home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Российской Федерации)

Немногим

Блажен, кто в дни борьбы мятежной,

В дни общей мерзости людской,

Остался с чистой, белоснежной, Неопороченной душой.

Блажен, кто в годы преступлений,

Храня священный идеал,

От повседневных искушений Умом и сердцем устоял.

Блажен, кто, вписывая повесть В скрижали чёткие веков,

Сберёг, как девственница, совесть И веру дедов-стариков.

Блажен, кто Родину не предал,

Кто на Царя не восставал,

Кто чашу мук и слёз изведал,

Но малодушно не роптал.

Сергей Бехтеев Старый Футог, май 1921 г.

Постановление об аресте всехчленов династии Романовых было принято 3 марта 1917 г. на заседании Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Вскоре, 7-го числа, под давлением Петросовета Временное правительство приняло решение о лишении свободы отрекшегося императора и его супруги, что было исполнено на следующий день.

Первоначально семья последнего императора содержалась под арестом в своей резиденции — Александровском дворце Царского Села (ныне — г. Пушкин). Рано утром 1 августа 1917 г. по постановлению Временного правительства царственные узники поездом были отправлены в Тюмень. Далее пароходом они проследовали в губернский Тобольск1728, в который прибыли 6 (19) августа, в праздник Преображения Господня1729.

6 (19) апреля 1918 г. по решению Президиума В1ДИК семью последнего императора из столицы Сибири следовало переправить на Урал. 9 (22) апреля из Москвы в Тобольск прибыл отряд красноармейцев. В результате определённых переговоров с караулом, назначенным ещё Временным правительством, Царская семья была передана большевикам о некоторых обстоятельствах этого ещё будет сказано ниже).

По причине болезни цесаревича, не способного преодолеть около 300 вёрст конным путём по весенней распутице, Царская семья была разъединена. 13 (26) апреля из Тобольска в Тюмень были вывезены Николай II, его августейшая супруга, дочь (великая княжна Мария) и несколько приближённых. 17 (30) числа того же месяца они железной дорогой были доставлены в Екатеринбург. Остальные дети и слуги после открытия навигации отбыли из Тобольска 7 (20) мая (на следующий день после пятидесятилетия Николая II). В Екатеринбург они прибыли 10 (23) числа. В ночь с 3 (16) на 4 (17) июля 1918 г. Царская семья, по санкции Москвы, без суда была расстреляна'1730 1731.

В период нахождения Николая II в заточении от представителей различных слоёв общества ему посылались письма, которые ныне хранятся в ГАРФ, в фонде «Император Николай II» (№ 601). Большинство писем (их— несколько десятков) насмешливого содержания. В них выражаются ехидные чувства частных лиц (в основном — солдат, мещан и крестьян) к арестованному императору и его августейшей супруге. Но десять писем принадлежат перу верноподданных различных слоёв общества (служащих, преподавателей и учащихся, военных), выражавших чувства поддержки отрекшемуся императору. В основном они хронологически относятся к начальному, царскосельскому периоду заточения семьи Николая II. Два письма были отправлены буквально вслед отбывшим в Тобольск царственным узникам'1732.

В одних письмах верноподданных говорилось о сострадании к Николаю И, прямо называемому «обожаемым Государем» и «страдальцем за Святую Русь». В других выражались молитвенная поддержка, добрые чувства к бывшему монарху и желание видеть своего любимого царя-батюшку; высказывалась готовность служить ему в заключении и даже умереть за него. Авторы одного из писем поздравляли Николая II с днём его рождения — 6 (19) мая. А отдельные военнослужащие в своём послании говорили, что «не имеют хорошего вождя»; в связи с чем они просили бывшего императора «придти на помощь спасения армии».

Весьма характерны обращения верноподданных к адресату. Одно письмо, датированное мартом, начиналось: «Ваше Импераіорское Величество. Всемилостивейший Государь Николай Александрович». Отдельно с первого и второго обращения начинались ещё два письма, хронологически относящиеся, соответственно, к июлю и маю 1917 г. Такие титулования августейшего узника позволяют заключить, что авторы считали его «действующим», а не «бывшим» императором. Соответственно, его отречение не признавалось как добровольно совершённый акт.

