home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17.31–17 43

Поль Саймон вернулся на Манхеттен и поставил машину в подвале здания, где была его контора. Направился к лифту, но передумал, вышел на улицу и завернул в бар за углом. Тот был слабо освещен и, не считая бармена, совершенно пуст. На цветном телеэкране в тучах дыма корчилась «Башня мира». Когда Поль платил за выпивку и относил ее в угловую нишу, он старался не смотреть на экран.

«Слава Богу, что бармен не из болтунов», — подумал он.

Значит, полиция забрала Пата Харриса. Это первый факт, и ничего хорошего отсюда не вытекает. Если его расколют, то, во-первых, во-вторых и в-третьих, Пат Харрис будет думать о своей шкуре, это ясно. Версия, которую он им расскажет, будет, похоже, не та, о которой они только что договорились, а та, которой он угрожал Полю: что он был удивлен нарядами на изменения и даже высказал свои возражения, но Поль Саймон, его начальник и инженер, сказал ему, чтобы знал свое место и делал что сказано. Возможно, Харрис все равно не выйдет сухим из воды, но и не станет прямым виновником. Черт бы побрал этого Харриса.

Гарри Уайтекер, инспектор, который умеет так выразительно протягивать руку, — а как он? Запаниковал? Вполне возможно, потому что он — это он, но хорошо бы это проверить. Поль выбрался из ниши и прошел в телефонную будку.

К телефону подошла жена Гарри и даже не спросила, кто звонит. От ее крика, которым подозвала мужа, у Поля чуть не лопнули барабанные перепонки.

Гарри подошел к телефону и проворчал:

— Закрой эти проклятые двери! — И потом уже в трубку совсем другим тоном: — Да?

— Это Саймон.

— Ну, черт возьми, — воскликнул Гарри, — я стараюсь до вас дозвониться, но мне сказали…

— Ну вот, теперь я вас слушаю, — ответил Поль. — Что вы хотели?

Наступила многозначительная пауза.

— Что я хотел? — удивленно повторил Гарри. — Что вы имеете в виду, мистер Саймон? Я хотел бы знать, что мне теперь делать.

— С чем?

На этот раз пауза была еще дольше.

— Я вас не понимаю, мистер Саймон.

— Я вас тоже, — ответил Поль.

«На этот раз, — сказал он себе, — пауза будет бесконечной, потому что этот недотепа пытается думать». Так и вышло.

— Послушайте, мистер Саймон, — сказал, наконец, Гарри, — разве вы не видели по телевидению, что происходит? Что творится с «Башней мира»? Там все горит, и люди отрезаны наверху, в банкетном зале, и нет тока! Все это проклятое здание без тока! Не работает все электрооборудование!

— Разве?

Гарри пытался говорить непринужденно:

— Вы надо мной смеетесь, мистер Саймон. Я ведь о чем, понимаете, ведь мы с вами знаем, что произошло. Другого быть не могло. Короткое замыкание в высоком напряжении, которое осталось без защитного заземления, — что же еще могло произойти?

— Я вообще не понимаю, о чем вы говорите, — сказал Поль.

Было слышно, как Гарри начал сопеть.

— Послушайте, мистер Саймон, — сказал он приглушенно, уже справившись с голосом, — я ведь получил от вас деньги. Вы это прекрасно знаете. Вы говорили, что все будет в порядке и, когда стройка кончится, никто и не узнает, что мы где-то схалтурили. Что об этом никто никогда не узнает. Но что может произойти что-то подобное, вы мне и не заикались. А теперь там уже два трупа, и несколько пожарных, которых вынесли оттуда, тоже одной ногой в могиле, и если тех людей из верхнего зала не сумеют спасти, что тогда?

Он замолчал, потом заговорил снова с еще большей настойчивостью:

— Если те люди не прорвутся вниз, мистер Саймон, тогда это — убийство! Что нам делать? Вот я о чем, скажите мне, что делать?

— Не знаю, — ответил Поль.

— Слушайте, вы же дали мне деньги!

— Ничего я вам не давал. Не знаю, что вам пришло в голову, но меня не впутывайте.

— Вы давали мне деньги! — Голос срывался. — Давали! За какие шиши, по-вашему, я ездил в отпуск в ту проклятую Флориду?

— Об этом я тоже задумывался, — ответил Поль. — При вашей зарплате мне это казалось несколько странным.

Очередная пауза оказалась самой длинной. Единственное, что было слышно, — хриплое дыхание Гарри.

— Значит, так, да? — разочарованно сказал он. — Ну ладно, мистер Саймон. Значит, я сам все это устроил. Я тот, на кого все свалят. Но знаете, что я им скажу? Знаете что, мистер Саймон?

— Говорите, что хотите.

