home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вместо предисловия (О ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ стороне проблемы)


Царь здешним вверен есть, а аз небесным. Царь телесем вверяем есть, иерей же душам. Царь долги имениям оставляет, священникже долги согрешениям. Он принуждает, а сей утешает. Он нужею, сей же советом. Он оружия чувственна ймать, а сей духовная. Он брань ймать к супостатам, сей же к началом и к миродержителем тьмы века сего. И сего ради священство царства преболе есть. [...] Священство болши есть царства. [...] Священство всюду пречестнейши есть царства.

[...] арску. Солнцем показал есть власть архиерейску, месяцем же показа власть царскую, ибо солнце вйще светит во дне, яко архиерей душам, меншее же светило в нощи, еже есть телу. Якоже месяц емлет себе свет от солнца и егда далее от него отступает, тем совершеннейши свет ймать. Такоже и царь поемлет посвящение и венчание от архиерея, его же абие воспри-емлет, уже ймать свое совершенное светило, еже есть и святейшую силу и власть. Таковое есть то разнствие между тыма двема лйцема во всем христианстве, яковая есть между солнцем и месяцем, ибо ар-хиерейска власть во дни, еже есть над душами, царская же по вещех мира сего. [...] Священство и самого царства преболе.

Никон (Минов), патриарх Московский и всея России12

В настоящей работе взаимоотношения духовенства Русской православной церкви (РПЦ)13 и верховной власти рассматриваются главным образом с точки зрения историкобогословской проблемы «священства-царства». Основной вопрос этой проблемы — что выше и главнее: царская или церковно-иерархическая14 власть? Он обусловлен, в свою очередь, следующим рассуждением. Поскольку Господь Исус15 Христос есть и Великий Царь, и Великий Архиерей («Царь царем и Архиерей архиереям»16), то кого на земле (в мире дольнем) считать Его «живым образом»? земной «иконой Его первообраза»? — Царя ли патриарха? У кого из них выше сакральный статус? Кто из них есть местоблюститель Христов, истинный помазанник Божий? Кто является проводником «воли Божией»? Через кого из них в Священной державе реально осуществляется «Божия власть»? Из этих вопросов вытекают и другие, подобные следующим. Над кем нет никого, кроме Бога: над императором или над патриархом? Кто из них может судить всех, но не быть судим никем? Кто из них двоих, диктуя второму свою волю, переступает своеобразные границы? Кто из них может низлагать другого?

«Основной вопрос» этой проблемы нашёл отражение в установившихся традициях правописания. В современной общепринятой практике орфографическое «решение» его по не вполне понятной причине оформилось в пользу священства. Так, государство и церковь как институты практически всегда пишутся неравнозначно: первое слово пишется со строчной буквы, а второе — с прописной, как будто бы Церковь (церковь) стоит «над» государством, «главнее» и «выше» его. Временное правительство и Государственная дума в историографии удостаиваются

одной прописной буквы, Святейший Синод и Поместный Собор — двух. То же относится и к названиям «Российская империя» и «ПравославнаяЦерковь». Высший Церковный Совет пишется с тремя прописными буквами, а Совет народных комиссаров — зачастую с одной. Слово «Патриарх» и в обиходном упоминании, и как титулование пишется, как правило (особенно в трудах церковных историков), с прописной буквы, а император, царь, самодержец — всегда со строчной. В работах некоторых авторов (опубликованных в церковных изданиях) даже «Патриаршество» значится с заглавной буквы17 18. Вместе с тем написание «царства» (в смысле царства земного) кроме как со строчной — на страницах и светских, и церковных научных изданий автору настоящей статьи не встречалось ни разу.

На страницах «Православной энциклопедии» российские первоиерархи («Святейшие Патриархи») титулуются с двумя прописными буквами , а высшие партийные руководители СССР19 («Генеральные секретари») — с одной20. При этом в современных светских справочно-энциклопедических изданиях те и другие именуются «филологически равноправно»: с одних лишь строчных букв21.

Ещё примеры из множества подобного рода несоответствий. В «Православной энциклопедии» первоиерарх РПЦ до учреждения в России патриаршества (митрополит сначала Киевский, потом Владимирский, затем Московский) именуется Главой (в источнике — слово с прописной буквы) Русской церкви. (И это при том, что до 1448 г. Великорусская митрополия составляла лишь часть Константинопольского патриархата). После же учреждения в России института патриаршества московский Патриарх (в энциклопедии — с прописной буквы) называется «церковным Главой православного мира»(і). При этом до падения Византийской империи византийский император (слово в источнике — со строчной) именуется «главой христианского мира» (здесь «главой» — уже со строчной). Таким образом, на одной и той же странице современного церковного многотомного энциклопедического издания Патриархи именуются Главами, а императоры — главами...: первым усваивается две прописных буквы, а вторым — ни одной22.

