home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1.6 Обращения монархистов к Св. синоду:


1905-1908 гг.

Бог, по образу Своего Небесного единоначалия, устроил на земле царя; по образу Своего вседержительства — царя самодержавного; по образу Своего Царства непреходящего, продолжающегося от века и до века — царя наследственного.

Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский (Государственное учение Филарета, митрополита Московского /

Сост. В.Н. М.: б/и, 1888. С. 7).

Единодержавие, возросшее у нас вместе с церковью и в неразрывном единении с ней, оно, вместе с церковью, укрепило, собрало и спасло государственную целость русской земли и создало государство Российское. Благословим Бога, избавившего нас от бедствий и раздоров народоправления, которое исстари губило и продолжает губить те славянские государства, где оно, к несчастью их и нашему, успело утвердиться. Под знаменем единодержавия и самодержавия мы выросли, под ним мы стоим, под ним составляем единственное тело и охраняем единую волю, и в нём видим в грядущие времена залог правды, порядка и блага земли нашей.

К.П. Победоносцев, обер-прокурор Св. синода (Из речи, сказанной в июле 1888 г. в Киеве на торжественном обеде по случаю 900-летия Крещения Руси. Тайный правитель России: К.П. Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. 1866-189S. Сатьи, очерки, воспоминания / Сост. Т.Ф. Прокопов. М.: Русская книга, 2001. С. 278).

С 1905 г., с самого момента образования правых партий567, в их деятельности начали принимать активное участие православные пастыри. Вместе с тем либеральными кругами при фактической поддержке влиятельных представителей епископата тогда же стал подниматься вопрос о недопустимости участия духовенства в правомонархической деятельности. Обосновывалось это тем, что «священнослужители не должны заниматься политикой». С середины же 1906 г., в период спада революции стало наблюдаться медленное (хотя и не без трений) сближение епископата с монархическими организациями и союзами'46. Часть иерархов высказывала им симпатии, другая — придерживалась «аполитичности». Это дало повод для монархистов делать резкие заявления против тех архиереев (впрочем, незначительных по численности), которые открыто высказывали «несочувствие» деятельности правых. Среди «несочувствующих» был первенствующий член Св. синода митрополит С.-Петербургский Антоний (Вадковский).

С конца 1905 по середину 1907 г. правые неоднократно обращались к Св. синоду с призывами поддержать церковно-пастырским авторитетом монархическое движение. Известно по крайней мере четыре таких обращения. Первое — безымянная «Листовка по поводу состояния и направления деятельности Синода», относящаяся или к концу 1905, или к самому началу 1906 г.568. Второе — «Послание» (или « Адрес » ) первенствующему члену Св. синода митрополиту С.-Петербургскому Антонию (Вадковскому) соединённого собрания представителей правых партий г. Киева, датированное 12 сентября 1906 г.'569. Третье — «Открытое письмо» от 2 декабря 1906 г. председателя Главного совета Союза русского народа А.И. Дубровина на имя того же иерарха570 571. Четвёртое — «Записка, составленная по постановлению объединённого собрания Советов и Комитетов Киевских Монархических партий и союзов «Об отношении Святейшего Правительствующего Синода к современной смуте»», написанная весной 1907 r.ss0.

На оба послания, адресованных непосредственно первенствующему члену Св. синода, митрополит Антоний ответил соответственно: устно — 15 ноября 1906 г. (на встрече с членами

Главного совета Союза русского народа) и письменно — 7 декабря 1906 г. (в объяснительном

письме оправдательного содержания на имя обер-прокурора Св. синода П.П. Извольского)572.

О реакции же Св. синода на названные обращения нет никаких сведений.

В своих обращениях монархисты, в частности, обвиняли весной 1907 г. высшее духовенство в космополитизме и «совершенном пренебрежении национальной идеей», призывали членов Св. синода встать на защиту православно-русских святынь. Председатель Союза русского народа А.И. Дубровин 2 декабря 1906 г. открыто поставил либеральному по своим взглядам митрополиту С.-Петербургскому Антонию ультиматум: или примкнуть к его партии, или оставить кафедру.

