранием, на котором предполагалось юридически оформить модель взаимоотношений государства и церкви, устраивающую ту и другую стороны.

Законопроект Временного правительства гласил: «1) Каждая признанная государством церковь пользуется полной свободой и самостоятельностью во всех своих делах, управляясь по собственным своим нормам, без всякого прямого или косвенного воздействия или вмешательства государства. 2) Органы церкви находятся под надзором государственной власти лишь постольку, поскольку они осуществляют акты, соприкасающиеся с областью гражданских или государственных правоотношений, каковы: метрикация, бракосочетание, развод и т. п. 3) По делам этого рода надзор государственной власти ограничивается исключительно закономерностью действий органов церкви. 4) Органом такого надзора является министерство исповеданий. Окончательное разрешение дел о незакономерности действий церковных органов принадлежит правительствующему Сенату как высшему органу административной юстиции. 5) Государство участвует ассигнованием средств на содержание церквей, их органов и установлений. Средства эти передаются прямо церкви. Отчет по израсходованию этих средств сообщается соответствующему государственному установлению»'.

5 июля по докладу Предсоборного совета Св. синодом было вынесено определение о созыве в Москве Поместного собора. Открытие этого высокого церковного собрания было назначено на 15 августа. В тот же день были выпущены специальное послание к пастырям и пастве РПЦ, а также пространное «Положение о созыве Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви». Эти документы на страницах «Церковных ведомостей» увидели свет 15-го числа1769.

В «Положении о созыве...» определялся, среди прочего, порядок выборов делегатов с мест. Начало выборного процесса было назначено на 23 июля (воскресенье), когда должны были проходить собрания на самом низшем — приходском уровне. От каждой церкви на благочиннический съезд выдвигались выборщики: і) все штатные члены причта и 2) благочестивые миряне (православного исповедания и мужского пола) в двойном по отношению к штатным клирикам количестве. (На этом этапе, в отличие от остальных, могли принимать участие лица женского пола.) От монастырей выдвигались каждый десятый мантийный монах и в двойном размере от их числа — постоянные богомольцы обители. Рясофорные монахи, послушники и насельницы женских обителей участвовали в выборах наравне с мирянами.

С учётом же того, что по состоянию на 1914 г. в Российской империи насчитывалось свыше 54 тыс. приходских церквей и около 1000 монастырей, в определённой мере можно говорить о начавшихся 23 июля буквально «всероссийских» выборах на Поместный собор. Благочиннические собрания по всей РПЦ должны были проходить 30 июля. От каждого из них на свой местный епархиальный избирательный съезд надлежало избрать двух клириков (один из которых должен был иметь сан священника) и трёх мирян. Причём кандидаты выдвигались подачей записок от любого человека из числа выборщиков. В них могло указываться не более

4 клириков и 6 мирян. Выборы проходили закрытым голосованием, и всё решало большинство голосов.

Параллельно шло выдвижение на епархиальные съезды выборщиков от местных духовных учебных заведений: от правления семинарий — два человека, от правления женских епархиальных училищ, женских училищ духовного ведомства и мужских духовных училищ — по одному представителю.

Соответствующие епархиальные собрания должны были проходить 8 августа с присутствием всех местных архиереев. Председательствовать на них надлежало епархиальным преосвященным. От каждой епархии на Поместный собор надлежало выдвинуть пятерых: двух клириков (один из которых обязательно в сане священника, а другой — в любом: хоть в сане епископа, хоть псаломщика) и трёх мирян. Как и на благочиннических собраниях, кандидаты выдвигались подачей записок, в которых должно было значиться не более 4 клириков и 6 мирян. В процессе тайного голосования решающим фактором было большинство голосов.

Выделялись и другие квоты: военному и морскому духовенству — 10 мест, единоверцам — 10, всем четырём духовным академиям — по 3, Академии наук и одиннадцати университетам (Петроградскому, Московскому, Киевскому, Харьковскому, Казанскому, Новороссийскому, Саратовскому, Юрьевскому, Томскому, Донскому и Пермскому) — по 1. 15 мест выделялось для православных членов Государственной думы и Государственного совета. При этом квота для дворцового духовенства не предусматривалась. Права членов Собора предоставлялись представителям восточных патриархов и православных автокефальных церквей.