Стоит именовать любого епископа (и тем более патриарха) просто по имени — это церковными кругами сразу расценивается если и не хулой, то показателем крайнего непочтения к архиерейскому сану. Но при этом представители этих же кругов «ничтоже сумняшеся» упоминают императоров без всяких титулований: например — Петром, Николаем II. И это не считается ни каким-либо оскорблением, ни проявлением непочтения к монарху. Т. е. получается, что архиерейский чин, дескать, несопоставимо выше(?) царского: иерархов упоминать следует только с титулованиями, а царей можно и по-панибратски?

На наш взгляд, вышеприведённые примеры являются своеобразными показателями до сих пор продолжающейся борьбы (более уже «в теории») между харизматическими властями о первенстве друг над другом23 24.

И если судить по написанию начальных букв «конфликтных» слов, то чётко прослеживается определённая тенденция. Её можно сформулировать приблизительно так: по мнению церковных авторов (весьма, заметим, дискуссионному) «чин

Патриарший выше и царского, и императорского»24 или, что то же, — «Священство выше царства».

Вместе с тем в современном русском языке чётко установлены орфографические нормы применения прописных и строчных букв. Согласно им, «Церковь», как Божественное учреждение, пишется с прописной; «церковь» же как храм (или собор) — со строчной. С одной прописной значатся «Русская православная церковь» (как религиозная организация), «Российская империя», «Российское государство», «Архиерейский собор», «Поместный собор», «Государственная дума», «Святейший синод», «Священный синод», «Московская патриархия» (некоторые из них в краткой форме — Дума, Синод, Патриархия). Официальные титулования — «Государь Император», «Святейший Патриарх Московский и всея Руси», «Глава государства» (или правительства, но «глава администрации»), а обиходные — император, патриарх. И т. д.25 26.

На вопросы церковным авторам о причинах пренебрежения ими современными орфографическими нормами и применением филологических несоответствий, те обычно отвечают, что они руководствуются нормами написания букв, принятыми в современных ... учредительных документах Московского патриархата (или он же — РПЦ) и его структур... Однако в законодательстве Российской империи (тоже в некотором роде «учредительных документах») слова «Император», «Государь», «Царь», «Самодержец», «Верховная Власть», «Императорский Дом», «Императорский Престол», «Всероссийский Престол», «Наследник Престола», «Империя», «Российское Государство» и т. п. (наряду с названиями «Православная Греко-Российская Церковь», «Церковь», «Святейший Правительствующий Синод») также значатся с прописных букв, а не со строчных24... Но с орфографическими нормами как царской, так и постсоветской27 России церковные историки и публицисты не считают нужным считаться, демонстрируя тем самым свою приверженность «двойным стандартам».

Иначе говоря, упомянутые авторы в написании прописных и строчных букв руководствуются одновременно двумя нормами правописания: применительно к конфессиональным терминам — «церковно-учредительными», а ко всему остальному — «постсоветскими». При этом в своей полноте ни «старорежимные» (дореволюционные), ни современные (постсоветские) нормы с их корректным использованием прописных букв те же лица признавать не желают. Используя филологические несоответствия, названные авторы волей-неволей формируют у читателей представление, что «священство выше царства».

Напрашивается определённая аналогия. Ранее, в СССР все слова в названиях высших партийных, правительственных, профсоюзных учреждений и организаций писались с прописных букв. Исключение делалось для служебных слов и слов, заключённых в скобки. Например, значилось: Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков), СоветМинистров СССР, Советская Армия, ВсесоюзныйЛенинский Коммунистический Союз Молодёжи и т. д. Для всех же остальных учреждений существовало другое правило. Согласно ему, с прописных букв писались лишь первые слова названий, а также все имена собственные, входящие в их состав. Например: Министерство иностранных дел СССР, Академия наук 28. Т. е. в СССР налицо было филологическое «возвышение» высших органов власти.

В постсоветские времена ситуация изменилась. Нормы русского правописания стали более корректными. Но вместе с тем «старую и добрую» советскую практику «возвышения» названий себя самой и своих высших структур от СССР переняла Русская православная церковь. Начала формироваться «альтернативная» (церковная) орфография, отличительная черта которой — «самовозвышение» букв в титулах иерархов, в названиях религиозных организаций и церковных учреждений. Прописных букв в церковных названиях стало в два-три раза больше, чем в светских. В области филологии Церковь стала «выше» и монархии (свергнутой, заметим, в марте 1917 г. во многом благодаря трудам и тщаниям высшей иерархии РПЦ29), и, в общем говоря, российского государства.

В целом же, анализируя современную практику применения в «конфликтных» словах прописных и строчных букв, можно констатировать: в XX в. на «харизматическом фронте» священство взяло верх над царством.

* * *

В данной работе при написании слов: церковь (Поместная), империя, император, царь, патриарх, собор (Поместный), синод и правительство — строчные буквы будут применяться по возможности максимально равноправно.