— И скажу! И скажу! Черт бы вас побрал! — Это была уже истерика, чуть не плач. — Ну так знайте, что я скажу! Скажу, вы меня уверили, что все в порядке, что нечего ломать себе голову, что ничего не может случиться! Скажу, что я положился на вас!

— Только вам никто не поверит, — ответил Поль. — У вас есть свидетели, фотокопии чеков, хоть какие-то доказательства? Вот о чем вас спросят. И еще вот о чем. «Гарри, — скажут они, — а вы это не выдумываете, чтобы сохранить дурацкую свою голову?» И что вы им ответите, Гарри?

Поль повесил трубку, вернулся в нишу и тяжело сел.

«Нат Вильсон, — подумал он, — Гиддингс, Зиб, Пат Харрис и теперь Гарри Уайтекер. Да и Патти тоже, разве она не перешла на другую сторону? Ну и что из этого следует? До какой степени ты уязвим? Думай, черт побери, думай!»

Он сказал Берту Макгроу, что действовал по нарядам на изменения и ни о чем не спрашивал, потому что на них была подпись Ната Вильсона, что значило одобрение их со стороны Бена Колдуэлла. Ну и что?

Это хорошая версия, ее нужно держаться. Пусть Харрис и Уайтекер говорят, что хотят, но никто не сможет ничего доказать. Или сможет?

Наверху в конторе у него документы, и если действительно произойдет катастрофа, что вполне вероятно, и начнется расследование того, что произошло с «Башней мира», то, несомненно, документами фирмы «Поль Саймон и компания» займется суд. Ну и что?

«Признайся, — сказал себе Поль, — эти документы могут на многое открыть глаза, а любой умелый ревизор, не прилагая особых усилий, может обнаружить, что фирма „Поль Саймон и компания“ вплоть до определенного этапа строительства „Башни мира“ находилась в крайне сомнительном финансовом положении, но в удивительно короткий срок произошла неожиданная перемена к лучшему и баланс ее доходов резко пошел вверх. Фирма „Саймон и компания“ не только выбралась из сомнительного положения, но и перебралась на твердую, надежную почву, где жилось ей гораздо лучше.

И для Ната Вильсона не составило бы проблемы совместить этот внезапный подарок судьбы с датой, когда было подписано первое извещение на изменения. Это проще пареной репы. Опять этот Нат Вильсон!»

Поль сидел, не шелохнувшись, и периодически поглядывал на экран цветного телевизора. Камера была наведена на северный фасад банкетного зала. Телеобъектив давал крупный план. В зале как раз разбивали окна. Обломки стекла летели вниз, как сверкающий дождь. В зале бесцельно маячили неясные фигуры.

«Как будто смотришь сцену бедствия в Бангладеш или Биафре», — подумал Поль. Или, если на то пошло, из южновьетнамской деревни с непроизносимым названием — нечто далекое, довольно любопытное, но не имеющее значения. Словно там были не живые люди, а лишь тени на экране. Для человека нет другой реальности, кроме него самого, — разве не так говорил какой-то философ? В любом случае, так оно и есть. Поль снова занялся своим напитком.

С документами вышло неважно, но это еще ничего не доказывает. Он действовал по утвержденным изменениям, и эти изменения поправили финансовые дела его фирмы. Люди могут подозревать, что здесь есть взаимосвязь, которая говорит о каких-то махинациях, но доказать ничего не смогут. Как было с «Интернейшнл телефон энд телеграф» в Вашингтоне, которая, когда начался скандал, пустила все дела в бумагорезку, ожидая привлечения к суду. Было множество подозрений, но никаких доказательств, ну и кто сегодня об этом помнит? Нужно будет как следует этим заняться. Остается, правда, один вопрос: откуда взялись эти извещения на изменения?

Он выскользнул из ниши и снова пошел к телефону, на этот раз набрав прямой телефон своей конторы. Было уже поздно, но его секретарь подошла к телефону. Голос ее звучал взволнованно.

— Рут, киска, — сказал Поль, — мне кажется, вы нервничаете.

В голове его легонько загудел сигнал тревоги.

— Что происходит?

Хоть она ему скажет правду и будет на его стороне. После всего, что между ними было. С той поры, как Поль занялся Зиб, было уже немного, ну и что? Прелестный котик эта Рут, настоящая секси, очень хороша в постели и притом умница.

— Что-нибудь случилось? — спросил Поль.

Голос Рут стал чуть спокойнее:

— Я только… вы не видели, что творится с «Башней мира», да?

— Видел:

— И знаете, что у мистера Макгроу случился инфаркт?

— Тоже знаю.

— Он умер.

— Да? — Поль начал улыбаться. Не то чтобы он был рад смерти старика, но в душе говорил себе, что так лучше, гораздо лучше. — Мне очень жаль.