Помимо избранных, на Поместном соборе отводились места и по должности: всем членам Св. синода, всем епархиальным архиереям, наместникам всех четырёх лавр, настоятелям Соловецкого, Валаамского монастырей, Саровской и Оптиной пустыней, членам Предсоборного совета, а также двум протопресвитерам: Успенского собора Московского Кремля и военного и морского духовенства1770. (О протопресвитере же придворного духовенства в «Положении о созыве...» не говорилось ничего.)

В конце июля Св. синод, в связи с приближавшимся открытием Собора, принял решение перенести свои заседания из Петрограда в Москву. В древней столице было намечено их начать с 9 августа1771. Передислокация высшего органа церковного управления фактически означала его уход из-под контроля и потенциально возможного влияния правительства.

Определённым шагом Временного правительства навстречу РПЦ было упразднение 5 августа 1917 г. должности синодального обер-прокурора и учреждение Министерства исповеданий. (В предреволюционное время в церковных и околоцерковных кругах сформировалась точка зрения, что эта должность в определённом смысле скомпрометирована и олицетворяет собой зависимое от государства положение Православной церкви1772.) В компетенцию нового министерства входили отношения государства с различными религиозными объединениями России. Министр и оба его заместителя назначались из лиц, принадлежащих к православному исповеданию1773. Временно, до созыва Поместного собора, полномочия нового министра объявлялись тождественными правам и обязанностям прежних обер-прокуроров. Однако в будущем, после выработки Поместным собором реформы своего управления, какие-либо вмешательства во внутреннюю жизнь церковных объединений не предусматривались. Тем самым Православная церковь получила большую, чем при старом режиме, самостоятельность: она фактически была освобождена от прямого давления правительственных чиновников. Главой нового министерства был назначен А.В. Карташёв — последний обер-прокурор Св. синода, занимавший эту «архаичную» должность с 24 июля: менее двух недель.

11 августа было опубликовано постановление Временного правительства о правах Поместного собора. Выработанный Собором законопроект «о новом порядке свободного самоуправления Русской Церкви» надлежало представить «на уважение» правительства. Также говорилось: «Сохранить впредь до принятия Государственной властью нового устройства высшего церковного управления (sic! — М.Б.) все дела внутреннего церковного управления в ведении Св. Правительствующего Синода и состоящих при нём установлений»1774. Т. е. теоретически Временное правительство могло и отказать в утверждении соборного постановления о форме внутрицерковного управления. Государственная власть (по всей видимости, в данном случае имелось в виду уже Учредительное собрание) оставляла за собой право и вообще не принять «новое устройство» высшего церковного управления1775. Таким образом, Поместный собор по причине «верховенства государства» был юридически несвободен. Это дало повод обвинять Временное правительство в «эсеро-папизме, демократизмо-папизме и цезарепапизме» (приведённые тезы прозвучали на соборном заседании 13 ноября 1917 г. — после свержения «временных»)1776.

Предсоборным советом был выработан проект «Устава Поместного собора». 10-11 августа он был одобрен Св. синодом и принят в качестве «руководственного правила» — впредь до окончательного решения на соборе вопроса о его Уставе1777. В статье 1-й этого документа говорилось, что Поместный собор «обладает всею полнотой церковной власти для устроения Русской церковной жизни на основе Слова Божия, догматов, канонов и предания Церкви». В 5-й статье — что он «устанавливает образ высшего управления Православной Всероссийской Церкви и избирает личный состав постоянных органов его». Открытие Поместного собора, согласно Уставу, должно было совершаться первенствующим членом Св. синода, а в его отсутствие — его первоприсутствующим1778. Какое-либо участие императора (равно как и каких-либо лиц из Царского дома) в деятельности собора не предполагалось. Однако в исторической практике церковные соборы проходили с непосредственным участием православных василевсов. Причём участие императоров было настолько значимо, что, например, Вселенские соборы, по мнению Богословов — «немыслимы без царского предводительства»1779.

11 августа Св. синод распорядился, чтобы в период работы Поместного собора во всех храмах при совершении богослужений прежде поминовения Св. синода возглашалось прошение «...о Всероссийском Церковном Соборе»1780. Т. е. во внутреннем устройстве РПЦ Собору отводилось первенство чести1781. (Однако вскоре, в составленном и 17 ноября соборно утверждённом «Чине поставления Святейшего Тихона, Патриарха Московского и Всея России», а также начиная с самой интронизации, состоявшейся 21-го числа того же месяца, первенство чести перешло к патриарху1782. Об этом будет сказано ниже.)