* * *

Применительно к допетровскому периоду истории России, а также к царствованиям Петра I и Екатерины II взаимоотношения церкви и верховной власти (в устоявшейся, но не вполне корректной формулировке — взаимоотношения церкви и государства) с точки зрения проблемы «священства-царства» изучены весьма подробно: в основном — дореволюционными авторами30. Применительно к середине

XVII в. это нашло отражение даже в современных школьных учебниках20. Однако период ХІХ-ХХ вв. в свете названной проблемы исследователями практически не затронут. Настоящей работой автор преследует цель по возможности восполнить этот пробел21.

С. 47-80; Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. В 2-х т. Сергиев Посад: б/и, 1909. Т. 1. — S2S с., 1912. Т. 2. — 547 с.; Суворов Н.С. Учебник церковного права. М.: Изд. Карцева, 1913. — 531 с.; Казанский П.Е. Власть Всероссийского Императора. М.: 1999. [і-е издание: Одесса, 1913]. — 512 с.; Вальденберг В. Древнерусские учения о пределах царской власти. Очерки русской политической литературы от Владимира святого до конца XVII в. Пг.: б/и, 1916. — 463 с.; Верховской П.В. Учреждение Духовной Коллегии и Духовный регламент. К вопросу об отношении церкви и государства в России. Исследование в области русского церковного права. В 2 т. Ростов-на-Дону: б/и, 1916. Т. 1. Исследование. — 687 с.; Т. 2. Материалы. — 415 с.; Живов В.М., Успенский Б.А. Царь и Бог. (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) // Языки культуры и проблемы переводимости. М.: 1987. С. 47-153; Успенский Б.А. Царь и патриарх. Харизма власти в России: византийская модель и её русское переосмысление. М.: Языки русской культуры, 1998. — 676 с.

20 См., например, параграф «„Священство" и „Царство"» главы «Россия в XVII в.» учебника: Сахаров A.H.j Буганов В.И. История России с древнейших времён до конца XVII века. Учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений. 3-е издание. М.: Просвещение, 1997. Или параграф «Итоги спора „священства" с „царством"» главы «На путях к абсолютной монархии» книги: Павленко Н.И., Андреев И.А. История России с древнейших времен до конца XVII века. Учебное пособие для 10 класса общеобразовательныхучреждений. 3-е издание, стереотипное. М.: Изд. Дрофа, 2003.

21 Хронологические рамки работы — с начала XX в. по 1918 г. — обусловлены необходимостью последовательно рассмотреть важные и относительно целостные периоды взаимоотношений Православной церкви (в лице в первую очередь Святейшего синода, Поместного собора и патриарха) с православным императором, Временным правительством и советской властью. Нижняя граница исследования фактически находится в самом начале XX в.: в январе 1900 г. в столице империи, в Синодальной типографии начали тиражироваться «Служебники» с сокращённым поминовением императора; а в феврале 1901 г. Св. синодом были проведены определённые изменения в архиерейских присягах, которые весьма красноречиво характеризуют отношение высшей церковной иерархии к царской власти. Верхняя граница — в сентябре 1918 г., когда завершилась работа Поместного собора РПЦ. Этот собор, являясь высшим органом церковной власти, так или иначе засвидетельствовал официальную позицию РПЦ в отношении рубежных событий истории России 1917-1918 гг. В настоящей работе автор будет использовать общепринятое сегодня летоисчисление «нашей эры», которое несколько не совпадает с датировкой «от Рождества Христова». До 1 января 1700 г. всё российское летописание и делопроизводство велись «от сотворения мира» по александрийской эре; и Рождество Христово (в этой системе отсчёта) было в 5500 г. Однако со времён митрополита Киевского Исидора (известного подписанием т. н. Флорентийской унии) отдельные церковные документы, а позже - и внешнеполитические акты России с Западными странами стали подписываться по «общеевропейскому» (читай - католическому) календарю, который отличался от древнерусского на 8 лет (поскольку европейская «эра» начиналась спустя 8 лет после Рождества Христова). В украинских землях, вошедших в состав России в середине XVII в., пользовались европейским летоисчислением, и годом пришествия в мир Спасителя считался 5508 г. Царь Пётр I юридически закрепил «новую хронологию», выпустив 19 и 20 декабря 7208 г. два указа. Ими, во-первых, изменялось летосчисление: «от Рождества Христова» вместо «от создания мира». Во-вторых, празднование Нового года назначалось на 1 января. При этом фактически (и это главное), переносилась дата Рождества Христова: с 5500 на 5508 г. от создания мира. Иначе говоря, в 7208 г. в России шёл 1708 г. от Рождества, но с 1 января декларативно был «назначен» 1700-й. (См. подробнее: Бабкин М.А. О хронологии некоторых событий всемирно-исторического значения // Вопросы истории. М., 2011. №1. С. 171-175).


Исследования | Священство и царство. Россия, начало xx века 1918 год. Исследования и материалы | cледующая глава