Тем не менее владыка Антоний свои политические симпатии корректировать не стал. Он продолжал «аполитичную» линию, проповедуя, в частности, что «благо Родины каждым отдельным человеком и отдельной группой людей может пониматься различно»573. Эти слова, «поразившие православных людей»574 575, были сказаны 20 февраля 1907 г. во время молебна перед открытием II Государственной думы. Столичный архиерей благословил на работу в законодательном органе власти всех без исключения депутатов, соответственно: и социал-революционеров, и социал-демократов, и кадетов, и октябристов, и монархистов, и проч. Понятно, что позиция владыки Антония не могла найти понимание среди правых, стоявших за сохранение основ русской исторической государственности.

Послания монархистов Св. синод получал и позже. В качестве примера можно указать на «Ходатайство» Главного совета Союза русского народа, полученное высшим органом церковного управления не ранее середины марта 1908 г. Оно было издано в виде листовки и подписано А.И. Дубровиным. В отличие от предыдущих обращений, оно не содержало каких-либо обличений членов Св. синода. Среди прочего, в «Ходатайстве» содержалась просьба к церковной власти выпустить послание, в котором давалась бы однозначная оценка тем организациям, которые готовят пути «для политического и экономического нашествия на Русь иноплеменников», которые несут в Россию «в сущности старое зло, сулящее не обновление, а ничтожество, не реформы, а беспорядки, не свободу, а рабство, не благосостояние, а нищету». В нём также говорилось о желательности возбуждения от имени Св. синода перед государем императором ходатайства пресечь «произвольное толкование» различными инстанциями правительственного Манифеста 17 октября 1905 г., поскольку «означенный указ не заключает в себе ничего, направленного ни к умалению Царственного господства в Империи Святой Православной Церкви, ни к сокращению православного веростроительства»354.

15-18 марта 1908 г. Св. синод пошёл навстречу прошению Всероссийского съезда председателей и представителей Союза русского народа о разрешении и благословении духовным лицам состоять в монархических обществах. В определении высшего органа церковного управления говорилось: «[...] действующими правилами возбраняется лицам духовного ведомства участие лишь в противогосударственных и противоцерковных партиях. [...] [Посему] предоставить епархиальным преосвященным, по ближайшему их усмотрению, разрешать и благословлять участие подведомого им православного духовенства в деятельности союза русского народа и других монархических патриотических обществ, если уставы и деятельность таковых остаются в согласии с установлениями православной Церкви и её иерархии, и служат ко благу отечества нашего»355. После выхода этого определения началось пополнение рядов правых партий представителями православного духовенства. И в 1909 г., по газетным сведениям, в СРН состояло 32 православных иерарха576 577. Впрочем, численность епископов-«союзников» была не столь значительной: менее четверти из всего архиерейского корпуса. (По данным на 1908 и 1910 гг., в РПЦ было, соответственно, 138 и 147 епископов578 579.) Остальные же иерархи были умеренных политических взглядов. Большинство из них не одобряло критики монархистов, направленной на правительство и на императора: например, за выпуск им Манифеста 17 октября.

По сведениям известного исследователя черносотенного движения А.Д. Степанова, в 1913 г. Св. синод принял обратное решение, запрещающее лицам духовно-го звания принимать участие в деятельности политических партии и движении 3 . Руководящие посты в правых организациях вынуждены были оставить представители активной части духовенства — протоиерей Иоанн Восторгов, архимандрит Виталий (Максименко) и другие. Данное постановление высшего органа церковного управления, по словам этого же историка, явилось «смертельным ударом по монархическому движению»580.


- 1.5 ДУХОВЕНСТВО И СОБЫТИЯ “ ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ | Священство и царство. Россия, начало xx века 1918 год. Исследования и материалы | АРХИЕРЕЕВ И ПОМИНОВЕНИЙ ЛИЦ ЦАРСТВУЮЩЕГО ДОМА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX — НАЧАЛО XX В.)