— Где вы, Поль? Сюда не собираетесь?

Снова тот же сигнал тревоги.

— Почему вы спрашиваете? — И потом: — Кто-нибудь звонил? Меня кто-нибудь спрашивал?

Краем глаза он заметил изменение плана на телеэкране и повернулся к нему. Теперь камера показывала край крыши северной башни Торгового центра. Там была видна кучка каких-то людей, некоторые из них — в форме, и Поль сразу понял, что они затевают. «Безумие, — подумал он. — Эта попытка со спасательным тросом — наверняка идея Ната!»

— Ну? — бросил он в трубку.

— Никто не звонил, — ответила Рут. — Никто вас не спрашивал. — Она помолчала. — Только мне… мне надо с вами поговорить. — Она снова помолчала. — Больше ничего.

Тревожный сигнал все еще звенел.

— В конторе кто-нибудь есть?

— Кто? — в голосе Рут звучало удивление.

— Не знаю. Я просто спрашиваю.

— Никого, только я.

Поль глубоко вздохнул. «Ты просто нервничаешь, — сказал он себе, — и преувеличиваешь».

— Хорошо, — продолжал он. — Я зайду. Приготовьте мне документы по «Башне мира». Хочу на них взглянуть, ладно?

— Разумеется.

«Хорошенькая, сексуальная, да еще и умница».

— Я их вам приготовлю.

— Молодец, — сказал Поль и направился к выходу.

— Больше ничего не хотите? — спросил бармен. — Там просто ад, — он показал на телевизор, — вы первый клиент, который зашел сюда с того момента, как все началось. Вы только посмотрите. Пожар. Как это могло случиться? Я думал, что там есть все, что только можно, а?

«Это к лучшему, что он не знает, кто я», — подумал Поль.

— Я не знаю.

— Сегодня на свете столько психов, столько всяких извращенцев и маньяков… — И добавил: — Вы и вправду не хотите еще стаканчик?

— Как-нибудь в другой раз, — ответил Поль. — И большое спасибо.

Он вышел на улицу. Она была почти пуста. Разумеется. Сам он этого не помнил, но слышал о другом подобном случае, когда внимание всего города было сосредоточено на единственном событии и когда улицы были такие пустынные, как сейчас. Это было во время третьего решающего матча команд «Доджерс» и «Джойнтс» в Бог знает каком году. И когда в конце девятого иннинга своим проходом Бобби Томпсон вырвал победу, все дома в городе словно взорвались, люди высыпали на улицы, и весь город точно обезумел.

Сегодня внимание города было приковано не к бейсбольному матчу, а к горящему зданию.

Машинистки в приемной давно уже не было. Поль прошел в свой личный кабинет. Рут уже ждала там, миленькая, сексуальная и, как всегда, умница. А на столе лежали дела по строительству «Башни мира», как он и просил.

— Привет, котик, — сказал Поль и закрыл дверь. И тут же вздрогнул, удивленно замер и уставился на двух мужчин, стоявших за дверью.

— Это мистер Саймон, — раздался ледяной голос Рут. — Эти господа ждут вас, Поль.

В комнате стояла мертвая тишина.

— Я Джон Райт из прокуратуры, — сказал один из тех. — Меня заинтересовали ваши документы по строительству «Башни мира». Мы бы хотели, чтобы вы поехали с нами и ответили на пару вопросов. — Голос Райта изменился, стал жестче. — Возможно, их будет намного больше.

— А если я откажусь? — спросил Поль.

Лицо Райта осталось невозмутимым.

— Не откажетесь!

Поль взглянул на Рут. Та смотрела в сторону. Поль снова повернулся к тем двоим.

— Но по какому праву…

— У нас есть ордер на обыск, мистер Саймон, — поставил точку Райт.

Поль взглянул на стопку папок.

— Вы там ничего не найдете…

— Ошибаетесь, мистер Саймон, мы уже нашли там вполне достаточно. Например, оригиналы нескольких очень подозрительных извещений на изменения.

У Поля отвисла челюсть. Он с усилием закрыл рот и взглянул на Рут.

— Я не стала их уничтожать, Поль, — сообщила Рут. — Решила оставить себе. Зато я сняла копии, которые послала Гиддингсу. — Голос ее звучал удивительно спокойно и мелодично. — Я точно знала, что они его заинтересуют.

Поль бросил в тишину:

— Сука!

Рут улыбнулась. Милой, довольной улыбкой.

— Возможно, я сука, — сказала она и добавила: — Знаешь, я не люблю, когда со мной обращаются как с половой тряпкой, Поль. Этого не любит большинство женщин.

Райт сказал:

— Ну что, пошли, мистер Саймон? Мы с вами отлично прокатимся.


* * * | Вздымающийся ад. Вам решать, комиссар! | 17.56 –18.09