«Наш всегда любимый, родной Государь!», «Горячо-любимый и глубокоуважаемый Наш дорогой Государь!» — обращались верноподданные к арестованному монарху. А одно письмо, посланное предположительно в Тобольск или Екатеринбург, начиналось так: «Царь-Мученик! Сотни и тысячи любящих сердец возносят молитву Господу Богу за Тебя, дорогой, и шлют Тебе привет».

Практически все письма (кроме одного, посланного в июле 1917 г. от М. Жиловой — работницы петроградской Пулковской обсерватории) можно считать анонимными. Их авторы обозначены или инициалами, или именем без фамилии, или какими-либо общими характеристиками: например — «Преданные Вам 93», «Две русские девушки», «солдаты, уважающие Вас», «Монархисты, Твои почитатели». Причём на письмах отсутствуют точные адреса проживания их авторов, названия мест учёбы или службы. Объяснить это можно тем, что после свержения монархии проявлять свои верноподданнические чувства к Николаю II было небезопасно. Однако авторы писем фактически преодолели этот страх.

Примерно половина рассматриваемых писем написана совсем молодыми людьми. Их авторы — студентка I курса мединститута, две девушки, 12-летний юноша и десять воспитанниц неустановленного учебного заведения. Одно письмо подписано: «Мать и дочь».

Весьма показательно, что писем, отправленных Николаю II в период его заточения, от духовенства Православной российской церкви в делах фонда № 601 нет. В то время как в архивах (в частности — в ГАРФ, в фондах «Канцелярия министра-председателя Временного правительства» (№ 1778), «Канцелярия Временного Правительства» (№ 1779) и др.) хранятся сотни приветственных писем и телеграмм, отправленных от различных собраний духовенства и отдельных священнослужителей Исполнительному комитету Государственной думы, Временному правительству, Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов, а также их (властей) видным представителям. Это объясняется тем, что после свержения монархии духовенство активно стремилось наладить взаимоотношения с новыми правителями. (Большой массив этих писем и телеграмм опубликован 3 и проанализирован: см. параграфы III.1 и III.2.)

Представители духовенства не значатся и среди 37 адресатов, которым в период с 17 марта 1917 г. по 4 (17) мая 1918 г. членами Царской семьи было отправлено 227 писем1733 1734.

Таким образом, в период весны-лета 1917 г. содержащемуся в заточении Николаю II от монархистов различных сословий в эпистолярной форме выражались поддержка и верноподданнические чувства. Однако о том, что представители духовенства проявляли подобную позицию в отношении к свергнутому императору, сведений не обнаружено: по крайней мере в фондах ГАРФ материалов соответствующего содержания не выявлено. Вместе с тем существует множество документов, в которых зафиксировано выражение священнослужителями РПЦ верноподданнических чувств к новым правителям России, пришедшим к власти на волне революции1735.

О, думали-ль тогда вы о Его спасеньи? Надеялись-ли вы на что и на кого?

Готовили-ль в те дни, в тревоге и в волненьи,

Заветный план, чтоб выручить Его?

Что делали вы все, забыв Его заслуги? Пытались-ли Его из каторги спасти?

Вы помогли-ль Ему, как преданные слуги, Тяжёлый Крест по торжищам нести?

Святой Семьи страдания и муки Не возмутили в вас ваш закоснелый дух:

Подсев к костру, вы молча грели руки И ждали, прятаясь, как запоёт петух...

И Он погиб, убитый палачами,

Он, шедший в мир для мира и добра.

А вы! вы плакали-ль, безсонными ночами, Слезами горькими Апостола Петра?

(Певец Святой Руси. Сергей Бехтеев: жизнь и творчество. С. 463-464).

75 Находясь в эмиграции, в 1922 г. поэт Сергей Бехтеев в своём стихотворении «Царский Крест» обращался к «безучастным» наблюдателям за послереволюционной судьбой государя Николая II и его августейшей семьи следующими словами, созвучными с евангельскими [см.:


ГОСУДАРЮ НИКОЛАЮ IIВ ЗАТОЧЕНИИ. МАРТ-АВГУСТ 1917 Г. (По МАТЕРИАЛАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА | Священство и царство. Россия, начало xx века 1918 год. Исследования и материалы | - IV.4 ВОЗНОСИЛИСЬ ЛИ ЦЕРКОВНЫЕ МОЛИТВЫ -ОБ АРЕСТОВАННОМ ГОСУДАРЕ И ОБ ИМПЕРАТОРЕ В ПЕРИОД «МЕЖДУЦАРСТВИЯ»?