Открывшийся 15 августа 1917 г. в Москве в день Успения Божией Матери Поместный собор (высший орган управления РПЦ, обладающий полнотой церковной власти) привлёк к себе внимание общественности. В его работе приняли участие «представители всенародного церковного разума»1783, «вся Полнота Российской

Церкви — епископы, клирики и миряне»1784. На собор было избрано и назначено по должности 564 человека: 80 архиереев (т. е. примерно каждый второй из общего количества «штатных» в тот момент иерархов РПЦ), 129 лиц пресвитерского сана, 10 диаконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян1785. Буквально «всенародно» проводимые выборы его участников предопределили и «всенародный» их состав. Среди них были крестьяне, мастеровые, мелкие служащие, преподаватели, представители науки, высшие сановники. Собор воспринимался как Церковное Учредительное собрание1786.

Послереволюционные церковные публицисты так патетически характеризовали открытие Поместного собора: «закончился синодальный — ветхозаветный — период истории нашей Церкви. Наступил Новый Завет: Собор и Патриаршество!..», «воскресла два века покоившаяся под могильной плитой цезарепапизма русская церковная соборность», «золотой сон лучших сынов Церкви сбылся наяву»1787.

Современники же были настроены менее оптимистично: «Открытие Собора в такой момент, когда на Руси явно чувствуется присутствие карающей, за грехи, неслыханными бедствиями десницы Господней — невольно настраивает душу мистически», — звучало со страниц церковного журнала «Русский паломник»1788.

На открытии Поместного собора, начавшемся в Успенском соборе Московского Кремля, на почётных местах среди молящихся присутствовали представители Временного правительства: премьер-министр А.Ф. Керенский, министр внутренних дел Н.Д. Авксентьев, министр исповеданий А.В. Карташёв и его заместитель С.А. Котляревский (все четверо — масоны1789). По окончании литургии митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) зачитал грамоту Св. синода, в начале которой говорилось: «Святейший Правительствующий Синод Православной Российской Церкви, вознося благодарение Богу, благоволившему осуществить ныне заветные чаяния православного русского народа, объявляет открытие Всероссийского Церковного Собора»1790. Ранее же подобного рода акты звучали из уст православных василевсов.

Торжества открытия завершились молебном на Красной площади, на который около полудня прибыли, с одной стороны, крестные ходы от 255 московских храмов, с другой — процессия из Кремля с чудотворными иконами Божией Матери Владимирской, Казанской и Иверской1791.

Собор работал более года. За этот период состоялись три его сессии: первая — с 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья — в 1918 г.: с 20 января (2 февраля) по 7 (20) апреля и с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.

Первое соборное заседание состоялось 16 августа. На нём звучало около двух десятков приветствий. От лица правительства обратился министр исповеданий

А.В. Карташёв. Он, в частности, сказал: «Временное правительство поручило мне заявить Освященному Собору, что оно гордо сознанием — видеть открытие сего церковного торжества под его сенью и защитой. То, чего не могла дать Русской национальной Церкви власть старого порядка, с лёгкостью и радостью предоставляет новое Правительство, обязанное насадить и укрепить в России истинную свободу. [...] Оно (Временное правительство. — М.Б.) видит в Соборе Русской Православной Церкви полномочный орган церковного законодательства, имеющий право авторитетного представления на уважение Временного Правительства законопроектов о новом образе церковно-правительственных учреждений и о видоизменении отношений Церкви к Государству. [...] В своём составе оно до сих пор имело Обер-Прокурора Святейшего Синода Русской Православной Церкви (а не иных каких-либо исповеданий). И если недавно упразднена эта должность (но не упразднены до времени её права и обязанности), то только потому, что, в виду Церковного Собора, Правительство не желало, ради символики утверждаемой им свободы Церкви, сохранять это имя, ставшее по мнению церковного общества синонимом тяжкой зависимости Церкви от Государства. Временное Правительство ждёт той минуты, когда Собор представит ему новый план церковного управления, и тогда оно с готовностью упразднит в круге полномочий своего Министра Исповеданий его обер-прокурорские права и обязанности по делам внутреннего церковного управления, оставив за ним более внешний надзор за закономерностью»1792.

18 августа председателем Поместного собора был избран митрополит Московский Тихон (Беллавин) как архипастырь того города, в котором собрался церковный форум. Сопредседателями (заместителями, или товарищами председателя) из архиереев были избраны архиепископы Новгородский Арсений (Стадницкий) и Харьковский Антоний (Храповицкий), из священников — протопресвитеры Н.А. Любимов и Г.И. Шавельский, из мирян — князь Е.Н. Трубецкой и М.В. Родзянко. «Всероссийский» митрополит Владимир (Богоявленский) (в 1892-1898 гг. он был экзархом Грузии, в 1898-1912 гг. — митрополитом Московским, в 1912-1915 гг. — С.-Петербургским, а с 1915 г. — Киевским) стал почётным председателем Собора1793.

Таким образом, из восьми человек, составлявших высшее руководящее звено Поместного собора, четверо в феврале-марте 1917 г. состояли членами Св. синода. Причём из этих четверых были председатель Собора, два из шести его заместителей, а также почётный председатель (он же — первенствующий член Св. синода в зимнюю сессию 1916/17 г.). Ещё один заместитель председателя Поместного собора до 6 октября 1917 г. являлся, в свою очередь, председателем Государственной думы и был известен, в частности, тем, что сыграл одну из видных ролей в отречении императора Николая II от престола и в получении «отказа» великого князя Михаила

Александровича от восприятия верховной власти. (Потому, скажем забегая вперёд, нет ничего удивительного в том, что на Поместном соборе относительно свержения монархии держалась прежняя линия, заданная высшим органом церковного управления в первые дни и недели весны 1917 г. И вопрос о дезавуировании определений и посланий Св. синода, которыми фактически была свергнута монархия как институт, на Поместном соборе не поднимался.)

Для координации деятельности собора, решения «общих вопросов внутреннего распорядка и объединения всей деятельности» был учреждён Соборный совет. В него входил председатель Поместного собора (он же — руководитель Совета), шесть его заместителей (товарищей председателя, среди которых — М.В. Родзянко), секретарь собора и его помощники, а также три члена по избранию собора: один епископ, один клирик и один мирянин. Согласно Уставу, Соборный совет не прекращал свою деятельность и во время перерывов между заседаниями Собора1794.

В структуре Поместного собора имелся такой орган, как Совещание епископов, который составляли все архиереи — члены собора. Лица не епископского сана на заседания этого органа не допускались. Каждое постановление собора подлежало рассмотрению на Совещании епископов, где оно проверялось на «соответствие Слову Божию, догматам, канонам и преданию Церкви». Фактически Совещание епископов могло наложить veto на любое постановление Поместного собора. Т. е. решающий голос высшего органа церковной власти был у архиереев1795.

30 августа в составе Поместного собора были сформированы 19 отделов (позже было образовано ещётри), в их ведении было предварительное рассмотрение и подготовка широкого круга соборных законопроектов. Если обсуждаемые вопросы требовали рассмотрения различных отделов, то предполагались и совместные заседания отделов. В каждый отдел входили епископы, клирики и миряне. Для рассмотрения узкоспециальных вопросов названные структурные подразделения собора могли формировать подотделы. Согласно Уставу собора, порядок рассмотрения дел на нём был следующим. Для представления своих материалов Собору отделы могли выдвигать одного или нескольких докладчиков. Без поручения или разрешения отдела никакие обсуждавшиеся вопросы не могли быть доложены на соборном заседании. Для принятия соборного постановления, из соответствующего отдела должны были поступить в письменном виде доклад, а также (по желанию участников его заседаний) особые мнения. Заключение отдела следовало излагать в виде предполагаемого соборного постановления. О заседаниях отделов составлялись письменные протоколы, в которых фиксировались время заседания, имена присутствовавших, рассматривавшиеся вопросы, сделанные предложения, постановления и заключения1796.

Для обеспечения слаженной и бесперебойной работы Поместного собора Временное правительство помогло деньгами: по ходатайству А.В. Карташёва 9 октября 1917 г. оно ассигновало два миллиона рублей беспроцентной ссуды сроком на пять лет (что составляло примерно четвёртую часть от планировавшихся первоначально финансовых расходов)1797. Остальные деньги поступали из средств монастырей1798.


IV.5 Февраль 1917-го: взятие от среды «Удерживающего» [2 Фес. г, 7]? | Священство и царство. Россия, начало xx века 1918 год. Исследования и материалы | V.2 Письма монархистов Поместному собору ( август-октябрь 1917 г.)